Белопоясный стриж / Apus pacificus (Latham, 1801)

Название вида:Белопоясный стриж
Латинское название:Apus pacificus (Latham, 1801)
Английское название:Pacific Swift, Fork-tailed Swift, Northern White-rumped Swift
Французское название:Martinet du Pacifique, Martinet du Siherie
Немецкое название:Pazifiksegler
Русские синонимы:белопоясничный стриж, белозадый стриж, белонадхвостный стриж
Отряд:Стрижеобразные (Apodiformes)
Семейство:Настоящие стрижи (Apodidae)
Род:Стрижи (Apus Scopoli, 1777)
Статус:Гнездящийся перелётный вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Стриж средних размеров, сходный по складу тела с чёрным стрижём, от которого отличается белой поясницей и белым горлом, а также более глубокой вырезкой хвоста, из-за чего в полёте он выглядит стройнее и легче. Длина тела 170-182 мм, размах крыльев 419-430 мм (Гизенко, 1955). Крылья длинные и острые. Ноги короткие, не пригодные для ходьбы по земле, с изогнутыми, заострёнными на концах когтями, благодаря которым стриж способен ловко цепляться за вертикальные поверхности. Клюв маленький, но разрез рта большой. Пищу добывает только в воздухе, на лету. Летает быстро и маневренно, целыми днями реет в воздухе (Иванов, Штегман, 1978). Держится открыто, стаями. Голос негромок, пронзителен и резок, особенно в стаях у гнездовых колоний. Он может быть передан как «сип...сирр», с визгливыми интонациями; при подлёте к гнездовью издаёт короткое, более мягкое «сиррр...» или тревожное стрекотание. Резкими визгливыми сигналами, характерными для стаи в полёте, напоминает чёрного стрижа.

Описание

Окраска. Самец и самка в брачном наряде. Голова, особенно темя, светлее шеи и спины, в остальном чрезвычайно похож на чёрного стрижа, но с белым горлом и поясницей. В свежем пере кроющие верха с беловатыми вершинными каймами, создающими чешуйчатый рисунок по чёрно-бурому фону, который по мере изнашивания оперения исчезает. Снизу оперение черновато-бурое, с густым чешуйчатым рисунком, более устойчивым благодаря тёмной предвершинной полосе на отдельных контурных перьях, предшествующей белому вершинному окаймлению. Горло белое, с размытой границей белого и тёмно-бурого вокруг. Рулевые и маховые чёрно-бурые, со слабым зеленоватым металлическим блеском. Клюв и ноги чёрные. Радужина коричнево-бурая (Корелов, 1970).

Птенцы вылупляются голыми. Кожа тёмно-розовая, натального пуха нет. Веки сомкнуты, ушные отверстия закрыты. Птерилии до 10-го дня развиваются подкожно; опахала на основном пере разворачиваются от 15 до 25 дня; на 30-й день постнатального развития птенцы выглядят вполне оперёнными. Особенности наряда птенцов характеризуются пышным светло-серым пуховидным пером, типичным для рода Apus (Collins, 1985), которое впервые появляется на 7-8-й день развития в виде мелких беловатых кисточек, а полностью разворачиваются на 17-й день жизни, образуя пышный покров длиной до 12 мм на спинной и каудальной частях тела.

Молодые стрижи в ювенильном наряде заметно светлее взрослых, отличаясь пепельным оттенком оперения по тёмно-бурому основному фону. Голова светлее шеи, лоб пепельный, надхвостье белое с редкими тёмными наствольями. Подбородок и горло чисто-белые. Чешуйчатый рисунок на верхней и нижней стороне тела выступает более чётко благодаря свежим белым вершинным окаймлениям всего контурного пера. Маховые и рулевые чётко окаймлены тонкими белыми полосками.

