Птицы России и сопредельных регионов


Северная олуша
Morus bassanus

Главная Том 7 Северная олуша (Morus bassanus)
Название вида:Северная олуша
Латинское название:Morus bassanus (Linnaeus, 1758)
Английское название:Gannet
Французское название:Fou de Bassan
Немецкое название:Basstolpel
Латинские синонимы:Pelecanus maculatus J.F. Gmelin, 1789; Sula bassana (Linnaeus, 1758); Sula major Lacepede, 1802; Sula alba Meyer, 1810; Sula melanura Gould, 1837, Sula americana Bonaparte, 1838; Sula lefevri Baldamus, 1851
Русские синонимы:жаннита, олух, глупыш (устар.)
Отряд:Пеликанообразные, или Веслоногие (Pelecaniformes)
Семейство:Олушевые (Sulidae)
Род:Олуши (Morus Vieillot, 1816)
Статус:Гнездящийся, мигрирующий вид

Общая характеристика и полевые признаки

Птица величиной с гуся; за счёт длинных узких крыльев (размах 160-180 см) кажется ещё крупнее. Клюв мощный, конический, стального цвета. В полевых условиях легко определяется по планирующей манере полёта, чередующейся с сериями взмахов, и контрастной окраске взрослых особей.

Белая окраска кроющего оперения с ярко-охристой головой и шеей, чёрными вершинами крыльев позволяют легко обнаруживать и уверенно определять взрослую северную олушу даже на больших расстояниях. От крупных чаек олуша в любом наряде хорошо отличается также силуэтом — узкие заострённые крылья, клиновидный хвост, обтекаемое торпедообразное тело. Молодые особи бурые с белыми пестринами, неполовозрелые имеют участки белого оперения, степень развития которого зависит от возраста.

Описание

Окраска. Взрослые птицы имеют в целом белое оперение, за исключением первостепенных маховых и крылышка, окрашенных в тёмно-бурый цвет. Голова и шея имеют сильный охристо-жёлтый налёт (наиболее яркий на задней стороне шеи), хорошо заметный даже с большого расстояния. Неоперённая лицевая часть и узкие полоски на горле — чёрного цвета, как и вся кожа. Кольцо вокруг глаз светло-голубое. Радужина светлая, с кремовым оттенком. Клюв серо-стального цвета с чёрными узкими полосками вдоль щитков рамфотеки. Ноги чёрноватые, с контрастными полосками на передней стороне цевки и наружной стороне пальцев. Тип окраски этих полосок является одним из немногих признаков полового диморфизма. По Дж. Б. Нельсону (Nelson, 1964) при значительных вариациях оттенков в целом у самцов они всегда более жёлтые, у самок — сине-зелёные.

Пуховой наряд. Птенец появляется на свет почти голый; кожа чёрного цвета. К концу первой декады он полностью покрыт густым белым пухом. Клюв, ноги и голая кожа «лица» остаются чёрными. Радужина тёмная.

Окраска птиц первого года жизни и неполовозрелых особей сильно варьирует (Nelson, 1964). В гнездовом наряде птицы имеют в целом тёмно-бурую окраску. Сверху она более насыщенная и заметно светлеет к низу. Варьирующие по размерам светлые пестрины широко распределены по всему телу, клюв тёмно-серый. К концу первого года жизни оперение приобретает более бурый оттенок и светлеет на брюхе. У некоторых особей светлеют также верхняя часть головы, грудь и даже спина. Оперение второго года жизни ещё более изменчиво. Многие особи в этом возрасте могут иметь белую голову, кроющие плеча, задней части спины и нижнюю часть тела. Белые перья могут встречаться и среди второстепенных маховых. Постепенно светлеют клюв и радужина. На третий год жизни северные олуши, как правило, напоминают обликом взрослых особей, отличаясь от них наличием отдельных чёрных второстепенных маховых перьев и небольших участков тёмного оперения на спине. Голова практически без охристого оттенка. Четырёхлетние птицы имеют почти такое же оперение, как и взрослые особи, при наличии отдельных тёмных перьев среди второстепенных и третьестепенных маховых и центральных рулевых. Охристый оттенок на голове проявляется сильнее.

