Птицы России и сопредельных регионов


Малая чайка
Hydrocoloeus minutus

Главная Том 3 Малая чайка (Hydrocoloeus minutus)
Название вида:Малая чайка
Латинское название:Hydrocoloeus minutus (Pallas, 1776)
Английское название:Little Gull
Французское название:Mouette pygmee
Немецкое название:Zwergmowe
Латинские синонимы:Larus minutus Pallas, 1776
Отряд:Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство:Чайковые (Laridae)
Род:Малые чайки (Hydrocoloeus Kaup, 1829)
Статус:Гнездящийся мигрирующий, частично зимующий вид

Общая характеристика и полевые признаки

Самая мелкая чайка мировой фауны. От других темно-головых чаек, помимо размеров, отличается лёгким порхающим полётом, сравнительно короткими и округлыми крыльями, тёмным исподом крыла. От озёрной чайки, кроме того, — светлыми концами крыльев, в сезон размножения — угольно-чёрной, а не коричневой головой и иной формой границы между тёмной головой и белой шеей: чёрный цвет у малой чайки захватывает не только темя и затылок, но и верхнюю часть шеи. Птицы в гнездовом наряде характеризуются тёмным, черновато-бурым цветом спины и такого же цвета зигзагообразной полосой вдоль крыла. Малые чайки хорошо плавают, не ныряют. По земле передвигаются мало и неохотно, как крачки. Хорошо летают, характерны разнообразные воздушные демонстрации.

Голос малых чаек мелодичен и напоминает голос крачек, особенно чайконосых. Чаще всего можно слышать крики типа «кей, кей, кей», трели «ке-кей, ке-кей, ке-кей ... », «ке-кой, ке-кой, ке-кой ... ». Крик тревоги в колонии — быстрая сухая трелька «ке-ке-кек», которая в отличие от подобных криков большинства других чаек содержит различное (2–5) количество слогов. В тревожных ситуациях в колониях можно слышать резкие визгливые крики типа «уик» или «уить».

Описание

Окраска (Дементьев, 1951; Cramp, Simmons, 1983; ЗМ МГУ; ЗИН). Самец и самка в брачном наряде. Голова бархатисто-чёрная, причём чёрный цвет захватывает также и верхнюю часть шеи. Белые полоски над и под глазами в большинстве случаев отсутствуют. Шея, грудь, брюхо, бока, надхвостье, подхвостье и рулевые белые, причём низ тела может быть с лёгким розоватым оттенком. Нижние кроющие крыла дымчато-серые. Первостепенные и второстепенные маховые сизо-серые с белыми вершинами; нижняя поверхность первостепенных черновато-серая. Клюв тёмно-красный, ноги ярко-красные. Радужина тёмно-бурая, края век красные.

Самец и самка в зимнем наряде. Лоб, уздечка, подбородок и горло белые; темя и затылок тёмно-серые, кроющие уха и пятно перед глазом несколько темнее. Остальное оперение, как в брачном наряде. Клюв черноватый или чёрный, ноги розовато-коричневые.

Пуховой наряд (живые птенцы из Московской области). Верх головы и туловища серовато-бежевый, серовато-рыжий разной густоты. Горло такого же цвета или более рыжеватое, брюшко несколько светлее, нередко с охристым налётом. На зашейке, реже на крыльях и между лопатками рыжий оттенок различной интенсивности. На голове, задней стороне шеи, спине и крыльях чёрные пятна и крапины; нередко они формируют неясные полоски. Отмечены индивидуальные вариации как в цвете и интенсивности тона, так и в размере, рисунке и густоте чёрных пятен. В целом птенцы малых чаек темнее птенцов большинства других видов чаек. Клюв телесного цвета с тёмным кончиком, лапы телесные, радужина чёрная.

