Птицы России и сопредельных регионов


Сизоворонка
Coracias garrulus

Главная Том 6 Сизоворонка (Coracias garrulus)
Название вида:Сизоворонка
Латинское название:Coracias garrulus (Linnaeus, 1758)
Английское название:European Roller, Blue Roller, Common Roller
Французское название:Rollier d’Europe
Немецкое название:Blauracke
Русские синонимы:ракша, сиворакша
Отряд:Ракшеобразные (Coraciiformes)
Семейство:Сизоворонковые (Coraciidae)
Род:Сизоворонки (Coracias Linnaeus, 1758)
Статус:Перелётный, гнездящийся вид

Общая характеристика и полевые признаки

Величиной сизоворонка немного меньше галки, коренастого телосложения, с большой головой и короткой шеей, с крепким и слабо изогнутым, острым на конце клювом, сравнительно сильными ногами и большими крыльями. Оперение яркое, преобладают голубые и зелёные тона. Ходит по земле неуклюже, поэтому даже на коротких расстояниях чаще перемещается полётом. Может подолгу сидеть на одном месте — на краю обрыва, бугре, на суку, телеграфном столбе и так далее. С таких присад, заметив добычу, внезапно бросается на неё. Обычно держатся парами или в одиночку, но когда удобных дня гнездования мест мало, на небольшом обрыве поселяется сразу несколько пар. Сизоворонка не избегает человека и его поселений, хотя не очень доверчива. В населённых пунктах селится, но не везде. Для Крыма, например, это нехарактерно (Костин, 1983).

В природе легко узнаётся по «вороньему» складу тела и клюву, ярко блестящей зеленовато-голубой окраске оперения, полёт сизоворонки быстрый и маневренный. Особенно виртуозен брачный полёт самца. Крик резкий,и неприятный на слух, напоминает карканье — «рак-рак-рак», «ррек-ррек», «ри-рик», «рэк-рэк», «краа-краа».

Описание

Окраска. Взрослые птицы. Самцы и самки с одинаково-яркой блестящей окраской. Голова, шея и вся нижняя сторона тела зеленовато-голубые, горло беловатое благодаря блестящим наствольным полоскам. Спина, плечевые и третьестепенные маховые рыжеватые или глинисто-коричневые. Малые кроющие крыла лилово-синие. Нижняя часть спины и надхвостье фиолетово-голубые или лилово-синие. Верхние кроющие хвоста голубовато-зелёные с фиолетовыми центрами перьев. Маховые чёрные или почти чёрные; у первостепенных наружные опахала зеленовато-голубые, а у второстепенных — фиолетовые. Средние рулевые тёмно-бурые, с зелёным или синевато-лиловым оттенком, остальные голубовато-синие, а к концам бледно-зеленоватые. Концы крайней пары рулевых сужены и черноваты. Лоб беловатый. Уздечка чёрная. Клюв черноватый. У основания клюва — жёсткие щетинки. Ноги буроватые с желтоватым налётом. Радужина бурая. В осеннем оперении спина грязно-бурая; верх головы буровато-зелёный, а на груди глинистый налёт.

Молодые птицы (самцы и самки). Окрашены подобно взрослым, но более тускло и более походят на осенних взрослых птиц. Окраска молодых грязнее, с буроватым оттенком. Передняя сторона шеи и грудь буроватые. В местах зимовки молодые сменяют этот наряд на первый годовой. Он отличается от второго годового наряда отсутствием лилового тона на малых кроющих крыла и суженными концами крайних рулевых, хотя они и черноваты. Маховые в первом годовом наряде, по-видимому, сохраняются от ювенильного наряда (Корелов, 1970).

Пуховой птенец. Вылупляются птенцы голыми и слепыми. В этот момент их масса в среднем составляет 7,1–10,6 грамма. На 4-5-й день они покрываются пеньками перьев, которые раскрываются на 8 день.

Строение и размеры

Оперение жёсткое, плотное. Крылья большие и острые. Хвост умеренно длинный, с прямым обрезом. Ноги сильные, когти слабые, не приспособленные для схватывания и удержания добычи. Ноздри расположены у основания надклювья и прикрыты щетинками; такого же рода щетинки находятся в углах рта. Первостепенных маховых 11, рулевых 12. Формула крыла: II-III-I-IV-V-VI....