Строение и размеры

Первостепенных маховых 11, формула крыла: II-III-IV-V.... Рулевых 10. Размеры (мм): длина крыла самцов (п = 50) 165-188, среднее 179, самок (п = 27) 167-185, среднее 175; длина клюва самцов и самок 6,2-7,5, среднее 6,8; длина цевки самцов и самок 9-12, среднее 11,1. Масса тела (г) самцов (п = 45) 30,7-49,8, в среднем 41,3, самок (п = 25) 38,5–49,0, в среднем 42,5.

Согласно С. Крэмпу (Cramp, 1985), самцы белопоясных стрижей несколько крупнее самок: длина крыла самцов в среднем 180 мм (176-186 мм, п = 23), самок — 177 мм (173-182 мм, п = 13); длина хвоста самцов в среднем 74,9 (75-83 мм, п = 26), самок — 79,1 (76-88 мм, п = 16), с вырезкой (разницей в длине между крайними и средними перьями), соответственно, 33,3 и 32,7 мм.

Линька

Полная линька осуществляется на второй-третий год жизни. Согласно материалам по линьке стрижей в Индонезии, в конце осенней миграции и на зимовках у взрослых белопоясных стрижей послегнездовая линька первостепенных маховых начинается в сентябре-октябре с внутреннего пера, а завершается в конце января — начале марта сменой дистального первостепенного махового (в первую половину октября новое маховое отрастает на 3/4 длины, а в первой половине ноября 3-4 маховых уже новые). Смена первостепенных маховых, по-видимому, начинается во время осенней миграции. В сентябре-октябре стрижи, у которых линька первостепенных маховых ещё не началась, в среднем сменили 30% мелкого контурного оперения сверху (затылок, плечи, спина) и 65% — снизу. При смене примерно пяти маховых 60% пера сверху и 80% снизу уже новые, так же, как малые верхние кроющие крыла и кроющие третьестепенных маховых. Приблизительно к концу января тело, хвост и все кроющие крыла новые. К февралю линька заканчивается (Cramp, 1985). У некоторых стрижей линька задерживается в начале срока, но такой задержки смены крайнего первостепенного махового, какая характерна для чёрного стрижа (De Roo, 1966), у белопоясного не обнаружили (Cramp, 1985).

Постювенильная линька. У некоторых стрижей полный ювенильный наряд сохраняется неизменным ещё в ноябре-декабре, у других отмечены отдельные новые перья в мелком контурном оперении. В мае-августе второго календарного года голова и тело имеют свежее оперение; хвост, малые верхние кроющие крыла и отдельные третьестепенные маховые тоже новые; сохраняются, однако, многие кроющие крыла и маховые, к этому времени неизменно обношенные. Ювенильные маховые заменяются на новые, очевидно, во время второй зимовки. В октябре у молодых отмечена сильная обношенность крайнего первостепенного махового (Cramp, 1985).

Подвидовая систематика

В Сев. Азии обитает один подвид:

1.Apus pacificus pacificus

Hirundo pacifica Latham, 1801, Index Omith., Suppl., стр.58. Новый Южный Уэльс, Австралия.

По Л. С. Степаняну (1975), он близок к «китайскому» подвиду А. p. kanoi. Отличается от него более светлой общей окраской — более буроватой, менее черноватой. Белое пятно на горле и белая полоса на крестце чисто-белого цвета. Помимо Сев. Азии, встречается в Корее, Сев. Китае, Японии. Зимует в Юго-вост. Азии, Меланезии, Австралии, возможно — в Юж. Индии. Добыт на побережье Норфолка (Великобритания) (Rogers et al., 1983; Cramp, 1985).

За пределами нашей страны описаны следующие подвиды: А. p. leuconyx — Гималаи и предгорья Ассама (Сев. Индия) (2); А.p. cooki — Бирма, Сев. Индокитай, возможно — Малайзия (3); А. p. kanoi — юго-вост. Тибет, Юж. и Вост. Китай, о. Тайвань (4).

