Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Воробьиный сыч
Glaucidium passerinum

Главная Том 6 Воробьиный сыч Размножение

Размножение

Сведения о сроках наступления половой зрелости у воробьиных сычей противоречивы. Нам, например, известно, что молодые птицы впервые начинают пробовать голос — издавать видовой призывный крик — лишь где-то в марте, то есть в возрасте около 11 месяцев. Отсюда следует, что до этого срока они вряд ли могут образовать пару. С другой стороны, сообщается, что эти совы становятся половозрелыми в 5-месячном возрасте (Mikkola, 1983), и это тоже подтверждается наблюдениями. Неясным остаётся и время образования пар. На известных нам традиционных гнездовых участках на Северо-Западе России, где по каким-то причинам в конце периода размножения один из партнёров исчезал, новая пара устанавливалась либо этой же осенью, либо следующей весной, в конце февраля — в марте. Образованию пар предшествует активная вокализация, во время которой более или менее регулярно воспроизводится видовой призывный крик. По-видимому, осенью реконструкция пар идёт исключительно за счёт территориального перераспределения одиночно живущих старых птиц, весной же объединяется в пары молодёжь прошлого года.

В весеннем брачном поведении воробьиных сычиков легко улавливаются три этапа (Schonn, 1980). На первом из них как бы происходит закрепление выбранного участка. В это время, токуя, самец часто меняет место пения, то и дело перелетая на 200-300 и более метров, голос подаёт с высокой присады, кричит регулярно в утренних и вечерних сумерках, а иногда и днем. При имитации призывного крика самец тут же является на зов. Голоса самок в это время (конец февраля — 1-я половина марта) слышны редко.

Второй этап знаменуется появлением на участке самки, а там, где она была — явным повышением её активности. Вокализация птиц в это время (середина и конец марта) несколько локализуется территориально. Одновременно нарушается бывший строгим до этого распорядок: птицы по-прежнему подают голоса на утренних и вечерних зорях, но нередко кричат среди ночи или дня всё чаще, наряду с обычными размеренными глухими посвистами, слышатся различные, обычно ускоренные варианты, вибрирующие трели, высокие запевки. Иногда монотонное пение самца сменяется чередованием двух обычных посвистов и одного удлинённого. Правда не исключено, что в данном случае мы имеем дело с дуэтом самца (первые два звука) и самки (более протяжный звук). В эти же сроки от воробьиных сычей впервые удаётся услышать звуки, несущие информацию о том, что самец передаёт корм самке. Потеряв самку, он зовёт её обычной монотонной песней. Несомненно, что эта фаза тока предполагает окончательное становление пары.

И, наконец, последний этап — это ток вблизи выбранного для гнездования дупла. В это время (начало апреля) птицы токуют на участке, ограниченном несколькими деревьями, в одном из которых и находится присмотренное дупло. Здесь особенно часто слышится высокочастотное эмоциональное пение, самец уже регулярно появляется у дупла с кормом. Токование в это время то затухает, то, неожиданно, в «неурочный» час может вспыхнуть с особой силой. Предельно разнообразна и вокализация партнёров в это время. Однако часто звуки, издаваемые ими, воспроизводятся негромко, как бы в пол- или четверть силы.

На третьем этапе токования можно наблюдать и спаривание. Оно происходит на горизонтальных ветках, обычно поблизости от гнездового дупла, длится 2-5 с и может повторяться тут же до 3–4 раз. В это время самец иногда проникает в гнездовую нишу и, высунувшись из летка, принимается вполсилы призывно кричать, как бы заманивая туда самку.

В последние дни перед началом кладки самка проводит в дупле большую часть суток и, по-видимому, постепенно бросает охоту, переходя на полное иждивение самца. Собственно, на этом и заканчивается последняя фаза тока. В это время самец вновь часто начинает исполнять свою призывную низкочастотную песню, тщетно пытаясь вызвать из дупла приступившую к насиживанию самку. Но она теперь покидает гнездо не более 2-3 раз в сутки, вылетая наружу не более, чем на 10-15 минут. Именно эти крики самцов чаще всего и слышатся в лесу в конце апреля — начале мая.

Гнездовые участки воробьиных сычей в европейском регионе, по-видимому, невелики. В Центральной Европе размеры гнездовых участков колеблются от 0,45 до 1,9 км2, в среднем 1,25 км2 (Scherzinger, 1970). Там же одно жилое дупло от другого располагаются в 500-800 метров (Rudat et al., 1987). В Беловежской пуще гнездовые участки сычей больше, чем в Западной Европе — 2,5-4 км2 (Голодушко, Самусенко, 1960).