Размеры (мм). Длина крыла самцов (n = 44) из различных мест ареала вида в России и сопредельных регионах 180-208, среднее 192,7, самок (n = 46) — 181-207, среднее 190,6 (Судиловская, 1951). Длина крыла (мм) самцов (n = 89) из Узбекистана — 181-210, среднее 195, самок (n = 80) — 181-207, среднее 191,1 (Богданов, 1956); самцов из Кыргызстана (n = 20) — 187-210, самок (n = 12) —185-206 (Янушевич и др., 1960); самцов из Туркменистана (n = 18) — 190-207, среднее 196,0, самок (n = 14) — 183-207, среднее 190,3 (А. К. Рустамов, неопубликованные данные); самцов из Беларуси (n = 13) — 198-207, среднее 200, самок (n = 4) — 190-198, среднее 194 (Федюшин, Долбик, 1967); самцов из Казахстана — 185-197, самок — 182-202 (Корелов, 1970).

Масса (грамм) взрослых сизоворонок из Узбекистана: самцов (n = 13) — 118,2-162,0, средняя 133,4, самок (n = 18) — 105,2–160,0, средняя 135,4 (Богданов, 1956); самцов из Беларуси (n = 13) — 127-160, средняя 146, самок (n = 4) — 141-158, средняя 148 (Федюшин, Долбик, 1967); самцов из Кыргызстана (n = 10) 126,8-185,0, самок (n = 4) — 126-180 (Янушевич и др., 1960); из Рязанской и Нижегородской областей: самцов (n = 12) 119,0-164,2, средняя 141,4; самок (n = 17) 133,0-182,6, средняя 150,1 (коллекция ОГЗ, неопубликованные данные).

При вылете из гнёзд масса молодых птиц составляет в среднем 142,0 грамма (Ахмедов, 1957).

Линька

Сизоворонка имеет две линьки в году — частичную (смена мелкого пера) в гнездовом ареале и полную (смена рулевых и маховых) на местах зимовок. Однако установлено, что смена рулевых и маховых частично происходит ещё до момента отлёта птиц на зимовку. И это не исключение, а закономерное явление: в июне (n = 19) и в июле (n = 11) у 18% птиц сменялись левые центральные рулевые, а в июле, кроме того, у 45% особей шла линька второстепенных маховых. Следовательно, вопреки существующему мнению (Судиловская, 1951; Иванов, 1969), во всяком случае у части птиц происходит линька определённого количества рулевых и маховых перьев ещё в местах гнездовий.

Линька у сизоворонки не послебрачная (Судиловская, 1951). Напротив, она протекает параллельно с репродуктивным циклом, также требующим соответствующих энергетических затрат. Так как птицы очень прожорливы (дневной рацион одной особи составляет не менее 40 грамм жуков) и пищу добывают почти весь день, они, видимо, покрывают эти затраты и во время линьки не убавляют в весе, а, наоборот, прибавляют его (Ахмедов, 1957).

Подвидовая систематика

Политипический вид с двумя подвидами:

  1. Coracias garrulus garrulus — Coracias garrulus Linnaeus, 1758, Syst. Nat., cd.IO, стр.107, Швеция.
  2. Coracias garrulus sentenom — Coracias garrulus semenowi Loudon ct Tschusi, 1902, Omith. Jahrb., стр. 148, Каахка, Артык, Южный Закаспий.

Номинативный подвид занимает весь ареал вида, кроме юго-восточной азиатской его части, где распространена туркестанская сизоворонка. На территории Восточной Европы и Северной Азии представлены оба подвида. У номинативного подвида коричневая окраска спины темнее, чем у туркестанского; у первого на голове, шее, нижней стороне тела, на больших и средних верхних кроющих перьях крыла более развиты голубоватые (у второго — зеленоватые) оттенки (Степанян, 1975).

Распространение

Гнездовой ареал. Охватывает край Северо-Западной Африки и почти всю Европу, Малую, Среднюю Азию и юго-западную часть Передней Азии (рис. 43). В африканской части ареала сизоворонка встречается в Марокко, Северном Алжире и Тунисе. В Европе, кроме её северных и самых западных частей, распространена от Пиренейского полуострова и островов Средиземного моря (Корсика, Сардиния, Сицилия, Крит, Кипр) к северу до юго-востока Франции, северо-восточной частей бывшей ГДР, остров Готланд на юге Швеции, Эстонии, южных районов Ленинградской области и крайнего юга Карельского перешейка, южных частей Вологодской области, района Костромы, южной и Центральных частей Нижегородской области и южных частей Кировской области до Казани и юга Башкирии. В азиатской части ареала сизоворонка обитает в Северном Казахстане и на юге Западной Сибири, к северу доходит до Кустаная, Омска и Барнаула, а на юге распространена до Палестины, Ирака, Ирана, Афганистана, Пакистана и Индии, причём в Индии бывает лишь на осеннем пролёте, в частности в штате Гуджарат, к югу от Хайдар-Абада (АН, 1964).