Распространение

Гнездовой ареал. Вост. и Юго-Вост. Азия. От зап. Алтая к востоку до тихоокеанского побережья и Камчатки. К северу до Кузнецкого Алатау, долины Чулыма, в долине Енисея до 59-й параллели, в долине Ниж. Тунгуски, в басс. Вилюя и в долине Лены до 64-й параллели, в басс. Колымы до Средне-Колымска и долины Омолона, до сев. побережья Гижигинской губы. К югу, исключая пустынные районы Центр. Азии, до Юж. Тибета, долины верх, и ср. Янцзы, Фучжоу. О-ва: Курильские, Сахалин, Японские, Рюкю, Тайвань; о-ва между Тайванем и Лоусоном. Юж. склон Гималаев от вост. Кашмира до Бутана. П-ов Индокитай к северо-западу до юго-вост. Бирмы, к северу до Юж. Юньнани, к северо-востоку до Гуаньси (Степанян, 1975) (рис. 38).

Рисунок 38. Область распространения белопоясного стрижа:

Рисунок 38. Область распространения белопоясного стрижа:
а — область гнездования, б — область зимовки, в — залёты. Подвиды: 1 — А. p. pacificus, 2 — А. p. leuconyx, 3 — А. р. cooki, 4 — А. р. kanoi.



Детали распространения в Сев. Азии таковы, Белопоясный стриж гнездится в сев.-вост., центр, и зап. Алтае (вертикальное распространение до 2200 м, заходит в альпийский пояс). Сев.-вост. Алтай: окр. Таштыпа, Известковый хр. на Абакане, ниже устья Кайзаса; р. Кайзас, ниж. течение; Алтын-Ту, альпийская зона (Сушкин, 1912). Зап. Алтай: холмистые предгорья от Алтайской станицы к Верхней Пристани на Иртыше; по Чары-шу, у Усть-Кана. Центр. Алтай: между Ябаганом и Теньгой; Онгудай, Ниж. Уймон; по Чулышману от устья до урочища Джелузу; Иштык-Кель (Сушкин, 1938). К востоку от Алтая стриж распространен до Тихоокеанского побережья Камчатки. К северу — до Кузнецкого Алатау, долины Чулыма, в долине Енисея до 59-й параллели (Степанян, 1975); под Красноярском, в ниж. течении р. Большой Индай, на скалах р. Мана (Безбородов, 1971); в долине Ниж. Тунгуски до 64-й параллели; в басс. Яны до 67-й параллели; в долине Лены до 67-й параллели, проникает до подзоны арктических тундр Зап. Таймыра (Вронский, 1986). По Колыме заходит за Полярный круг; видимо, по большим рекам везде заходит за полярный крут (Степанян, 1975). Встречен в Средне-Колымске и по р. Омолон (Леонтьев, 1956); на pp. Чара, Индигирка, у хр. Черского (Воробьёв, 1963).

