Большой козодой / Caprimulgus indicus (Latham, 1790)

Название вида:Большой козодой
Латинское название:Caprimulgus indicus (Latham, 1790)
Английское название:Jungle Nightjar, Japanese Nightjar
Французское название:Engoulevent jotaka
Немецкое название:Grosse Nachtschwalbe, Jotaka Nachtschwalbe, Dschungelnachtschwalbe
Латинские синонимы:Caprimulgus jotaka Temminck et Schlegel, 1847
Русские синонимы:индийский козодой, большой индийский козодой
Отряд:Козодоеобразные (Caprimulgiformes)
Семейство:Настоящие козодои (Caprimulgidae)
Род:Козодои (Caprimulgus Linnaeus, 1758)
Статус:Гнездящийся, перелётный вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Средней величины козодой, размером с обыкновенную кукушку. Темно-бурой, пёстрой окраски. Похож на Caprimulgus europaeus, но отличается тёмной (серовато-бурой с чёрными полосками) окраской оперения, более крупными размерами и голосом. Кроме того, у него поперечные белые полосы на рулевых перьях не доходят до их вершин (рис. 21).

Рисунок 21. Хвосты козодоев (по: Иванов и др., 1953):

Рисунок 21. Хвосты козодоев (по: Иванов и др., 1953):
а — обыкновенного, б — большого



Как и у других видов козодоев, окраска покровительственная, под цвет коры деревьев и опавших листьев. Пуглив и осторожен. Полёт лёгкий, быстрый и маневренный. Иногда в полёте трясёт крыльями и, подобно пустельге, зависает на одном месте. Ноги короткие и слабые. На ветвях деревьев чаще всего сидит вдоль горизонтальных стволов. Ходит мало и плохо, но иногда при опасности бегает возле гнезда семенящими шагами. Активен в сумерках и ночью. Стай не образует даже во время миграции. «Песня» представляет собою серию монотонных отрывистых звуков, похожих на стук: «тук, тук, тук, тук, ...», которые сначала звучат тихо и хрипло, затем громко. Повторяются с короткими перерывами до 50 и более раз с частотой до 4-5 ударов в 2 с, напоминая быстрый стук молоточка по слабой наковальне (Stegmann, 1928; Neufeldt, 1982). В другой транскрипции крик передаётся как «вак, вак, вак, ...» (Воробьёв, 1954; Спангенберг, 1965). Голос козодоя слышен на расстоянии до 0,5 км. Исполняя «песню», птицы обычно сидят на ветвях деревьев, пнях, камнях и других возвышающихся предметах, реже на поверхности земли. Кричат и во время брачного полёта. Голос самки — хриплые и глухие звуки. Птенцы в первые дни жизни издают тихий писк, а в возрасте около 10 дней — хриплое урчание и громкие мяукающие звуки (Neufeldt, 1982).

Описание

Окраска. Половой диморфизм проявляется в окраске оперения.

Самец в брачном наряде. Верхняя сторона тела тёмная, серовато-бурая (у некоторых особей темно-бурая) с чёрными продольными полосами и пятнами, с серовато-белыми поперечными пестринами. Чёрные полосы более выражены на голове и плечевых перьях, а струйчатый рисунок — на спине, верхних кроющих крыльев и надхвостье. Нижняя сторона тела — тёмная, поперечно-полосатая; грудь заметно темнее брюшка. На груди выделяются серовато-белые каёмки на вершинах перьев. Брюшко охристое, с чёрными поперечными полосками. Подхвостье и нижние кроющие хвоста также охристые, но испещрены редкими тёмными полосами и пятнами. Подбородок чёрный. На горле сплошное или (у некоторых особей) продольно-разделённое на две половины белое пятно, окружённое чёрными перьями с охристыми каёмками. Полоса из светлых перьев протягивается от подклювья до уха.