Рисунок 43. Область распространения сизоворонки (по: Cramp, 1985, с уточнениями по: С. Н. and К. Fry, 1992):
Рисунок 43. Область распространения сизоворонки (по: Cramp, 1985, с уточнениями по: С. Н. and К. Fry, 1992):
а — область гнездования, б — область зимовки. Подвиды: 1 — С. g. garrulus, 2 — С. g. semenovi.

Распространение в Восточной Европе и Северной Азии таково (рис. 44). На северо-западе сизоворонка местами населяет Прибалтику, Псковскую, Новгородскую, Ленинградскую и Вологодскую области. Северный предел её гнездования на юге Карельского перешейка у посёлка Мельничий ручей. Севернее Оредежа, к северо-западу от Новгорода и Кингисеппа она распространена спорадично и встречается не каждый год (Мальчевский, Пукинский, 1983). Северная граница ареала от юга и юго-востока Ладожского озера проходит через район Тихвина, южную часть Вологодской области, спускается к югу до Костромы и центр, районов Нижегородской области, где сизоворонка на гнездовье найдена в Заволжье в Семёновском и Пильненском районах (Пузанов и др., 1955; Воронцов, 1967).

Рисунок 44. Ареал сизоворонки в Восточной Европе и Северной Азии:
Рисунок 44. Ареал сизоворонки в Восточной Европе и Северной Азии:
а — гнездовой ареал.

Отсюда линия границы несколько поднимается в северо-восточном направлении и входит в южные пределы Кировской области, пересекает долину реки Ярани у Яранска и проходит в Уржумском районе, через среднее течение Вятки (Плесский, 1933). Далее она спускается к долине Шемши и в Бугульминский район Татарстана (Гаранин, Григорьев, 1977), затем резко сворачивает к юго-востоку в пределы Башкортостана, где граница проходит по Зилаирскому плато у села Зилаир в области Южного Урала (Ильичёв, Фомин, 1988). От Зилаира граница тянется на северо-восток и входит в пределы Северного Казахстана, что установлено находками у Кустаная (Судиловская, 1951; Иванов, Штегман, 1978) и даже чуть севернее у Кокчетава (Корелов, 1970). Потом граница ареала немного поднимается к северу, проходит до Омска и спускается через Барнаул (Гынгазов, Миловидов, 1977) на юг к верх. Иртышу. Пределы северного распространения в Казахстане, на юге Западной Сибири и Алтае подтверждаются только лишь негнездовыми находками. Достоверные же места гнездования — Наурзумский бор, у селений Красный аул, Локоть и Ключи в Западном Алтае (Корелов, 1970; Кучин, 1976), а также Ямышево, Семипалатинск и Усть-Каменогорск по Иртышу (Корелов, 1970). Гнездо сизоворонки было найдено также значительно севернее — в окрестностяхх Томска (Иоганзен, 1930), но позднее её там никто из орнитологов не наблюдал.

Таким образом, граница ареала вида на север доходит до смешанных широколиственных и хвойных лесов и простирается от юга Карельского перешейка и от южной части Ленинградской области на восток до долин верхней Оби (Барнаул) и Иртыша. К югу от этой линии до южной границы бывшего СССР сизоворонка встречается более или менее повсеместно, хотя местами может совершенно отсутствовать на значительных территориях, например, в отдельных областях Казахстана. Наконец, с запада на восток она распространена до юго-западного Алтая.

Вместе с тем, в пределах гнездовой области из ряда мест, где постоянно гнездилась, сизоворонка совершенно исчезает. В частности, это происходит в Латвии (Страздс, 1983) и Московской обл. (Красная книга Московской области, 1998). В других местах, например в Мордовии, гнездовой ареал её расширяется (Луговой, 1975). На северо-западе ареала продвижение сизоворонки на север отмечалось в конце XIX века (Дерюгин, 1897).

