Сизая чайка / Larus canus Linnaeus, 1758

Название вида:Сизая чайка
Латинское название:Larus canus Linnaeus, 1758
Английское название:Common Gull
Американское название:Mew Gull
Французское название:Goeland cendre
Немецкое название:Sturmmowe
Отряд:Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство:Чайковые (Laridae)
Род:Чайки (Larus Linnaeus, 1758)
Статус:Гнездящийся мигрирующий, частично зимующий вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Чайка средних размеров с относительно длинными ногами и узкими крыльями. От крупных белоголовых чаек, кроме размеров, отличается лимонно-жёлтым клювом и отсутствием на нем красного пятна, от моевок — жёлтыми ногами. Населяет разнообразные ландшафты от тундровых до полупустынных. Голос очень высокий, с преобладанием визгливых звуков.

Описание

Окраска. Самец и самка в брачном наряде. Голова, шея, зашеек, весь низ и бока туловища, а также рулевые и кроющие хвоста белые. Спина, плечевые, верхние кроющие крыльев, все второстепенные маховые, проксимальные первостепенные маховые, а также крылышко сизые разных оттенков. Все маховые с более или менее развитыми белыми вершинными пятнами, длинные плечевые с белыми вершинными каймами. II–VII (иногда и VIII) первостепенные с чёрным рисунком, на II он преобладает на обоих опахалах. На III на наружном опахале появляется сизый цвет, на внутреннем он доходит до середины его или более. Далее от IV к VIII сизый цвет все более оттесняет чёрный к вершине пера: на VII остаётся лишь узкая чёрная перевязь, на VIII — небольшие парные пятна. Кроме того, на II и III всегда есть довольно большие резко очерченные белые предвершинные пятна, иногда развивающиеся и на внутреннем опахале IV. Расплывчатые белые пятна имеются обычно и на V–VII у нижней границы чёрного предвершинного рисунка. Ноги жёлтые, клюв лимонно-жёлтый.

Самец и самка в зимнем наряде. Верх, бока головы и шеи белые с бурыми пятнами, продольными на темени, щеках и затылке и округлыми или угловатыми на шее. Зашеек обычно белый без пестрин. У переднего угла глаза черноватое полукольцо. Прочее оперение, как в брачном наряде. Окраска неоперённых частей менее яркая, чем летом.

Пуховой наряд (L. c. canus; Cramp, Simmons, 1983). Голова и верхняя часть тела бледно-бурые или серовато-бурые, сильно испещрённые резко очерченными точками или пятнами. На затылке, в нижней части шеи, а также на груди и спине пятна часто сливаются в полосы. Нижняя сторона тела очень светло-бурая, иногда почти белая, без резкого рисунка. Клюв чёрный с розоватым концом, ноги серо-телесные, радужина чёрно-коричневая.

Гнездовой наряд. Лоб, бока головы под глазами, а также подбородок и горло беловатые с более или менее развитым буроватым налётом. На перьях щёк наствольные бледно-бурые пятна. На темени и затылке довольно густые продольные пестрины охристо-или серовато-бурового цвета. Перья зашейка и верхней части спины, а также малые и средние верхние кроющие предплечья бурые с охристо-сероватыми светлыми каёмками. Большие верхние кроющие крыльев буровато-серые одноцветные или с неясными охристо-буроватыми каёмками. Задняя часть спины и поясница буровато-охристые или сероватые однотонные, но несколько светлей, чем оперение межлопаточной области или плечевых. Верхние кроющие хвоста белые с охристыми кончиками, иногда с бурыми пятнами. Нижняя часть шеи, грудь, брюшко и бока белые. Поперёк зоба вдет пёстрая перевязь, образованная расплывчатными бурыми пятнами, такие же пятна есть и на боках туловища. Нижние кроющие хвоста белые, иногда с редкими бурыми пятнами. Рулевые белые с серовато-охристыми каёмками на концах и черноватой предвершинной перевязью, более широкой на центральной паре. II–VI первостепенные маховые черновато-бурые с охристо-сероватым клином на внутренних опахалах, VII–XI охристо-сероватые с тёмно-бурыми предвершинными пятнами и светлыми концевыми каёмками. Второстепенные маховые черновато-бурые со светлыми сероватыми внутренними опахалами или сероватые с черновато-бурыми пятнами; на вершинах и по краю наружных опахал развита белая кайма. Перья крылышка окрашены, как первостепенные. Клюв чёрный с телесным основанием, ноги телесно-розовые (Cramp. Simmons, 1983).