Маховые перья темно-бурые. На I первостепенном белое пятно (иногда с охристым налётом) на внутреннем опахале, на II и III — поперечные (сквозные) белые пятна на обоих опахалах, на остальных маховых — рыжеватые полосы. У большинства особей имеется белое пятно и на IV пере. Кроме того, внешние опахала первостепенных покрыты поперечными рыжеватыми полосками и пятнами, которые менее чёткие на внутренних опахалах. Второстепенные с рыжими поперечными пестринами. Верхние кроющие крыла бурые, с рыжеватыми, охристыми и светло-серыми пятнами и полосами. Подмышечные рыжеватые, с чёрными поперечными полосками. Рулевые тёмно-бурые. На центральной паре по серовато-бурому струйчатому фону с рыжеватым оттенком проходят чёрные поперечные полосы; остальные рулевые — с широкими белыми поперечными (предвершинными) полосами и узкими рыжеватыми штрихами на остальной части пера. У некоторых особей есть белые пятна и на центральных перьях. Вершина хвоста чёрная. Надклювье чёрное, подклювье темно-бурое. Ноги бурые. Радужина коричневая. Вокруг глаз жёлтое кольцо. Коготь среднего пальца одинаково широкий по всей длине, с насечкой по внутреннему краю и обломанными концевыми зубцами (Neufeldt, 1982).

Самка в брачном наряде. Похожа на самца, но общая окраска оперения более пёстрая, в частности верхняя сторона более серая с редкими чёрными продольными полосками; отсутствуют белые пятна на рулевых, а пятна на горле и I–III маховых перьях не белые, а беловато-охристые.

Пуховой наряд. Большие участки на спине птенца покрыты коротким пухом или лишены его; на брюшной стороне опушение сплошное, пух более густой и длинный. На брюшке пух окрашен в равномерный нежно-палевый, почти розовый цвет, немного более тёмный на горле и зобу. На спине на том же общем фоне окраски выступает отчётливый рисунок, образованный чёрными окончаниями дистальных отделов пушинок, собранных группами на голове, плечах и спине. Клюв чёрный, ноздри в виде трубочек. Коготь среднего пальца острый с загнутым вниз концом, без насечки (Нейфельдт, 1970). В разных выводках окраска птенцов различная: у одних — пух светлый, рыжевато-розовый, у других — тёмный с буроватым оттенком (Neufeldt, 1982).

Гнездовой наряд. Общая окраска оперения птиц обоего пола одинаковая: они похожи на взрослых самок, но с менее чёткими тёмными пестринами. Однако уже в этом наряде самцы отличаются от самок того же возраста наличием на I-III первостепенных маховых белых пятен, которые располагаются только на внутренних опахалах, и широких белых (предвершинных) полос на рулевых, за исключением центральной пары перьев. Коготь среднего пальца, в отличие от когтя взрослых, короткий и равномерно сужается к вершине, с характерной для козодоев насечкой по внутреннему краю (Нейфельдт, 1986).

В осеннем (юношеском) наряде молодые птицы похожи на взрослых, но выглядят более рыжими. У них грудь сильнее испещрена светло-охристыми полосками, отмечаются меньшие размеры беловато-охристого пятна на горле, верхняя сторона тела более однотонная, темно-серая с редкими продольными чёрными пестринами, а у самцов белые пятна на первостепенных маховых и рулевых меньшей величины и с охристым оттенком. Форма когтя среднего пальца такая же, как у птиц в гнездовом наряде.

Строение и размеры

Размеры (в мм) самцов (п = 31): длина крыла 198-224, в среднем 212,0±1,1; длина хвоста 124-141, в среднем 133,0±0,7; длина цевки 15-17, в среднем 16,0±0,08; длина клюва (от лобного оперения) 9,5-11,0, в среднем 10,09±0,06. Размеры (мм) самок (п = 20): длина крыла 197-216, в среднем 210,7±1,1; длина хвоста 125-140, в среднем 132,0±0,9; длина цевки 15-17, в среднем 15,9±0,1; длина клюва 9-10, в среднем 9,6±0,06 (коллекции ЗИН РАН, ЗМ МГУ, БПИ ДВО РАН). Длина крыла (мм) самцов из Японии (п = 10): 208-218, в среднем 215 (Vaurie, 1965). Масса (г) самцов (п = 15) 70,0-96,9, в среднем 83,76±2,0; самок (п = 6) 72,0-92,0, в среднем 84,96±3,5 (Neufeldt, 1982).