Строение и размеры

Первостепенных маховых десять. Хвост хорошо выраженной клиновидной формы с 12 рулевыми перьями. Масса взрослых птиц около 3,5 кг. Крючок на конце клюва слабо выраженный; по краям надклювья и подклювья имеются внутренние ряды зазубрин. Наружные отверстия ноздрей отсутствуют.

Три измеренные на острове Харлов (архипелаг Семь островов, Восточный Мурман) взрослые птицы имели следующие размеры (мм): длина крыла — 490-497; длина хвоста — 246-355; длина головы с клювом— 183,5-188,9; длина клюва — 96,1-97,8; длина цевки — 61,6-63,8; длина среднего пальца с когтем — 105,8-107,8. Масса — 3 000 — 3 200 граммов.

По личному сообщению Р. Т. Баррета (R. T. Barrett), размеры северных олуш, отловленных на Лофотенских островах (Норвегия) были следующими (мм): длина крыла (n = 91) — 491,1±8,8; длина головы с клювом (n = 66) — 198,9±5,3; длина клюва (n = 91) — 97,9±3,0. Масса (n = 91) — 3 204,7±219,9 граммов.

Линька

В ходе годового цикла имеются две линьки. Частичная — в марте — апреле (смена оперения головы и шеи) и полная — по окончании сезона размножения.

Подвидовая систематика

Монотипический вид.

Замечания по систематике

Иногда к Morus bassanus в качестве подвидов относят также остальные виды рода Morus — капскую (Morus capensis (М. Н. К. Lichtenstein, 1823)) и австралийскую (Morus serrator (G. R. Gray, 1843)) олуш. Они распространены, соответственно, у южных и юго-западных побережий Африки, побережий южной Австралии и Новой Зеландии, сходны с северной олушей обликом, размерами и биологией, а отличаются главным образом деталями окраски. Ранее все три вида включали в род Sula sensu lato.

Распространение

Гнездовой ареал. Северная олуша широко распространена на гнездовании в Северной Атлантике: на Британских островах, во Франции, в Исландии, Фарерских островах, Ньюфаундленде, Новой Шотландии, островах залива Св. Лаврентия. Центром распространения является Британия (рис. 7). Рост численности олуш обусловил не только появление новых гнездовий внутри ареала (в Ирландии, Великобритании, Канаде), но и привёл к его значительному расширению. В 1946 году было отмечено начало размножения олуш на острове Рунде вблизи южного побережья Норвегии (Montevecchi et al., 1987). Вторая колония северных олуш возникла вблизи границ СССР на побережье Баренцева моря в Сюльт-фьорде (Syltefjord), где первые гнёзда были найдены в 1961 году (Brun, 1972).

Рисунок 7. Область распространения северной олуши:
Рисунок 7. Область распространения северной олуши:
а — места гнездовий, б — район встреч во внегнездовое время.

В первой половине XX века северная олуша рассматривалась в СССР как редкая, случайно залетавшая к берегам Мурмана птица (Судиловская, 1951). С начала 1970-х годов достоверные встречи птиц этого вида время от времени регистрировали на Мурмане (Коханов, Скокова, 1967), а иногда и на разных участках акватории Белого моря (Шкляревич, Коханов, 1980). Учитывая, что даже для гнездящихся особей этого вида характерны кормовые полёты на удаление до 300 км, после возникновения колонии в Сюльт-фьорде появление олуш вблизи берегов Мурмана было вполне предсказуемо. Начиная с 1977 года, северных олуш стали относительно регулярно наблюдать в прибрежных водах Мурмана. В пределах архипелага Семь островов до 1981 года встречали исключительно одиночных особей, позднее — небольшие группы из 2-3 птиц. В начале 1990-х годов у Мурманского побережья олуши держались в течение всего летнего периода, создавая порой крупные кормовые скопления (Краснов, Барретт, 1997). В 1993 году было зарегистрировано появление пары северных олуш в колонии кайр на острове Харлов, выбор ими территории и оборона её от других видов птиц. Во второй половине лета 1995 года, после годичного перерыва, на данном участке появились уже 3 пары птиц, одна из которых построила гнездо и имитировала насиживание. В 1996 году здесь же наблюдали начало и ход размножения одной пары северных олуш, включая откладку и насиживание яйца. Таким образом, начиная с 1996 года, гнездовой ареал олуши включает северо-западные районы России, в частности, побережье Мурмана (Krasnov, Barrett, 1997).