Гнездовой наряд. Лоб, уздечка, подбородок, горло, брюхо, бока, грудь, надхвостье, подхвостье, испод крыла белые. На темени и затылке чёрно-бурая шапочка с неясными мелкими охристыми пестринами, такого же цвета кроющие уха, пятно перед глазом и пятна по бокам зоба. Спина тёмно-бурая с узкими охристыми пестринами, Большие верхние кроющие крыла серые, малые и средние — чёрно-бурые с охристыми каёмками внутренний ряд малых кроющих беловатый с тёмно-бурыми основаниями перьев II (первое видимое) — VI первостепенные маховые чёрные с широкими белыми поля ми на внутренних опахалах. Внутренние первостепенные серые с тёмными стволами белыми полями на внутренних опахалах и широкой белой вершинной каймой. Второстепенные маховые сероватые с белыми каёмками и вершинами и чёрными приствольными пятнами. Рулевые белые с чёрной вершинной частью; крайняя пара может быть целиком белой. Клюв чёрный или черновато-бурый, ноги тёмно-телесные, радужина бурая.

Первый зимний наряд. Темя и затылок тёмно-серые, кроющие уха и пятно перед глазами тёмно-бурые. Исчезают тёмные пятна по бокам зоба. Спина, плечевые и верхняя часть шеи серые. Остальное оперение, как в предыдущем наряде. Первый летний наряд. Как первый зимний, но голова серовато-бурая с белыми пестринами, наиболее густыми в области лба.

Второй зимний наряд. Как окончательный зимний, но на концах дистальных первостепенных маховых сохраняются остатки тёмно-бурого цвета (признак этот сильно варьирует); нижние кроющие крыла серовато-белые, светлее, чем у взрослых птиц.

Второй летний наряд. Как предыдущий, но голова чёрная.

Строение и размеры

Строение и размеры. Размеры особей (мм) (ЗМ МГУ) и масса тела (г) (Бородулина, 1960):

Длина крыла: Самцы: (n = 28) — 218–238 (среднее 225); Самки: (n = 12) — 215-227 (среднее 222).

Длина клюва: Самцы: (n = 24) — 20,6–23,7 (среднее 22,2) ; Самки: (n = 11) — 20,7–23,9 (среднее 21,7).

Длина цевки: Самцы: (n = 27) — 24,8-27,7 (среднее 26,2); Самки: (n = 12) — 24,8–26,8 (среднее 25,8),

Масса тела: Самцы: (n = 22) — 103-127 (среднее 115); Самки: (n = 5) — 93-122 (среднее 107).

Линька

Неполная линька в первый зимний наряд (сменяется оперение головы, нижней части туловища, передней части спины и большинство плечевых перьев) происходит в августе — октябре; по-видимому, у некоторых могут сменяться рулевые. Частичная линька в первый летний наряд (сменяется оперение туловища и головы) происходит, видимо, в марте — апреле, а полная линька во второй зимний наряд — с июня по сентябрь (возможно, октябрь); линька первостепенных маховых может заканчиваться в августе.

Последующие линьки бывают дважды в году: частичная предбрачная (оперение головы и туловища) и полная послебрачная. Линька в брачный наряд у взрослых особей происходит в марте — мае, полная линька в зимний наряд — в июле — ноябре. Тёмные перья головы сменяются в основном к августу, первостепенные маховые заканчивают линьку в сентябре — ноябре. Птицы в возрасте двух лет линяют, видимо, в несколько более ранние сроки, чем взрослые. Сроки линьки во все наряды индивидуально варьируют. (Дементьев, 1951; Cramp, Simmons, 1983).

Подвидовая систематика

Монотипический вид.

Замечания по систематике

Дж. Дуайт (Dwight, 1925) с некоторыми оговорками объединил малую чайку в один род Hydrocoloeus с группой видов, родственных озёрной чайке. После сведения ряда родов семейства чайковых до уровня подродов рода Larus малую чайку продолжали в большинстве случаев помещать либо рядом с черноголовой, либо по соседству с озёрной чайкой (Бутурлин, 1934; Дементьев, 1951; Степанян, 1975). Однако целый ряд морфологических особенностей (почти равная длина цевки и среднего пальца, характер расцветки первостепенных маховых у взрослых птиц, тёмный цвет верхней части тела и характер окраски крыльев в гнездовом наряде и др.) вместе с особенностями демонстрационного поведения говорит о необходимости выделения малой чайки в отдельный род и возвращения ей прежнего родового названия Hydrocoloeus Каир, 1829, как это было сделано в одном из недавних списков птиц мира (Wolters, 1975).

