Большая выпь / Botaurus stellaris (Linnaeus, 1758)

Название вида:Большая выпь
Латинское название:Botaurus stellaris (Linnaeus, 1758)
Английское название:Bittern, [eurasian, great] bittern
Немецкое название:Rohrdommel
Латинские синонимы:для подвида stellaris: Botaurus lacustris C.L. Brehm, 1831; Botaurus arundinaceus C. L. Brehm, 1831; Botaurus stellaris orientalis Buturlin, 1908
Русские синонимы:выпь, бугай, водяной бык (народн.)
Отряд:Аистообразные (Ciconiformes)
Семейство:Цаплевые (Ardeidae)
Род:Выпи (Botaurus Stephens, 1819)
Статус:Гнездящийся перелётный, в юго-западной части ареала — зимующий, оседлый или совершающий недалёкие кочёвки вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Птица плотного сложения, несколько мельче серой цапли. Голова довольно массивная, ноги относительно короткие, пальцы длинные. Крылья широкие, округлые, хвост короткий. Покровительственная окраска оперения желтовато-коричневая, с многочисленными чёрными и коричневыми пестринами, великолепно маскирует птицу на фоне сухой растительности (тростника, рогоза и т.д.).

В полете большая выпь выглядит как типичная цапля, она несколько мельче, чем серая цапля, силуэт её имеет более округлые очертания, голова меньше выступает за туловище, ноги — за хвост. В полёте выпь несколько напоминает сову, так как полёт довольно плавный и тихий.

Проще всего узнать о наличии выпи в исследуемом районе по характерному брачному крику самца, который хорошо слышен на расстоянии 1-2 км, а в идеальных условиях — 5 и даже 6 км. Однако, в некоторых случаях (например, в ветреную погоду) его можно не услышать на расстоянии всего 200-400 м.

Голос. «Песня» самца состоит из нескольких частей: щёлканье клювом (некоторыми авторами описывается как «клик», слышно только на очень близком расстоянии и не всегда издаётся), затем серия звуков, похожих на вдох (слышны обычно в непосредственной близости от птицы), затем — серия из 3-9 слогов «уп-бум». В целом это слышится как: «клик-клик-клик — уп-уп-уп-бум, уп-бум, уп-бум, уп-бум». Элемент «уп», ассоциируется с набором воздуха и является «функциональным» (Puglisi et al., 2001).

Перед тем, как издать крик, самец осматривается или прислушивается. Затем он опускает шею вниз, держа её s-образно согнутой, перья по бокам шеи встопорщены, на туловище приподняты (птица как бы «надувается»), клюв чуть опущен, иногда почти касается земли или воды. Потом самец начинает издавать первую часть крика «уп», при этом его шея движется немного вперёд в горизонтальном направлении, он как бы делает хватательные движения полураскрытым клювом. Затем клюв закрывается и следует «буханье». (Alessandria et al., 2003, по видеоматериалам Ф. Сабина и Ф. Дешандоля (Ph. Sabine, F. Deschandol).

В гнездовой период самцы кричат практически круглые сутки, но пик активности приходится на 2 ч до восхода и 2 ч после захода солнца. В это время самец может издавать крики примерно каждые 1-2 мин. В дневное и ночное время при высокой плотности населения самец издаёт крик каждые 20^40 мин (вероятно, самцы провоцируют друг друга), при низкой — значительно реже. Во время активной вокализации самцы могут как находиться всё время примерно в одном и том же месте, так и довольно активно перемещаться. Так, за 40 мин наблюдения один самец прошёл по своему участку около 150 м, при этом регулярно издавая крики. Другой за 1 ч наблюдений дважды перелетал из одного островка растительности в другой, также почти не переставая активно кричать.

Голос самца очень низкий, его частота лежит в пределах до 700 герц. Песня каждой особи имеет индивидуальные признаки, благодаря чему птиц можно отличать друг от друга в поле даже без применения звукозаписывающей техники (Gilbertet, McGregor, 1994; данные автора очерка). Часто 1-2 элемента «бум» звучат очень глухо и тихо; песня некоторых самцов состоит только из таких звуков, и в этом случае их можно услышать только на небольшом расстоянии (обычно не более 500 м в хорошую погоду). Исследования показали, что количество таких элементов, как и вообще количество «бухов» на одну песню, не может служить отличительным признаком состояния и возраста птицы (Puglisi et al., 2001).

У самцов в весеннее время сильно развивается мускулатура шеи, необходимая для того, чтобы издавать крик (Puglisi et al., 2001); у отловленных в Белоруссии самцов диаметр шеи составлял 3-5,7 см, в среднем 4,7 см (п = 7). В полете (вечерние полёты кругами и во время миграции) выпь издаёт хриплые гнусавые крики «кау», или «кво», повторяющиеся с интервалом 6-50 сек. По мнению некоторых специалистов, этот крик играет фундаментальную роль в формировании миграционных групп (Puglisi, Baldaccini, 2000). Очень сходные звуки, но с большей частотой, издаёт самка при беспокойстве у гнезда.

При беспокойстве пуховые птенцы издают тихие быстро повторяющиеся крики «ки-ки-ки-ки-ки». И. А. Долгушин (1960) отмечал, что начавшие летать молодые как-то особенно покрякивают, издавая нечто вроде «корк... корк».

Описание

Окраска. Самцы и самки по окраске оперения не различаются. Окраска взрослых птиц. Основные тона в окраске оперения — соломенно-жёлтый, охристый, чёрный (буро-чёрный), коричневый разных оттенков. Голова песочно-жёлтая до светло-жёлто-коричневой (новое перо). Горло, вся нижняя сторона шеи и живот — палевые. На голове чёрная или тёмно-бурая «шапочка», продолжающаяся полосой того же цвета по верхней стороне примерно до первой трети или середины шеи. Перья на затылке образуют длинную «гриву», которую птица встопорщивает в возбуждённом состоянии. Длинные перья на этой «гриве» имеют светлые соломенно-жёлтые кончики, которые со временем обламываются (изнашиваются). Верхняя часть шеи покрыта пуховым пером, которое прикрыто длинными перьями «гривы» и перьями с боков шеи. От угла рта и нижнего века по границе палевого и жёлтого идёт чёрный или тёмно-коричневый «ус». Его ширина и длина варьируют в широких пределах независимо от половой принадлежности птицы. У всех обследованных в Белоруссии оперённых молодых (п = 4) ус был слабо выражен (очень короткий); но небольшое количество обследованных птиц не позволяет утверждать, что этот признак характерен для всех представителей данной возрастной группы.