Для гнездования сычом используются как естественные дупла с летком в диаметре до 5 см, так и дупла, когда-то выдолбленные дятлами — большим пёстрым, трёхпалым, седым. Это могут быть ниши в берёзах, осинах, елях и других деревьях. Для Восточной Германии известно, что в 70% случаев эти дупла используются сычиками лишь по разу, и только в единичных случаях одна и та же гнездовая ниша занимается 3–4 года подряд (Rudat et al., 1987). Поселяются сычики и в искусственных гнездовьях — дуплянках.

Откладке яиц часто предшествует очистка дупла: самка выбрасывает через леток мешающие ей щепки, старую растительную ветошь и др. (Schonn, 1980; Mikkola, 1983). Нам также известно, что наводится порядок в дуплах и после вылупления птенцов. При этом самка выбрасывает вместе со скорлупой скопившиеся за период насиживания остатки пищи прямо из летка, чем явно демаскирует гнездо. Интересно, что у других сов-дуплогнездников этого не отмечается. Если они и очищают гнездо, то мусор, видимо, относят в сторону.

О сроках кладки, размере и весе яиц, продолжительности и особенностях их инкубации и о других деталях гнездовой жизни воробьиного сыча нам приходится судить в основном по зарубежным данным, поскольку в России жизнь этой совы остаётся пока неизученной. Нам лишь известно, что к кладке самки приступают здесь в самых последних числах апреля, или даже в 1-й декаде мая.

Яйца откладываются через день. Вес свежеснесённого яйца 8-8,7 грамма (Scherzinger, 1970; Makatsch, 1976). Размеры яиц (мм): 27,0-31,5×21,7-24,5, в среднем (n = 91) — 28,5×23,2 (Schonn, 1980; Mikkola, 1983 и др.); по другим данным (n = 80): 27-32×22-25, в среднем 29×23 (Cramp, 1985). Яйца белые, с гладкой скорлупой, приобретающие блеск по мере инкубации.

Судя по данным из Финляндии, Швеции и Австрии (Mikkola, 1983), в полной кладке воробьиного сыча встречали по 3 яйца (4 случая), 4(13), 5(12), 6(7), 7(7), 8(4), 9(1) и 10(1 случай). В среднем величина кладки по этим данным — 5,4 яйца. При этом наименьшее число яиц в кладке (в среднем, 4,5) отмечается для Австрии.

По данным вышеприведённых авторов, к насиживанию самка приступает лишь после завершения кладки, а не после появления в гнезде первого или второго яйца, как это делают другие наши совы. Продолжительность инкубации 28-30 суток (Scherzinger, 1970; Schonn, 1976). Нам известен факт, когда вслед за двумя птенцами, вылупившимися почти одновременно (в течение 12 часов), 3-й и 4-й запоздали соответственно на 2 и 3 дня. Насиживает кладку лишь самка, и сидит на редкость плотно. Она не вылетает из дупла, даже если постучать по дереву палкой.

В отличие от других периодов, в это время самка сравнительно часто купается. Делает это она обычно лишь в тёплую погоду, в одном и том же месте, в полуденные часы. Птица подлетает к луже, заходит по брюхо в воду и начинает плескаться в ней. После этого нередко принимаются солнечные ванны, во время которых намокшие перья быстро просыхают, после чего сова возвращается в дупло и продолжает прерванное насиживание (Schonn, 1976).

Новорождённый птенец весит 5-6 граммов. С 3-дневного возраста совята уже отрыгивают погадки. На 9-й день открываются глаза. 14-дневный совёнок уже весит около 60% от массы, с которой он вылетает из гнезда (58-70 грамм). Примечательно, что в течение всего гнездового периода в дуплах, занятых сычиками, сохраняется относительная чистота (Schonn, 1980). Этому способствует и то, что экскременты у птенцов, по-видимому, до вылета выводятся в капсуле, облегчающей их уборку. Самка частично поедает капсулы заодно с погадками, либо выносит из дупла. У слетков характер экскрементов меняется — они разбрызгивают их точно так же, как и родители.

Требовательные крики птенцов — вначале слабый писк, позже писк с вибрирующей концовкой — совята издают с первого дня. Корм добывает в это время преимущественно самец. Он ежедневно ловит 6-10 зверьков или мелких птиц, 5-8 из которых достаются птенцам, а остальные поедаются или запасаются самкой. Корм доставляется преимущественно в сумеречное и светлое время суток, с интервалами в 2-4 часа. Основной корм приносится самцом и передаётся самке, которая буквально вырывает его из лап партнёра. Этими подношениями самка питается сама и выкармливает птенцов. Излишки складываются либо на ветках поблизости, либо прямо в гнездовом дупле. К концу гнездового периода корм добывает и самка, хотя по-прежнему основной охотник в семье — самец (Schonn, 1980).