За подобное выделение говорит и рост доказательств некоторой филогенетической близости малой и розовой чаек. Предположение о родстве этих видов, высказанное более четверти века назад (Moynihan, 1959), получает все большее подтверждение.

У этих видов много общего в окраске яиц, птенцов и гнездового наряда. Для обоих видов характерны выселения за пределы гнездового ареала с образованием неустойчивых поселений. Голоса этих чаек тоже достаточно сходны, как и ряд черт демонстрационного поведения, — в частности, у обоих видов отсутствует чётко оформленный. Долгий крик, столь характерный для других чаек. Последний признак, по-видимому, следует считать примитивным в подсемействе Larinae. Интересно, что по нему, как и по характеру расцветки крыла в гнездовом наряде, малая чайка сближается и с моёвками (pода Rissa). Не исключено, что все эти ныне далеко разошедшиеся виды, различия между которыми достигли родового ранга, связаны общим происхождением и стоят несколько особняком среди других чаек.

Распространение

Гнездовой ареал. Для малой чайки наряду с наличием более или менее сплошного гнездового ареала характерны периодические выселения за несколько сот и даже тысяч километров за его пределы, однако без чёткой направленности на запад и северо-запад, отмеченной у черноголовой чайки и морского голубка (рис. 55).

Рисунок 55. Область распространения малой чайки
Рисунок 55. Область распространения малой чайки
1 — область гнездования, 2 — неуточнённая граница области гнездования, 3 — нерегулярные поселения вне области гнездования, 4 — предполагаемые места гнездования, 5 — места зимовок

В большинстве случаев подобные поселения существуют только год, иногда гораздо дольше. В 1962 году малая чайка неожиданно загнездилась на американском континенте, в Канаде (Scott, 1963). С тех пор маленькие колонии и отдельные пары периодически отмечаются в различных штатах Канады и США (McRae, 1984; Godfrey, 1986) . Крайне нерегулярное гнездование или попытки его отмечены в Англии (1975 и 1978 годах), ФРГ (1965 и 1979 годах), ГДР (1951 год), Австрии (1963 год), Румынии (1866, 1966 годы и, возможно, 1964 год). Более или менее постоянное гнездование отмечается в Нидерландах (с 1942 года), Дании (с 1902 года), Польше (по крайней мере с 1821 года), Финляндии (с 1879 года) и в Швеции на островах Эланд и Готланд (Cramp, Simmons, 1983).

Основной гнездовой ареал малой чайки лежит в пределах СССР (рис. 56).

Рисунок 56. Ареал малой чайки в СССР
Рисунок 56. Ареал малой чайки в СССР
1 — область гнездования, 2 — область наиболее высокой численности, 3 — неуточнённая граница области гнездования, 4 — нерегулярные поселения вне области гнездования, 5 — предполагаемые места гнездования, 6 — примерная северная граница области регулярных кочёвок, 7 — залёты, 8 — места зимовок

Центр его, очевидно, находится в богатой озёрами степной зоне юга Западной Сибири и Северного Казахстана. Здесь малые чайки находят оптимальные условия для гнездования, тут они наиболее многочисленны, и их колонии распределены относительно равномерно. Северная граница ареала в этом регионе проходит, видимо, по северу Курганской обл., в Тюменской обл. несколько севернее Тобольска, по северной части Омской и Новосибирской областей; в долине р. Оби поднимается до Обь-Чаинского междуречья (Калинин, Болотников, 1975; Кошелев, 1975; Ходков, 1975; Адам, Сурнаев, 1979; Сулимов, 1981). Что касается распространённой точки зрения о гнездовании малой чайки по всей Оби (Дементьев, 1951; Гынгазов, Миловидов, 1977), то, кроме Томской обл., достоверные гнездования отмечены лишь в её низовьях (см. далее) и у устья Иртыша (Ясков, 1981). Встречи же особей и стаек малых чаек (Гордеев, 1963; Равкин, 1978) далеко не всегда свидетельствуют о близости гнездовой колонии. По-видимому, между гнездовьями по верхней и нижней Оби существует большой разрыв, о чем косвенно свидетельствует редкая встречаемость малых чаек на средней Оби по сравнению с нижней Обью и особенно с более южными районами (Равкин, 1978).

