Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Дрофа
Otis tarda

Главная Том 2 Дрофа Размножение

Размножение

Самцы достигают половой зрелости в возрасте 5–6 лет, иногда несколько раньше, самки — в возрасте 3–4 лет. Основу брачных отношений составляет промискуитет, то есть отсутствие постоянных брачных пар. Одна самка может спариваться с несколькими самцами и наоборот, причём как у самцов, так и у самок в популяции прослеживается иерархическое ранжирование. Гнездовые территории и места токования самцов довольно постоянны, что обеспечивает относительную стабильность общего состава производителей. Такая организация брачных отношений связана с несбалансированным соотношением полов в популяции, где на одного самца приходится 2,5 (а иногда и более) самок.

Перелётные популяции дрофы прилетают на места гнездования при появлении первых проталин, обычно в марте — начале апреля (на севере ареала). С середины апреля птицы группируются в районах токования, довольно постоянных для каждой местности, и приступают к брачным демонстрациям, которые продолжаются до конца мая и бывают как групповыми, так и одиночными. Для этого самцы избирают ровную открытую площадку или пологие склоны и вершины плоских холмов. Каждый самец держится в пределах собственной площадки, имеющей около 50 м в диаметре. Брачная демонстрация — сложный поведенческий акт (рис. 104, 105).

Рисунок 104. Различные позы дрофы
Рисунок 104. Различные позы дрофы
А — исходная поза самца перед брачными демонстрациями, Б — самка, охлаждающая кладку, В—Г — самка, насиживающая кладку, Д — птица расправляет крыло, Е — поза угрозы, Ж — типичный вид табунка дроф.
Рисунок 105. Брачные демонстрации дрофы
Рисунок 105. Брачные демонстрации дрофы
А—Г — последовательные фазы, Д — общий вид.

В исходном положении самец несколько опускает крылья и поднимает вертикально хвост (не распуская его веером), так что отчётливо видны белые участки оперения на крыльях и белом подхвостье. Сама брачная демонстрация начинается с того, что птица загибает хвост вперёд так, что он ложится на спину и опускает крылья. Одновременно птица начинает раздувать горловой мешок, откидывая шею назад к спине. В это время распушаются перья подхвостья, приподнимаются перья на горле и «усы». После этого предплечья опускаются вниз и вперёд, а затем поворачиваются назад и вниз, так что оперение их заворачивается вверх и вперёд, почти закрывая голову. В это время горловой мешок оказывается максимально раздутым. В таком кульминационном положении дрофа прохаживается медленно взад и вперёд, похожая в это время на белый шар, а затем снова принимает исходную позу. Во время раздувания горлового мешка и выпуска из него воздуха раздаётся негромкий глухой звук, слышимый на расстоянии не более 50 м. Длительность кульминационной позы составляет 10–15 секунд. Там, где популяция дроф сохранилась достаточно хорошо, на токах собираются десятки самцов. Между токующими птицами нередко возникают драки. Наиболее активно производятся брачные демонстрации в утренние часы, однако их можно видеть и вечером и даже днём. Самки либо прилетают на площадку, где токуют самцы, либо приходят пешком.

Откладка яиц приходится на середину апреля — май, в целом период откладки растягивается более чем на месяц, особенно в районах, где птицы часто бывают потревожены. Гнездо дрофы — неглубокая ямка диаметром 25–40 см, которую птица выкапывает лапами. Как правило, подстилка отсутствует, однако иногда в гнездовую ямку попадают стебли и листья растущих вблизи злаков. Гнездо располагается либо совершенно открыто, либо под кустиком среди густого травостоя. На полях птицы часто строят гнезда непосредственно на вспаханной земле. По мере подрастания всходов сельскохозяйственных культур такие гнёзда становятся довольно хорошо укрытыми. Понижений рельефа дрофы избегают. Расстояние между соседними гнёздами может быть очень небольшим, до 35–40 м, хотя обычно оно измеряется сотнями метров. Отчётливо выражен гнездовой консерватизм. Время начала откладки яиц зависит от погодных условий. Южные популяции начинают кладку обычно во второй половине апреля, северные — в начале мая, сроки откладки яиц в одной местности могут растягиваться до 2–3 недель. При утрате кладки в первые дни насиживания самка может отложить повторную, с чем вероятно и связаны случаи нахождения слабо насиженных кладок в начале июля.