Боковая сторона шеи и верхняя часть у её основания песочно-жёлтая или коричневатая, перья с тонкой тёмной окантовкой. На нижней части горла и шеи по палевому фону идут длинные коричневые полосы или пестрины, низ тела и испод крыла так же окрашен — светло-жёлтый или палевый с мелкими чёрными или коричневыми пестринами. Спина покрыта чёрными перьями с широкой жёлтой окантовкой. Перья поясницы мягкие, пуховые, охристые с чёрным рисунком. Перья хвоста песочно-жёлтые, покрыты чёрными пятнами и разводами различного рисунка. Надхвостье окрашено сходно, подхвостье очень светлое, почти белое.

Верхние кроющие крыла по окраске сходны с общим тоном шеи — жёлто-коричневатые с чёрным рисунком, сильно обесцвечиваются при выгорании и износе. Маховые обычно несколько темнее, чем кроющие, однако интенсивность окраски и количество чёрного на них очень широко варьирует. Характерно преобладание тёмных тонов в окраске этих перьев, достигающее 80-95% их поверхности.

Пропорции чёрного и светлого в оперении сильно варьируют у разных экземпляров, форма и цвет пестрин так же весьма различны. Кроме того, интенсивность окраски оперения меняется по сезонам вследствие сильного выгорания, чёрный цвет становится коричневатым или бурым, жёлто-коричневый — песочным, светло-жёлтым.

Окраска голой уздечки, как и кожа вокруг глаз, у самок в сезон размножения буроватооливкового цвета, выступающие участки желтоватые. Подобная окраска отмечалась у в всех отловленных на гнёздах самок (п = 31). У самцов в течение сезона размножения (март-июнь) голая кожа на голове становится яркой светло-голубой, с розоватым оттенком из-за просвечивающих под кожей кровеносных сосудов (п = 34). У одной ещё не приступавшей к гнездованию самки, отловленной в Белоруссии 16 мая 2005 г., так же был отмечен голубоватый оттенок уздечки, однако он был не столь ярким, как у самцов, выступающие части были желтоватыми. Все птицы, пойманные вне сезона размножения (п = 5, из них 1 самец и 4 самки), имели цвет уздечки буро-оливковый, независимо от пола (Dmitrenok et al., 2007; Hancock, Kushlan, 1984).

Окраска радужины может быть различной: большей частью жёлто-оливковая вокруг зрачка с оранжевым ободком по краю, с некоторым затемнением под зрачком; оранжево-коричневая с небольшим жёлтым кругом вокруг зрачка; однотонно тёмно-бордовая, тёмная оранжево-красная или тёмно-каштановая. Окраска радужной оболочки глаза варьирует индивидуально, но, как выявлено с помощью повторных отловов ранее окольцованных птиц, с возрастом становится темнее. Последовательность смены цветов в ходе изменения окраски радужной оболочки пока точно не установлена (Dmitrenok et al., 2007).

Птенцовый наряд. Птенцы вылупляются в пуху. Эмбриональный пух коричневый, на нижней стороне тела светлее. Встречаются вариации окраски от оранжево-коричневой до темно (шоколадно)-коричневой. Ноги у однодневных птенцов телесно-розовые, затем серовато (голубовато-) жёлтые, с возрастом становятся более жёлтыми. Голая уздечка оливково-бурая посередине и желтоватая по разрезу клюва и в его верхней части. Клюв при вылуплении телесно-розовый с чёрным кончиком, яйцевой зуб белый. Яйцевой зуб и чёрная окраска кончика клюва сохраняется как минимум до 30-дневного возраста.

Окраска радужной оболочки глаза у птенцов оливково-жёлтая, тусклая, однотонная и одинаковая у всех птенцов (более чем 300 обследованных на территории Белоруссии и Франции птенцов) (Dmitrenok et al., 2007).

К 25-30 дням птенцы полностью покрыты перьями, гнездовой наряд мало отличается от наряда взрослых птиц.

Последующие наряды неотличимы от наряда взрослых птиц.

Строение и размеры

Основные промеры взрослых больших выпей из Европы приведены в таблице 8.

Таблица 8. Размеры (мм) и масса (г) большой выпи
(среднее ± стандартное отклонение, минимальные и максимальные значения, размер выборки)
Самцы Самки
Масса телаДлина крылаКлюв от пераЦевка Масса телаДлина крылаКлюв от пераЦевка
Белоруссия, Dmitrenok et all., (2007)
1510±194,72351±8,9872,4±2,52103,5±8,00844±157,25317±5,9868,5±1,7690,5±2,77
1195–1800335–36667,2–75,892,7–121,0734–966308–32664,7–71,085,5–94,6
n=10n=10n=10n=10n=14n=13n=14n=14
Зап. Европа, Dmitrenok et all., (2007)
1574±241,72348±9,9472,4±3,13103,5±6,63878±102,03316±8,5567,3±2,6791,7±3,32
990–2060318–36865,5–78,092,7–121,0700–1145290–33061,0–71,185,5–99,7
n=43n=39n=43n=36n=30n=29n=30n=28
Bauer & Glutz von Blotzheim (1966), Зап. Европа Cramp (1977)
639±194,6346±6,6769,1±3,24102±3,53556±86,0311±7,3464,3±2,1091,0±2,63
462–867335–35761–7497–109430–750296–32760–6887–95
n=12n=21n=20n=11n=16n=16n=16n=9
Baker (1993)
333,470,89830666,491,6
310–34766–7588–105278–33660–7183–98
n=20n=20n=18n=15n=15n=14


Длина тела самцов 740-790 мм, самок 680-776 мм. Размах крыльев самцов 1 100-1 365 мм, самок 1130-1340 мм (п = 3 для самцов и п = 8 для самок, ЗМ МГУ). По данным А. И. Янушевича и др. (1960), для Киргизии длина тела 730-775, крыло 323-359, хвост 110-125, цевка 95-105, клюв 63-80 мм, вес в среднем до 1 000 г (п = 6). Для Узбекистана: длина крыла 260-362 мм, клюва — 60-75 мм, цевка 90-102 мм, вес 820-1 000 г3 (Салихбаев, Богданов, 1961).

Первостепенных маховых 11 (первое рудиментарно), самое длинное из них третье; второе и четвёртое первостепенные почти равны ему (отличаются на 1-6 мм или равны третьему). На маховых перьях вырезки нет. Хвост короткий, рулевых перьев 10.

Клюв длинный, его длина от границы оперения равна или чуть больше длины головы от основания клюва до затылка. На передней части надклювья и подклювья (немного не доходя до ноздри) расположены мелкие зубчики.