Южная граница основного ареала проходит в Казахстане через север Уральской обл., низовья Тургая, далее примерно по широте 49° до долготы Усть-Каменогорска; в котловине озера Зайсан отсутствует (Долгушин, 1962; Дебело, Чибисов, 1975; Самусев, 1975).

Западнее, в европейской части СССР, малая чайка становится гораздо более редкой, её колонии распределяются внутри ареала неравномерно и нередко меняют своё расположение. В сущности, о сплошном ареале здесь можно говорить лишь с некоторой натяжкой. Северная граница его огибает с юга Урал, проходит через Башкирию, поднимается до Камского водохранилища Пермской области и через Удмуртию идёт до Рыбинского водохранилища и Центральной части Вологодской области; в Кировской области не гнездится. Далее в гнездовой ареал входит Ленинградская область, Ладожское озеро и Прибалтика (Карташёв, 1975; Попов, 1975; Плесский, 1976; Бутьев, 1978; Ильичев, Фомин, 1979; Болотников и др., 1981; Гражулявичюс, 1981; Пукас и др., 1981; Виксне, 1983; Мальчевский, Пукинский, 1983).

Южная граница ареала проходит по южной Белоруссии, спускается к Киевскому и Каневскому водохранилищам; далее на восток достоверно известно гнездование в Калининской, Московской, Рязанской, Горьковской (С. В. Бакка, устное сообщ.) областях, Татарской АССР, Куйбышевской и Волгоградской областях. Временные поселения отмечены также на севере Воронежской и юге Пензенской области (Птушенко, Иноземцев, 1968; Кистяковский, Мельничук, 1975; Семаго, 1975; Водолажская, Залетаев, 1977; Наумчик, 1979; Зиновьев, 1980; Аюпов, 1981; Денисов, Фролов, 1981; Зубакин, 19816; Клестов, Осипова, 1981; Кубанцев, Чернобай, 1982; Долбш, Навумчык, 1983; Мельничук, Головач, 1984). Гнездования малых чаек в Брянской и Калужской областях и в Мордовии не отмечено (Луговой, 1975; Кудленок, 1981; Баранов, Марголин, 1981).

В Восточной Сибири сплошного ареала вид не образует. Отмечены гнездовые поселения в северной Хакасии (Прокофьев, 1981) и южной Туве (Баранов, 1981; Леонович, устное сообщ.), Прибайкалье и Забайкалье (Садков, 1977; Шкатулова, 1979; Егоров, 1981; Мельников, 1984; Васильченко, 1986), долине реки Лены от Якутска примерно до впадения Вилюя и в долине среднего Вилюя (Андреев, 1953, 1974; Лабутин, Поздняков, 1978; Дегтярёв, 1985). Вероятно, хотя и не доказано, гнездование малых чаек где-то на среднем, а возможно, и нижнем Енисее (Рогачёва и др., 1978; Сыроечковский, Рогачёва, 1980; Рогачева, Вахрушев, 1983). В 1961–1964 годы около 10 пар малых чаек гнездились на озере Джулукуль на юго-востоке Алтая; в последующие годы они здесь встречены не были (Ирисов, 1972; Стахеев, 1981).

Отмечалось ещё несколько временных поселений (выселений) вдали от основного ареала. Возможно, малая чайка изредка гнездится в Волынской области (Сребродольская и др., 1981). Орнитологи конца прошлого — начала нашего столетия единодушно сообщали о гнездовании малых чаек на Сиваше (Шатилов, 1874; Никольский, 1891; Браунер, 1898; Сеницкий, 1898; Молчанов, 1906). В настоящее время малая чайка здесь не гнездится, а поскольку условия Сиваша достаточно несхожи с характерным для вида гнездовым биотопом, возникает предположение, что за гнездящихся птиц могли быть приняты пролётные особи, которые нередко в больших количествах скапливаются весной на Сиваше (Костин, 1983).

