Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Уссурийская совка
Otus sunia

Главная Том 5 Уссурийская совка Размножение

Размножение

Половой зрелости достигает, по-видимому, в возрасте одного года, к размножению приступает в конце первого года жизни. Образование пар происходит на местах гнездования сразу после появления самок; самцы прилетают на несколько дней раньше. Сразу после прилёта самцы занимают гнездовые участки и подают голос. Картина образования пар и токование не изучены. Основная роль принадлежит, по-видимому, брачной песне самца, которая передаётся как протяжный двусложный свист «ке—вюю, ке—вюю», повторяемый многократно. Уже в начале мая самцы интенсивно поют вечерами, между соседними самцами возникает своеобразная разнотональная перекличка. Интенсивный ток продолжается в течение всего мая не только вечером и ночью, но и в дневные часы. К середине июня интенсивность тока снижается, но песня слышна ещё в начале—середине июля (Спангенберг, 1965; Панов, 1973). Территориальное поведение не выяснено. Каждая пара обитает на ограниченном участке леса площадью в радиусе 100–300 метров от дупла. Границы участка маркируются песней самца.

Для гнездования уссурийские совки занимают естественные дупла и дупла дятлов, глубокие выгнившие ниши в стволах, расположенные на высоте 2–20 метров от земли в деревьях различных пород. Размеры дупел шириной до 20, глубиной 13–190 см, с летком диаметром 7,5–8 см. Охотно занимает также скворечники с широким летком. Просторных дупел диаметром более 30 см. избегает (Пукинский, 1977). Выстилка в дуплах отсутствует, яйца откладываются на древесную труху или остатки старых гнёзд воробьиных птиц, занимавших дупло раньше. Сроки откладки яиц известны в общих чертах, они определяются ходом весны. В годы с холодной весной сроки начала гнездования запаздывают на 1,5–2 недели и приходятся на вторую половину июля (Спангенберг, 1965). Самки с развитыми наполовину фолликуллами, диаметром до 12 мм, добывались в середине мая, то есть откладка должна быть в первой декаде июня. Известны полные свежие кладки от 6-26 июня (Дементьев, 19516; Нечаев, 1971). Интервал между откладкой яиц 24 часа, ежедневно самка откладывает яйцо в вечерние часы. Нормально — одна кладка за сезон, но в случае гибели первой кладки до начала инкубации возможна повторная откладка яиц. Полная кладка состоит из 4–6 яиц, чаще встречаются кладки из 5 яиц. Яйца чисто-белые со слабым блеском, усиливающимся заметно но мере насиживания, укороченно-эллипсоидные или округлоовальные. Размеры яиц: 32,2-33×26-27 мм (n = 4); 29,7-30,7×24,5-25,7 (n = 3); 29-33×26-27. Масса ненасиженных яиц 13–14 граммов (Дементьев, 1951; Нечаев, 1971; Пукинский, 1977).

Насиживание начинается с откладкой первого яйца. Насиживает только самка, у неё к этому времени образуется наседное пятно. Сидит она на яйцах очень плотно, выгнать её из дупла постукиванием по стволу практически невозможно. При осмотре гнезда приходится её сдвигать в сторону или приподнимать, но и в этом случае самка не оставляет дупло. Самец в этот период днем сидит по-соседству с гнездом в укрытии, ночью охотится и приносит корм самке. Место днёвки самца постоянно на протяжении многих дней, о чем свидетельствуют скапливающиеся.там помет и погадки (Пукинский, 1977).

Длительность инкубации 19–20 суток; известен один случай, когда на инкубирование одного яйца было затрачено 23 дня (Пукинский, 1977). Птенцы вылупляются асинхронно в течение 4–5 дней (Нечаев, 1971). В первые дни жизни птенцов самка практически не покидает гнездо, обогревает их и кормит тем, что приносит самец. На короткое время она оставляет дупло для дефекации и приведения в порядок оперения. Мелких насекомых самка отдаёт птенцам целиком, крупных предварительно разделывает и подаёт кусочками. Первые дни жизни птенцы лежат на дне дупла на брюхе, а в возрасте 6–7 дней уже устойчиво сидят на пяточных мозолях и даже могут передвигаться слабо по дну дупла (Нечаев, 1971).

К двухнедельному возрасту птенцы покрываются сероватыми пуховыми перьями с мелкой поперечной полосатостью. Большую часть дня они по-прежнему дремлют на дне дупла. С наступлением сумерек птенцы шумно возятся в дупле, начинают высовываться из него в леток, раскачивают из стороны в сторону головой. Днем они издают тихий писк, напоминающий писк цыплят, а ночью из дупла постоянно слышно ритмичное своеобразное сопение (Пукинский, 1977). Самка уже не помещается в /дупле с подросшими птенцами и сидит обычно у входа в дупло или на ближайших ветках, ожидая прилётов самца с кормом (Нечаев, 1971). Растут птенцы довольно быстро. В возрасте 17 дней длина первостепенного махового пера достигает 42 мм, рулевых — 24 мм; масса тела 74,5 грамма; в 34-дневном возрасте соответственно 98 и 58 мм, масса около 85 граммов; в возрасте 44 дней соответственно 107 и 68 мм, масса 90 граммов (Носков, личное сообщение).