Линька

Смена оперения у взрослых птиц начинается на местах гнездовий в конце июля и продолжается в августе. Эта линька охватывает не только мелкие покровные перья, но также некоторые из маховых и рулевых. У птиц, добытых с 29 июля по 22 августа, отмечалось интенсивное обновление мелкого пера, а также дистальных первостепенных маховых, всех или только центральных рулевых; у них III, II, I (VIII, IX, X) первостепенные или выпали, или были в различной степени развития (Neufeldt, 1982). У некоторых особей рулевые не обновляются. В состоянии интенсивного роста находились II и I первостепенные маховые у одного из двух самцов, добытых во второй половине августа в лесостепи западнее хр. Большой Хинган — (Piechocki, 1958). Дальнейший ход линьки не выяснен; осталось неизвестным, сменяются ли все первостепенные на родине, или же после паузы, вызванной миграциями, их линька продолжается на местах зимовок.

Молодые птицы в августе-сентябре проходят частичную линьку из гнездового в первый осенний (юношеский) наряд. Эта линька не охватывает маховых и рулевых перьев, нижних кроющих перьев хвоста, а также частично верхних кроющих хвоста, верхних кроющих перьев крыльев (кроме плечевых) и перьев на горле. Она начинается тогда, когда дистальные первостепенные маховые и рулевые ещё не отрастают полностью. Птицы, добытые в период пролёта во второй половине сентября в Юж. Приморье, имели маховые и рулевые нормальной длины и заканчивали смену мелких покровных перьев. У них нижние и частично верхние кроющие перья хвоста, а также верхние кроющие крыльев сохранились от гнездового наряда. Обновление этих перьев происходит, вероятно, после миграции на зимовках.

Подвидовая систематика

Политипический вид. Выделяют пять подвидов (Vaurie, 1965; Степанян, 1975, 1990; Howard, Moore, 1980), в России отмечается только один.

1. Caprimulgus indicus jotaka

Caprimulgus jotaka Temminck et Schlegcl, 1847, Siebold, Fauna Japonica, Aves, стр.37, табл. 12-13, Япония.

По сравнению с другими подвидами общая окраска светлее, более сероватая и менее коричневая, особенно с верхней стороны тела. На груди менее черноватая. По сравнению с Caprimulgus indicus hazarae рисунок из чёрных пестрин на спине менее развит.

За пределами России описаны следующие подвиды: С. i. hazarae — Пакистан, Гималаи, Бирма, Юго-Зап. Китай (2); С. i. indicus — Индия к югу от Гималаев (3); С. ш. kelaarti — Шри-Ланка (4); С. L phalaena — о-ва Палау, относящиеся к Каролинскому арх. (5).

Замечания по систематике

В отличие от других козодоев, подвидовая систематика достаточно ясна: по крайней мере, с середины XX века новых подвидов не выявлено, ревизии существующих не проводилось (Дементьев, 1951; Howard, Moore, 1980).

Распространение

Гнездовой ареал. Юго-Вост. и Юж. Азия. На территории России (рис. 22) большой козодой распространён от юго-вост. Забайкалья до побережья Японского моря.

Рисунок 22. Ареал большого козодоя в России:

Рисунок 22. Ареал большого козодоя в России:
а — гнездовой ареал, б — недостаточно выясненная граница гнездового ареала, в — залёты.



