Дрофа / Otis tarda (Linnaeus, 1758)

Название вида:Дрофа
Латинское название:Otis tarda (Linnaeus, 1758)
Английское название:Great Bustard
Русские синонимы:дудак
Отряд:Журавлеобразные (Gruiformes)
Семейство:Дрофиные (Otididae)
Род:Дрофы (Otis Linnaeus, 1758)
Статус:Гнездящийся, зимующий и частично перелётный вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Очень крупная птица массивного сложения с толстой удлинённой шеей, большой головой и на относительно высоких сильных ногах. Крылья довольно длинные, широкие, тупые. Хвост сравнительно длинный, слегка закруглённый. Самцы заметно крупнее самок. Общая длина самцов 1000–1200, самок 810–815 мм, размах крыльев самцов около 2 300, самок 1 800 мм. По земле передвигаются обычно короткими неспешными шагами, держа шею вертикально, при горизонтальном положении туловища. В случае опасности могут быстро бегать. Взлетают обычно с разбега против ветра, хотя лететь предпочитают по ветру. Затаившаяся птица может при близкой опасности взлететь сразу вверх («свечкой»). Взмахи крыльев у летящей дрофы глубокие и кажутся довольно редкими, однако полет очень быстрый. В полете птица вытягивает вперёд шею, ноги же вытянуты назад и иногда сильно свисают, концы их почти не выступают за обрез хвоста. Окраска тела двухцветная, верх желтовато-рыжий, низ почти белый, голова и шея темно-серые. В полете обращают на себя внимание большие белые пятна на крыльях, окаймлённые чёрным полем. Дрофы чаще держатся небольшими группами, реже поодиночке, осенью и зимой собираются в стаи. Стая дроф в полете не образует правильных построений, птицы летят вразброд и на разной высоте. Очень осторожны и человека обычно не подпускают ближе полукилометра. При опасности либо отлетают, либо затаиваются.

Дрофы исключительно молчаливы. Самцы в возбуждении издают своеобразный негромкий и короткий блеющий звук. Самки подзывают птенцов отрывистыми глухими звуками, птенцы сначала пищат, а в более старшем возрасте писк сменяется дребезжащими трельками.

От джека и тем более от стрепета дрофа, как на земле, так и в полете легко отличается крупными размерами. Характерна также поперечная чёрная полоса по обрезу хвоста.

Описание

Окраска. Самец в брачном наряде. Верхняя сторона тела ржаво-охристая с чёрным поперечным рисунком. Голова и верхняя часть шеи пепельно-серые, низ шеи и зоб каштаново-рыжие. По бокам головы пучки белых нитевидных удлинённых перьев, направленные назад («усы»). Грудь, брюхо, средине и нижние кроющие крыла белые. Первостепенные маховые темно-бурые, второстепенные — бурые с белыми основаниями. Крайние рулевые белые с чёрной вершиной, внутренние — ржавчатые с чёрными поперечными полосами.

Осенний наряд самца сходен с брачным, но каштаново-рыжий цвет на шее и зобе заменяется серым. «Усы» отсутствуют. Самка в весеннем и осеннем нарядах окрашена так же, как и самцы в осеннем наряде.

Пуховой птенец. Первый наряд: голова, спина, шея и зоб грязноохристые, испещрённые частыми темно-бурыми пятнами, которые на голове и спинной стороне образуют отчётливый продольно-полосатый рисунок. Брюшко светло-охристое, одноцветное. Второй наряд: похож на первый, но менее контрастен, несколько размыт. Гнездовой наряд: похож на осенний наряд взрослых птиц, но голова сверху в тёмных пестринах, на темени хорошо выраженная тёмная полоска.