Бесспорно гнездование малых чаек на севере европейской части СССР, где поселения отмечались в устье Печоры (Дмоховский, 1933), на полуострове Канин в окрестностях Семжи в 1965 году (Леонович, устное сообщ.); указывалось гнездование и для района Архангельска (Мензбир, 1895). Достоверное гнездование отмечено на южном Ямале и нижней Оби у села Мужи (Данилов, 1965; Данилов и др., 1984). Не исключено, что в данном случае речь может идти не о периодическом выселении отдельных групп на север, а ещё об одном, северном участке ареала от Архангельска до низовий Оби, на протяжении которого чайки образуют непостоянные поселения. Возможно также, что таких участков два: североевропейский и нижнеобский.

Вне СССР в Азии возможно гнездование на озере Буйр-Нур в Монголии (Stubbe, Воlod, 1971).

Зимовки

Малая чайка на территории Палеарктики зимует в Балтийском море, на атлантическом побережье Западной Европы и Марокко, Азорских островах, в Средиземном море, на крымском и Кавказском побережье Чёрного моря, южном побережье Каспия (ЗИН; ЦКАН; Строков, 1974; Костин, 1983; Cramp, Simmons, 1983). На востоке зимовки отмечены в северо-западном, северо-восточном и восточном районах Китая (Schauensee, 1984).

По крайне скудным результатам кольцевания можно предположить зимовку чаек из Прибалтики и Ленинградской обл. на атлантическом побережье Западной Европы и в западном Средиземноморье; по крайней мере часть сибирских чаек летит зимовать на юг Каспия и далее на запад: чайка, окольцованная птенцом 14 июля 1974 года на севере Байкала, встречена 15 октября того же года в городе Махачкале; неполовозрелая чайка, окольцованная в августе 1970 года в Бельгии, добыта в июне 1973 года в Барабинской степи (Виксне, 1962; Мальчевский, Пукинский, 1983; Cramp. Simmons, 1983; ЦКАН).

Миграции

В связи с крайне незначительным количеством возвратов колец изучены недостаточно. Весенний и осенний пролёт чаек, гнездящихся в Прибалтике и Ленинградской области, изучен лучше других, он проходит вдоль южного побережья Балтийского и Северного морей; часть птиц (чаще весной, чем осенью) пересекают материк между Балтийским и Средиземным морями (Виксне, 1962; Cramp, Simmons, 1983). Первые чайки появляются весной в конце апреля — начале мая, в Ленинградской области — чаще всего во вторую пятидневку мая. Откочёвка части птиц начинается уже в июне, осенний пролёт со второй половины июля до середины — конца августа (Носков и др., 1981; Мальчевский, Пукинский, 1983). Последние пролётные птицы в Латвии отмечены 21 октября (Виксне, 1962).

Меньше ясности с птицами из Центра европейской части СССР. Прилетают малые чайки сюда в конце апреля (в Московскую область в среднем 23 апреля, в Калининскую 20 апреля — 2 мая), начинают отлетать со второй половины июля и исчезают в августе (Птушенко, Иноземцев, 1968; Зиновьев, 1980) . Отсутствие данных об осеннем пролёте малых чаек непосредственно южнее Московской и Рязанской областей породило предположение о перемещениях этих птиц либо вниз по Оке и далее по Волге (Поляков, 1910), либо через водоёмы верховий Волги в западном направлении (Птушенко, Иноземцев, 1968). В то же время выраженный осенний пролёт во второй половине августа — начале сентября отмечается на Днепре под Каневом (Юстякивскш, 1957) и в конце июля — начале сентября в Белоруссии (Федюшин, Долбик, 1967). Что касается весенней миграции, то она, скорее всего, идёт с Чёрного моря через материк. Об этом свидетельствует пролёт малых чаек по Днепровским водохранилищам со второй половины марта по первую половину апреля (Булахов, Мясоедова, 1978), весенний пролёт на реке Мокше в Мордовии (Луговой, 1975) и более ранние сроки появления чаек в Московской области по сравнению с Ленинградской областью и Татарской АССР (Водолажская, Залетаев, 1977).