В гнезде уссурийской совки поддерживается чистота, экскременты птенцов выносятся вначале самкой, а позднее они скапливаются в одной более низкой части просторного дупла. При опасности птенцы шипят и щёлкают клювами (например, при осмотре дупла человеком), реже они при попытке взять их в руки обливают врага жидким мелким помётом с чрезвычайно неприятным запахом в отличие от обычного помета (Носков, личное сообщение). Данный способ характерен для ракшеобразных птиц и совершенно необычен для сов. Подросших птенцов кормят уже оба родителя, которые ловят насекомых обычно в радиусе 150 метров от гнезда. Корм всегда приносится в лапах, но при подлёте к дуплу перекладывается в клюв и передаётся птенцам. Обычно после 3–7 прилётов с кормом следует перерыв на 10–20 мин (Пукинский, 1977).

С наступлением сумерек взрослые совки вначале подают голос у гнезда, а через 10–15 минут после этого начинают пищать птенцы. Во время кормёжки птенцов выделяются два пика ночной активности. В среднем уссурийские совки за ночь приносят корм 126 раз, по 7,5 прилётов за час. Максимальная активность — до 52 прилётов в час отмечается у гнёзд накануне вылета птенцов перед рассветом. В полночь родители птенцов практически не кормят (Пукинский, 1974). В первую половину ночи добываются преимущественно бабочки, во вторую половину ночи — пауки, переключению с одного вида корма на другой предшествует спад активности взрослых птиц и птенцов.

Вылет птенцов происходит в возрасте 25 дней в конце июля — начале августа (Воробьёв, 1954; Нечаев, 1971), обычно в вечерние часы. Вначале дупло оставляют старшие птенцы, а самые слабые остаются ещё на 1–3 дня. Обратно в дупло птенцы не возвращаются. Они способны перепархивать с ветки на ветку и на соседние деревья на расстояние до 5–20 м. С выходом птенцов из дупла самец отдаёт им корм самостоятельно, в охоте ещё активнее участвует самка. Вылетев из дупла, птенцы ещё плохо летают и в течение 3–5 дней остаются на гнездовом дереве, лазят ловко по ветвям, а при опасности затаиваются. Бросается в глаза удивительная цепкость совят. Даже уцепившись одной ногой за сучок при неудачном прыжке, они висят вниз головой, подтягиваются, помогая размахиванием крыльев, и усаживаются на ветку (Носков, личное сообщение).

В случае падения на землю совята спешат к ближайшему стволу и настойчиво лезут вверх, цепляясь когтями за шероховатую кору. Научившись уверенно летать, они уже через 6–7 дней перелетают на соседние деревья и откочёвывают от гнезда. Проголодавшись, совята в сумерках и ночью громко кричат, шумно лазят и перепрыгивают по веткам, родители также издают при этом частые крики. В темноте перекличка совят напоминает гортанные крики «уэк», отдалённо схожие с криками летящей большой выпи (Пукинский, 1977). Время вылета птенцов — самый беспокойный период в жизни совок, ночью постоянно слышны тревожные крики взрослых птиц. Самец издаёт 2–3 раза видовой призывный крик, реже при сильном возбуждении исполняет брачную песню. Встревоженная самка периодически гнусаво выкрикивает «ау» или издаёт мяукающий крик, напоминающий кошачий. Самец мяукает крайне редко. Услышав тревожные крики родителей, птенцы ненадолго замолкают (Пукинский, 1977).

Лётные молодые встречаются с 26–30 июля по 14–23 августа. В Судзухинском заповеднике три плохо летающие совки были отловлены в даже в конце августа (Литвиненко, Шибаев, 1971). К концу сентября молодые совки ведут, как правило, самостоятельную одиночную жизнь, в возрасте 2,5–3 месяцев. В выводках насчитывается чаще 3–4 птенца (Пукинский, 1977), следовательно птенцовая смертность достигает 25–35%. Величина гнездовой смертности для территории России не известна.


Вернуться к описанию вида Уссурийская совка | Том 5

Домовый воробей / Passer domesticus
Домовый воробей
Passer domesticus
House sparrow
Большой пёстрый дятел / Dendrocopos major
Большой пёстрый дятел
Dendrocopos major
Great Spotted Woodpecker
Обыкновенный буревестник — Puffinus puffinus

Обыкновенный буревестник

Puffinus puffinus

Common Shearwater, Manx Shearwater

Очковый чистик — Cepphus carbo

Очковый чистик

Cepphus carbo

Spectacled Guillemot

Кваква — Nycticorax nycticorax

Кваква

Nycticorax nycticorax

Black-crowned night-heron

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Озёрная чайка — Larus ridibundus
Озёрная чайка
Larus ridibundus
Сойка — Garrulus glandarius
Сойка
Garrulus glandarius

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2021. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+