Первый зимний наряд. От предыдущего отличается сизыми межлопаточными и плечевыми перьями, последние уже с белыми вершинами. Перья задней части спины и поясницы тоже сизые, но с буроватым оттенком, иногда с неясным поперечным рисунком. Прочее оперение от гнездового наряда, но более обношенное и выгоревшее, без охристых тонов.

Первый летний наряд. Отличается от предыдущего сокращением, а иногда и полным отсутствием бурого рисунка на голове, шее, груди. У некоторых особей среди верхних кроющих крыла один-два ряда сизых перьев.

Второй зимний наряд. Голова, шея и низ туловища окрашены, как у взрослых зимой, но пестрины на голове и шее обычно более развиты. Мантия сизая, но со значительно развитым буровато-охристым оттенком, особенно заметным на верхних кроющих предплечья; самые мелкие из этих перьев могут быть сплошь буровато-охристыми. Большие верхние кроющие кисти темно-бурые с серыми пристержневыми пятнами или с того же цвета широкими каймами. Маховые окрашены, как у взрослых, но тёмный рисунок развит больше, а серый цвет имеет охристый оттенок; белое предвершинное пятно на III обычно менее выражено. Крылышко серовато-бурое. Мелкое оперение края кисти с мелким чешуйчатым бурым рисунком. Рулевые обычно белые, иногда с остатками черноватого рисунка в предвершинной части перьев.

Второй летний наряд. От предыдущего отличается отсутствием бурого рисунка на голове и шее.

Третий зимний и летний наряды отличаются от соответствующих окончательных нарядов у взрослых только продольными черновато-бурыми пятнами на больших верхних кроющих кисти и I первостепенном.

Строение и размеры

Таблица 10. Сизая чайка. Размеры (мм)
ПодвидПолДлина крылаДлина клюваДлина цевки
nlimсреднееnlimсреднееnlimсреднее
L.c. canus самцы10333-3673561032,0-38,035,11049,0-54,051,3
самки12325-3553381230,0-35,032,71243,0-51,048,6
L.c. major самцы46355-4023814632,0-43,038,44649,0-63,055,9
самки36350-4003713631,0-40,034,83649,0-61,053,5
L.c. kamtschatschensis самцы10350-3903771036,0-44,040,81052,0-61,056,6
самки16342-3823601633,0-45,038,61648,0-60,864,0
L.c. brachyrhynchus самцы3356-367361333,0-35,034,3348,0-52,050,3
самки2332-341336232,0-35,033,5248,0-50,049,0

Линька

Линька в первый зимний наряд частичная, охватывает оперение головы, шеи, зашейка, межлопаточных и плечевых. Протекает с конца июля до второй половины октября. У некоторых особей, однако, во второй половине августа и в сентябре-октябре эта линька уже закончена. У других экземпляров в это же время она ещё не начинается. Линька в первый летний наряд частичная, охватывает оперение головы, шеи, зашейка, межлопаточной области, груди и боков туловища. Протекает в апреле—мае. У некоторых особей она заканчивается гораздо раньше — в марте—апреле. Линька во второй зимний наряд полная, начинается в мае—июне (растёт IX первостепенное, большие верхние кроющие предплечья и кисти частично сменились) и заканчивается в сентябре (дорастает II первостепенное, а также оперение на верхней части спины, горле и нижней стороне шеи). Линька во второй летний наряд частичная. У самца от 8.IV 1894 г. из бассейна Эмбы оперение туловища частично перелиняло, голова ещё в зимнем пере; экземпляр, добытый 11.V, эту линьку уже закончил.