Зимовки

Районы зимних кочёвок северных олуш младших возрастных групп находятся гораздо южнее, чем у половозрелых и хотя бы уже однажды размножавшихся птиц. На основании анализа возвратов от 40 тысяч окольцованных в 1904 году олуш из британских колоний впервые было установлено, что молодые птицы мигрируют в атлантические воды Марокко и Сенегала, иногда достигая берегов Гвинеи-Бисау (Nelson, 1978).

Некоторые особи проникают в воды Средиземного моря. Во второе и третье лето своей жизни они нередко встречаются у берегов Испании. Незначительная часть птиц первого года жизни может оставаться в европейских водах и с началом летнего сезона периодически посещать гнездовые колонии. Но большинство олуш вновь появляется у родных берегов лишь на третий-четвёртый год. Птицы более старших возрастных групп так далеко на юг не откочёвывают.

Миграции

Анализ миграционных связей северных олуш из колоний Британии и Норвегии продемонстрировал почти полное их сходство (Barrett, 1988). По данным кольцевания птиц в норвежских колониях, в период с сентября по март основная масса половозрелых особей встречается у побережий Норвежского и Северного морей (Barrett, Krasnov, 2000). Наблюдения с борта морского судна, выполненные А. В. Ежовым в 2005 году (устное сообщение), показали, что в юго-западных районах Баренцева и юго-восточных районах Норвежского моря в октябре-ноябре северные олуши полностью отсутствуют. Но у побережья южной Норвегии и в юго-восточных районах Северного моря они встречаются в значительных количествах, соответственно 0,4 и 1,0 особь на 1 км².

В колониях северной олуши на побережье Норвегии, включая его баренцево-морскую часть, были получены возвраты от птиц, окольцованных в Британии, на Нормандских островах и в Исландии. Это свидетельствует о продолжающемся процессе иммиграции птиц из центра ареала на его периферию (Barrett, Folkestad, 1996). В единственной российской колонии также неоднократно встречали птиц с иностранными кольцами. При наблюдениях в длиннофокусную оптику все они были определены как норвежские. В одном случае номер кольца был прочитан полностью; оказалось, что северная олуша, размножавшаяся на острове Харлов, была окольцована в колонии на баренцевоморском побережье Норвегии вблизи мыса Нордкап (Krasnov, Barrett, 1997).

Местообитание

Годовой цикл большинства взрослых северных олуш проходит в пределах континентального шельфа Северной Атлантики (Nelson, 1978). В Баренцевом море на основе наблюдений с судов и самолётов установлено, что зона трофической активности этих птиц ограничена акваторией прибрежных районов Финнмарка и Мурмана (не далее 100 км от берега). В гнездовой период размножающиеся особи держатся на скалистых островах, для строительства гнёзд предпочитая скальные уступы. При дефиците пригодных мест в старых и плотно заселённых участках, гнездятся на склонах или даже на плоских, удалённых от моря вершинах островов. Известны случаи существования материковых колоний северной олуши (Nelson, 1978).

Обычно олуши устраивают гнёзда на участках, давно освоенных другими видами птиц. На норвежском побережье они гнездятся среди хохлатых и больших бакланов, в колониях моёвок и кайр. Все случаи выбора гнездовых территорий северной олуши на Мурмане имели место исключительно на участках, заселённых кайрами. Чаще всего при этом новые хозяева птиц-резидентов активно изгоняли.

Численность

С начала XX столетия численность северных олуш увеличивается на 2-3% в год (Nelson, 1978); общее их количество в мире превышает 260 тысяч пар (Lloyd et al., 1991). Основная часть мировой популяции северной олуши размножается в Британии и Ирландии (72%). Общая численность норвежской популяции (5 гнездовых поселений) составляет около 3 700 пар. В начале периода колонизации (1945-1965 годах) рост численности в Норвегии составлял 20-25% в год, снизившись до 7,5% в период 1975-1985 годах; в первой половине 1990-х годах численность северной олуши здесь стабилизировалась.