Масса тела сильно колеблется в зависимости от сезона. В гнездовое время масса самок (п = 14) в Белоруссии составляет в среднем 844, самцов (п = 7) — 1 468 г. К осени птицы «набирают» жир, и масса их тела может возрасти почти вдвое (Dmitrenok et. al., 2005). Истощённые птицы очень сильно теряют в весе. Так, самцы, умершие, как полагают авторы, от голода, весили 600, 602, 702 г (Newton et al., 1994).

Линька

У взрослых птиц в сезоне одна послегнездовая линька, которая начинается вскоре после окончания сезона размножения и заканчивается к середине осени. По некоторым данным (Witherby et al., 1939, цит. по: Cramp, 1977), у некоторых птиц она может длиться до января, и даже до марта (Baker, 1993), но у большинства заканчивается к ноябрю. Взрослый самец выпи, пойманный на юге Белоруссии 5 октября 2002 г., имел полностью новое контурное оперение, линька была полностью завершена. У одной самки, успешно выведшей птенцов, смена контурного и хвостового оперенья происходила в июле на её гнездовом участке. Считается, что линька маховых перьев в семействе цаплевых, в том числе у выпи, нерегулярная (Cramp, 1977; del Hoyo et al., 1992; Baker, 1993). Она начинается от нескольких центров, при этом в каждом есть восходящее или нисходящее направления. От одного года к следующему сохраняется различное количество перьев.

Некоторые данные по линьке маховых у большой выпи собраны на территории Белоруссии, Франции и Италии (Dmitrenok et al., 2007). Обследованные взрослые выпи имели маховые перья разных генераций. Не выявлено явной очерёдности в смене маховых: линька может включать как удалённые друг от друга, так и серии последовательных перьев. У 48 отловленных взрослых птиц перья разных генераций выглядели как случайно распределённые.

В пяти случаях была возможность сравнить одно и то же крыло до и после послегнездовой линьки (п = 50 первостепенных маховых). В итоге получены следующие данные: 32% первостепенных маховых перьев менялись через два последующих года, 62% линяло в течение года, 6% не сменилось. Для второстепенных маховых эти показатели были, соответственно, 26, 60 и 14%. Следовательно, маховые перья заменялись в среднем каждые два года, однако некоторые из них менялись чаще, другие сохранялись и после двух последовательных линек. Некоторая часть взрослых птиц полностью меняет летом все маховые перья.

В 9 случаях была возможность сравнить 2 крыла одной птицы. Сравнение показало, что линька шла не вполне симметрично, поскольку одно-три соответствующих пера оказывались разной генерации. При этом, кроющие первостепенных маховых были примерно того же возраста, как и соответствующие маховые в 68% случаев (п = 28 у 18 птиц), тогда как большие кроющие второстепенных — никогда (Dmitrenok et al., 2007).

Частичная постювенильная линька ограничивается оперением туловища и хвоста. Она начинается от головы и шеи, вскоре после подъёма птиц на крыло. Частично меняются кроющие крыла и, возможно, некоторые маховые. Не исключено, что голова линяет снова в середине зимы или ранней весной (Baker, 1993). Отдельные неполовозрелые особи могут менять только часть маховых перьев (Cramp, 1977).

Подвидовая систематика

Выделяют два подвида. На территории Северной Евразии обитает один подвид:

1. Botaurus stellaris stellaris

Ardea stellaris Linnaeus, 1758, Syst. Nat., ed. 10, c. 144, Швеция.

Весь ареал вида в пределах бывш. СССР.

Подвид В. s. capensis Shlegel, 1863 (2) обитает в Юж. Африке, он отличается меньшими размерами и менее интенсивной охристой окраской.

Замечания по систематике

Выпи с Дальнего Востока более густо исчерчены и могли бы быть выделены в самостоятельный подвид. Однако различия между ними и другими представителями вида могут быть отнесены и к обычным цветовым вариациям (Hancock, Kushlan, 1984).

Распространение

Гнездовой ареал. Выпь можно назвать эндемиком Старого Света. Ещё в середине прошлого века её гнездовой ареал занимал практически всю Западную Европу, за исключением большей части Британских о-вов, Исландии и северных районов Скандинавии, простирался по всей территории бывш. СССР южнее 58-62° с.ш. — до Магаданской обл. и Сахалина, в Якутии местами по Колыме доходил до 68° с.ш. (Воробьёв, 1963). При этом на территории Вост. Европы от южной Карелии до Крыма, в Закавказье и республиках Средней Азии выпь отмечали на гнездовании во всех подходящих биотопах, за исключением засушливых зон и горных районов (Воронцов, 1937; Иванов, 1940; Пузанов и др., 1955; Янушевич и др., 1959; Долгушин, 1960, 1969; Федюшин, Долбик, 1967; Птушенко, Иноземцев, 1968; Костин, 1983; Мальчевский, Пукинский, 1983; Мекленбурцев и др., 1987; Астафьев, 1998; Сотников, 1999; Рябицев, 2001; Иванчев и др., 2003; Patrikeev, 2004 и др.); её считали обычной также на Дальнем Востоке (Шульпин, 1936; Яхонтов, 1942; Воробьев, 1954; Панов, 1973 и др.). На Сахалине выпь относили к редким залётным (пролетающим) видам (Нечаев, 1991), гнездование её не было подтверждено. Гнездование Botaurus s. stellaris регистрировали на средиземноморском побережье Марокко и Алжира, а В. s. capensis — на крайнем юге Африканского континента (Спангенберг, 1951).

К началу XXI в. положение существенно изменилось. Согласно С. Крэмпу (Cramp, 1977), выпь в Европе уже в 1980-х гг. гнездилась спорадично (рис. 28), а обширные пространства, занятые её ареалом на Азиатском континенте, объяснялись не повсеместным там обитанием, а скорее относительно слабой изученностью этой территории. Тем не менее, выпь можно считать здесь скорее обычным немногочисленным, чем редким на гнездовании видом, хотя кое-где её относят к последним (например, в Белоруссии, по М. Е. Никифорову и др., 1989). Два очага гнездования существуют на юго-востоке Африки (del Hoyo et al., 1992).

Рисунок 28. Область распространения большой выпи:

Рисунок 28. Область распространения большой выпи:
а — область гнездования, б — районы зимовки, в — залёты, г — наиболее вероятные пути осенних миграций. Подвиды: 1 — Botaurus s. stellaris, 2 — В. s. capensis. По Hancock, Kushlan, 1984 и Cramp, 1977, с уточнениями.