Линька в третий зимний наряд полная, начинается во второй половине июня (растет XI, прочее оперение старое) и заканчивается в сентябре. Самка от 29.IX 1854 г. из Николаевска-на-Амуре эту линьку уже закончила. Линька в третий летний наряд частичная, у номинального подвида протекает, как у взрослых, но, вероятно, раньше (Cramp, Simmons, 1983); сроки изучены недостаточно. Линька взрослых в окончательный зимний наряд полная, начинается в мае (растёт IX, прочее оперение ещё старое), заканчивается в сентябре—октябре (дорастают I и II, прочее оперение уже свежее; у двух самок, добытых 9—18.Х в низовьях р. Урал, эта линька уже полностью закончена). Линька взрослых в окончательный летний наряд частичная, охватывает оперение головы, шеи, груди и боков, протекает в апреле—мае. По литературным данным, предбрачная линька у большинства взрослых на Восточном Мурмане и Белом море (Горчаковская, 1948; Бианки, 1967) к середине мая заканчивается, но у некоторых следы её обнаруживаются в конце этого месяца или начале следующего. В Ленкорани эта линька отмечается уже в феврале (Заблоцкий, Заблоцкая, 1963).

Подвидовая систематика

В настоящее время большинство исследователей признают четыре подвида сизой чайки (Vaurie, 1965; Степанян, 1975; Cramp, Simmons, 1983).

1. Larus canus canus

Larus canus Linnaeus, 1758, Syst. Nat., ed. 10, c. 136, Швеция.

Самый светлый подвид.

2. Larus canus major (= L. с. heinei)

Larus canus L. var. major Middendorff, 1853, Sib. R. 11, 2, c. 243, от Станового хребта до Охотского моря.

Более крупный и тёмный подвид, обладающий более сильным клювом.

3. Larus canus kamtschatschensis

Larus kamtschatschensis Bonaparte, 1857, Consp. Avium, 2, c. 224, Камчатка.

Ещё более тёмный, чем предыдущий подвид, с ещё более сильным клювом.

4. Larus canus brachyrhynchus

Larus brachyrhynchus Richardson, 1931, Wilson and Bonaparte, Amer. Omith., Jameson ed., 4, c. 352. Большое Медвежье озеро, Форт Франклин, Маккензи, Канада.

По окраске занимает промежуточное положение между L. c. canus и L. c. major; наиболее короткоклювый подвид.

Замечания по систематике

Материалы ЗИН АН СССР подтверждают изложенное выше разделение на подвиды, предложенное Б. К. Штегманом ещё в 1935 г. (Stegmann, 1935). Однако границы распространения типичных форм и границы переходных зон между подвидами выяснены недостаточно. Л. А. Портенко (1939), например, считает, что на Анадыре, Колыме и даже Индигирке встречаются особи, переходные между камчатским и сибирским подвидами. Г. П. Дементьев (1940), основываясь на материалах Зоомузея МГУ, утверждает, что на Колыме и Алазее обитает камчатский подвид. Не везде ясна граница между номинальным и сибирским подвидами.

Распространение

Гнездовой ареал. Охватывает в основном северную часть лесной зоны Голарктики (Voous, 1960) (рис. 44). Лишь в некоторых регионах (север Скандинавии, Мурманское побережье СССР, побережья Аляски) он выходит за пределы лесной зоны в лесотундру и тундру или в степную зону и даже зону полупустынь (северная часть Казахстана, юг Западной и Восточной Сибири). В СССР гнездится от Мурманского побережья и Прибалтики до низовий Анадыря и берегов Камчатки (рис. 45).

Рисунок 44. Область распространения сизой чайки

Рисунок 44. Область распространения сизой чайки
а — область гнездования, б — примерная граница области гнездования, в — отдельные поселения, г — места зимовок. Подвиды: 1 — L. c. canus, 2 — L. c. major, 3 — L. c. kamtschatschensis, 4 — L. c. brachyrhynchus



Рисунок 45. Ареал сизой чайки в СССР

Рисунок 45. Ареал сизой чайки в СССР
1 — область гнездования, 2 — предполагаемая граница области гнездования, 3 — изолированные гнездовые поселения, 4 — места зимовок