По-видимому, узловым пунктом как весенней, так и осенней миграции служит северный Крым, где первое весеннее появление малых чаек отмечается 16 марта — 9 апреля, а пик пролёта — в апреле. После сезона размножения птицы начинают пролетать здесь в начале — середине июля; в начале августа в Присивашье образуются скопления до 30 тысяч птиц (Костин, 1983). Большая величина скоплений говорит о том, что здесь пролетают не только европейские, но и, видимо, часть азиатских чаек. В отношении миграции последних данных ещё меньше. На севере Казахстана и в Западной Сибири основное направление весенних миграций восточное. В низовьях Иргиза и Тургая первые птицы отмечались 2–10 мая, в Наурзумском заповеднике 30 апреля — 4 мая, в окрестностях Караганды 15–19 мая, северо-восточнее Семипалатинска 13–20 мая, у озера Чаны 2–3 мая, в окрестностях Нарыма Томской области 5–15 мая, у Ханты-Мансийска 4–24 мая (в среднем 17 мая) (Долгушин, 1962; Елкин, 1975; Дубовик и др., 1977; Ходков, 1977; Гордеев, 1979). Незначительный весенний пролёт идёт и через Аральское море (Березовский, 1983). Осенний пролёт в Казахстане и Западной Сибири начинается в конце июля и идёт, по-видимому, в западном направлении. Последние малые чайки из Барабы и западной части Казахстана исчезают в конце августа — первых числах сентября; в среднем течении р. Урал пролёт длится весь сентябрь и первую половину октября.

Судя по появлениям первых чаек в окрестностях Улан-Удэ (22 апреля — 2 мая), восточно-сибирские чайки летят из иных мест зимовок, по-видимому из Китая. В Якутии в долине реки Лены первых малых чаек отмечают 11-12 мая, пролёт идёт с запада на восток. На среднем Вилюе чаек встречают с 20 мая. Первые малые чайки на северном Байкале отмечаются 12–18 мая, осенние миграции начинаются 26 июля — 4 августа, последние птицы исчезают в начале сентября (Андреев, 1974; Садков, 1977; Дегтярев и др., 1978; Лабутин, Поздняков, 1978; Шкатулова, 1979). По данным кольцевания, байкальские малые чайки отлетают осенью в западном направлении (Скрябин и др., 1981) .

Залёты малых чаек отмечены в Исландию, на Фарерские острова, Канарские острова, в Норвегию, Мавританию, Гамбию, Нигерию, Сьерра-Леоне, Анголу, Кению, Ирак, Иорданию, Кувейт (Cramp, Simmons, 1983), в окрестности Бомбея и Ладакх (АН, Ripley, 1969), на Айновы острова (Коханов, Скокова, 1967), западный Таймыр (Кречмар, 1966), в Яно-Индигирскую низменность в июне 1976 года (посёлок Берелях) и окрестности Магадана в июне 1972 года (Леонович, 1981, устное сообщ.), на Памир в августе 1977 года (данные В. А. Зубакина), в бассейн реки Сарыджаз (высота 3 500 м) на востоке Киргизии (Янушевич и др., 1959), окрестности Верхоянска (ЗИН).

Местообитание

В сезон гнездования — пресноводные равнинные озера, старицы, пойменные озера и болота в долинах рек степной зоны, зоны смешанных лесов и тайги. В период миграции — морские побережья и разнообразные внутренние водоёмы; на материке, видимо, предпочитает мигрировать по долинам крупных рек. В период зимовки — морские побережья, где чайки держатся как в прибрежных мелководьях, у городов и устьев рек, так и в 1–7 км от берега (Долгушин, 1962; Костин, 1983; Cramp, Simmons, 1983).

Численность

За исключением степной зоны Казахстана, везде малочисленна или редка. В связи с резкими колебаниями численности в разных поселениях по годам общая оценка численности затруднена. В Латвии гнездится 1 000 — 2 000 пар (Виксне, 1983), в Ленинградской области — около 2 000 пар (Мальчевский, Пукинский, 1983), в Белоруссии — 1 600 — 2 300 пар (Наумчик, 1979; Бирюков и др., 1982), в Московской области в начале 1980-х годов — 300–400 пар (данные В. А. Зубакина), в Омской области — около 1 тысячи пар (Сулимов, 1981), на озере Чаны — около 200 пар (Ходков, 1981), в дельте р. Селенги — не менее 600 пар (Мельников, 1984).