Строение и размеры

Первостепенных маховых 10, формула крыла 5>3 = 4>1>2>6, рулевых 20. Размеры взрослых Otis tarda tarda с территории СССР: длина крыла самцов (п = 7) 610–700 (665.7); самок (п = 15) 490–660 (544.6); с территории Западной Европы: длина крыла самцов (п = 10) 598–633 (617), самок (п = 14) 474–497 (486); клюва самцов (п = 14) 32–40 (36.8), самок (п = 19) 27–36 (30.8); цевки самцов (п = 15) 145–168 (158), самок (п = 19) 118–132 (125); хвоста самцов (п = 9) 222–259 (243), самок (п = 13) 208–219 (214). Otis tarda dybowskii: средняя длина крыла самцов 585, самок 470–490. Масса взрослых самцов 7.2–11.2, в редких случаях до 16 и даже 20 кг, самок 4–8 кг. Данные о средних размерах дроф очень условны, так как их рост продолжается (у самцов) не менее 6 лет, а вероятно, и более. Поэтому усреднённые показатели размера и массы птиц зависят, в первую очередь, от возрастного состава различных популяций. В качестве примера укажу, что масса двухлетнего самца составляла 7–8 кг, а более чем шестилетнего 12.2 кг.

Ноги зеленовато-бурые. Клюв темно-серый с чёрной вершиной. Радужина темно-коричневая (Спангенберг, 1951а; Гаврин, 1962; Cramp, Simmons, 1980).

Линька

Последовательность смены нарядов: первый пуховой — второй пуховой — гнездовой — первый промежуточный (первый зимний) — второй промежуточный (первый брачный) — окончательный зимний — окончательный брачный. В действительности окончательные брачный и зимний наряды формируются в возрасте 4–6 лет, т. е. более постепенно, нежели в приведённой схеме, однако различаются годовые наряды не принципиально, а лишь в деталях, которые здесь опущены.

Первый пуховой наряд, образованный плотным эластичным пухом, в возрасте 5–6 дней сменяется вторым, причём пушинки первого наряда остаются на вершинах появляющихся более длинных пушинок второго наряда. Почти одновременно с его формированием начинают появляться первые контурные перья гнездового наряда. В возрасте 6 дней появляются пеньки маховых и кроющих крыла, в возрасте 12–14 дней — рулевые перья, затем контурное перо на груди, боках, надхвостье и спине. Дольше всего пуховой покров сохраняется на шее и брюшке. В возрасте около 40 дней начинается первая линька, хотя гнездовой наряд сформирован ещё не полностью. В сентябре—октябре, в возрасте более 3 мес начинается полная линька в первый промежуточный наряд. Сменяется оперение на голове и теле, кроющие крыла, часть внутренних первостепенных и третьестепенных маховых, центральные рулевые. Остальное оперение сохраняется до следующей линьки.

Первая весенняя линька неполная, падает на февраль—март, затягиваясь нередко до июня. Сменяется оперение, сохранившееся от гнездового наряда (часть рулевых, маховых, и большие кроющие крыла, нижние кроющие крыла и часть оперения тела), а также перо на голове, шее и груди, хотя и не всегда полностью. У самок некоторые первостепенные маховые сохраняются до осени, а у самцов даже до третьего года жизни. Осенняя линька взрослых птиц полная. Голова, тело и хвост линяют обычно с конца июня—начала июля до конца сентября или начала октября, самцы начинают линьку несколько раньше самок, иногда в апреле. Первостепенные маховые сменяются обычно по 2 сразу, но соседние крайне редко выпадают одновременно. Обычны такие комбинации: 1-е и 7-е или 5-е и 10-е (считая от наружных к внутренним). Такой порядок смены перьев обеспечивает дрофам возможность сохранять хорошие способности к полёту в течение круглого года. Полный процесс смены маховых в норме охватывает период двух полных линек и длится иногда более года. Второстепенные маховые сменяются, по-видимому, нерегулярно. Зимняя предбрачная линька взрослых птиц неполная, охватывает только голову, шею и грудь, начинается с конца декабря, но в основном происходит в марте—апреле. Она начинается с задней стороны шеи и «усов» и затем равномерно распространяется на остальные части шеи и груди (Козлова, 1975; Heinroth, Heinroth, 1928; Stresemann, Stresemann, 1966; Glutz et al., 1973; Cramp, Simmons, 1980).