Зимовки

Область зимовок включает Юго-Восточную и Западную (южнее реки Нигер) Африку, где птицы встречаются в декабре и январе (Grote, 1930; Cramp, 1985). Возможно, часть птиц зимует в Аравии. В это время сизоворонок отмечают также на равнинах Ирака (Meinertzhagen, 1954).

Миграции

С зимовок отлёт сизоворонок начинается в конце января и в начале февраля, усиливается в марте и апреле. В это время заметное перемещение птиц к местам гнездовий отмечается в Египте, вдоль берегов Красного моря; в Аравии в некоторые годы миграции сизоворонок происходят и в мае (Grote, 1930; Meinertzhagen, 1930, 1954). Весной, как и осенью, сизоворонки летят небольшими рассеянными группами, часто друг за другом. Летят невысоко над землёй — не более 50-100 м, в основном, в утренние и вечерние часы. Например, осенью на юго-востоке Каспия 45,3% птиц летели, в основном, с 7 до 8 часов утра и 22,7% между 17 и 18 часами. 98,7% птиц перемещались в южном направлении (Караваев, Белоусов, 1983).

Предполагается, что осенью, во всяком случае на начальном этапе миграции, для большинства сизоворонок характерен транзитный ночной перелёт, поэтому днем птицы не скапливаются даже в районах остановок (Гаврилов, 1986). По данным визуальных наблюдений других исследователей, осенний пролёт у сизоворонок происходит в течение светлого времени суток с наибольшей активностью в утренние и вечерние (Абдусалямов, Лебедев, 1977; Умрихина, 1981; Караваев, Белоусов, 1983) или преимущественно дневные часы (Остапенко и др., 1978; Эминов, Сапармурадов, 1986). Осенью, в дневное время, мигрирующих сизоворонок отмечают мало — много меньше, чем весной. На Тюлеке (Кыргызстан) в 1973-1975 годах на весеннем пролёте учтена 241 птица, а на осеннем только 27 (Умрихина, 1981). Из 4 621 представителя ракшеобразных, отловленных на осеннем пролёте с 1970 по 1980 годы в районе Чокпакского перевала в предгорьях Западного Тянь-Шаня, сизоворонки составили лишь 3,4 % (Савин, Гисцов, 1983).

При этом, по материалам учётов на Чокпаке, на осеннем пролёте ракшеобразные составляют лишь 0,2-0,3% от общего числа дневных мигрантов (Гаврилов, 1979). В этом же месте, где ежедневно проводили учёты в 1968-1975 годах, регистрировали весной от 18 до 220, в среднем 83, а осенью — 53 сизоворонки. В отдельные годы в осеннее время наблюдается очень низкая численность этого вида, а в 1968 году птиц здесь вообще не встречали (Гаврилов, Гисцов, 1985). Сизоворонка — по происхождению южная, а, следовательно, теплолюбивая птица. Несмотря на это, её залёты отмечены далеко на север от гнездовой области — на остров Новая Земля, в Исландию, на Фарерские острова, в Норвегию и Карелию. На северо-запад и запад залёты известны в Великобританию, на север Франции, остров Мадейра, Канарские острова. Залёты иногда сопровождаются гнездованием: гнездо сизоворонки с кладкой было найдено 14 июня 1916 года в окрестностях Томска (Гынгазов, Миловидов, 1977), что значительно севернее нынешней границы ареала этого вида. В Южном Предуралье сизоворонка, совершая залёты, сейчас явно продвигается севернее 52° северной широты. Залетает она и в Зауралье, где в мае 1978 года её добывали в Кунакшском районе Челябинской области (Ильичев, Фомин, 1988).

Местообитание

Сизоворонку можно встретить в лесном, лесостепном, степном, пустынном, горном и антропогенном ландшафтах. Охотно селится в разреженных лесных массивах со старыми дуплистыми деревьями. Сплошных лесов избегает, встречаясь только по опушкам. При наличии дуплистых деревьев гнездится в сосновых борах, лиственных рощах, в пойменных насаждениях, вырубках, в старых фруктовых садах, лесостепных и степных участках. Причина снижения численности вида в лесных массивах — вырубка старых дуплистых деревьев. В азиатской части ареала вида, в районе Душанбе, конкуренция из-за подходящих для гнездования мест наблюдается между сизоворонкой и майной, причём майна всё больше вытесняет сизоворонку (Абдусалямов, 1971).