Западная граница ареала проходит от окр. г. Кяхта и долины р. Хилок (Измайлов, Боровицкая, 1973) на северо-восток по склонам Яблонового хр. до Витимского плоскогорья (Stegmann, 1928), в частности, до пос. Багдарин (54°30′ с.ш.; Измайлов, 1967). Вероятно, гнездится и севернее — в Баунтовской котловине (Попов, 1987). В Забайкалье большой козодой на значительной площади симпатричен с обыкновенным козодоем (Нейфельдт, 1986). В Верх. Приамурье гнездится в окрестностях пос. Джалинда и в отрогах хр. Тукурингра (Stegmann, 1930; Ильяшенко, 19866), в верховьях р. Земя, в частности, у подножья Станового хр., в долине р. Бомнак (Дорогостайский, 1915), на Амуро-Зейском плато (Нейфельдт, 1986), в верховьях р. Селемджау пос. Экимчан (Назаренко, 19846; данные В. В. Леоновича). Широко распространён козодой в Верх, и Среднем Приамурье, за исключением безлесных районов. Далее на восток он гнездится в долине р. Бурея (Кистяковский, Смогоржевский, 1964), в долине р. Горин (Воробьёв, 1954), в окр. оз. Эворон (Нечаев, 1974), в долине р. Амгунь (Сысоев, 1960; Нечаев, 19746), в окр. пос. Софийск (Нечаев, 19746) и оз. Орель (Бабенко, 1984). Затем — вблизи устья р. Амур у г. Николаевск (Кистяковский, Смогоржевский, 1973). На побережье Японского моря известны встречи птиц в гнездовой период в долинах рек Ботчи и Коппи (Емельянов, 1929).

Широко распространён на территории Приморского края, за исключением безлесных участков. По морскому побережью гнездится в окр. бухты Терней и в Сихотэ-Алинском зап. (Елсуков, 1982), в Лазовском зап. (Белопольский, 1950; Литвиненко, Шибаев, 1971) и в других местах. На юге Хасанского р-на, в частности, в зап. «Кедровая Падь», гнездование не установлено (Панов, 1973). В юго-западных районах края достоверно гнездится в долине р. Борисовка и на её притоках, на склонах хр. Западный Синий, в долине р. Комиссаровка и на побережье оз. Ханка вблизи с. Платоно-Александровское (ориг. данные). Кроме того, в России гнездится на о. Кунашир, юж. Курильских о-вах (Нечаев, 1969). Залётные птицы были добыты на юге о-ва Сахалин: 5 октября 1938 г. у пос. Костромское (Takahashi, 1938) и 5 мая 1981 г. на Тонино-Анивском п-ове (данные Г. А. Воронова). На о. Монерон две птицы встречены 22 мая и 3 июня 1973 г. (Нечаев, 1975). На п-ове Камчатка одна птица была добыта 7 июня 1993 г. вблизи пос. Жупаново (Артюхин и др., 2000).

За пределами России (рис. 23) козодой распространён на п-ове Корея (Вон Хон Гу, 1964; Gore, Won, 1971; Won Pyong-oh, 1976; 1996), в сев.-вост. районах Монголии (Болд, Эрэгдэндагва, 1970; Фомин, Болд, 1991), на Японских о-вах — Хоккайдо, Хонсю и Сикоку (Check-list..., 1974, 2000). В Вост. и Сев.-Вост. Китае к западу до провинции Цинхай и Ганьсу, в Бирме к северу до сев.-зап. Юньнани и к югу до горных областей Индокитая, в Индии, на южных склонах Гималаев от Сев. Пакистана к востоку до юго-вост. Тибета и юго-зап. Сычуани, на о-вах Шри-Ланка и Палау в Каролинском арх. (Vaurie, 1965; Степанян, 1975, 1990; Cheng Tso-Hsin, 1976).

Рисунок 23. Область распространения большого козодоя:

Рисунок 23. Область распространения большого козодоя:
а — гнездовой ареал, б — недостаточно выясненная граница ареала, в — область зимовок С. i. jotaca. Подвиды: 1 — C. i. jotaca, 2 — С. i. hazarae, 3 — C. i. indicus, 4 — С. i. kelaarti, 5 — C. i. phalaena.

Зимовки

Расположены в Юж. Китае, на Индокитайском п-ове, п-ове Малакка, Больших Зондских и Филиппинских о-вах (Vaurie, 1965). В период миграций и зимовок птиц регистрировали на Японских о-вах: Садо, Кюсю, Цусима, Идзу, Огасавара, Иво, Рюкю и Данто, на о-вах Калимантан, Палаван, Палау, Новая Гвинея (Vaurie, 1965; Checklist..., 1974, 2000).