На просторах Вост. Европы и Сев. Азии северная граница распространения выпи проходит следующим образом. Огибая Ладожское оз., она захватывает юг Онежского оз. и вдоль 61° с.ш. устремляется, смещаясь немного к северу, к месту слияния Сухоны с Вычегдой. В этом районе регистрируют самые северные места встреч выпи на востоке Европы. Затем граница несколько отклоняется к югу, пересекает Уральские горы и лишь около места впадения р. Вах в Обь вновь отклоняется к северу. Енисей пересекает ниже впадения в него р. Вельмы. Идёт на восток примерно вдоль 63-й параллели, пересекает Лену на уровне Вилюя. Затем поднимается вновь севернее, к верховьям Яны и Индигирки. Пересекая Колыму, резко сворачивает на юг и подходит к океанскому побережью вдоль 152° в.д. По всей территории южнее очерченной линии большая выпь гнездится во всех подходящих биотопах (Воробьев, 1963; Мальчевский, Пукинский, 1983; Сотников, 1999). В последние годы гнездовой ареал вида был уточнён (рис. 29).

Рисунок 29. Ареал выпи в Вост. Европе и Сев. Азии:

Рисунок 29. Ареал выпи в Вост. Европе и Сев. Азии:
а — область гнездования; б — районы зимовки.

Зимовки

В середине XX века к местам зимовки причисляли как юг Европы, Закавказья, Средней Азии, так и обширные районы в Индии, Китае, Вост. и Центр. Африке (Спангенберг, 1951). В настоящее время ситуация несколько изменилась. В частности, область зимовок в Африке значительно сократилась: если в середине XX столетия выпь регистрировали почти на 90% этого континента (Спангенберг, 1951), то уже к концу 1980-х гг. считалось, что Botaurus s. stellaris зимует там лишь в окрестностях оз. Танганьика (Cramp, 1977). Впрочем, оказалось, что это не совсем так (Hancock, Kushlan, 1984) — материалы мечения, коллекционные сборы и отдельные наблюдения показывают, что в незначительном количестве выпь встречается зимой также в Египте, некоторых оазисах Сахары, в Нигерии, Судане, Эфиопии, Эритрее, северо-востоке Конго, Анголе, Намибии, на востоке ЮАР в примыкающих районах Мозамбика, Зимбабве, Ботсваны (del Hoyo et al., 1992).

Необходимо отметить, что выпи, в отличие от многих других цапель, часто остаются зимовать в местах гнездования, особенно на юге ареала. Зимовки их отмечены также на берегах Балтийского моря и, в том числе, в Прибалтике. В Белоруссии зимуют лишь единичные экземпляры на незамерзающих водоёмах (Дмитрёнок и др., 2005). В Великобритании, Франции, Италии большая выпь — оседлый и зимующий вид. Однако в неблагоприятные годы при замерзании водоёмов многие птицы сильно истощаются, а часть из них гибнет.

Миграции

Редко регистрируются из-за того, что выпь не склонна к образованию больших стай. Весной на местах размножения птицы появляются с исчезновением снежного покрова (в Казахстане, по данным И. А. Долгушина (1960), это происходит ещё при его наличии). Для суждения о появлении выпи используют как визуальные встречи птиц, так и их брачные крики — «буханье», по которым можно определить наличие прилетевших особей, не видя их, но находясь в соответствующих угодьях. Считают (Плесский, 1960), что первое время после прилёта на места гнездования птицы молчат, что подтверждают наблюдения в Рязанской обл., где визуальные встречи и «буханье» отличались по срокам регистрации почти на месяц (Иванчев и др., 2003). Поэтому использование разных толкований термина «первая встреча» может привести к существенным погрешностям. Это следует иметь в виду при анализе приводимых разными авторами дат — в случае, если авторы не указывают применённого ими оценочного критерия.

На юге Белоруссии первые крики выпей регистрируют в середине — конце марта (Дмитренок и др., 2005). В Ленинградской области в наиболее ранние весны первые особи появлялись 12-17 апреля, а разгар брачных криков приходится на май, хотя крики самцов нередко слышатся и в конце апреля (Мальчевский, Пукинский, 1983). По обширным территориям постсоветского пространства Вост. Европы прилёт выпи происходит плавно, вслед за наступлением весны. Ю. В. Костин (1983) наблюдал первые встречи этой птицы в Крыму с 14 марта по 27 апреля. В центральных регионах Европейской России (Рязанская обл.) визуальные встречи регистрировали 1-9 апреля, а брачные крики — 6 мая (Иванчев и др., 2003). В Нижегородской обл. и Татарстане выпь появляется в середине апреля (Пузанов и др, 1955; Приклонский, 1977). Конкретные данные приводятся для Кировской обл.: это 14 апреля 1995 г. и 5 мая 1988 г., а в среднем за годы наблюдений (п = 7) — 25 апреля (Сотников, 1999).

В ближнем Зауралье, Зап. Сибири и Средней Азии движение выпи весной к местам гнездования происходит таким же образом. В Вост. Сибири и на Дальнем Востоке эти даты смещаются на несколько более поздний срок (Воробьёв, 1963; Иванов, 1969; Мекленбурцев и др., 1987; Салихбаев, Богданов, 1961; Янушевич и др., 1959 и т.д.). Весной наиболее раннее появление на Ханке отмечено 28 марта 1978 г. и 30 марта 1973 и 1974 гг. (Глущенко и др., 2006), а в долине р. Раздольная у Уссурийска наиболее раннее появление зарегистрировано 27 марта 2003 г. и 30 марта 2005 г. (Глущенко и др., 2006).

Осенние перемещения выпи происходят столь же незаметно, но иногда удаётся наблюдать, как птицы собираются в группы, готовясь к миграции. Так, 17 сентября 1957 г. в месте впадения р. Белой в Каму (Татарстан, дер. Каракулы) в 21.35 в наступающих сумерках заметили выпь, взлетевшую с небольшого болотца и кругами устремившуюся вверх. Через минуту оттуда же появилась вторая птица, которая также начала подниматься по восходящей спирали. Чуть позднее из соседнего болотца появились ещё 3 выпи. Подъём происходил с редкими гортанными вскриками птиц. Совершив несколько кругов над болотом на высоте около 150-200 м, птицы выстроились в «линию» (по терминологии Молодовского, 2001) и устремились на юго-восток. Удалось заметить, что примерно в 500 м к ним присоединилось ещё 4-6 птиц. Точно такую же картину сбора птиц к осеннему перелёту наблюдали в Окском заповеднике в середине сентября 1963 г., с той только разницей, что здесь выпи направились на запад (С. Г. Приклонский, устн. сообщ.). По наблюдениям В. П. Иванчева с соавторами (2003), отлёт выпи в Рязанском крае происходит во второй половине сентября — начале октября. Летящие в густых сумерках на юг или на юго-запад птицы отмечены 2 сентября, 3, 19 и 21 октября 2001 г. в разных частях поймы в охранной зоне ОГЗ.