У гнезда родители ведут себя малозаметно. Лишь обеспокоенные за судьбу потомства, они иногда подлетают к человеку на 3-4 м, открыто садятся и, как бы желая привлечь к себе внимание пришельца, демонстративно поднимают и опускают хвост, могут и начать издавать призывный крик. При возрастании возбуждения сычик предпринимает попытки атаковать, издаёт тревожное верещание. Один раз удалось наблюдать и своеобразную позу отвода сычика от своего гнезда: вылетев из дупла, где находились пуховички, самка «упала» на землю вблизи находившейся здесь собаки и, лёжа, широко распустив приподнятый хвост, распростёрла крылья в горизонтальной плоскости. В этой позе она пребывала несколько секунд, после чего взлетела, повторила описанную демонстрацию на ветке, сидя почти вертикально, а затем принялась угрожающе щёлкать клювом.

В возрасте 25 дней совята начинают высовываться из летка. На 30-й день молодые воробьиные сычики покидают дупло. При первом же полёте они в состоянии преодолеть расстояние до 15-20 м, причём делают это даже с набором высоты. Однако много труднее им даются посадки: с явными усилиями сыч удерживается на ветке, трепеща крыльями, иногда помогает при этом себе клювом. Способность передвигаться по ветвям у сычиков гораздо ниже, чем у сов, рано покидающих гнезда — например, ушастой совы. Иногда покинувшие гнездо птенцы в полдень или ночью для отдыха возвращаются обратно в дупло или забираются в другое, случайно обнаруженное поблизости.

С момента вылета птенцов из дупла их призывные крики начинают звучать максимально высоко и громко. Родители продолжают кормить слетков ещё 3-4 недели, после чего выводок постепенно распадается. Вылет птенцов чаще всего приходится на 1-ю декаду июля, распад выводка — на август (Mikkola, 1983), хотя и в первых числах сентября нам доводилось слышать требовательный свист молодых, хорошо летающих птиц.

Об успехе размножения воробьиного сыча в Восточной Европе и Северной Азии говорить сложно. В известных нам 4 случаях гнездо покинули 6,5,4 и 2 птенца (Ленинградская область; Мальчевский, Пукинский, 1983). Кроме того, в этом же районе зафиксирован случай исключительно позднего вылета птенцов (в первых числах августа) — по-видимому, здесь имело место повторное размножение. В этом выводке было 3 молодых. Большинство исследователей высокую смертность совят и случаи каннибализма связывают с периодическими депрессиями грызунов. В Германии успех размножения составляет 3,3 птенца на гнездо (n = 17), в Финляндии — 5,1±0,3 птенца (n = 16) (Kellomaki, 1977; Cramp, 1985).

Позднеосенняя жизнь молодых птиц практически не изучена. Есть сообщения, что осенью молодёжь иногда днюет в дуплянках (Лихачёв, 1971). В конце сентября — октябре молодые птицы, по-видимому, окончательно покидают район гнездования и с этого времени начинается их разлёт, который в голодные годы может приобрести характер инвазионных перемещений (дальней дисперсии). Наиболее значительные из них в европейском регионе за последние 40 лет происходили в 1955-1956, 1963-1964, 1968-1969, 1971-1972, 1977-1978, 1979-1980 и 1987-1988 годах.

Соотношение полов. В коллекциях численность самок вдвое превышает количество самцов, чего не наблюдается у других видов сов (см. табл.5). В коллекции ЗМ ННГУ из 20 хранящихся там птиц, добытых преимущественно в Нижегородской области, 18 представлено самками.

Таблица 5. Воробьиный сыч. Размеры особей (мм). Промеры коллекционных материалов выполнены С. Г. Приклонским
Географический районПолДлина крылаДлина хвостаДлина цевкиДлина клюваИсточник
nlimmnlimmnlimmnlimm
Восточная Европа и Северная Азиясамцы3991–10296,62754–7261,7317–20181510–1412,2Колл. ЗИН РАН, ЗМ МГУ, ЗМ ННГУ, (ориг.)
Восточная Европа и Северная Азиясамки8398–109104,66956–8068,61416–2419,13011–1613,0Колл. ЗИН РАН, ЗМ МГУ, ЗМ ННГУ, (ориг.)
Восточная Европа и Северная Азиясамцы2992–10297,8Дементьев, 1951
Восточная Европа и Северная Азиясамки41100–108103,6Дементьев, 1951
Европасамцы1193–10097,51053–6056,1616–1716,5613,5–1514,4Cramp, 1985
Европасамки23101–109105,31758–6561,9716,8–18,517,4814,8–16,315,7Cramp, 1985

Вернуться к описанию вида Воробьиный сыч | Том 6

Камышница — Gallinula chloropus

Камышница

Gallinula chloropus

Moorhen

Мохноногий сыч — Aegolius funereus

Мохноногий сыч

Aegolius funereus

Tengmalm’s Owl, Boreal Owl

Малый стриж — Apus affinis

Малый стриж

Apus affinis

Little Swift, House Swift

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Чернозобик — Calidris alpina
Чернозобик
Calidris alpina
Озёрная чайка — Larus ridibundus
Озёрная чайка
Larus ridibundus

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+