Миграции

Обитающий в России подвид большого козодоя перелётный. Весенние миграции во 2-й половине мая. На местах гнездовий в Приморье первые птицы появляются в середине мая, в некоторые годы — в 1-й декаде мая (Воробьёв, 1954). В Лазовском зап. их отмечали 15 мая 1944 г. (Белопольский, 1950). В долине р. Комиссаровка (юго-зап. районы Приморья) первые птицы встречены с 19 по 26 мая 1967-1972 гг. (ориг.). В низовьях р. Большая Уссурка — 14 мая 1938 г. (Спангенберг, 1965). В окр. Хабаровска— 15 мая 1947 г., 16 мая 1952 г. и 20 мая 1951 г. (Любин, 1960). На Амуро-Зейском плато (Верх. Приамурье) первые самцы в разные годы появляются с 23 по 31 мая (Neufeldt, 1982). На Ниж. Амуре у пос. Хурба их отмечали 27 мая, а вблизи пос. Киселевка— 3 июня (Кистяковский, Смогоржевский, 1973). В Забайкалье в долине р. Чикой первый крик отмечен 2 июня 1960 г. (Леонтьев, Павлов, 1963). В Японии на о-ве Хонсю прилёт в конце апреля — начале мая, на о-ве Хоккайдо — в мае — начале июня (Austin, Kuroda, 1953). В Китае (на побережье Ляодунского залива) прилётных птиц отмечали с 8 мая по 7 июня 1944 г. и с 12 по 18 мая 1945 г. (Hemmingsen, Guildal, 1968).

Осенние миграции в 3-й декаде августа — сентябре. На юге Приморья (Хасанский р-н) птиц наблюдали в сентябре-октябре: 11 и 15 сентября 1961 г., 23 сентября и 1, 19 и 22 октября 1960 г. (Панов, 1973). На о-ве Большой Пелис (арх. Римского-Корсакова) залива Петра Великого пролёт в сентябре (Лабзюк и др., 1971). В Японии на о. Хоккайдо — в сентябре, на о. Хонсю птиц отмечали до конца октября, иногда до начала ноября (Jahn, 1942); а на о. Кюсю — в декабре и феврале (Austin, Kuroda, 1953). В Китае (побережье Ляодунского залива) пролёт наблюдали 20-23 августа — 19 сентября 1944 г. и 31 августа — 10 сентября 1945 г. (Hemmingsen, Guildal, 1968).

Местообитание

Большой козодой населяет равнинные и горные разреженные леса или их окраины с полянами, лугами и болотами; зарастающие вырубки и гари, рощи среди сельскохозяйственных угодий. В Приморье в долине нижнего течения р. Большая Уссурка предпочитает участки широколиственных лесов с разреженными спелыми насаждениями, чередующиеся с обширными полянами, и перелески вблизи лугов и полей; в долине среднего и верхнего течения этой реки — сухие гари и светлые молодые дубняки (Спангенберг, 1965). В юго-западных районах Приморья (долина р. Комиссаровка) — разреженные дубовые леса с кустарниковым пологом по склонам сопок и поляны на окраинах пойменных лесов (ориг.). В Верх. Приамурье на Амуро-Зейском плато гнездится на склонах сопок в изменённых рубками и пожарами смешанных лесах из сосны, лиственницы или дуба с кустарниковым пологом (Neufeldt, 1982), а на северном пределе ареала в окрестностях пос. Экимчан (верховья р. Селемджа) —в лиственничном редколесье с багульником (данные В. В. Леоновича). В разреженных багульниковых лиственничных, бело-берёзовых и бело-берёзово-лиственничных лесах, на открытых участках среди зарослей кустарниковой ольхи и рододендрона на склонах сопок встречается в долине р. Девятка (приток р. Горин) и на юго-западном побережье оз. Эворон; кроме того, пара обнаружена в осиновой роще на берегу этого озера (ориг.). На Ниж. Амуре у с. Софийское гнездо козодоя было обнаружено на каменистой россыпи в верхней части склона горы в разреженном багульниковом берёзово-лиственничном лесу (Нечаев, 1974).