В Белоруссии осенний пролёт выпи растянут с августа по ноябрь. Уже в конце августа на р. Припять удаётся увидеть одиночных птиц, пролетающих в западном или юго-западном направлениях. Регистрируют в это время по одной птице за 4-5 дней. Наибольшее количество мигрирующих птиц в Белоруссии отмечают в первой половине октября (Дмитренок и др., 2007).

В Сокольском р-не Ивановской обл. удалось подметить массовое движение на юг и юго-восток выпей как по одиночке, так и небольшими (до 4-5 особей) стайками на вечерних зорях в начале октября 1953 г. (Н. Соболёв, устн. сообщ.).

Приведённые наблюдения показывают, что осенняя миграция большой выпи в центре Европейской части бывш. СССР начинается с подвижек отдельных особей в последней декаде августа, продолжается в сентябре (с большей численностью участвующих в процессе птиц) и завершается массовым отлётом в первой половине октября. Однако часть птиц может задерживаться до наступления морозов. Вероятно, таков же характер осеннего движения выпи на всём пространстве её ареала.

Местообитание

Выпь населяет различные типы водно-болотных угодий, в которых имеется достаточное количество высокой надводной растительности. Типичным для вида гнездовым биотопом служат обширные заросли тростника, растущие по берегам стоячих или медленно текущих водоёмов. Вид столь же успешно населяет и сильно мозаичные места обитания, например, озёра или пруды с отдельными незначительными по площади (с полгектара и меньше) зарослями растений, поймы рек с небольшими островками тростника по краю стариц и пойменных озёр. Гнездится также на низинных болотах. Рыбхозы и зарастающие тростником и рогозом вторично заболачиваемые торфоразработки во многих регионах (Белоруссия, Кировская, Нижегородская области и др.) также являются важными гнездовыми и кормовыми биотопами вида, наряду с рисовыми чеками в Крыму (Костин, 1983) и водоёмами-отстойниками в Рязанской обл. (В. П. Иванчев, устн. сообщ.). В Якутии выпь населяет многочисленные озёра, особенно, в долинах рек (Воробьёв, 1963).

Во время пролёта и на зимовке выпь значительно менее требовательна к выбору мест обитания, её можно встретить на морском побережье, по окраинам заболоченных участков с кустарником и по берегам арыков с небольшими зарослями тростника (Дементьев, 1952), по незамерзающим арыкам и разливам, на прудах, озёрах и речках (Долгушин, 1960), в заболоченных местах с кустарниковой растительностью и по берегам оросительных каналов с негустой высокоствольной растительностью (Мекленбурцев и др., 1987).

Места гнездования, в основном, располагаются не выше 200 м над ур. моря. Выпь переносит солоноватую воду, может обитать в эстуариях или болотистых дельтах, но отсутствует на морском побережье (Cramp, 1977). Избегает мест обитания с сильными перепадами уровня воды и мест, где кислотность превышает pH 4,5 (Voisin, 1991).

Численность

Из-за одиночного образа жизни численность выпи трудно поддаётся оценке: в Восточной Европе её чаще относят к разряду обычных, хотя и немногочисленных птиц, подчёркивая спорадичность её гнездования, тесно связанного с наличием необходимых биотопов. Конкретные сведения по некоторым странам, опубликованные в Атласе птиц Европы (Hagemeijer, Blair, 1997), таковы. На Украине гнездится 4 200 (4 000-4 300) пар, в Белоруссии — 1 000 (950-1 200), в Эстонии и Латвии — по 250 пар. Здесь же сообщается, что в европейской части России численность достигает 10-30 тыс. пар. По современной оценке численность большой выпи в Европейской части России составляет 13-25 тыс. пар (Мищенко, 2004). В некоторых других европейских странах количество выпей (гнездящихся пар = «кричащих» самцов) следующее: в Польше — 4 100-4 800, Румынии — 1 500-2 000, Германии — 360-620, Венгрии — 450, Франции — 210-317, Швеции — 360-400, а в сумме в 25 странах Евросоюза — 7 900-10 000 (Hagemeijer, Blair, 1997). Если сопоставлять эти данные с опубликованными прежде (Cramp, 1977), создаётся впечатление о стабильности в целом численности выпи в Европе за последние полстолетия.

Плотность размещения гнёзд на территории ареала весьма неоднородна: от 1 гнезда на 100 км2 до 3,9-6,5 пар на 1 км2 в характерных местах обитания вида (Спангенберг, 1951; Дементьев, 1952; Зиновьев, 1982; Астафьев, 1998; Сотников, 1999; Рябицев, 2001; Иванчев и др., 2003; Мищенко, 2004; Дмитренок, 2005 и др.). Замечено, что после суровых зим плотность гнездования выпи уменьшалась в таких странах, как Британия, Швеция, Нидерланды (Cramp, 1977).

Размножение

Вскоре после прилёта самцы начинают вокализировать. В регионах с холодными зимами первые выпи начинают кричать, когда на водоёмах ещё достаточно много льда. ...

Суточная активность, поведение

На содержащихся в неволе птицах установлено, что в норме выпи активны в дневное время, а в ночное время спят примерно с 20 ч до 4:00(Voisin, 1991). В природе в светлое время суток птицы кормятся, в вечерние и утренние сумерки в гнездовой период самцы активно кричат. С помощью радиопрослеживания выявлено, что в ночное время самцы выпи большую часть времени остаются на одном и том же месте, но так же зафиксированы их перемещения на 30-210 м (Gilbert, Tyler, Smith, 2005). Миграции также происходят в сумерках, ночью, изредка днём в пасмурную погоду.