Подвидовая систематика

В настоящее время различают 2 подвида. 

1. Otis tarda tarda Linnaeus, 1758. Голова и шея более тёмного серого цвета, мелкие верхние кроющие крыла пёстрые, рисунок верхней стороны тела менее резкий, составляющие его поперечные полосы чёрного цвета и более узкие. Наружные рулевые белые с тёмной предвершинной полосой и ржавчатым предвершинным пятном, отсутствующим у 1–2 крайних пар. Декоративные удлинённые перья брачного наряда самцов развиты только по бокам головы. Населяет западную часть ареала к востоку до западного и юго-западного Алтая. 

2. Otis tarda dybowskii Taczanowski, 1874. Голова и шея более светлого серого цвета, мелкие верхние кроющие крыла серые, рисунок верхней стороны тела более резкий и грубый, составлющие его поперечные чёрные полосы более широкие. 5 пар наружных рулевых белые с тёмной предвершинной полосой и без ржавчатых предвершинных пятен. Декоративные удлинённые перья брачного наряда самцов развиты на пространстве всего горла. Населяет восточную часть ареала вида от Тувы и Минусинской котловины, северо-восточного и юго-восточного Алтая к востоку до границ обитания вида (Степанян, 1975).

Замечания по систематике

Поскольку подвидовые различия в окраске проявляются только у старых самцов, реальность существования этих двух подвидов может быть поставлена под сомнение.

Распространение

Гнездовой ареал (рис. 102). Дрофа — птица открытых степных равнин, хотя и заходит в горные степи.

Рисунок 102. Распространение дрофы

Рисунок 102. Распространение дрофы
I — Otis tarda tarda, II — О. t. dybowskii. 1 — граница ареала перелётных популяций на первую половину XX века, 2 — границы оседлых популяций, 3 — места зимовок.



Сейчас трудно установить, какие именно степи служили её исходными местообитаниями и первоначальной областью распространения. Уже не одну сотню лет степи используются под выпас скота и распахиваются под посевы. Коренных степей, ещё не затронутых деятельностью человека, практически не осталось ни в СССР, ни в сопредельных странах. Поэтому дрофы уже давно освоили для обитания пастбища, залежи разного возраста и поля, приспособились к жизни в агроценозах степной и лесостепной зон. Когда для расширения посевов стали вырубать широколиственные леса, дрофы стали расселяться к северу, в пределы лесной зоны. Там, где на месте лесов возникли обширные массивы пахотных земель и пастбищ, образовались новые гнездовые популяции дроф. Некоторые из них достигали высокой численности. Именно такое происхождение имеют популяции дрофы в Средней Европе и на Иберийском п-ове. Было время, когда они гнездились во Франции и даже в Швеции и на Британских островах. Такая же экспансия ареала наблюдалась у восточного подвида, который продвинулся на северо-восток и восток, заселил северо-восток КНР и достиг территории нашей страны на Зейской и Приханкайской низменностях. Это произошло много позже, чем в Европе, вследствие более позднего освоения Маньчжурии.

Многие популяции на вновь освоенных дрофой территориях постепенно угасали под влиянием новых антропогенных факторов, и границы ареала к началу XX века стали приближаться к исходным. Сам ареал перестал быть единым и распался на ряд очагов обитания вида, часто почти не соприкасающихся. На рис. 102 изображены границы ареала, восстановленные на первую четверть текущего столетия.

В пределах СССР ареал включал в то время Молдавию, практически все Приднестровье, среднее течение Днепра, Центральную Русскую лесостепь до Окско-Донского водораздела, Поволжье до Самарской Луки, бассейн р. Урала, Тобольско-Ишимскую лесостепь примерно до широты Омска, часть Барабинской степи, включая оз. Чаны, Приалтайские степи и Зайсанскую котловину. На юге дрофы гнездились до побережья Чёрного моря, по всему степному Предкавказью, по Волге до устья и далее до низовий Урала и верхнего течения Эмбы. В Приаралье южным пределом гнездования служили среднее течение Сарысу и далее северное Прибалхашье. Вдоль Джунгарского Алатау и Киргизского хребта гнездовой ареал дрофы образовывал длинный выступ на запад до гор Каратау. Изолированные участки гнездования были в Голодной степи в Казахстане и в степях Куро-Араксинской низменности в Закавказье.