В России численность гнездящейся группировки затри года, начиная с 1996, возросла до 35 пар. Обследования побережий Мурмана показали, что за последние десять лет новых колоний северной олуши здесь не появилось, а численность гнездящихся и территориальных птиц на острове Харлов до 2004 года колебалась на уровне 50-60 пар (Мищенко и др., 2004). В 2005 году она возросла до 145-160 пар (Мельников, 2006).

Размножение

Моногамы. Сформировавшиеся пары существуют много лет (Nelson, 1978). К первому размножению северные олуши чаще ...

Суточная активность, поведение

В обычном полёте олуша чередует взмахи крыльев скольжением, совершая от 170 до 190 взмахов в минуту (Nelson, 1978). Обнаружив добычу, птицы ныряют с любой высоты, не превышающей 30 метров. Погружение происходит вследствие действия силы тяжести и при помощи взмахов крыльев. Олуша в броске за добычей способна изменять угол и направление падения, иногда ныряя почти отвесно. Считается, что олуши способны погружаться на глубину до 15 метров (Nelson, 1978).

Неполовозрелые птицы много времени проводят в «клубах», существующих вблизи каждой крупной колонии. В них оттачиваются социальные взаимодействия готовящихся к поиску и занятию гнездовой территории особей.

Территориальные особи в колониях ведут себя очень шумно, постоянно подтверждая :вое право на занятую территорию. При этом важным элементом является демонстрация приподнятых крыльев, скрипучего голоса в сочетании с серией поклонов и энергичной тряской головы из стороны в сторону (рис. 8). Появление самки вызывает взаимную демонстрацию. Самец проявляет по отношению к самке свою агрессивность, которую та гасит. отворачивая свой клюв в сторону от самца. Нередко такая демонстрация заканчивается щипками самцом головы самки. Аналогично это происходит и при копуляции. При дальнейших посещениях территории формирование пар закрепляется строительством гнезда. При появлении партнёра происходит взаимная демонстрация приветствия. Птицы вытягивают вверх шеи, головы и клюв (рис. 8).

Рисунок 8. Поведение северной олуши:
Рисунок 8. Поведение северной олуши:
а — церемония приветствия членов пары; б — совместная постройка гнезда самцом и самкой; в — рекламное поведение при ухаживании; г — спаривание; д — рекламное поведение самца на гнезде и вытянутая поза; е — ритуализированный поклон на границе гнездового участка; ж — угрожающие позы насиживающих самок (по Cramp, 1977; Nelson et al., 2005).

Питание

Обычный корм северной олуши — стайные пелагические виды рыб. У норвежского побережья Баренцева моря в первой половине 1990-х годов птицы чаще всего добывали сельдь и мойву. В Норвежском море их корм состоял из скумбрии Scomber scombrus, сайды, сельди, мойвы, песчанки и, отчасти, сёмги Salmo salar (Brun, 1972; Barrett, 1981, Montevecchi, Barrett, 1987). Показано, что размещение гнездовий олуши в ряде районов ареала коррелирует с распределением сельди Clupea harengus (Reinsch, 1969). Предполагается, что данный вид рыб — предпочитаемый корм северных олуш на севере Норвегии (Montevecchi, Barrett, 1987).

В поисках корма северные олуши способны удаляться от родных колоний на расстояние до 300 и более километров (Nelson, 1964). Начало проникновения северной олуши в российскую часть Баренцева моря отмечено в период крупномасштабных изменений кормовой базы птиц-ихтиофагов. Активная колонизация данным видом побережья Мурмана проходила в годы появлений у его берегов крупных скоплений мойвы Mallotus villosus и песчанки Ammodytes tobianus. Начало гнездования и рост колонии северной олуши на острове Харлов (архипелаг Семь островов, Восточный Мурман) по времени совпадает с наличием у берегов архипелага скоплений молоди сельди. Анализ корма птенцов в 1996-1999 годах показал, что он состоял преимущественно из сельди (около 90% встреч) при незначительной примеси песчанки и мойвы. В результате наблюдений за трофическим поведением взрослых олуш было установлено, что в эти же годы в водах Восточного Мурмана они также добывали мелкую сайду Pollachius virens и даже крупную креветку Pandalus sp. Более поздние наблюдения за северными олушами на острове Харлове продемонстрировали появление в их кормах незначительной примеси трески Gadus morhua (Мельников, 2006).