Северная граница гнездового ареала в нашей стране проходит приблизительно между полярным кругом и 70° с.ш., опускаясь к югу от полярного круга лишь на крайнем северо-востоке (от устья Колымы до мыса Наварин на Камчатке). Южная граница проходит через южную Белоруссию (около 47° с.ш.), на Днепре опускается приблизительно до 50°с.ш. в районе Каневского водохранилища (Клестов, Осипова, 1981) и далее проходит между 50° и 53° с.ш. до станции Жарма (к северо-западу от Усть-Каменогорска) в Казахстане (Долгушин, 1962), откуда опять поднимается до 50° с.ш. в районе оз. Убсу-Нур в Монголии. Далее на восток до Байкала граница не прослежена. От восточного его побережья она идёт до Зейского водохранилища, а дальше на восток опять не прослеживается. Упоминавшееся (Гизенко, 1955) предположительное гнездование у южных берегов Сахалина и на средних Курильских островах до сих пор документально не подтверждено. В Северной Америке обитает в северо-западной части материка: на восток до Больших озёр и 110°в.д. (Voous, 1960; Bent, 1921), на юг до побережий Британской Колумбии. С конца прошлого — начала текущего столетия наблюдается расширение гнездового ареала в Западной Европе на север и запад (Voous, 1960). В Нидерланды, на Фарерские острова и в Исландию эта чайка проникла в первые десятилетия нашего столетия.

В западной части ареала от Британских островов и Исландии до Финляндии и Мурманского побережья в СССР обитает L. c. canus; L. c. major живёт на северо-востоке Европы, в Казахстане и Сибири (до Забайкалья и Яблоневого хребта). На Камчатке, в Корякском нагорье и на Анадыре обитает L. c. kamtschatschensis, американскую часть ареала занимает подвид L. c. brachyrhynchus, залёты которого отмечены на Командорские острова (Степанян, 1975).

Зимовки

Зимует у восточных побережий Атлантики, вокруг Европы — от западных берегов Баренцева моря, северной Скандинавии и побережий Балтики до северных берегов Средиземного моря (Горчаковская, 1948; Манк, 1957; Йыги, 1958; Бианки, 1967; Vande Weghe, 1971; Heinzel et al., 1972; Пятрайтис, 1974; Kastepold, Kabal, 1982; Харитонов, 1982). Во внутренних районах материка сизая чайка доходит на север до Швейцарии (Kanel, 1977; Sermet, Muriset, 1982), Австрии и Чехословакии (Сегпу, 1965). Небольшое число птиц проводит зиму на Чёрном, Азовском и Каспийском морях (Тугаринов, Козлова-Пущкарева, 1935; Исаков, Воробьев, 1940; Федоренко, 1959; Винокуров и др., 1960; Залетаев, 1963; Заблоцкий, Заблоцкая, 1963; Андоне и др., 1965; Самородов, Самородов, 1969 а, б; Бескаравайный, 1978; Банникова и др., 1984).

Область зимовки на африканском побережье на восток простирается от Гибралтара до Египта, на юг — до 20° с.ш., изредка встречается на Канарских островах (Curry-Lindahl, 1981; Lensch, 1981). Зимует также на побережье Персидского залива и у берегов Пакистана (Meinertzhagen, 1930; Tuck, Heinzel, 1980). В восточной части ареала в это время года встречается у берегов Сахалина, на юге Приморья, на юг до Японии и Кореи (Austin, Kuroda, 1953; Воробьёв, 1954; Гизенко, 1955; Gore, Won, 1971; Лабзюк и др., 1971; Панов, 1973). На восточном побережье Тихого океана зимует от южной оконечности о-ва Ванкувер (Канада) до южной Калифорнии (Bent, 1921). Во внегнездовое время встречается иногда у восточных побережий Северной Америки в районе о-ва Род-Айленд (Finch, 1975).

Миграции

По данным кольцевания (Kastepold, Kabal, 1982), птицы, встреченные в Эстонии, покидают западноевропейские зимовки в марте, с зимовок на Чёрном и Каспийском морях улетают в феврале—марте; молодые на Каспии задерживаются до апреля (Заблоцкий, Заблоцкая, 1963; Кривоносов, 1963; Строков, 1974). На места гнездования первые птицы прилетают обычно до ледохода, когда появляются промоины на реках, озёрах и в морских заливах. В Эстонии это происходит в среднем между 18.111 и 2.IV (Rootsmae, Rootsmae, 1976; Аумеэс и др., 1977), на Белом море — с 20.IV по 7.V, в среднем 28.IV (Бианки, 1967), а на Баренцевом море — в последних числах апреля или в первой декаде мая (Белопольский, 1957; Герасимова, 1958; Коханов, Скокова, 1967; Модестов, 1967).