Восточный подвид в пределах нашей страны всегда занимал только изолированные участки, лежащие на периферии основного ареала, расположенного в Монголии и Северо-Западном Китае. Эти участки находились в Чуйской степи на Алтае, в Минусинской котловине в Хакассии, в сухих степях на южных склонах хр. Танну-Ола в Туве, в котловине оз. Убсунур. В Забайкалье дрофа занимает не только Даурские степи, но и многие межгорные долины на север до Еравинских озёр и Баргузинской долины. Небольшой участок обитания дрофы находится на левобережье Амура в Зейской низменности, ещё меньший существовал в Приханкайской низменности.

Гнездовой ареал вида в целом включает также Чехословакию, Венгрию и Австрию, охватывает часть Румынии, проникает в Болгарию и Югославию. Изолированные участки ареала образуют популяции дрофы в Польше, ГДР, на Иберийском п-ове, в Турции, а также в западном Иране. Маленькая популяция гнездится на севере Марокко. На востоке гнездовой ареал западного подвида лишь немного заходит в Синцзянь (КНР). Восточный подвид гнездится на низменностях Северной Монголии, не заходя за Гобийский Алтай, в Барге и бассейне Сунгари (КНР).

В настоящее время на значительных частях ареала дрофа полностью исчезла, как зоологический вид, или сохранилась единицами. Оформились отдельные очаги, в которых дрофа размножается регулярно. В некоторых из них численность её ещё довольно значительная, а в других находится на критически низком уровне.

Эти изолированные популяции схематически показаны на карте (рис. 103). Среди них можно выделить следующие: 1) Причерноморская (в основном Крымская), 2)Донская, 3) Средневолжская (в основном на левобережье Волги в Саратовской обл.), 4) Нижневолжская, 5) Предкавказская, 6) Каспийско-Уральская, 7) Тургайская (в недалеком прошлом одна из наиболее крупных), 8) Предалтайско-Сибирская (угасающая), 9) Восточно-Казахстанская (многочисленная прежде, но угасающая в настоящее время), 10) Хакасско-Тувинская (несколько изолированных участков), 11) Забайкальская, 12) Приамурская (исчезающая).

Рисунок 103. Ареал дрофы в СССР

Рисунок 103. Ареал дрофы в СССР
1 — границы ареала на 1930–1950 гг., 2 — сохранившиеся популяции, 3 — места зимовок, 4 — основные направления осеннего пролёта.

Зимовки

Южные популяции дроф перемещаются лишь на короткие расстояния, да и то только в суровые зимы. Вместе с тем, известны местности, где зимой собирается значительное количество птиц. Это, прежде всего, степной Крым и приморские районы Херсонской обл. В Крыму собирается на зиму от 900 до 1 200 дроф, а в некоторые годы даже до 2.5–3.0 тыс. На косах Черноморского заповедника (Херсонская обл.) в 1963 г. зимовало 1.2 тыс. дроф. Известны зимовки дроф на «чёрных» землях в Калмыкии, в степях Дагестана и Чечено-Ингушетии. Сейчас количество зимующих здесь птиц сократилось. Массовые зимовки дроф в 1930-х гг. были в степях Закавказья, особенно в Ширванской и Муганской. Сейчас эти места используют под хлопок и виноградники, и для зимовки дроф подходящих мест не осталось. Небольшое число дроф появляется зимой в Кызылагачском заповеднике. Ещё недавно постоянными местами зимовок служили Иссык-Кульская котловина, Чуйская долина и некоторые остепнённые долины в горах Средней Азии. Дрофы появляются здесь и теперь, но скоплений уже не образуют. Популяции Саратовской и Воронежской областей частично оседлы и зимуют в пределах гнездового района.