На западе ареала, в Забайкалье, гнездится в берёзово-лиственничных лесах на горных склонах, зарастающих гарях и вырубках, в разреженных сосновых лесах и приречных кустарниковых зарослях (Измайлов, 1967; Измайлов, Боровицкая, 1973), встречается в Даурских степях (Stegmann, 1928). На о. Кунашир птицы населяют низкорослые заросли из курильского бамбука и кедрового стланика под пологом редкостойных каменно-берёзовых лесов с выходами скальных пород и глинистых осыпей на склонах кальдеры вулкана Головнина (Нечаев, 1969). В Японии на о. Хоккайдо поднимается в горы до высоты 1 500 м, на о. Хонсю — до 2 200 м н.у.м., но в основном встречается в среднегорье, в низкорослых и разреженных древесно-кустарниковых зарослях вблизи хвойных и лиственных лесов и сельскохозяйственных угодий, редко в субальпийской зоне (на склонах вулканов), в частности в зарослях кустарниковой ольхи (Jahn, 1942).

Численность

Большой козодой — обыкновенная птица Уссурийского края (Воробьёв, 1954). В Лазовском зап. вблизи с. Киевка 8 июня 1962 г. на 4 км маршрута встречено 4 экз., а 17 сентября 1961 г. на 16 км с машины учтено 8 птиц (Литвиненко, Шибаев, 1971). Вид обычен в Среднем и Верх. Приамурье (Stegmann, 1930), в частности в окрестностях пос. Экимчан (Назаренко, 1984) и на Амуро-Зейском плато (Нейфельдт, 1986), но малочислен в Зейском зап. (Ильяшенко, 1986). Обычен в широколиственных лесах долины нижнего течения р. Уссури (Кисленко, 1966), в долине р. Амур вблизи оз. Петропавловское (ориг. данные), а также в Ниж. Приамурье (Кистяковский, Смогоржевский, 1973; Бабенко, 2000), в низовьях р. Большая Уссурка (Спангенберг, 1965). В юго-зап. районах Приморья (басс. р. Комиссаровка) редок: 1 пара — на 1 км учётного маршрута (ориг. данные). В Забайкалье также редок: плотность не превышает 1 особи на 1 км2 (Измайлов, 1967). В Японии — обыкновенная птица (Austin, Kuroda, 1953; Check-list..., 1974). В Корее сравнительно редок (Austin, 1948).

Размножение

Моногам. Пары формируются на местах гнездования, в июне — начале июля. Гнездовой период растянут и длится с июня до середины августа, что объясняется ...

Суточная активность, поведение

Козодои — птицы сумеречного образа жизни; они активны в основном в вечерних сумерках и в светлые ночи, реже утром. Суточная активность зависит от состояния погоды, от которой в свою очередь зависит лет насекомых. Птицы наиболее активны в тихие и тёплые вечера и малоактивны во время дождя, тумана, при похолодании, в тёмные ночи, когда слабо летают насекомые. В мае — начале июня при внезапном похолодании могут впадать в состояние оцепенения (гипотермии). Отмечено два пика активности: вечерний — с 20 часов 45 минут — 21 часов 15 минут в 1-й половине июня и с 21 часа — 21 часа 45 минут во 2-й половине июля и до 22-23 часов в июне-июле; утренний — с 2 часов 50 минут до 4 часов в 1-й половине июня и с 1 часа 50 минут- 4 часов 20 минут во 2-й половине июля (Neufeldt, 1982). В период образования пар активность птиц совпадает с активностью «пения» самцов. Продолжительность вечерней активности от 1 до 2 ч, затем пауза 2-4 ч, после неё утренняя активность 1,5-2 ч. Если вечером отмечается активный лет насекомых и птицы наедаются вдоволь, то утром они, как правило, малоактивны. Птенцы получают пищу чаще вечером, реже утром.