Повсеместно в долине средней Лены (во всех городах; в поселках, подобных Бланка, Ула-хан-Ан, Булгунняхтах, Вестях; на высоких скалах в устьях pp. Муххата, Едяй, Синяя), на левобережных скалах многочисленных притоков (Борисов, 1987). В Зап. и Средней Сибири стриж отмечен на р. Чуна (Равкин, 1984); южнее — на Салаирском кряже — до Колыванского озера, выделяя сев.-зап. Алтай, затем по Катунской и Курайской степи, выделяя юж. и юго-вост. Алтай, по сев. стороне Танну-Ола, в Танну-Туве (Сушкин, 1938). На северо-востоке доходит до 59-63° с.ш., 147-158° в.д.; в Колымском нагорье до 1 700 м, на р. Булун, на побережье залива Бабушкина, в г. Магадан (Кищинский, 1968). Встречен в Гижигинской губе; на Камчатке распространён спорадично по Корякскому и Срединному хр.; встречен в бухте Оссора, в Устъ-Камчатске, по р. Камчатка, по Тихоокеанскому побережью на скалистых мысах вплоть до мыса Лопатка; в кальдерах вулканов Юж. Камчатки: Шмидта, Крашенинникова, Унана, Узон, Кихпиныч, Большой Семячик и др., где гнездятся на высоте 1 700 м; по скалистым берегам рек. Южнее — повсеместно в басс. Амура, на Сахалине: на оз. Троицком, оз. Чипезань, г. Корсаков; на о. Моне-рон, в центральной части острова; на Курильских о-вах: Уруп, Итуруп, Кунашир, Шикотан (Гизенко, 1955). В Приморье обитает повсеместно, особенно на морском берегу и островах, многочислен от мыса Золотой до о-вов залива Петра Великого (пос. Терней, бух. Хунтами, бух. Преображенье, бух. Ольга и др.; о-ва Петрова, Бельцова, Верховского, Карамзина и др.). Наиболее широко и массово распространён в береговой полосе морей Тихого океана. На Камчатке отмечен до северных пределов р. Анчайзаям (Кищинский, 1980) — 61° с.ш., 170,5° в.д.; в Приморье до южных границ зал. Посьета — 41° с.ш., 130° в.д. и на Юж. Курильских о-вах — 41,5° с.ш., 147° в.д., до Тихоокеанского побережья о. Шикотан (рис. 39).

Рисунок 39. Ареал белопоясного стрижа в Северной Азии:

Рисунок 39. Ареал белопоясного стрижа в Северной Азии:
а — область гнездования, б — недостаточно выясненная граница гнездового ареала, в — залёты.

Зимовки

С середины октября до середины апреля регулярно встречается преимущественно по всей полупустынной западной части Австралийского континента, а также в низменной и более влажной части его на юго-востоке; периодически стаи белопоясных стрижей появляются и на Тихоокеанском побережье (Hill, 1967; Kloot, McCulloch, 1980). Неоднократно зарегистрирован в штатах Виктория и Квинсленд одновременно с иглохвостым стрижём (Simpson, Noonan, 1967). В октябре-ноябре замечен на Борнео и прилегающих к Австралии островах (Smithies, 1968). Встречается также в Индонезии, Меланезии, в Новой Зеландии и приантарктических островах; в октябре-ноябре и в мае регулярно отмечается на Сейшельских о-вах, возможен даже на Мадагаскаре (Feare, 1979; Cramp, 1985). В южном полушарии появляется на местах зимовок в больших стаях с иглохвостыми стрижами (заметен преимущественно в штормовую погоду), с которыми нередко кормится в юго-восточных штатах Австралии. Держится всегда в стаях. Во время миграции через Борнео был встречен в стае малых стрижей (Smithies, 1968).

Миграции

Улетая с мест зимовок в марте-апреле, в конце лета в южном полушарии (Hill, 1967), во второй декаде марта — в начале апреля появляется в Китае, где полный прилет отмечен во второй половине апреля (Gao Yuren, Zhou Benxing, 1985); во второй декаде марта — в середине апреля — в Японии (Дементьев, 1951). Во второй половине мая появляется на Курильских о-вах (Нечаев, 1969); поданным Е.М. Григорьева (личн. сообщ.) на о. Шикотан первые стрижи появлялись 3 июня 1987 г. и 6 июня 1986 г., а на о. Кунашир— 28 мая 1988 г. В Приморье — от Владивостока до басс. Амура — прилёт отмечен 14-30 мая в зависимости от сроков наступления высоких стабильных температур воздуха (Воробьёв, 1954; Кистяковский, Смогоржевский, 1971; Панов, 1973).