Дрофы восточного подвида зимуют в бесснежных долинах в пределах области гнездования. Однако, птицы забайкальской популяции улетают на юг. Есть указания, что часть птиц восточного подвида совершает довольно дальние регулярные миграции вплоть до долины р. Янцзы.

Миграции

Дрофы летят, как правило, небольшими стаями и сравнительно невысоко. На местах остановок скапливается помногу стай, которые, однако, не собираются в одну общую.

Для птиц, гнездящихся в СССР, можно выделить следующие основные направления полёта: на юго-запад в Крым; через Сардар-Абадскую низину в Армении в Карское нагорье Турции; южное направление вдоль Кавказского побережья Каспия в Закавказье и в Иран; также южное направление вдоль западных предгорий Копетдага на иранские и афганские зимовки; южное направление в Чуйскую долину и Иссык-Кульскую котловину; южное и юго-восточное направление из Забайкалья и Тувы. Сроки осеннего перелёта и его темпы в большой степени зависят от погоды. В Предкавказье птицы обычно появляются в октябре, а в Закавказье иногда только в декабре. Весенний отлёт происходит постепенно и также зависит от погоды. Отлёт с зимовок начинается в конце февраля и заканчивается в марте. На местах гнездования птицы появляются с первыми проталинами, но до полного исчезновения снежного покрова.

Местообитание

Для дроф, по-видимому, не очень велико значение климатических факторов, так как они способны существовать в самых различных условиях, начиная от полупустынь и кончая открытыми участками в лесной зоне. Для успешного размножения им гораздо важнее наличие подходящих биотопов. В период размножения дрофы обычно предпочитают места с достаточно высокой травянистой растительностью. Сушкин (1908), наблюдавший дроф в сухих степях Тургайской депрессии и в верховьях Эмбы, отмечал, что дрофа решительно предпочитает ковыльные степи полынным и солонцовым. Он писал: «Где нет достаточно высоких трав, дрофа приурочена к водоёмам, гнездится на прибрежных лугах, если они не очень сыры, иногда по сухим гривам среди камыша, даже на заболоченной почве. В песках гнездится только на лугоподобных участках, заросших злаками». В целом дрофа — птица злаковых степей и широких лугов. В Кустанайских нераспаханных степях и Тургайской полупустыне дрофы в гнездовой период предпочитают луговые озёрные котловины и поймы рек. Плотность населения дроф в расчёте особей на 1 км2 наиболее высока на пырейных лугах (4.9), затем на залежах (3.1), ещё ниже в разнотравно-песчано-ковыльной степи (1.6), а на солонцовых участках дрофа практически отсутствует (Рябов, 1982). Все эти и многие другие данные позволяют считать, что исходным ландшафтом дрофы скорее всего могли быть северные луговые степи, для которых характерны высокие травостои с преобладанием злаков, в том числе пырея.

Широкое зональное распространение дроф свидетельствует об их высокой экологической пластичности. Именно она позволяет дрофам находить возможности для гнездования в полностью преобразованных человеком сельскохозяйственных ландшафтах. Этот переход на сельскохозяйственные земли в России начался ещё в прошлом веке, а в Западной Европе даже раньше. К настоящему времени его можно считать завершённым, и сейчас основная масса дроф гнездится на посевах пшеницы, ячменя, проса, кукурузы, подсолнечника и даже на картофельных полях. Так, в Воронежской обл. за последние 10 лет случаи регистрации дрофы на сельскохозяйственных угодьях составляют 71.3%, тогда как на нераспаханной территории только 28.7 %. В Саратовской обл. в 1984 г. более 50 % гнёзд дрофы было найдено на полях, обрабатываемых под просо, которые во время откладки яиц представляли собой голую пашню (Мищенко A. Л., Мосейкин В. Н., устное сообщение). Только в отдельных районах, как например на Керченском п-ове в Крыму и в степных местностях, где хорошо развита балочная система, дрофы предпочитают держаться на нераспаханных территориях, хотя по склонам балок не гнездятся.