Общая численность вида в СССР, по-видимому, несколько десятков тысяч гнездящихся пар; вне СССР — вряд ли более 1,5 тысяч пар (Cramp, Simmons, 1983). Тенденции изменения численности мировой популяции не ясны. В Финляндии, Вологодской, Ленинградской и Московской областях отмечен рост численности; в Дании, ряде колоний Латвии и в дельте Селенги — её снижение.

Размножение

В норме малая чайка приступает к размножению, видимо, на третий год жизни (Cramp, Simmons, 1983). Моногам. ...

Суточная активность, поведение

Ярко выраженная дневная активность, ночью жизнь в колонии замирает. Общественная птица, обычно встречается стайками в несколько особей. На кормёжке может образовывать скопления в несколько сот и даже тысяч особей.

Питание

В сезон гнездования — главным образом водные и наземные беспозвоночные, насекомые. В Новосибирской области основной корм — хирономиды, личинки плавунцов, гладыши, гребляки, мелкие стрекозы и ручейники; остатки позвоночных животных не встречены (Бородулина, 1960). В Кустанайской области, помимо беспозвоночных, малая чайка в небольшом количестве поедает рыбу — остатки небольших карасей и сазанов встречены в желудках у 23,5% от 17 птиц. Из беспозвоночных преобладают жуки-плавунцы и стрекозы (Самородов, 19786). В других районах Казахстана питается личинками двукрылых, водяными клопами и их личинками, личинками водяных жуков, ракообразными (Artemia salina). На суше поедает мелких саранчовых, жуков (Долгушин, 1962). Главнейшие компоненты питания на севере Байкала — хирономиды и ручейники (Скрябин, Размахнина, 1978), то же отмечено для Дарвинского заповедника (Зиновьев, 1980). В Латвии основным кормом служат насекомые, изредка рыба (Тима, 1961). В осенний период, по B. C. Залетаеву (1955, 1960), главный корм — мелкая рыба, моллюски, реже насекомые. Весной иногда кормится на свалках (Воробьёв, 1981).

По способам добывания корма малые чайки напоминают болотных крачек. Кормятся обычно небольшими стайками, чаще всего над заросшими растительностью мелководьями, лугами, травяными болотами. Летают низко над водой или травой, склёвывая насекомых с воды или растений. Не ныряют. Нередко ловят летающих насекомых в воздухе; рачков Artemia salina добывают, бродя по мелководью (Бородулина, 1960; Тима, 1961; Долгушин, 1962; Самородов, 19786).

Враги, неблагоприятные факторы

Гнёзда малых чаек нередко разоряют болотные луни и серые вороны. Кладки могут гибнуть при изменениях уровня воды в водоёме, птенцы погибают от переохлаждения среди густой травы в холодные и дождливые дни. Отрицательное воздействие могут оказывать и антропогенные факторы (Бирюков и др., 1982): выпас скота, сельхозработы, фактор беспокойства.

Хозяйственное значение, охрана

Хозяйственного значения вид не имеет, занесён в Красную книгу БССР.

Ржанкообразные (Charadriiformes) Чайковые (Laridae)


Предыдущий вид | Том 3 | Следующий вид

Длиннохвостая синица / Aegithalos caudatus
Длиннохвостая синица
Aegithalos caudatus
Long-tailed Tits
Снегирь / Pyrrhula pyrrhula
Снегирь
Pyrrhula pyrrhula
Bullfinch
Тетерев — Lyrurus tetrix

Тетерев

Lyrurus tetrix

Black grouse

Тонкоклювая кайра — Uria aalge

Тонкоклювая кайра

Uria aalge

Guillemot

Удод — Upupa epops

Удод

Upupa epops

Hoopoe

Том 1. Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 1

Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Барсучок, или камышевка-барсучок — Acrocephalus schoenobaenus
Барсучок, или камышевка-барсучок
Acrocephalus schoenobaenus
Жулан — Lanius collurio
Жулан
Lanius collurio
Малый зуёк — Charadrius dubius
Малый зуёк
Charadrius dubius

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+