Большая выпь мало летает и большую часть времени передвигается пешком по зарослям растительности. Обычно птица ходит медленно, высоко поднимая ноги. На глубоких местах перемещается, обхватывая длинными пальцами стебли растений. Может взбираться вверх по тростнику, ходить по заломам. При необходимости способна двигаться быстро через открытые места и плавать по открытой воде. Устраивает присады в траве, на рогозе и тростнике на высоте до 1 м над водой, которые представляют собой заломанную растительность, образующую небольшую круглую или вытянутую площадку. Здесь выпи отдыхают (рис. 30а); под такими присадами часто можно найти выпавшие перья, частички перьевых чехликов, иногда погадки. В травянистой растительности можно заметить «тропы» из примятой в одном направлении осоки или злаков на некоторой высоте над водой (Hancock, Kushlan, 1984; данные автора очерка). При приближении человека птицы затаиваются, принимая характерную «позу выпи»: тело, шея и клюв вытягиваются почти вертикально вверх, глаза смотрят вперёд, при этом птицы могут слегка покачиваться, как бы имитируя движения растительности под ветром (рис. 30б). Нам часто удавалось наблюдать иную позу затаивания: птица плотно сжималась в комок, втянув шею и выставив клюв вперёд и вверх, при этом обычно нижняя часть тела выпи и лапы были погружены в воду. Вероятно, надеясь на свою покровительственную окраску, птицы часто подпускают человека вплотную. «Загнанные в угол», выпи (особенно, самцы) активно защищаются, принимая угрожающую позу (рис. 30в): раскрыв крылья и встопорщив перья на шее, птица широко раскрывает клюв и делает резкие выпады, нанося удары агрессору (Voisin, 1991).

Рисунок 30. Некоторые позы большой выпи (по: Bauer, Glutz von Blotzheim, 1966):

Рисунок 30. Некоторые позы большой выпи (по: Bauer, Glutz von Blotzheim, 1966):
a — поза покоя, б — поза при затаивании, в — угрожающая поза.



В дневное время выпи совершают кормовые перелёты. Большинство таких перелётов короткие, при этом птицы обычно летят низко над растительностью или водой и быстро садятся. Особенно часто такие полёты можно наблюдать в период выкармливания птенцов.

Внутривидовые демонстрации мало изучены. При некоторых демонстрациях большое значение имеют длинные светлые перья, растущие на плечевой птерилии, которые в спокойном состоянии обычно скрыты под крыльями, а в состоянии возбуждения поднимаются и становятся очень заметными (Cramp, 1977; Voisin, 1991).

Брачное поведение большой выпи изучено недостаточно. Описано лишь несколько случаев ухаживания. В одном из них самец регулярно «бухал» в нескольких метрах от кормящейся самки. Держа шею вытянутой, а клюв направленным вниз, он приблизился к самке и прошёлся около неё налево, затем направо. В это время самка держала тело параллельно земле, шея и клюв были направлены вверх. Самец зашёл к ней сзади, взобрался на неё, держа крылья слегка опущенными, после чего последовала копуляция. Затем самка привела в порядок оперение и взлетела; самец последовал в ту же сторону пешком. В другом случае самец «бухал», когда две самки находились примерно в 10 и 30 м от него. Он подошёл к ближайшей самке, втянул шею в плечи, затем вытянул шею и, опустив клюв, двигался сначала с левой стороны самки, затем с правой, однако самка убежала. Самец перелетел ко второй самке и некоторое время стоял рядом, опустив клюв вниз. Через некоторое время обе птицы полетели туда, где приземлилась первая самка (Alessandria et al., 2003).

Одной из характерных особенностей поведения большой выпи служат полёты кругами над гнездовым биотопом в сумерках или в темноте. Полет неравномерный, на высоте около 60 м, длится до 10 мин. Часто несколько выпей летают вместе, могут парить как чайки, а затем резко «падают» в заросли растительности (Hancock, Kushlan, 1984). В полёте птицы регулярно издают характерный крик «кау». Роль этих полётов пока точно не выявлена, но, видимо, они довольно полифункциональны и связаны как с брачным, так и с территориальным поведением. В. Н. Сотников (1999) отмечает, что подобные полёты можно наблюдать до конца мая, иногда в июне. Обычно по 2-3 птицы летают вечером, ночью, утром, иногда и днем. В Италии отмечали антагонистическое поведение в полёте: одна выпь летела по направлению к другой с шеей, вытянутой вертикально; перья на шее и затылке подняты, клюв расположен горизонтально (Puglisi, Baldaccini, 2000).

Полёты кругами наблюдаются также в конце лета и осенью. В одном случае в середине октября на рыбхозе «Локтыши» в Белорусском Полесье отмечено, как в глубоких сумерках начали кричать, летая кругами, сразу несколько птиц. В стороне от них появилась ещё одна выпь, которая спешно летела с криками «кау» в сторону отмеченной прежде группы. Неоднократно одиночных выпей и небольшие группы до 12 птиц наблюдали в августе-октябре в разных районах Белоруссии. Птицы в сумерках начинали летать кругами над тростниками, а затем улетали в одном направлении; при этом они постоянно издавали крик «кау». Несомненно, такие полёты играют важную роль при формировании миграционных групп (Puglisi, Baldaccini, 2000; Дмитренок и др., 2005).

Отмечено, что в весеннее время крик «кау» стимулирует активизацию «буханья» самцов (Gilbert, 1994). В Белоруссии в гнездовой период дважды удалось наблюдать, как до этого молчавший самец начинал активно «бухать», услышав крик «кау» от пролетавшей над его участком большой выпи.

Питание

Большая выпь охотится в мелководной зоне водоёмов и изредка на суше, собирая в основном водных и околоводных животных. Её рацион достаточно разнообразен. В настоящее время в питании выпи найдено 85 видов животных из 31 семейства; из них 40 видов — насекомые, 20 — рыбы, 6 — амфибии. Благодаря характерной для многих цаплевых способности отрыгивать содержимое желудка при беспокойстве, материал по питанию этого вида в большинстве случаев собирают прижизненным методом. Кроме того, выпи отрыгивают непереваренные остатки пищи (в основном кусочки хитина от покровов насекомых), образующие плотные погадки. Такие погадки можно найти на гнёздах или под присадами.