Дрофы восточного подвида ведут себя в период размножения совсем по-иному. Они гнездятся на лугах, часто устраивая гнезда на заболоченных луговинах, иногда с ерником, образующих узкие кольца вокруг лесных озёр и окружённых со всех сторон лиственничной тайгой. В степных участках они нередко гнездятся в долинах рек на небольших участках лугов, вдающихся в пойменные леса — уремы. Нужно отметить, что и у дроф западного подвида, внедрившегося в лесную зону, постепенно пропадает страх перед древесной растительностью. Во всяком случае в Саратовской обл. известны случаи гнездования дрофы в кустарнике на опушке леса (Хрустов, Мосейкин, 1981).

Численность

На протяжении последних ста лет численность дроф последовательно и неуклонно снижалась. Так, учёты в Тургайских степях показали, что за последние 30 лет она сократилась в 5, а местами в 10 раз (Рябов, 1982). Попытки определить численность дроф в масштабе страны предпринимались неоднократно. Полученные (по всей вероятности заниженные) данные не могут претендовать на большую точность, однако они достаточно отчётливо характеризуют современное размещение населения дроф в пределах ареала, а также дают возможность оценить в первом приближении общую численность их по отдельным регионам и основные тенденции в её изменении. Материалы учётов сгруппированы в табл. 12. Анализ таблицы отчётливо показывает тенденцию к почти повсеместному сокращению численности. В настоящее время только в Саратовской обл. популяция дрофы находится в хорошем состоянии и численность её даже увеличивается, а в Воронежской к 1984 г. стабилизировалась и составляет 60–70 гнездящихся пар. Учитывая возможный недоучёт дроф, можно всё же утверждать, что общая численность вида на территории СССР едва ли превышает 4 тыс. взрослых птиц в гнездовой период.

Таблица 12. Численность взрослых дроф в различных районах СССР
ПопуляцияРайон19711980
ПричерноморскаяКрымская, Херсонская и Николаевская области300200—210
ДонскаяВоронежская, Ростовская, Ворошиловградская области26090
СредневолжскаяСаратовская, Куйбышевская, Ульяновская области1 5101 650
НижневолжскаяВолгоградская, Астраханская области410350
ПредкавказскаяКалмыцкая, Чечено-Ингушская АССР, Ставропольский край30035
Прнкаспийско-УральскаяУральская, Оренбургская, Актюбинская области350260
ТургайскаяКустанайская, Тургайская области1 100100
Предалтайско-СибирскаяНовосибирская обл., Алтайский край15единицы
Восточно-КазахстанскаяСемипалатинская и Талдыкурганская области1 05020
Хакасско-ТувинскаяХакасская АО, Тувинская АССР60050
ЗабайкальскаяБурятская АССР, Читинская обл.750340
ПриамурскаяАмурская обл.30050
Всего:6 9453 155


В странах Западной Европы численность дроф распределяется в 1978–1981 гг. следующим образом. Наиболее крупная и стабильная популяция (3 442 особи) существует в Венгрии (Sterbetz, 1978). Значительно меньшая, но тоже стабильная популяция обитает в Чехословакии — 315 особей. В Австрии сохранилось 170 дроф, в ГДР около 500, в Польше после необычайно суровой зимы 1978–1979 гг. осталось всего 16 дроф. В Румынии, по последним данным, популяция дроф насчитывает около 1 400 особей, в Болгарии — 40, в Югославии — 35. Данные по Иберийскому полуострову противоречивы. По одним источникам в Португалии сохранилось около 1 000 дроф, по другим — не более 650. Еще больше разрыв в учётных данных для Испании: часть исследователей считает, что здесь обитает только около 300 дроф, тогда как по другим данным — несколько менее 4 000 особей.

