Птицы России и сопредельных регионов


Враги

Враги есть у всех птиц. Правда, на крупных хищников практически никто не нападает. Но если они оставят без присмотра гнездо с яйцами, то какая-нибудь особо дерзкая ворона или сорока может ими полакомиться. Иногда подвергаются нападениям мелкие хищники, совы, аисты, журавли, лебеди и другие. Сравнительно редко преследуются самые мелкие птицы — пеночки, корольки. Интересные наблюдения сделаны в Финляндии, где был собран массовый материал (более двух тысяч остатков съеденных ястребом-перепелятником птиц). На основании этих материалов установлено, что среди обычных лесных видов чаще всего добываются дрозды, а реже других — пеночки и корольки. Вес первых от 50-60 до 130 граммов, вторых — 5-10 граммов. Частота встреч дроздов в рационе перепелятников в среднем вдвое превышает частоту встреч этих птиц в природе. В то же время для самых мелких лесных птиц эта зависимость оказывается обратной: в природе они встречаются вдвое чаще, чем оказываются добычей ястребов.

Излюбленные жертвы есть у всех хищников. Крупный ястреб — тетеревятник в лесостепи интенсивно преследует куропаток. Под Киевом перепелятники зимой охотились преимущественно на свиристелей, «дежуря» у стаек этих птиц. Такие сведения интересны для определения избирательности в питании хищников. Но они не дают ответа на вопрос,сколько пернатых добыто за то или иное время.

Определений абсолютного и относительного изъятия хищниками их жертв выполнено немало. Оказалось, что взрослые птицы, особенно мелкие воробьиные, довольно редко оказываются жертвами естественных врагов. Во всяком случае, деятельность последних, как правило, не может быть отнесена к числу основных причин гибели. Есть немало видов пернатых, которые становятся добычей хищников в редких случаях. Мне ни разу не приходилось наблюдать успешных нападений на сорок, стрижей, цапель, сорокопутов. Очень редко добычей оказывались скворцы, вороны, ласточки. В Беловежской пуще пойме реки около полутора месяцев жил аист со сломанным крылом. Лис там очень много, однако он не стал их жертвой.

Несомненно, хищникам труднее добывать взрослых птиц, чем насекомоядным видам ловить беспозвоночных. В большинстве случаев подвергшиеся нападению насекомые, даже те, которых ловят в полете, оказываются добытыми, и в то же время от двух третей до четырёх пятых пернатых, атакованных ястребами и чеглоками, ускользают. Сложность охоты на птиц заключается не в том, чтобы обнаружить их, — последнее не представляет труда, а в том, чтобы застать жертву врасплох и напасть на неё с близкого расстояния.

Так, однажды наблюдали, как ястреб прошёл 50 метров по борозде для того, чтобы с достаточно близкого расстояния атаковать стайку птиц. На Чёрном море орлан-белохвост безрезультатно пытался поймать белолобого гуся, который спасался ныряя. В Белоруссии на одном из крупных полесских озёр осенью почти каждый день можно было видеть пролетающего орлана. Тысячные стаи уток, завидев его, поднимались на крыло, но хищник даже не пытался их преследовать. На Ангаре дважды наблюдалось нападение орлана на больших крохалей. Первый раз птицы заметили опасность заблаговременно и улетели. Второй раз они кормились на полынье у самого берега. Орлан появился неожиданно, и спасаться в полёте крохали не решались. Они,тревожно крича, наблюдали за врагом и в момент нападения, когда расстояние сокращалось до 1,5-2 метров, ныряли. Чем закончилась бы эта охота — неизвестно, так как после 14 атак орлан заметил человека и улетел. У хищников, охотящихся в открытом ландшафте, неудачные нападения наблюдаются особенно часто. Так, из 343 случаев нападений дербника на куликов только 13 процентов были удачными.