Законченная кладка дрофы содержит чаще всего 2 яйца, кладки с 3 яйцами встречаются значительно реже. В старых литературных источниках (Мензбир, 1901, и др.) имеются указания на находки кладок в 4, 5 и даже 6 яиц. По всей вероятности, они ошибочны. Вместе с тем, замечается ясная тенденция к сокращению относительного количества кладок с 3 яйцами. Анализ коллекционных материалов, литературных данных и полевых записей натуралистов, проведённый Гавриным (1962), показал, что в Казахстане до 1950 года 53% общего количества найденных гнёзд дрофы содержало по 2 яйца, 41% — по 3 и всего 6% — 1 яйцо. Примерно такое же соотношение наблюдал Рябов (1949) в районе Наурзумского заповедника в 30-х годах: половина найденных гнёзд содержала по 2 яйца и 1/3 по 3. Однако после 1950 года не удалось обнаружить ни одного гнезда с 3 яйцами. Прежде гнёзда с 3 яйцами попадались только в типичных зональных и предгорных степях, в засушливых южных степях и полупустынях они не встречены. Отсюда напрашивается вывод о том, что отсутствие кладок из 3 яиц в настоящее время может быть связано с некоторым ухудшением условий обитания дроф: изменением их пищевого рациона и особенно условий гнездования, а также с «омоложением» и значительным снижением плотности населения дроф. Об этом же свидетельствует высокий процент кладок, содержащих только 1 яйцо, в Воронежской области: в 1975–1981 годах в 26 гнёздах такие кладки составляли 42.3 %, тогда как кладки в 2 яйца составляли 58,7%, а кладки в 3 яйца не были встречены вовсе. Есть наблюдения, что кладки в 3 яйца отмечаются в одной и той же местности не каждый год, это может быть следствием изменений степени благоприятности погодных и кормовых условий. Повторные кладки, как правило, состоят из 1 яйца.

Яйца дрофы имеют эллипсоидную форму. Окраска скорлупы сложная: основной фон зеленовато- или буровато-оливковый, изредка голубоватый, по основному фону разбросаны крупные и мелкие пятна буровато-коричневого цвета с нечёткими контурами. Скорлупа имеет маслянистый блеск, который усиливается к концу насиживания. Размеры яиц: из Саратовской области (n = 57) 73-90×53-66,5 (80,6×56,9); из различных районов СССР (n = 21): 76,9-86,6×55-61 (76,16×58,5); из Западной Европы (n = 120): 69-90×52-61 (80×57). Масса ненасиженных яиц (n = 9) 111–172 (146).

Кладку насиживает только самка. На гнезде, окружённом сравнительно высокой растительностью, птица сидит плотно, прижимаясь к земле, и благодаря покровительственной окраске увидеть её чрезвычайно трудно. В случае опасности птица затаивается и подпускает человека довольно близко. Отвлекающая демонстрация — имитация раненой птицы, применяется как при кладке, так и при птенцах. При гнездовании на голой пашне, однако, дистанция вспугивания составляет 150–200 м, и только при подрастании всходов на высоту 10 см она заметно уменьшается. Для кормёжки самка оставляет гнездо дважды в сутки, утром между 8 и 12 часами и вечером между 17 и 21 часами, продолжительность кормёжки составляет от 7 до 40 мин. Птица в поисках пищи отходит от гнезда на 300— 400 м. Яйца откладываются с интервалом 1–2 суток, насиживание начинается с первого яйца, период инкубации варьирует от 21 до 28 дней.

Птенцы вылупляются асинхронно, массовое вылупление падает на конец мая — начало июня. В первые дни птенцы слабы и малоподвижны, самка кормит их из клюва. С 3–5-го дня они начинают брать корм самостоятельно, однако самка продолжает кормить их в течение 2–3 недель. Масса только что вылупившегося дрофёнка (n = 9) 84,1–96,7 (87,7). На 18-й день они достигают массы 155–260 (297), в возрасте 2 месяцев около 1,5 кг. В возрасте 30–35 дней птенцы поднимаются на крыло, однако полной самостоятельности достигают только в первую зимовку, а с матерью держатся иногда даже в течение следующей весны (Спангенберг, 1951а; Gewalt, 1959; Гаврин, 1962; Schonwetter, 1962; Glutz etal., 1973; Cramp, Simmons, 1980).


Вернуться к описанию вида Дрофа | Том 2

Прямохвостая качурка — Hydrobates pelagicus

Прямохвостая качурка

Hydrobates pelagicus

British Storm-Petrel

Топорок — Lunda cirrhata

Топорок

Lunda cirrhata

Tufted Puffin

Розовый пеликан — Pelecanus onocrotalus

Розовый пеликан

Pelecanus onocrotalus

European [great, white] pelican

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Кулик-сорока — Haematopus ostralegus
Кулик-сорока
Haematopus ostralegus

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+