Преобладание той или иной группы животных в питании выпи напрямую зависит от видового состава потенциальных жертв в осваеваемом ею биотопе, и, возможно, от сезона. В большинстве случаев основным кормом большой выпи является рыба (Спангенберг, 1951; Cramp, 1977; Voisin 1991). Однако видовой состав потребляемых рыб широко варьирует в зависимости от местных условий. В. Г. Пчелинцев (1990) отмечал, что в пищевом рационе более 80% составляет рыба, в одном из гнёзд более половины всей принесённой рыбы приходилось на вьюна (Misgurnus fossilis). В Белорусском Полесье в питании выпей, гнездящихся на прудах рыбхозов, где основными выращиваемыми видами рыб являются карп и карась (Cyprinus carpio, Carassius auratus), 61% сырой биомассы корма составляли эти два вида рыб, а в пойме р. Припять и на низинном болоте в том же регионе среди рыб доминировали окунь и щука (соответственно, 7,2 и 8,5% биомассы, данные автора очерка). Кроме того, в питании отмечены щиповка Cobitis taenia, вьюн, судак Lucioperca lucioperca, ерш Gymnocephalus cernua, ротан Perccottus glehni, краснопёрка Scardinis erythrophthalmus, a так же представители родов Rutilus, Leuciseus, Cottus, Tinea, Gasterostidae, Salmo, Thymallus (Cramp, 1977; Пчелинцев, 1990; Иванчев и др., 2003; данные автора очерка) и другие виды рыб.

Не менее важными, а зачастую и основными кормовыми объектами выпи служат членистоногие. Так, В. Н. Сотников (1999) отмечает, что питание выпи составляют в основном насекомые (жуки, клопы, стрекозы) и их личинки, а также другие водные беспозвоночные (пиявки, ракообразные). На юге Франции в Камарге интродуцированный из Америки красный болотный рак Procambarus clarkii составлял значительно больше половины биомассы в пищевых пробах (п = 57) выпи (Poulin et al., 2004).

При исследовании питания выпи в Белоруссии встречаемость беспозвоночных составила 87%, (86 проб), причём она оказалась одинаковой на прудах рыбхоза, где рыба значительно преобладала по биомассе в питании выпи, и в естественных биотопах. По биомассе в пробах питания, собранных в пойме р. Припять и на низинном болоте Званец, наибольшее значение имели личинки жука-плавунца Dytiscus circumcinctus (21% биомассы в изученных пробах, п = 21). Всего беспозвоночные в естественных биотопах составили 42% общей биомассы проб. На рыбхозе из беспозвоночных в рационе доминируют личинки другого водного жука Cybister lateralimarginalis (4,7% биомассы, п = 65).

Сухопутные насекомые в питании выпи не играют существенной роли и в основном представлены видами, которые часто встречаются на надводной растительности: взрослые стрекозы, жуки рода Donacia. Реже встречаются жужелицы и слоники. Несомненно, некоторая часть этих жуков попадает в желудок выпи из пищеварительных трактов переваренных ими лягушек. На одном из исследовательских стационаров в Белоруссии часто в питании находили остатки пауков рода Dolomedes, единично отмечены медведка и даже колорадский жук (данные автора очерка). Кроме того, в литературе в качестве кормовых объектов указывают кобылок, дождевых червей, пиявок (Воробьев, 1963; Пчелинцев, 1990; Gilbert et al., 2003).

Роль амфибий в питании большой выпи, как правило, не столь велика, как рыб и членистоногих, однако в некоторых случаях эта группа доминирует. Так, Н. А. Зарудный (1888, цит. по: Спангенберг, 1951) считал, что головастики являются основной пищей птенцов. И. А. Долгушин (1960) указывал, что основную роль в питании выпи играют лягушки, их головастики и рыбы. По данным А.А. Винокурова (1965), 95% биомассы в пище выпи в Приазовье в летне-осенний период составляли земноводные, рыбы же были представлены только в 2%.

В Белоруссии встречаемость амфибий составила 10% на рыбхозе и 23,5% в естественных биотопах (соответственно 4,6 и 21,9% биомассы). В основном это были зелёные лягушки на рыбхозе и головастики чесночницы в пойме р. Припять.

Из млекопитающих в рационе выпи отмечены водяная полёвка Arvicola terrestris, полёвки рода Microtus и кутора Neomys fodiens (Долгушин, 1960; Cramp, 1977). В Белоруссии на рыбхозе встречаемость мыши-малютки Micromys minutus в пробах питания составила 9,2%, но только на одном из 8 обследованных прудов, где этот вид встречался наиболее часто.

Значительно реже из позвоночных животных в рационе выпи встречаются рептилии и птицы. Среди пресмыкающихся в питании отмечены уж Natrix natrix, гадюка Vipera berus, ящерицы рода Lacerta; из птиц упоминаются крапивник, усатая синица, а также «гнездящиеся в тростнике птицы» без указания их видовой принадлежности (Дементьев, 1952; Долгушин, 1960; Cramp, 1977; Hancock, Kushlan, 1984; Мекленбурцев и др., 1987; данные автора очерка).

Потребление моллюсков, вероятно, носит случайный характер. Среди 86 проб питания из Белоруссии только в одной были найдены два моллюска из рода Succinea.

В пробах питания встречается так же кусочки побегов и семена растений. Вероятнее всего, они попадают в желудок случайно, при захватывании корма. Не исключено, однако, что эти кусочки могут играть определённую роль при образовании погадок, на что указывает Н. Н. Скокова (1962).

Таким образом, выпь поедает наиболее доступные и многочисленные виды животных, и значимость того или иного вида в её рационе зависит от доступности и обилия его в кормовых биотопах.

Для птиц, содержащихся в неволе, суточный расход пищи оценён как одна пятая от веса тела (Lundevall, 1953, цит. по: Cramp, 1977). Восстановленная биомасса проб питания, собранных от птенцов выпи 2-дневного возраста на рыбхозе в Белоруссии, составляла 5-27 г (в среднем 14,2 г, п = 5), и 12-110 г (в среднем 50,5 г, п = 11) — у птенцов 12-15-дневного возраста. Самый крупный карп, отрыгнутый птенцом (возраст 10-13 дней), имел длину 140 мм (данные автора очерка). И. А. Долгушин (1960) отмечал, что выпь поедает главным образом мелкую рыбу, однако в желудках находили щук до 35 см длиной (такая щука весит не менее трети массы взрослой самки выпи). Количество жертв в одной пробе питания изменяется от 1 до 43 экз. (в среднем 7,2 экз., п = 86, Белоруссия, данные автора очерка).

Охотится выпь в светлое время суток (Puglisi et al., 2003; Gilbert et al., 2005; данные автора очерка). Некоторые авторы считают, что изредка она может охотиться и кормить птенцов и ночью (Voisin, 1991). Днём в хорошую погоду часто можно наблюдать кормовые перелёты выпи. При этом птицы, как правило, летят низко над тростником или водой и быстро «падают» в заросли растительности. Полёт прямолинейный и довольно тяжёлый. Самки садятся и взлетают несколько в стороне от гнезда. Обычно они совершают короткие перелёты по 50-200 м, но иногда улетают и на большее расстояние (1 000-1 500 м). Интересно, что такие перелёты выпь совершает даже в местах гнездования, очень богатых рыбой, таких, как выростные пруды рыбхозов. В ветреную или дождливую погоду перелётов не наблюдали. По-видимому, в таком случае птицы предпочитают охотиться, передвигаясь пешком по зарослям растительности. По данным, полученным с помощью видеозаписи, самка может охотиться, и непосредственно находясь на гнезде (Adamo et al., 2004).