Поведение взрослых птиц различно в светлое и тёмное время суток Днем они предпочитают затаиваться, используя свою покровительственную окраску. У сидящей птицы глаза закрыты. Будучи вспугнутой с гнезда в первые дни насиживания яиц она улетает и не возвращается, пока не минует опасность. При птенцах начинает отводить врага; широко раскрывает глаза и рот, делает резкие движения, взмахивает крыльями, развёртывает крылья и хвост, издаёт тревожные крики. Кроме самки, в отводе принимает участие и самец. Нередко птицы присаживаются на пенёк или поваленное дерево, высоко приподнимают расправленные крылья, шипят, раздувают горло и широко раскрывают клюв. Элементы устрашения выполняют и птенцы в недельном возрасте; они совершают броски и даже нападают на врага, обливают его экскрементами. Иногда взрослые птицы притворяются ранеными или больными; при этом свешивают вниз развёрнутые крылья, шипят, вытягивают шею и совершают другие приёмы отвода. В ночное время козодой не затаивается. У него глаза раскрыты. Увидев опасность, например человека, летит к нему навстречу, отвлекая от гнезда. Повисает в воздухе на уровне лица человека, быстро трепеща крыльями, и тревожно квохчет. Эти же элементы отвода используются и днем у гнезда (Neufeldt, 1982).

Питание

Большой козодой — исключительно насекомоядная птица. Основная пища — насекомые, главным образом чешуекрылые (Lepidoptera), жуки (Coleoptera). В содержимом 6 желудков птиц, добытых в июне-августе в Юж. Приморье, обнаружены остатки чешуекрылых — 136 экз. (100% встреч), в том числе совок (Noctuidae) — 110 экз. (в 3 желудках), яйца чешуекрылых — 5 экз. Встречаемость жуков в желудках составила 66,6%: Lasiopsis sp., Geotrupes auratus, Sericania sp. (40 экз. в одном), Melanotus sp. и др. Обнаружены также ручейники (Trichoptera), сетчатокрылые (Chrysopidae, Mantispa sp.), клоп (Palomena sp.), комар-долгоножка (Tipulidae) и др. У 8 птиц, добытых там же в сентябре, встречаемость чешуекрылых составляла 25%, а жуков — 100%, в том числе Anomala mongolica, Necrophorus sp., Holotrichia sp. и др. (данные Ю. Н. Назарова и В. А. Нечаева). В 3 желудках козодоев с Ниж. Приамурья встречены в основном остатки чешуекрылых (100%) и жуков (Нечаев, 1974).

На Амуро-Зейском плато козодои поедают чешуекрылых, главным образом шелкопрядов Dendrolimus sibiricus и представителей других семейств: Noctuidae, Sphingidae, Geometridae — 90% встреч и жуков (Cassidinae, Lasiopsis sp.) — 50%, а также муравьёв (Formicidae), стрекоз (Odonata) и др. (Neufeldt, 1982). Козодои ловят добычу в воздухе на лету широко раскрытым ртом, совершая облеты вдоль полян, дорог, берегов рек и озер. Иногда схватывают их с листьев растений. О массе потреблённого корма можно судить по разнице веса птиц в утреннее и вечернее время. Для самцов большого козодоя по материалам И. А. Нейфельдт разница между массой тела утром и вечером составляет в среднем 11,3 г, между вечером и утром следующего дня — 10,6 г, т.е. в сумме — 21,9 г (Neufeldt, 1982).

Враги, неблагоприятные факторы

Враги не известны, болезни не изучены. Иногда весной отмечаются случаи гибели птиц от истощения. Заметные колебания численности вида не зарегистрированы.

Хозяйственное значение, охрана

Хозяйственного значения не имеет. Является одним из факторов естественного отбора в популяциях некоторых групп насекомых (чешуекрылые, жуки), которые составляют основу его питания. В специальных мерах охраны не нуждается.

Следующий вид   |   Том 6   |   Козодоеобразные (Caprimulgiformes)   |   Настоящие козодои (Caprimulgidae)