В выборе места гнездования неприхотлива. В открытой степи это участки с отдельно стоящими дуплистыми деревьями; охотно гнездится в лёссовых обрывах, в селениях — в дуплах деревьев, в трещинах, промоинах глинобитных стен и под крышами заброшенных строений. В пустыне гнёзда устраивает в дуплах старых саксаулов и в стенках колодцев, в предгорьях и горах — в расщелинах скал, в речных поймах — в дуплах деревьев и береговых обрывах. В поведении сизоворонки появляются черты синантропизации. Она селится и в сельской местности, и в городах, но не повсеместно и не так часто. В Ереване гнездится в щелях глинобитных и каменных домов (Ляйстер, Соснин, 1942). Часто поселяется под крышами строений. В Кызыл-Агачском заповеднике две пары гнездились так в будке дежурного (Мустафаев, 1968); в степной части Крыма одно гнездо найдено в птичнике (Костин, 1983); в долине Кушки пара поселилась под крышей работающей электростанции (Вельская, 1964); в Ташаузской области гнездо помещалось в кувшине, замурованном в стене старой постройки (Рустамов, 1955).

В гористой местности в Средней Азии, Казахстане и на Кавказе сизоворонка гнездится на высотах до 1 500 — 1 600 метров и лишь изредка до 2 000 метров; в период кочёвок она может встречаться и выше. В летнее время одиночные «бродячие» птицы неоднократно наблюдались на Памире (Потапов, 1966), на реке Восточный Пшерт на высоте 4 100 метров (Иванов, 1969). Одиночная птица встречена в Тянь-Шане в первой декаде сентября в Большом Алма-атинском ущелье (2 500 метров), у верхней границы хвойного леса (Ковшарь, Лопатин, 1983).

Сизоворонка как вид имеет «горное» происхождение (Воинственский, 1960). Высоко в горах она не гнездится лишь потому, что теплолюбива. В холодном климате её существование затруднено, о чем свидетельствует гибель сизоворонок, залетавших на Памир (Потапов, 1966) её гнездование в норах следует считать первичным по отношению к поселению в дуплах.

Численность

Сизоворонка в Московской области всегда была редкой гнездящейся птицей (Птушенко, Иноземцев, 1968; Ильичёв и др., 1987), с конца 1980-х годов она практически перестала здесь гнездиться (Красная книга Московской области, 1998). В Ленинградской области сизоворонка обычна на юге, малочисленна и редка в центральных и северных её частях, причём там, где она обычна, численность её резко изменяется по годам. Так, в Лужском районе в один год за всё лето встречено всего 4-5 птиц, в другой год во время одноразового учёта на 32 км отмечено 12 особей (Мальчевский, Пукинский, 1983). Колебания численности сизоворонки отмечались и в других местах. В 1978-1980 годах увеличение её численности отмечено в Восточной Штирии (Австрия) (Franz, 1983).

На северо-востоке Латвии, в районе гор Стренги, на площади 2 700 га в 1948 году гнездилось 30 пар сизоворонок, а в конце 1950-х — только 12 пар (Вилкс, 1961). На востоке Латвии в районе Науляны в 1938-1940 годах на площади около 2 700 га гнездились 34 пары, а в 1941-1942 годах в окрестностях города Елгава на такой же площади только 4 пары. На севере Молдовы сизоворонка малочисленна. Здесь плотность её населения не превышает 3 пар/км2. Обычна и многочисленна эта птица в Приднестровье, где местами на площади около 1 км2 встречается до 80 гнездящихся пар (Аверин, Ганя, 1970). В Ставрополье и Ростовской области на каждом километре маршрута отмечаются 1-2 пары (Будниченко, 1965). Во время 33 учётов, проведённых в 1982-1983 годах с апреля по первую декаду октября на маршруте 50 км между городом Алма-Ата и озером Сорбулак, встречено 525 птиц, в среднем за один учёт 15,9 особей. Наибольшее количество птиц зарегистрировано в июле — 243, что связано с вылетом птенцов (Гаврилов, Гисцов, 1985). На юго-западе Таджикистана, в долине Гиссара, на маршруте чуть более 100 км найдено 157 жилых нор (Ахмедов, 1950). Нередко на обрыве протяжённостью 100-200 метров гнездится 1-2 (Корелов, 1970), а иногда и 3-4 пары (Ахмедов, 1957). В Бадхызе (юго-восток Туркменистана) на площади 6 км2 гнездилось 9 пар сизоворонок (Вельская, 1964).

В различных регионах численность птиц разная. В северных частях ареала сизоворонка встречается единичными парами, южнее она становится обычной, местами многочисленной.