В степи можно видеть парящего в небе хищника и сидящих на столбах или проводах птиц. Но нападениям они почти никогда не подвергаются. Очевидно, неожиданная атака в таких случаях практически невозможна. А слабая, больная, неуверенная в своих силах птица открыто сидеть не будет. Любопытно, что даже такие плохие летуны, как синицы, застигнутые чеглоком во время перелёта через Ангару, далеко не всегда оказывались его добычей.

Нельзя, однако, считать, что влияние хищников на взрослых птиц сводится только к истреблению небольшой части особей, нередко больных, ослабленных. В действительности все сложнее. Трудно представить состояние птицы-жертвы, которая ежеминутно может подвергаться нападению. Например, дрозда, вылетевшего покормиться на богатый насекомыми луг. В таких условиях достаточно зазеваться, чтобы неожиданно появившийся перепелятник отрезал путь в ближайшую рощу. Несомненно, в спокойной обстановке наесться можно быстрее.

Приведём более строгую формулировку для характеристики такой ситуации — при ограниченном количестве корма его хватало бы, не будь значительных затрат времени и энергии на обеспечение безопасности. Во многих случаях эти затраты, по мнению Б. П. Мантейфеля, достигают 50 процентов времени. К сожалению, точных наблюдений, позволяющих охарактеризовать бюджет времени птиц, немного. Поэтому, как и при определении значения условий питания, приходится ограничиваться словесной формулировкой: косвенное отрицательное влияние хищников на взрослых птиц заключается в неблагоприятном изменении у жертв бюджета времени, так как значительная часть последнего тратится на обеспечение безопасности.

Нападениям подвергаются не только, а часто и не столько взрослые птицы, сколько их гнезда и птенцы. Существен ли вред от этих нападений? В книге английского орнитолога Д. Лэка приводится обзор опубликованных во всем мире сведений об успешности размножения пернатых. Установлено, что основной причиной, определяющей его успешность, являются хищники. Оказалось, что у птиц, делающих гнездо открыто на ветвях деревьев и кустарников, в среднем вылетает 50 процентов птенцов по отношению к числу отложенных яиц (варьирует от 22 до 59 процентов). У птиц, поселяющихся в дуплах, выживаемость в полтора раза выше.

В нашей стране при изучении размножения птиц в тундре однажды была отмечена очень высокая гибель яиц и птенцов у представителей отряда воробьиных — 80 процентов. Обычно этот показатель в Арктике гораздо ниже, чем в средних широтах — 10-20 процентов. Повышенная гибель была вызвана низкой численностью мелких грызунов — леммингов, из-за чего хищникам пришлось переключиться на другие корма — яйца и птенцов. В последнее время большой ущерб водоплавающим птенцам начали наносить вороны, разоряющие основную массу утиных гнёзд. Утка, оставляющая гнездо в спокойном состоянии, закрывает сверху яйца. С него она не слетает, а отходит сначала на некоторое расстояние. Потревоженная человеком — взлетает сразу. Вороны прекрасно знают это и следят за находящимися в поймах рек людьми. Заметив слетевшую утку, они безошибочно находят гнездо.

Нужно иметь в виду, что узко-специализированных «охотников за гнёздами» среди врагов птиц в нашей стране нет. Однако многие животные поедают яйца и птенцов. Так, в Беловежской пуще одной из главных причин уменьшения численности тетеревиных птиц были кабаны, размножившиеся в большом количестве и уничтожившие основную массу гнёзд. Гнёзда птиц постоянно разоряют вороны, сороки и сойки. Нередки случаи , когда птенцы оказывается добычей большого пёстрого дятла. В Карпатах встречалось много гнёзд певчего дрозда, разорённых сонями-полчками. В Америке яйца белого гуся поедают не только хищники (песец, волк, медведь), но и такие, казалось бы, мирные животные как канадский журавль или северный олень карибу. В Британской Колумбии местный вид крапивника уничтожает яйца и птенцов других птиц.