На Сахалине первые группы белопоясных стрижей прилетают в конце мая-начале июня (на оз. Троицкое зарегистрированы 26 мая вместе с иглохвостыми стрижами и береговыми ласточками) (Гизенко, 1955). В Приамурье появляются с 10 по 30 мая (д. Сарапульск— 10 мая, с. Славянка—21 мая, Хабаровск— 17 мая 1962 г., 30 мая 1945 г.) (Кистяковский, Смогоржевский, 1971). На Камчатке, в Кроноцком зап., первое появление стрижей зарегистрировано 30 мая — 14 июня (Лобков, 1983, 1986), на Колымском нагорье — 12-22 июня (Кищинский, 1968), в Средне-Колымске — 15 мая (Скалон, 1956), в Якутии массовый прилёт отмечался в последних числах мая (Воробьёв, 1963). На зап. Алтае прилёт происходил в конце мая — начале июня (у Онгудая первые встречены 24 мая, у Иштык-Келя — 7 июня (Сушкин, 1938), у Минусинска — 31 мая, в окр. Таштыпа 2-12 июня (Сушкин, 1938). В лесной зоне Приобья первые стрижи встречены 21 мая (Равкин, 1984). Существует мнение, что белопоясные стрижи летят сначала вдоль берега океана, пролонгируя линию весенней миграции, которая проходит через острова, затем следуют вглубь материка. Таким образом, они появляются на побережье в более ранние сроки, а на обширных пространствах Сибири — в более поздние (Дементьев, 1951).

Летом, начиная с середины июня, небольшие кочующие стайки белопоясных стрижей часто отмечают вне мест гнездования (Иванов, 1952; Спангенберг, 1965; Кищинский, 1968); 18 июня у Минусинска наблюдали пролёт белопоясных стрижей (Сушкин, 1938); на Камчатке, в долине Узона, кочующие стайки стрижей, от 6 до 30 особей, были отмечены с 29 июля по 5 августа (ориг. данные), т.е. в период выкармливания птенцов. В холодную погоду стрижи кормились над термальными полями долины, затем летели на северо-запад (такое поведение не свойственно гнездящимся стрижам).

Осенние миграции белопоясных стрижей, видимо, осуществляются следующим образом. Предмиграционные сборы и отлёт на места зимовок происходят по мере того, как молодые поднимаются на крыло и покидают гнездовья, то есть неодновременно. Период отлёта растягивается, таким образом, с конца июля до конца сентября, а весь миграционный период выглядит как постепенное передвижение отдельных стай белопоясных стрижей. В отдельные редкие дни значительные концентрации стрижей могут создавать массовый миграционный поток, после скоплений многих стай в местах кормёжки, с последующим совместным проходом в одном направлении сотен (или тысяч) птиц.

Местообитание

На севере это характерная птица горного ландшафта с высокими хребтами, цирками и отвесными скальными стенами (Кищинский, 1980). На Камчатке населяет скалистые горные вершины до 2 500 м н.у.м., отвесные скалистые склоны речных долин, а также высокие обрывы морских берегов (Лобков, 1986). На перевалах и в предвершинной части полуразрушенных вулканов стрижи постоянно встречаются у конусообразных и столбообразных скал (гранулодиориты, неизлившиеся породы), сильно разрушенных под действием осадков и ветра, на многочисленных осыпях и останцах, характерных для кальдеров недействующих вулканов.

По наблюдениям В.И. Мосолова (1985-1987 гг.), стайки белопоясных стрижей постоянно встречались на высоте 1550–1900 м н.у.м. по юго-западному и юго-восточному склонам, не спускаясь ниже; в кальдерах вулканов Шмидта, Унана, на их отрогах по водоразделам рек; в предвершинной части вулкана Тауншиц, с отдельно стоящими на склоне пальцеобразными скалами; на вулкане Высокий, до 2000 м, и на ручье Скалистый, у его отвесных стен; число стрижей во встреченных стайках не превышало 8-12 особей (Мосолов, личн. сообщ.). В кальдере вулкана Шмидта белопоясных стрижей встречали в период гнездования и 40 лет назад (Аверин, 1948). Для поселений этого вида на вулканических склонах типичным является не только местоположение и структура заселяемых скал, но и высота их над уровнем моря. В среднем, это наиболее благоприятная высота для существования птиц, питающихся аэропланктоном в суровых условиях Камчатки, с постоянными многодневными густыми туманами, закрывающими речные долины, и моросью. Одиноко торчащие пики с выходами базальтовых пород («Двуглавый зубец» вулкана Крашенинникова, «Гора Пик» вулкана Кихпиныч, «Пик Слияния» над р. Гейзерная и другие) первыми очищаются от снега и тумана, хорошо прогреваются и осушаются солнцем.