В других странах численность сизоворонки такова. Во Франции гнездится от 10 до 100 пар (Yetman, 1976), в ФРГ по 30-летним наблюдениям (1950-1980-е годы) — от 20-27 (1976 год) до 95-134 (1961 год) пар, причём численность явно сокращается. В 1981 году зарегистрировано 15-17, а в 1982 — 10–12 пар. Уменьшение численности наблюдали в Италии в середине XX века, видимо из-за нелимитированной охоты и гибели птиц и насекомых от пестицидов (Loveri, 1975). Отмечается уменьшение численности в прибалтийских странах. В Эстонии сизоворонка стала редкой с 1960-х годов, в Латвии сокращается область её распространения (Transche, 1965; Cramp, 1985).

В Центральной России в 1970-1980-х годах также произошло количественное сокращение этого вида (Сб. «Редкие виды птиц центра Нечерноземья», 1990). Многие исследователи полагают, что падение численности сизоворонки в Латвии и Ленинградской области вызвано вырубкой дуплистых деревьев (Transche, 1965; Мальчевский, Пукинский, 1983).

Размножение

На местах гнездования появляется сравнительно поздно — в конце апреля — мае. В Ленинградской ...

Суточная активность, поведение

Активность дневная, но на северо-западе России в белые ночи сизоворонки охотятся за насекомыми в густых сумерках; у станции Елизаветино в Ленинградской области одна сизоворонка добыта в 23 часа 10 минут с хрущами в ротовой полости и пищеводе (Мальчевский, Пукинский, 1983). В гнездовое время пары ночуют в норе, иногда ею пользуются и после вылета молодняка. После прилёта и перед отлётом ночуют на обрывах и в кронах деревьев. В Средней Азии кормление птенцов обычно происходит с 6 до 10-11 часов и с 16 до 17-18 часов. Отмечены различия в ритмике кормления птенцов разного возраста: восьмидневные птенцы получают пищу в течение всего дня, 16-дневные — больше утром и вечером, а 20-дневных интенсивно кормят в основном с 10 до 15 часов (Вельская, 1964).

Сизоворонка — птица не колониальная, но может селиться плотно. Нередко совпадают и кормовые участки соседствующих пар. В сезон гнездования в непосредственной близости от нор сизоворонки гнездятся многие норные птицы, с которыми те не конфликтуют.

Заслуживает интереса «групповая» защита от хищников. В Гиссаре наблюдали, что при появлении чёрного коршуна около двух десятков сизоворонок поднялись в воздух, с высоты бросились вниз и стали бить хищную птицу лапами по голове (Ахмедов, 1957). Около гнёзд сизоворонки гоняют чёрного коршуна, серую ворону, пустельгу. В преследовании принимают участие самец, а иногда и оба партнёра (С. Г. Приклонский, неопубликованные данные).

Питание

Сизоворонка — почти исключительно энтомофаг. Насекомыми питаются взрослые птицы, птенцы и подросший молодняк. Однако птицы поедают также паукообразных, моллюсков и дождевых червей, а изредка и позвоночных животных (чесночниц, травяных и озёрных лягушек, головастиков, гекконов, ящурок, в частности быстрых ящурок, живородящих и прытких ящериц, веретениц, разноцветных полозов (мелких экземпляров), землероек (малых белозубок), серых хомячков, серых полёвок, лесных мышей).

Наиболее полно изучено питание сизоворонки в Узбекистане (Богданов, 1956), Туркменистане (Вельская, 1964; Аннаева, 1965), в Воронежской и Ленинградской областях (Покровская, 1956; Кадочников, 1960; Прокофьева, 1965). Сведения по этому вопросу имеются и в ряде других публикаций (Формозов и др., 1950; Дубинин, 1953; Образцов, Королькова, 1954; Ахмедов, 1957; Янушевич и др., 1960; Аверин, Ганя, 1970; Корелов, 1970; Аметов, 1981; Умрихина, 1984; Рустамов, 1988). Характерно сходство рационов сизоворонки в различных частях ареала (Прокофьева, 1965). Повсеместно основу питания составляют насекомые, преимущественно жуки и прямокрылые. Так, в районе Чиназа (Ташаузская область) в 109 желудках сизоворонок летом обнаружили 703 съеденных экземпляра саранчовых, жуков, медведок, стрекоз и бражников (саранчовых всего 481 экземпляр, а жуков — 161 экземпляр).

