Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Камчатская крачка
Sterna camtschatica

Главная Том 3 Камчатская крачка Размножение

Размножение

Половая зрелость наступает, по-видимому, в возрасте 1 года; но большинство особей нормально размножается в возрасте 2 лет. Камчатская крачка — моногам. Пары образуются на местах гнездования. Брачное поведение отчётливо выражено в июне, в период формирования пар (через неделю после прилёта) и колоний, а также во время откладки яиц. У птиц, потерявших первые кладки и способных к повторным, брачное поведение можно наблюдать и в июле. Весенний ток начинается с групповых полётов и переклички. Для воздушных ритуалов характерен полёт с рыбкой. Движения партнёров синхронны. Полёт с рыбкой сменяется одновременным купанием. Из наземных ритуалов у этого вида известны несколько поз основных демонстраций, ритуальная чистка оперения, своеобразный ритуальный танец и ритуал подношения рыбки, которые мало чем отличаются от таковых у других видов крачек (данные Е. Г. Лобкова и Н. П. Каверкиной). В период формирования пар можно наблюдать выпрямленную позу, когда один из партнёров (или оба) резко вытягивают шею вверх, вздёргивают голову, опускают крылья и поднимают хвост под углом около 45°.

Выражено и территориальное поведение. Камчатские крачки охраняют приколониальную территорию в радиусе до 500 м; для них характерны «птицы-сторожа» (Каверкина, 1983). Камчатские крачки раньше других видов крачек реагируют на появление опасности. Голосовая активность доминирует над двигательной, однако звуковая активность камчатской крачки в 5-6 раз ниже активности речной крачки (Каверкина, Давыдова, 1982). Колонии формируются примерно через 10–15 дней после прилёта (Лобков,1976).

На северо-восточном побережье острова Сахалин и озера Невское гнездовые биотопы вида — низинные острова, расположенные в лагунных заливах (Набиль, Даги, Пильтун) и покрытые мохово-осоковыми болотами, разнотравными лугами и зарослями кустарничков (шикши сибирской, брусники, ивы буреющей и так далее), а также некоторые участки побережья этих заливов (Нечаев, 1981). На северо-западном побережье острова Сахалин (окрестности мыса Погиби, заливов Тык и Виахту) и на побережье залива Анива и озера Лебяжье птицы гнездятся на кочковатых осоково-пушицевых болотах с клюквой и морошкой среди разреженных и заболоченных лиственничных лесов с кедровым стланником на расстоянии от 1 до 20 км от берега моря. На полуострове Терпения места обитания вида — мохово-травянистые, слабо кочковатые болота, а также сухие склоны и вершины возвышенностей (высотой до 300 м), покрытые шикшей, брусникой и разнотравными лугами с одиночными кустами кедрового стланника, и участки на песчаных дюнах среди редкой травянисто-кустарниковой растительности.

На побережье Корякского нагорья (в пойме реки Апука) населяют низинные острова в устьевой части реки, густо заросшие вейником и осокой (Кищинский, 1980). На побережье Тауйской губы колонии обнаружены на островке в устье реки Ойра и на прилегающих участках приморской косы (Леонович, 1976). На полуострове Камчатка выделяются три основных типа гнездовых местообитаний: 1) заросшие растительностью песчаные и песчано-галечные косы и острова в устьях рек, в лагунных заливах и лиманах; 2) заболоченные участки тундр (марши) с мозаикой небольших озёр в низовьях рек, главным образом в дельтах и у лиманов; 3) сырые кочкарники на невысоких равнинных приморских террасах с озёрами. На Аляске населяют мохово-травянистые болота, колосняковые луга, заболоченные участки тундры среди озёр (Gill, Dick, 1977; Holtan, 1980).

Камчатские крачки гнездятся колониями, небольшими поселениями, иногда отдельными парами. На полуострове Камчатка из 27 колоний в 21 было до 50 пар, в двух — по 50–100 пар, ещё в двух — от 100 до 200 пар и ещё в двух колониях было учтено более чем по 200 пар. Самые крупные колонии на полуострове Камчатка описаны в 1976–1977 годах в устье реки Новый Семячик (150 пар), в 1981 году в устье реки Воровская (250-300 пар) и в 1983 году в лимане устья реки Ича (200–250 пар). На острове Сахалин самая крупная колония в заливе Набиль (около 700 пар). Из 34 колоний в дельте реки Коппер 16 были численностью до 50 особей, 10 — от 50 до 100 особей, 6 — от 100 до 200 особей, 2 — от 200 до 500 особей (Holtan, 1980). Самые большие колонии известны на Аляске: они достигают 800 — 1 200 особей в заливе Моллер и 600 особей в заливе Гудньюс (Sowls et al., 1978; Kessel, Gibson, 1978). В последние годы в связи с увеличением численности происходит укрупнение мелких колоний и возникновение новых поселений.