Тёплые потоки воздушных масс, исходящие от скал, благоприятствуют полёту и кормёжке стрижей (Люлеева, 1970). Наконец, возвышаясь над покровом тумана и снега, скалистые пики прежде всего привлекают внимание летающих над горами птиц. Здесь у берегов, скалистых и обрывистых почти на всем протяжении тихоокеанского побережья Камчатки, поселения стрижей спорадичны и крайне малочисленны. Южнее — как в Сев., так и в Юж. Приморье, на о-вах Сахалин, Монерон и многочисленных о-вах залива Петра Великого, на всем протяжении береговой линии поселения белопоясного стрижа в прибрежных скалах, утёсах и рифах достигают высокой численности повсеместно (Литвиненко, Шибаев, 1971; Елсуков, 1984; Лаптев, Люлеева, 1986). Здесь стриж предпочитает гнездиться на небольших скалистых островках и на далеко выступающих в море мысах с высокими обрывистыми берегами, где охотно занимает пустоты и трещины на высоте от 10 до 200 м н.у.м. На Сахалине, кроме того, вид отмечен на вершинах сопок и гор, на высоте до 1 км (Гизенко, 1955). На Юж. Курилах, где белопоясный стриж более редок, а поселения его спорадичны в связи с мало пригодными для гнездования молодыми монолитными породами, он заселяет сильно вымытые и выветренные морские скалы (мыс Столбчатый), мелкие скалистые камни-острова и прибрежные гроты. В горно-таёжной зоне гнездовые колонии располагаются по неприступным скалистым берегам рек, на утёсах, скалах и обрывах, иногда выше пояса тайги (Корелов, 1970).

На Алтае гнездится до альпийской зоны, до 1 700 м, на равнине до последних утёсов, выходящих в степь Зап. Сибири; здесь на южной границе найдено небольшое число парочек, гнездящихся в гранитных грядах по краям котловин; в основном поселяется в обрывах берегов рек и на утёсах (Сушкин, 1938). В Зап. и Средней Сибири, в средней долине Лены и её притоков, стриж поселяется преимущественно в скалистых, отвесных берегах рек, предпочитая южную экспозицию; более насыщены птицами высокие скалы со сложной архитектурой (Сушкин, 1938; Равкин, 1984; Борисов, 1987). Необходимым условием гнездования является соседство значительного водного пространства (Шухов, 1930). На равнинах гнездится в постройках (крепостные стены, башни, заводские трубы, крыши и карнизы высоких домов), в щелях которых помещает свои гнезда (Корелов, 1970 ); гнездится и в небольших деревянных домах, за наличниками окон (Воробьёв, 1963). В Чите гнездовая колония численностью до 100 пар размещалась в 1985-1988 гг. на старом здании аэропорта, в портиках под потолком, за деревянной опалубкой и карнизами окон. Во Владивостоке колонии из нескольких десятков пар отмечены под железными крышами старых домов, у железнодорожного вокзала, порта и на шумных улицах центра.

Численность

На большей части ареала гнездовые колонии располагаются спорадично, в зависимости от подходящих для гнездования мест. На территории Зап. и Средней Сибири, в лесной зоне и в низкогорье сев.-вост. Алтая вид редок (Равкин, 1984). На Камчатке обычен, но малочислен. Здесь стрижи образуют поселения по 3-5 пар и колонии по 20-40 пар; общее размещение неравномерное, большая часть популяции сосредоточена на Срединном и Восточном хр., на восточном побережье полуострова и в речных долинах главным образом Вост. Камчатки (Лобков, 1986). На Корякском нагорье на 600 км2 зарегистрировано 4 поселения, в которых найдено от одной до нескольких десятков пар (Кищинский, 1980).