В окрестностях кишлака Бувайда в Ферганской долине у добытых летом 59 сизоворонок остатки прямокрылых обнаружены в 51 желудке, жесткокрылых — в 30. Анализ 47 желудков сизоворонок, добытых в Узбекистане, в основном, в мае, июне и июле в районах Ташкента и Бухары, показал, что из общего количества найденных в них экземплярах животной пищи (n = 449), прямокрылые составили 131, а жуки — 166 экз. На юге Туркменистана добыто 19 сизоворонок, анализ желудков которых, а также 319 порций корма и 72 погадок птенцов, показал, что в пище насекомые составляют 100%. Преобладание саранчовых в питании птенцов, а у взрослых — жуков, очевидно связано с мягкостью покровов первых и грубостью — вторых. При этом многое зависит от места кормёжки. В Воронежской обл., где взрослые добывали корм на степных участках, в питании птенцов на долю прямокрылых приходилось 57,8% всей приносимой пищи. В Ленинградской области жуки составили 60,3%, прямокрылые — 18,3%.

Среди поедаемых видов отмечались: жуки-чернотелки (Blaps sp., Tentyria gigas, Microdera sp.), жужелицы (Harpalus sp., Scarites terricola, Acinopus sp., Pterostichus liosomus, Amarasp., Broscus cephalotus, Distichusplanus), долгоносики (Sphenophoru spiceus, Oedaleus decorus, Conorhynchus kindermanni, Conorhynchus faldermanni), навозники (Ontophagus sp., Chironitis hungaricus, Oniticelluspallipes), хрущи (Adoretus nigrifrons, Pentodes sp.), бронзовки (Potosia marginicollis), златки (Sphenoptera sp., Capnodis tenebricosa), карапузики (Hister sinuatus), стафилины (Staphylinus fuscipennis), листоеды (Chrysomela sp.), усачи (Spondylus buprestoides); из прямокрылых: прусы (Calliptamus italicus, Calliptamus turanicus, Calliptamus barbarus), кузнечики (Decticus albifrons, Decticus verrucivorus, Platycleis tamerlana), саранчовые (Locusta migratoria, Pezotmethis tartarus, Acrida oxycephala, Oedipoda miniata, Chorotogonus sp., Sphingonotus sp., Dociostaurus sp., Thisoecitrinus sp.), медведки (Gryllotalpa gryllotalpa, Gryllotalpa unispina), сверчки (Liogryllus bimaculatus, Eugryllodes sp.).

Кроме этих групп и видов жуков и прямокрылых в пище сизоворонки встречаются божьи коровки, растительноядные клопы, муравьи, уховёртки, совки, бражники, стрекозы, богомолы. Отмечается предпочтение определённых видов насекомых. Так, пара сизоворонок в Ленинградской обл. свой выводок регулярно кормила златкообразным усачом (Spondylis buprestoides), на долю которого пришлось 37,5% всех объектов питания птенцов. В районе Чиназа из 703 съеденных насекомых 402 составили краснокрылые кобылки (Oedipoda minita).

Сизоворонка отыскивает добычу в полёте с высоты 4-10 м при помощи острого зрения. Заметив насекомое на земле или на растениях, она бросается вниз и схватывает добычу. Иногда сизоворонка пытается ловить летящее насекомое в полёте. Такая охота обычно заканчивается безуспешно. От гнезда птица улетает на охоту не более, чем на 1 км, иногда до 2-3 км.

В Средней Азии в состав корма входят крупные паукообразные. Однако и здесь ведущим кормом сизоворонки являются крупные насекомые (саранча, кузнечики, чернотелки, навозники и др.), второстепенным — паукообразные и мелкие насекомые, случайным — наземные позвоночные (кроме птиц). Так, встречаемость паукообразных (фаланги и скорпионы) в питании сизоворонки в Туркменистане (просмотрено 19 желудков) составляет 15,8%, наземных позвоночных — 10,5%, крупных жуков — 89,5% и саранчи — 42,1%. В 47 желудках (Ташкент, Чиназ, Бухара) из 449 съеденных объектов 297 были саранчовые и жуки, 186 составили мелкие насекомые, паукообразных оказалось 14, а позвоночных — всего 4. Последние становятся добычей сизоворонок в случае, когда другие корма находятся в дефиците.

В Хопёрском заповеднике в 1939-1940 годах сизоворонками разорены 9 гнёзд скворца, 3 — дрозда-рябинника и по одному гнезду белой трясогузки и кряквы. В 14 гнёздах этих видов птиц всего расклёвано 51 яйцо (Груздев, 1942).