По нашим наблюдениям, самки приносят птенцам корм примерно каждые 30-40 мин. Кормятся выпи в одиночку, но в особо кормных местах иногда можно спугнуть 2-3 птиц с отрезка берега в 50 м.

Выпи могут собирать корм в зарослях различных растений — тростника, рогоза, осоки, ежеголовника и т.д. Часто для охоты выбирают край сплавины, берега каналов, но так же часто они охотятся и в зарослях надводной растительности в нескольких десятках метров от открытой воды. Изредка выпь может кормиться и на берегу, далеко от воды (Пчелинцев, 1990).

Основной метод кормёжки — медленное перемещение и выслеживание добычи. На мелководье птица неспешно шагает почти по брюхо в воде, высоко поднимая ноги и часто останавливаясь с вытянутой вперёд шеей, высматривая добычу, затем быстро выхватывает из воды жертву. Время от времени она наполовину погружает клюв в воду, вытянув шею вперёд, в такой позе застывает на несколько мгновений, затем следует короткий бросок. На глубоких местах выпи охотятся, передвигаясь по стеблям растений, приминая зелёные листья. Добычу заглатывает целиком (Cramp, 1977; Hancock, Kushlan, 1984; Voisin, 1991; видеоматериалы Ф. Сабина и Ф. Дешандоля [Ph. Sabine, F. Deschandol]).

Охота выпи весьма успешна: за одно получасовое наблюдение птица 12 раз схватывала что-то в воде и сразу заглатывала добычу (Пчелинцев, 1990), за 50 мин наблюдений выпь поймала 42 маленьких рыбки (Voisin, 1991).

Враги, неблагоприятные факторы

Наибольший вред популяции выпи наносит уничтожение мест её обитания. Осушительная мелиорация была главной причиной сокращения численности выпи в Европе. Весенние палы так же приводят к сокращению численности выпи на гнездовании. Выгорание 50-60% сухой высокостебельной надводной растительности на прудах «экспериментального» рыбхоза привело к снижению численности вокализирующих самцов в среднем на 65%, плотность гнёзд уменьшилась на 86% (Дмитренок, 2005). К гибели гнёзд приводят также сильные перепады уровня воды в течение сезона размножения.

В Белоруссии за один сезон в окрестностях одного населённого пункта около 15 особей большой выпи погибло в капканах, поставленных на ондатру (О. Парейко, личн. сообщ.). Выпь нередко попадает под выстрел во время охоты на гусей, нелетающих птенцов часто давят бродячие собаки (Сотников, 1999). Интенсивность добычи большой выпи во время осенней охоты в Европейской части бывш. СССР, по данным из Тверской области, оценивается как 3 особи на 100 человеко-дней охоты (Зиновьев, 1982). В Белоруссии на рыбхозе «Белое» домашние собаки были основными разорителями гнёзд выпи. Гнёзда разоряют серая ворона, ворон, возможно, и другие врановые, енотовидная собака, норка, вероятно, и другие наземные хищники.

В питании больших подорликов в Белоруссии встречаемость большой выпи составила около 1% (4% от всех птиц — В. Домбровский, устн. сообщ.). Возможно, молодых выпей могут добывать и другие крупные хищники и совы — например, филин.

При обследовании 18 умерших в Англии выпей выявлено, что в крови у большинства умерших по разным причинам птиц содержалась ртуть и пестициды, иногда с высокой концентрацией (Newton et al., 1994). По мнению цитированных авторов, одна из этих 18 птиц умерла именно от отравления пестицидами.

Среди паразитов у выпи найдены гельминты: нематоды Thominx contorta, Contracaecum microcephalum, Porrocaecum crassum, Subulura suctoria, Desportesius brevicaudatus, Desmi-docercella numidica, Paronchocerca tonkinensis; цестоды Ligula intestinalis, Schistocephalus solidus; трематоды Echinostoma paraulum, Е. sudanense, tschertkovi, Е. petrovi, Echino-chasmus amphibolus, £. bursicola, Pegosomum spiniferum, Clinostomum complanatum, Prostho-gonimus cuneatus, Codonocephalus urnigerus, Apharyngostrigea cornu, Posthodiplostomum impraeputiatum, cuticola (Зиновьев, 1982).

На территории Белоруссии в крови большой выпи впервые зарегистрированы паразиты рода Leucocytozoon (Sporozoa, Haemosporida), а также гельминты Microfilaria sp. Общая экстенсивность заражения Leucocytozoon leboeufi (Mathis et Leger, 1911) составляет 29,4%. Экстенсивность паразитемии Microfilaria sp. — 11,8%. Этих паразитов регистрировали в смешанной инвазии с гемоспоридиями рода Leucocytozoon. Все отмеченные виды инвазии характерны лишь для взрослых птиц (Бабушникова, 2006).

В гнёздах большой выпи, преимущественно в странах центральной части Западной Европы, найдены Lynchia albipennis (=ardeae) (Say), Ornithoponus ardeae Macq, Ornithomyia avicularia L. и Lynchia ardea (Macq) (Hicks, 1959).

Хозяйственное значение, охрана

Вид не имеет существенного хозяйственного значения. Плотность гнездования большой выпи значительно меньше, чем у других рыбоядных птиц, поэтому ущерб для рыбхозов от выпи минимален. Кроме того, выпь во множестве поедает личинок жука-плавунца, который, как полагают, является врагом молоди рыб.

Во многих странах Западной Европы вид в настоящее время может гнездиться только благодаря специальным мерам по восстановлению мест его обитания. (Tyler, 1994).

Вид занесён в Красные книги Белоруссии, Литвы, Латвии; в России — в Красные книги или списки охраняемых видов многих субъектов федерации: республик Алтай, Башкортостан, Карелия, Коми, Татарстан, Удмуртия и Хакасия; Красноярского, Пермского, Приморского и Хабаровского краёв; областей Белгородской, Кировской, Ленинградской, Новгородской, Орловской, Сахалинской и Ульяновской; Еврейской автономной области.

Следующий вид   |   Том 7   |   Аистообразные (Ciconiformes)   |   Цаплевые (Ardeidae)