Широко распространён и местами многочислен в Юж. и Центр. Якутии, особенно по берегам больших рек и их притоков (Воробьёв, 1963; Борисов, 1987). В басс. Амура обычен; наблюдали его во время пролёта и весенне-летних кочёвок (Спангенберг, 1965; Кистяковский, Смогоржевский, 1971). В Приморье по морскому побережью многочислен. В Сев. Приморье С. В. Елсуков (1984) зарегистрировал на 440 км морского берега 120 колоний белопоясных стрижей с общим числом 7,5 тыс. особей. В Юж. Приморье примерно на 30 км береговой полосы приходится 6-7 колоний общей численностью 300-500 пар; на отдельных небольших островах численность гнездящихся стрижей достигает 100-400 пар (о-ва Верховского, Бельцова, Петрова). На Сахалине — многочислен (Гизенко, 1955).

Размножение

Половая зрелость наступает на второй или третий год жизни. Отмечен территориальный консерватизм: стрижи возвращаются на гнездование в ту же колонию, ...

Суточная активность, поведение

Белопоясные стрижи считаются птицами с дневным ритмом активности, но были зарегистрированы вечерние стартовые полёты, а также ночные миграционные полёты на высоте до 1 км в гнездовой и предмиграционный периоды (Люлеева, 1983 ).

У больших колоний птицы ведут себя шумно; над скалами, где насчитывается несколько сотен гнёзд, в воздух регулярно взмывает большая шарообразная стая, которая видна издалека. Благодаря этой характерной особенности вида, белопоясные стрижи легко поддаются учёту, особенно в вечерние предзакатные часы. Они постоянно возбуждают друг друга на активные «демонстративные» полёты. Такие полёты представляются «показом» силы и многочисленности обитателей той или иной гнездовой колонии и одновременно могут быть ярко выраженным способом проявления территориальности вида. Одиночные стрижи у отдалённых от колоний гнёзд скользят тихо, полёт их бесшумен и осторожен. В холодную погоду, во время многодневной мороси или дождей, активность стрижей подавлена, отдельные гнездящиеся птицы залетают в гнезда быстро и бесшумно.

Характерной особенностью вида является присутствие в гнездовой период значительного количества негнездящихся особей («резерв популяции»), которые посещают колонии и участвуют в жизни их обитателей. Этот факт, видимо, влияет на поведение взрослых размножающихся стрижей и заставляет их быть постоянно начеку в смысле охраны и защиты своего гнезда, своей самки и своих территориальных «прав». В известном смысле, демонстративные полёты часто инициируются молодыми (годовалыми), ещё не гнездящимися, но очень активными стрижами. В последних числах июля демонстративные игры белопоясных стрижей активизируются в связи с вылетом оперившихся молодых; наблюдается повышенная активность полётов небольших групп стрижей непосредственно у щелей и трещин, занятых гнёздами, что длится вплоть до отлёта основной массы обитателей гнездовой колонии. Массовая круговерть стрижей с одновременным быстрым полётом 150-200 птиц вокруг скал гнездовой колонии в период отлёта возникает всегда в определённые часы (13—17?2 ч) и сопровождается беспрерывными и разнообразными звуковыми сигналами высокой тональности, преследованием партнёров в группе, драками, активными залётами в гнездовые щели (по несколько птиц сразу в одну щель), моментальными скучиваниями при посадке и столкновениями, преследованиями птиц, прилетевших с кормом. Взрослые гнездящиеся обитатели колонии в те же часы продолжают выкармливать подросших птенцов и молодых, буквально уворачиваясь от налетающих «посторонних» стрижей. Такое предмиграционное поведение, по-видимому, характеризует ещё не размножающихся годовалых, а также двух- и трёхлетних птиц, часть из которых постоянно присутствует в любой большой гнездовой колонии. Они прилетают сюда, на будущее место гнездования, за 1-3 сезона до включения в полноценный репродуктивный цикл. Именно эти стрижи, не гнездящиеся в данном году, регулярно участвуют в активных воздушных играх, вовлекая в демонстративные полёты всех обитателей гнездовых колоний.