На большой части ареала северная олуша, обнаружив рыбу, ныряет за ней с большой высоты, сложив крылья и вытянув шею. Кормодобывающее поведение птиц у берегов архипелага Семь островов заметно отличалось от поведения олуш в других районах ареала. На Мурмане олуши меньше демонстрировали «ударное» ныряние — вероятно, из-за отсутствия в годы наблюдений у берегов архипелага относительно крупной рыбы. Обычно, найдя косяк мелкой пелагической рыбы (или крупной креветки), олуша садилась на воду, периодически резко опуская в не голову на всю длину шеи, выхватывая сразу по несколько рыб или креветок.

Величина кормовой территории зависела от состояния трофических условий в прилегающих к архипелагу Семь островов районах. В 1993 году, при постоянном наличии косяков рыбы, олуши не удалялись от островов более чем на 1,5-2 км. С ухудшением кормовых условий в 1995 году дальность кормовых полётов увеличилась настолько, что визуально определить её не удалось.

Враги, неблагоприятные факторы

Врагов у северной олуши немного. В колониях олуш на норвежском побережье Баренцева и Норвежского морей известны случаи активного хищничества орлана-белохвоста. По мнению Р. Т. Барретта (личное сообщение) снижение численности птиц в этих колониях обусловлено деятельностью данного хищника.

В гнёздах и в оперении северных олуш находили блоху Ceratophyllus borealis (Hicks, 1959).

На существование колоний северной олуши заметное негативное воздействие способно оказывать антропогенное беспокойство. Предполагается, что именно по этой причине в 1978 году исчезла одна из колоний на Лофотенских островах в Норвежском море (Barrett, 1979). На острове Харлов, в единственной гнездовой колонии на территории России, также отмечены случаи беспокойства насиживающих птиц и браконьерская добыча олуш местным населением. В последние годы беспокойство размножающихся птиц происходит в период сбора научного материала по гнездовой биологии сотрудниками заповедника. Только этим можно объяснить зарегистрированные случаи массового хищничества морских чаек (Larus marinus) в колониях северной олуши (Мельников, 2006). Специальные исследования, проведённые нами в первые годы существования колоний на острове Харлов, продемонстрировали полное отсутствие влияния крупных чаек на успех размножения северных олуш при отсутствии антропогенного беспокойства последних. В то же время, возможность снижения численности российской гнездовой популяции северной олуши по данным причинам весьма мала, так как численность постоянно увеличивается вследствие иммиграции птиц из колоний норвежского побережья.

Общий долговременный успех заселения северной олушей Мурмана будет, вероятнее всего, возможен при стабилизации существующих здесь кормовых условий.

Хозяйственное значение, охрана

Хозяйственного значения на территории России северная олуша не имеет. В то же время, многолетнее неудовлетворительное состояние охраны колоний морских птиц в Баренцево-морском отделе Кандалакшского заповедника провоцирует рост нелегальной добычи птиц, в том числе и северной олуши на острове Харлов. Вид включён в Красную книгу Мурманской области как редкий или узколокальный, но в настоящее время конкретных мер для его охраны не предпринимается.

Пеликанообразные, или Веслоногие (Pelecaniformes) Олушевые (Sulidae)


Предыдущий вид | Том 7 | Следующий вид

Рябинник / Turdus pilaris
Рябинник
Turdus pilaris
Fieldfare
Зарянка / Erithacus rubecula
Зарянка
Erithacus rubecula
Robin
Турач — Francolinus francolinus

Турач

Francolinus francolinus

Black Francolin

Кольчатая горлица — Streptopelia decaocto

Кольчатая горлица

Streptopelia decaocto

Collared Dove

Амурский волчок — Ixobrychus eurythmus

Амурский волчок

Ixobrychus eurythmus

Schrenk’s [little] bittern

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Чибис — Vanellus vanellus
Чибис
Vanellus vanellus

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2021. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+