В Московской обл. сизые чайки появляются в конце марта — первых числах апреля (Леонович, устное сообщ.); в верховьях Камы в районе Чердыни и на Камском водохранилище первые птицы в разные годы отмечались с 14 по 22.IV, массовый пролёт протекал здесь с 20 по 25.IV, заканчивалась миграция в середине мая (Болотников и др., 1979). В верховьях Печоры первые чайки появляются в разные годы с 9 по 26.V, а немного севернее — в среднем течении р. Большая Сыня — лишь 26—29.V (Естафьев, 1982). В Северный Казахстан сизые чайки прилетают обычно в первой половине апреля, реже в конце марта (Долгушин, 1962). На юг Западной Сибири в Омск, Новосибирскую обл., Томск прибывают с 9 по 16.IV (Гынгазов, Мило-видов, 1977; Ходков, 1975в, 19776). На Южном Ямале в районе Яр-Сале и на р. Хадытаяхе чайки отмечаются с 13 по 16 и с 22 по 31.V соответственно (Данилов и др., 1984), а в Кондо-Сосьвинском заповеднике в северном Зауралье (Раевский, 1982) — с 24.IV по 21.V, в среднем 7.V. В предгорьях Алтая на р. Катунь в районе Образцовки птицы появляются 21.IV (Кучин, 1976). В среднем течении Енисея в районе пос. Мирный первые птицы отмечаются 4—20.V, массовые миграции начинаются здесь на 10 дней позднее, заканчивается пролёт в первой половине июня (Рогачёва и др., 1978). На Западном Таймыре в истоках р. Рыбной первых особей наблюдали в 1955 г. только 1 . VI (Кречмар, 1966). На Байкале в районе островов Чивыркуйского залива и на оз. Рангутай сизые чайки появляются 20^—21 .IV, а севернее, в бухте Давше, лишь 10—12.V (Гусев, 1960). В среднем течении Лены первых мигрантов видели в 1973 и 1974 гг. 7—12.V, массовые перемещения птиц зафиксированы здесь 11—19.V (Дегтярёв и др., 1978; Лабутин, Поздняков, 1978).

Зимовки в Японии птицы покидают с начала апреля по начало мая (Austin, Kuroda, 1953), при этом взрослые начинают движение к местам размножения раньше, чем молодые. На южном побережье Приморья первые особи отмечены 22 марта 1960 и 1961 гг., пролёт здесь в эти годы продолжался до второй декады апреля (Панов, 1973). В Кроноцком заповеднике на восточном побережье Камчатки в 1943 и 1946 гг. первые чайки появились 18.V (Аверин, 1948), а в 1971–1978 гг. первая пролётная волна проходила здесь с 6 по 10.V, вторая, образованная в основном взрослыми особями, — 26—30.V (Лобков, 1980). На Шантарских островах в Охотском море первые птицы появляются около середины мая, севернее — в Магадане, в районе Гижиги, а также на территории Корякского нагорья и на Анадыре — во второй его половине (Allen, 1905; Дулькейт, Шульпин, 1937; Портенко, 1939; Кишинский, 1980).

Начало осеннего отлёта с Айновых и Семи островов на Баренцевом море начинается в конце августа — начале сентября (Горчаковская, 1948; Коханов, Скокова, 1967; Модестов, 1967). В Кандалакшском заливе Белого моря сизые чайки оставляют колонии во второй и третьей декадах августа; при этом в последние годы это происходит на 10–15 дней раньше, чем 15-20 лет назад (Бианки, 1959,1967; Бианки, Бойко, 1972, 1975). Как показало кольцевание, миграции сизых чаек на Белом море протекают с августа по ноябрь. При этом последние сеголетки начинают её в октябре, когда некоторые особи уже достигают зимовок в Дании (Бианки, 1967) .Некоторые молодые чайки из Эстонии появляются на этих зимовках уже во второй декаде июля, большинство достигает их, по данным кольцевания, в ноябре (Rootsmae, Rootsmae, 1978; Kastepold, Kabal, 1982). Из бассейна Печоры птицы отлетают около 20.IX (Естафьев, 1982).