В западной части Ирана в 1978 г. учтено от 80 до 120 самок (Cornwallis, 1982), а в Турции 145. На основе экстраполяции данных учёта общая численность дроф в Турции определяется примерно в 5 000 особей (Goriup, 1982).

В итоге среднеевропейскую популяцию можно оценить примерно в 4 450 особей, балканскую в 1 470, иберийскую — в 400–5000, а ирано-турецкую в 5000–5250 особей. Таким образом, мировая численность дроф западного подвида составляет около 18 тыс. птиц.

Сложнее оценить численность восточного подвида, ареал которого в основном лежит за пределами СССР. В Монголии численность оценивается не менее чем в 1 000 особей. Ещё недавно она была значительно выше, но резко сократилась после экстремально тяжёлой зимы 1978–79 гг., с необычным для Монголии длительным снеговым покровом. Конкретные данные о численности дроф в Китае отсутствуют. Можно предположить, что общая численность этого подвида составляет не менее 1 500 птиц.

Размножение

Самцы достигают половой зрелости в возрасте 5–6 лет, иногда несколько раньше, самки — в возрасте 3–4 лет. Основу брачных отношений составляет промискуитет, т. е. ...

Суточная активность, поведение

Дрофы — типично дневные птицы. Кормятся они в основном в утренние и вечерние часы, а в середине дня отдыхают, часто ложась на землю и по возможности укрываясь в тени высокой травы. В прохладную погоду при пасмурном небе они могут кормиться в течение всего дня. В светлое время суток дрофы совершают и перелёты.

Во внегнездовое время держатся группами и стаями, насчитывающими иногда до сотни птиц. Стаи, как правило, однополые, реже молодые птицы держатся с самками в одной стае. Не участвующие в размножении птицы держатся в стаях в течение круглого года. К этим же стаям летом присоединяются самки, потерявшие кладки.

Питание

Питание дроф смешанное и заметно изменяется по сезонам (табл. 13). Среди животных кормов основу составляют насекомые, из которых более всего потребляются жуки и прямокрылые. Из жуков дрофы предпочитают крупных чернотелок, хрущей и жужелиц, а в некоторых случаях также долгоносиков. Из прямокрылых в наибольшем количестве встречен прус (Calliptamus iialicus), но нередки также некоторые кобылки и кузнечики. Особое значение имеют муравьи (Formica) как, вероятно, очень важный корм птенцов. В некоторых местах и в некоторые годы дрофы потребляют большое количество мелких грызунов (в периоды их массового размножения), часто ловят ящериц.

Таблица 13. Соотношение животных и растительных кормов
(в %) в желудках дроф в разные месяцы в Северном Казахстане (Рябов, 1949) и в Венгрии (Sterbetz, 1978)
Виды кормовМестоIVVVIVIIVIIIIXXI
ЖивотныеСеверный Казахстан15–20623687
ЖивотныеВенгрия6080–9070мало
РастительныеСеверный Казахстан80–85386413
РастительныеВенгрия4010–2030основа


Из растительных кормов особенно охотно склёвываются соцветия сложноцветных — козлобородника, козлеца, кульбабы и других, а также плоды и листья некоторых крестоцветных (особенно посевного рапса и люцерны), молодые листья типчака (в степи) и зерновых культур, а поздней осенью и зимой потребляются их зерна. Как набор предпочитаемых кормов, так и их закономерные сезонные смены очень сходны во всех местах, где изучались эти вопросы, поэтому приведённые нами примеры можно рассматривать как некую общую закономерность. Содержимое наполненных желудков дроф составляет примерно 40–50 г (сырая масса). Птицы кормятся не менее двух раз в сутки, и дневной рацион превышает 100 г.