Снижать результаты размножения может гнездовой паразитизм. Наши кукушки, как правило, не бывают столь многочисленны, чтобы причинять большой ущерб тому или иному виду из числа «приёмных родителей» её будущих птенцов. А вот в Америке воловья птица подбрасывает свои яйца так энергично, что «заражённость» наиболее пригодных для этой цели расположенных на поверхности почвы гнёзд достигает 70 процентов. Правда, многие пернатые отличают «подкидышей» и выбрасывают их. У щеглов, которые не имеют защиты против паразитизма воловьей птицы, снижается численность.

Наносит ли разорение гнёзд косвенный ущерб, подобный тому, который испытывают взрослые птицы из- за преследования их хищниками? Наносит, хотя его характер и несколько иной. Потери времени, связанные с предосторожностями при отлучках с гнезда, невелики. Зато необходимость устройства гнёзд в достаточно защищённых местах, к тому же не очень скученно, создаёт птицам значительные неудобства.

Накоплен огромный материал о размещении и устройстве гнёзд. Можно выделить несколько характерных приёмов, с помощью которых птицы повышают защищённость яиц и птенцов. Чаще всего применяются маскировка и целесообразное поведение птиц-родителей. Кто бывал в начале лета на небольших прогалинах в лесу, видел лесных коньков. Размером они с воробья, серые с пёстрой грудкой, стройные, «подтянутые». Заметив человека, коньки тревожно «цикают», сидя на вершине дерева или куста, часто с кормом в клюве. Можно простоять довольно долго, и,если гнездо вблизи, птицы так и не подлетят к нему, не «рассекретят» место расположения. Свойственно такое поведение не только конькам, но и другим гнездящимся на земле видам.

Второй приём — устройство гнёзд в, местах, недоступных для врагов. Это дупла, норы, вершины высоких деревьев, концы тонких, свисающих ветвей. В этом случае поведение птиц у гнезда совершенно иное. Они влетают в норку или дупло, не обращая внимания на человека, стоящего рядом.

Третий способ защиты — колониальное гнездование и коллективная оборона. Свойствен он многим птицам, особенно гнездящимся в открытом ландшафте на островах, у берегов морей и озёр. В эффективности этой защиты легко убедиться, посетив колонию крачек или заглянув в гнездо рябинника, особенно если там есть птенцы. В таких случаях, нападая на человека, птицы не наносят ему ударов клювом, а «поливают» испражнениями. Такой способ защиты не единственный. Более крупные птицы, и не только гнездящиеся колониями, могут наносить сильные удары когтями, клювом. Наиболее смелые родители отваживаются нападать даже на человека. Например, совы.

Разумеется, мест, где гнёзда были бы надёжно защищены, не всегда достаточно, и птицы вынуждены или отказываться от размножения, или рисковать своим потомством. Конечно, определить, сколько было бы птиц, если бы им не приходилось заботиться о безопасности яиц и птенцов, вряд ли возможно, но то, что пернатым жилось бы легче, несомненно. Мы не сказали ещё об одном немаловажном обстоятельстве. Дупла и норы используются птицами неоднократно. В старых гнёздах остаётся много паразитов, которые приспособились к перезимовке и нападают на новых хозяев. Иногда в дуплах бывает так много разных кровососов, что от них погибают птенцы. В гнёздах, расположенных открыто и используемых, как правило, один раз, паразитов несравненно меньше.


К оглавлению

Зарянка / Erithacus rubecula
Зарянка
Erithacus rubecula
Robin
Зарянка / Erithacus rubecula
Зарянка
Erithacus rubecula
Robin
Полярная гагара — Gavia immer

Полярная гагара

Gavia immer

Great Northern Diver

Скалистой голубь — Columba rupestris

Скалистой голубь

Columba rupestris

Eastern Rock Pigeon

Жёлтая цапля — Ardeola ralloides

Жёлтая цапля

Ardeola ralloides

Squacco heron

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2024. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+