В старых больших колониях многие щели, трещины и углубления заняты неразмножающимися стрижами, заселившими их заблаговременно и использующими в качестве укрытия от врагов и непогоды и мест ночёвки. На о. Верховского в августе 1988 г. неоднократно наблюдали, как молодые стрижи занимали и осваивали нежилые щели, привлёкшие их внимание, а затем охраняли их от посягательств других стрижей. В случае образования пары молодые стрижи делали попытки приступить к гнездостроению; в июле можно было видеть начатые гнезда, в то время как у нормально размножавшихся птиц в эти сроки уже были птенцы. Отловленные во время строительства таких гнёзд, стрижи оказывались птицами в возрасте второго-третьего календарного года. Нельзя исключить, что в случае гибели одного из приступивших к гнездованию «старых» стрижей, из этой категории птиц подбираются особи, способные заменить погибшего.

Суточный ритм активности в старых больших колониях меняется на протяжении гнездового периода несколько раз, в зависимости от хода репродуктивного цикла. В период прилёта стрижи находятся на территории колонии, в основном, утром и вечером, надолго оставляя её в дневные часы; в период гнёздостроения и выкармливания птенцов есть пики дневной активности. В вечерние предзакатные часы всегда осуществляется общий сбор белопоясных стрижей перед посадкой на ночь основной части обитателей в щели и укрытия на территории колонии и отлётом небольшой группы птиц для участия в ночных полётах вне колонии.

Утренняя активность начинается с полётов 10-15 стрижей из сотен ночевавших в колонии. Они вылетают из жилых щелей за полчаса до восхода солнца по 2-3 птицы одновременно, с паузами между вылетами в 3-5 мин; перед вылетом издают звуковые сигналы, но вылетают молча, бесшумно, сразу поднимаются высоко в воздух над скалами колонии и парят там, осматривая окрестности. Через 7-10 мин после вылета первых птиц над скалами колонии летают уже почти все обитатели (от 100 до 400 стрижей). Подсчёт стрижей, оседавших на ночь на территории колонии, показал, что утром жилые щели покидают все эти птицы. Ночью из щелей скал, запятых стрижами, постоянно доносятся звуковые сигналы, особенно частые в дождливые тёмные ночи.

Питание

По А. Б. Кистяковскому и Л. A. Смогоржевскому (1971), основу питания белопоясных стрижей по встречаемости составляют мелкие двукрылые насекомые и ручейники (70%), а также жесткокрылые (32,5%); по Н. М. Литвиненко (1972) основой рациона могут быть перепончатокрылые (87,5%), жесткокрылые (45%), полужесткокрылые (32%), а также двукрылые (35%). Излюбленные места охоты стрижей — широкие долины рек, где они собирают корм над таёжными массивами лесов (Шведов, 1962; Литвиненко, 1972). В высокогорье кормятся на перевалах, у нагретых солнцем скал. На пролёте и зимовках белопоясные стрижи кормятся вместе с иглохвостыми стрижами, чёрными стрижами, широкоротами и другими воздухореями.

Враги, неблагоприятные факторы

Врагами гнездящихся стрижей являются мелкие куньи и вороны. В оперении взрослых птиц найдены пухоеды Dennyus claye (McClure, Ratanaworabhan, 1973).

Хозяйственное значение, охрана

Хозяйственного значения не имеет; заслуживает охраны как один из компонентов скальных биоценозов.

Следующий вид   |   Том 6   |   Стрижеобразные (Apodiformes)   |   Настоящие стрижи (Apodidae)