Птенцы дроф почти исключительно насекомоядны, причём значительную роль в их рационе играют муравьи и их куколки, которых самки выкапывают сильными разгребающими движениями лап. Помимо муравьёв в пище молодых дроф отмечены жуки (чернотелки, навозники, слоники, хрущи и др.) и различные саранчовые. Уменьшение числа насекомых на полях под влиянием применения инсектицидов и, соответственно, ухудшение кормовой базы птенцов — одна из важных причин сокращения численности дрофы. Дрофы регулярно летают на водопой, на степные родники и озера, причём могут довольствоваться солоноватой водой, хотя предпочитают пресную. В желудках дроф обязательно присутствуют гастролиты.

Враги, неблагоприятные факторы

Естественных врагов у дроф сравнительно немного, хотя яйца, птенцы и молодые птицы нередко становятся добычей четвероногих и пернатых хищников (волка, лисицы, орлов и Др.). Однако, несоизмеримо большее влияние оказали и оказывают антропогенные факторы. Исходной причиной падения численности дрофы явилась неумеренная охота, практиковавшаяся исключительно широко во второй половине XIX и первой половине XX вв. Примером того, какие масштабы имела в своё время охота на дроф, может служить статья в одном из охотничьих журналов 1837 г. Автор её, охотившийся на территории Воронежской и Днепропетровской областей, добыл за 20 лет несколько сотен дроф. Кроме общего сокращения численности, одним из результатов интенсивной охоты стало нарушение половой и возрастной структуры местных популяций. О последствиях первого уже было сказано вскользь в разделе, касающемся размножения дроф, о втором можно судить по неуклонному понижению средней массы добываемых птиц и по случаям добычи особенно крупных особей. Последние, несомненно, относятся к категории птиц старшего возраста, которые заметно выделялись своими размерами среди других членов стаи (Зарудный, 1888). Именно они служили особенно заманчивыми трофеями для охотников. Данных по этому вопросу не много, но их сопоставление все-таки позволяет сделать вполне объективные выводы (табл. 14). Аналогичное явление прослежено и для венгерских пушт.

Таблица 14. Изменения массы (в кг) самцов дроф Уральской и Североказахстанской популяций, добываемых охотниками
(по Зарудному, 1888; Рябову, 1949, 1982; Гаврину, 1962)
ГодыСредняя массаМаксимальная массаМесто
18807.2–11.216.8Оренбургская обл.
Конец XIX в.10–1220Северный Казахстан
19208–1215–16Северный Казахстан
1935–19505–78–11Северный Казахстан
19605–6нетСеверный Казахстан


Второй удар поголовью дроф нанесла распашка целинных степей и механизация сельскохозяйственных процессов, причём этот фактор не только ухудшил условия гнездования и зимовки дроф, но и вызвал повышенную гибель кладок и птенцов под колёсами сельскохозяйственных машин, особенно в ночное время. В последние годы местами (например, в Саратовской обл.) опасными врагами дрофы стали возросшие в численности грачи, которые сопровождают машины во время полевых работ и расклёвывают все кладки дроф, с которых слетают потревоженные самки. Уже упоминалось, что в связи с химизацией сельского хозяйства резко сократилась кормовая база дроф. Наконец, неблагоприятные последствия вызывает фактор беспокойства, к которому дрофы чрезвычайно чувствительны. По перечисленным причинам гибнет 70–80 % гнёзд на полях.

Хозяйственное значение, охрана

Дрофа традиционно являлась объектом охоты, но в настоящее время эта роль ею утрачена, и, по-видимому, навсегда. Основная задача в настоящее время — спасение дрофы, как биологического вида. Она занесена в Красную книгу СССР (1983), в категорию исчезающих видов. Дрофа охраняется в ряде заказников, в том числе в специализированном дрофином заказнике в Саратовской обл. В последнем создан питомник, занимающийся сбором яиц дрофы на полях при сельскохозяйственных работах для их искусственной инкубации и последующего выпуска молодняка в природу. Разрабатываются методы вольерного разведения. Однако положение этого вида остаётся критическим, и для его сохранения необходимо создание обширной сети заказников (и памятников природы) на местах размножения, сезонных миграций и зимовок дроф.

Следующий вид   |   Том 2   |   Журавлеобразные (Gruiformes)   |   Дрофиные (Otididae)