Постройка гнёзд начинается в первой половине июня и у разных пар продолжается до середины июля. Гнёзда представляют собою углубления без выраженных валиков по краям. Они располагаются среди мха, кустарничков и трав, реже на заломах сухих стеблей колосняка и листьев осоки. На островах найдены гнезда, устроенные на кучах древесного мусора, веток и травы, намытых волнами. На приморских косах и берегах — на песчано-галечном грунте среди редких стеблей колосняка. Обычно же гнёзда помещаются на возвышенных участках — буграх и кочках (Леонович, 1976; Лобков, Головина, 1978; Кищинский, 1980; Нечаев, 1981). Лоток выстилается небольшим количеством сухих листьев осок, злаков, карликовой ивы, морошки, сабельника и других растений, стебельками шикши, кусочками корешков и веточек мха. Толщина подстилки достигает 8–10 мм. Иногда гнёзда вообще лишены выстилки и представляют собою углубления в песке или гальке.

На полуострове Камчатка гнёзда, построенные на болотах, имеют диаметр лотка 105-150, в среднем (n = 26) 125 мм, глубину 32–65, в среднем (n = 17) 47 мм; а на колосняковых лугах соответственно 100–170, в среднем (n = 12) 126, 20–58, в среднем (n = 11) 41 (данные Е. Г. Лобкова). На острове Сахалин в густонаселённой колонии на острове Лярво поперечник лотков составлял 60-120×80-130, в среднем (n = 17) 92×95 мм, глубина 15–50, в среднем (n = 15) 30 мм; в разреженной колонии вблизи мыса Погиби соответственно 100-120×105-125, в среднем (n = 12) 111×118, 25-57, в среднем (n = 12) 42 (Нечаев, 1981). В дельте реки Коппер средний диаметр лотка (n = 126) 111 мм и глубина 38 мм (Holtan, 1980). Лоток имеет овальную, реже округлую форму, а в период насиживания яиц он становится немного шире и глубже. Необычно массивные гнёзда были на валах выброшенной водой травы в устье реки Апука: 250–300 мм в поперечнике и около 100 мм высотой, размеры лотков 100–120, а глубина 30–40 мм (Кищинский, 1980).

В поселениях крачек отмечено рассеянное размещение гнёзд. На острове Сахалин в «плотных» колониях гнёзда располагаются на расстоянии 1–8 м одно от другого (n = 17; 4,88 ± 0,4), в разреженных — от 10 до 100 м (n = 12; 57,83 ± 8,3). Нередко селятся изолированными парами и группами из 2–3 пар. На полуострове Камчатка самая высокая плотность в колониях 2 пары на 10 м2, при наименьшем расстоянии между гнёздами 1,6–1,9 м (данные Е. Г. Лобкова). В дельте реки Коппер средняя плотность от 36,9 до 151,5 гнёзд на гектар, а среднее (по колонии) ближайшее расстояние между ними от 3,22 до 9,09 м (Holtan, 1980).

В азиатской части ареала вида первые яйца отмечены в конце первой — во второй декадах июня. Массовая откладка в конце второй — начале третьей декад июня на острове Сахалин (Нечаев, 1981) и с 8–10 по 19–21 июня на полуострове Камчатка (Лобков, Головина, 1978). Поздние (повторные) свежие кладки найдены в последних числах июля. На Аляске (дельта реки Коппер) в раннюю весну 1978 года пик откладки яиц был с 12 по 17 мая (Holtan, 1980).

В кладке обычно 2, редко 1 и ещё реже 3 и 4 яйца (Лобков, Головина, 1978; Ковалёв и др., 1980; Нечаев, 1981; Gill, Dick, 1977; и др.). Интервалы между откладками яиц составляют от 1 до 4 суток (Лобков, Головина, 1978). Средняя величина кладки для острова Сахалин и полуострова Камчатка 1,6 яиц (Каверкина, 1983). В дельте реки Коппер из 164 гнёзд в 10 колониях 139 содержали по 2 яйца и 25 — по одному; за весь сезон 1978 года была найдена лишь одна кладка из 3 яиц (Holtan, 1980).

Размеры яиц (мм): на полуострове Камчатка: 39,1-48,9×27,4-30,5, в среднем (n = 88) 43,9×29,1; масса свежих яиц (г) 17–21,9, в среднем (n = 30) 19,6 (Лобков, Головина, 1978). На острове Сахалин: размеры 41,0-48,0×26,0-32,0, в среднем (n = 121) 43.8×29,6 (Нечаев, 1981); масса свежих яиц (n = 15) в среднем 20,1 (Воронов, Еремин, 1982). На побережье Тауйской губы: 40,2-45,7×28,0-30,6, в среднем (n = 20) 42.9×29,0; масса 16,3-21,9, в среднем 19,4 (Леонович, 1976). На Аляске: размеры яиц (n = 83) в среднем 43,5×29,6; масса 19,6 (Holtan, 1980).