В Воронежской обл. сизоворонки приносили птенцам моллюсков-катушек (Anisus), а в Ленинградской области — жуков-плавунцов и личинок стрекоз. В Средней Азии добычей взрослых птиц сравнительно нередко становятся медведки — обитатели сырых берегов водоёмов.

Враги, неблагоприятные факторы

Сизоворонку находили в кормовых остатках сапсана, балобана, степного орла, подорлика, филина (Дементьев, 1951). На молодых птиц иногда нападают коршуны. Полозы, в частности разноцветные, забираются в жилые норы, заглатывают яйца и птенцов младшего возраста (Богданов, 1956; Ахмедов, 1957). Кладки сизоворонки разоряет лисица. В Бадхызе 29,7% отложенных яиц, находившихся под наблюдением, были уничтожены этим хищником (Вельская, 1964). В Ставропольском крае много гнёзд с кладками и птенцами гибнет при оползнях и обвалах берегов, от затопления нор в траншеях силосных ям дождевой водой или заполнения их силосной массой (Маловичко, 1999). Отмечена гибель птиц на автомобильных дорогах (Хохлов, 1990; Маловичко, 1999).

Вскрытие 95 сизоворонок показало, что 89 (93,7%) заражены 14 видами нематод, среди которых Harteria sp., Dispharynx nasuta, Cyrnea capitellata, Agamospirura sp., Splendidofilaria travassosi, Subularia sisoworonki (Мередов и др., 1970). Блохи на сизоворонке (осмотрен 21 объект) не найдены (Загнибородова, Вельская, 1965). Слётки и птенцы сизоворонок заражены иксодовыми и гамазовыми клещами. Так, в одном из гнёзд, расположенном в среднем течении Аму-Дарьи, в первые 3-5 дней после вылупления все пять птенцов погибли в результате нападения на них клещей (Аннаева, 1965). В гнёздах сизоворонок обнаружены личинки и имаго мух, бабочек-молей и жуков (стафилины, карапузики, чернотелки, мертвоеды). На 5-7-дневных птенцах в Рязанской обл. найдены мухи-кровососки рода Oxupterum (Кириченко, 1949; С. Г. Приклонский, неопубликованные данные).

Хозяйственное значение, охрана

Принято считать, что сизоворонка приносит пользу, уничтожая значительное количество вредных жуков и прямокрылых насекомых — вредителей полей и лесов. За день взрослая сизоворонка съедает, в среднем, 25,4, а птенец — 21,4 экземпляра насекомых (Вельская, 1964). Масса дневного рациона одной взрослой особи составляет не менее 40 граммов животной пищи (Ахмедов, 1957). Пропаганда охраны сизоворонки необходима, так как в ряде районов, например в Средней Азии, местное население, считая её «нечистой», разоряет гнёзда. Вырубка дуплистых деревьев, уменьшение числа глинобитных построек сокращает количество удобных мест для гнездования. В опытах Э. Тауриньша в искусственные гнездовья удалось привлечь 7 пар сизоворонок на 30 га площади (Страздс, 1983). В Литве в гнездовой период — с 1 мая по 15 августа — предлагается не рубить деревья в тех местах, где хоть в одном дупле обитают сизоворонки.

Сизоворонка занесена в Красные книги Литвы, Латвии, Эстонии, Республики Беларусь, а в Российской Федерации — в Красные книги Брянской, Курской, Липецкой, Московской, Нижегородской, Рязанской, Тамбовской, Тверской и Ленинградской областей, Башкортостана, Татарстана и Марий-Эл.

Ракшеобразные (Coraciiformes) Сизоворонковые (Coraciidae)


Предыдущий вид | Том 6 | Следующий вид

Обыкновенная пустельга / Falco tinnunculus
Обыкновенная пустельга
Falco tinnunculus
European Kestrel
Черноголовый щегол / Carduelis carduelis
Черноголовый щегол
Carduelis carduelis
Goldfinch
Пятнистая трёхпёрстка — Turnix tanki

Пятнистая трёхпёрстка

Turnix tanki

Yellow-legged Button Quail

Очковый чистик — Cepphus carbo

Очковый чистик

Cepphus carbo

Spectacled Guillemot

Серая неясыть — Strix aluco

Серая неясыть

Strix aluco

Tawny Owl, Eurasian Wood-owl

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+