Форма яиц в основном продолговато-овальная. Окраска сложная и сильно варьирует как в пределах одной, так и в разных кладках. На острове Сахалин выделено шесть основных типов окраски основного фона яиц (n = 125): песочно-зеленоватый (51,2%), зеленоватый (13,0%), песочный (10,4%), буровато-зелёный, голубовато-зелёный и буроватый (Нечаев, 1981). Рисунок чёткий, густой (реже редкий) из крупных пятен, чаще удлинённой формы: глубокий рисунок — серый, серовато-бурый; поверхностный — тёмно-бурый, бурый, каштановый. Пятна разбросаны по всей поверхности скорлупы (80%), реже образуют сгущения на тупой половине, ещё реже — в виде венчика возле тупого полюса или поперёк середины яйца. Единично встречаются яйца с мелкой пятнистостью. Скорлупа тонкая, на просвет зеленоватая. Её поверхность мелкозернистая, слабо-шероховатая, матовая. При выцветании зелёный цвет буреет. На острове Сахалин из 40 кладок с 2 яйцами в 27 окраска была более или менее одинаковая.

Яйца насиживают оба партнёра, но самка значительно больше (Лобков, Головина, 1978; Каверкина, 1983; Gill, Dick, 1977; Holtan, 1980). Насиживание начинается с первого яйца. На острове Сахалин и полуострове Камчатка птенцы вылупляются в конце первой декады июля, в ранние весны — в конце июня; массовое вылупление — в середине июля, самое позднее — в конце июля (Лобков, Головина, 1978; Нечаев, 1981). В долине реки Коппер в 1978 году птенцы вылуплялись в течение всего июня, пик отмечен 4-9 июня (Holtan, 1980).

В первые сутки птенцы обычно находятся в гнезде, но на вторые у них появляется стремление покинуть его в случае опасности. В возрасте 2–3 суток они убегают из гнезда и затаиваются, но потом возвращаются обратно. В первые два дня взрослые птицы почти не кормят птенцов, но интенсивно обогревают (Лобков, Головина, 1978). Масса птенцов (n = 6) в это время 12,2–14,8 г, в среднем 13,3 г. В возрасте 10 суток они прячутся под кочками, среди травянистой растительности, а при опасности быстро убегают, реже уплывают (Нечаев, 1981). Молодые поднимаются на крыло в возрасте около 25 суток (Holtan, 1980). На острове Сахалин первые слётки отмечены в начале третьей декады июля, лётные молодые — в конце июля — первой декаде августа, а на полуострове Камчатка — в третьей декаде июля — первой декаде августа. Докармливание молодых в разных выводках продолжается в течение августа.

Успех размножения невысок. Отмечена значительная эмбриональная и постэмбриональная смертность. В долине реки Коппер в 1978 году доля гнёзд, в которых благополучно вывелись птенцы, варьировала от 56,3 до 86,7% в разных колониях; здесь же было зарегистрировано от 12,5 до 28,1 мёртвых птенцов на 100 гнёзд (Holtan, 1980). Одна из причин, влияющих на успех размножения, — частое посещение колоний человеком и отрицательное влияние хищников, а также неблагоприятной погоды (затяжные дожди, похолодание и так далее), когда птенцы погибают от переохлаждения. Из врагов на полуострове Камчатка указываются ворон, чёрная ворона, поморники, лисицы и бурый медведь (Лобков, 1976), на острове Сахалин — чёрная и большеклювая вороны, филин, лисица, бурый медведь , росомаха (Нечаев, 1981).


Вернуться к описанию вида Камчатская крачка | Том 3

Рябинник / Turdus pilaris
Рябинник
Turdus pilaris
Fieldfare
Зарянка / Erithacus rubecula
Зарянка
Erithacus rubecula
Robin
Бонинский тайфунник — Pterodroma hypoleuca

Бонинский тайфунник

Pterodroma hypoleuca

Bonin Petrel

Малая горлица — Streptopelia senegalensis

Малая горлица

Streptopelia senegalensis

Little Brown Dove

Черноголовый ибис — Threskiornis melanocephalus

Черноголовый ибис

Threskiornis melanocephalus

Oriental [Oriental Asian, White, Black-headed, Indian Black-headed] ibis

Том 1. Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 1

Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Галка — Corvus monedula
Галка
Corvus monedula

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2021. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+