В северном Зауралье последние чайки отмечены 11.Х.1940 г. (Раевский, 1982). В низовьях Оби пролёт наблюдается в первых числах сентября (Дерюгин, 1898), а в среднем течении его регистрируют до конца октября (Гынгазов, Миловидов, 1977). На юге Западной Сибири в районе оз. Малый Чан интенсивные миграции отмечаются со второй декады октября, а в конце его и начале ноября часть особей уже достигает зимовок или находится на пути к ним на восточном побережье Каспия, в низовьях Дона или на Азовском море (Ходков, 1975в, 19776, 1983). На территории Кроноцкого заповедника на Камчатке интенсивный пролёт наблюдается в сентябре, заканчивается в начале октября (Лобков, 1980). У побережий Южного Приморья хорошо выраженные миграции регистрировались со второй половины сентября до 20-х чисел ноября (Панов, 1973). На Шантарских островах последние особи держатся до ноября (Дулькейт, Шульпин, 1937), из района Гижиги отлетают в середине сентября (Allen, 1905). В Корякском нагорье А.А. Кищинский (1980) отмечал последних птиц 5.IX на р. Ачайваям, в низовьях Апуки 27.IX, до З.Х здесь оставались только сеголетки. На зимовку на о-в Хоккайдо первые особи прилетают в конце сентября (Austin, Kuroda, 1953).

Направления осеннего пролёта относительно хорошо изучены с помощью кольцевания лишь в некоторых регионах. Установлено, что часть мурманской популяции движется на юго-запад вдоль Скандинавии, достигая берегов Балтийского и Северного морей (Горчаковская, 1948). Из Кандалакшского залива Белого моря птицы разлетаются по трём направлениям (Бианки, Бойко, 1975). Самый мощный миграционный поток идёт на юго-запад к берегам Балтийского и Северного морей в район Дании. Второе направление — восточное, к вершинам Онежского и Двинского заливов и далее к Чёрному морю. И третий, северный поток мигрантов направляется к оз. Имандра и затем поворачивает на запад и юго-запад, попадая к Ботническому заливу Балтийского моря. Двигаясь вдоль его побережий на юг, птицы соединяются с юго-западным потоком мигрантов. Небольшая часть чаек продолжает лететь на север, попадает на Западный Мурман и далее огибает северное побережье Скандинавии, Беломорские птицы залетают иногда во Францию, Италию и до побережий Средиземного моря (Бианки, 1967; Бианки, Бойко, 1975). Эстонские и финские чайки летят теми же маршрутами, что и беломорские птицы, но беломорские сеголетки прибывают на зимовки на 2,5–3 мес позднее, чем эстонские (Йыги, 1958; Nordstrom, 1963). В Карелии на северо-восточном побережье Ладожского озера пролёт идёт вдоль береговой линии на северо-запад (Зимин, 1965).

Птицы, размножающиеся в Казахстане, а также особи, попадающие сюда из более северных районов, летят почти строго в западном направлении (Долгушин, 1962). Чайки, гнездящиеся на юге Западной Сибири, во время миграции придерживаются, кроме западного, ещё и южного направлений (Ходоков, 1977в, 1983).

Во время пролёта чайки движутся обычно медленно, с длительными остановками на отдых и кормёжку. В это время они связаны в основном с литоральной зоной побережий или с крупными внутренними водоёмами (Онно, 1957; Йыги, 1958; Бианки, 1960; Йыги и др., 1961; Кумари, 1961; Зимин, 1965). Часто концентрируются в местах скопления корма; на свалках у портовых городов, у зверосовхозов и зверокомбинатов (Носков и др., 1985). Пролетая над континентальными районами, чайки придерживаются, как правило, речных долин, но могут двигаться и напрямик через водоразделы широким фронтом (Сомов, 1897; Бианки, Бойко, 1975).

Местообитание

Летом предпочитают лесные реки, озера и болота во внутренних районах материков. Не избегает, однако, и морских побережий и прибрежных островов. В Скандинавии заселяет даже горные озера, расположенные на высоте от 1 300 м над уровнем моря (Voous, 1960), вдоль южной границы ареала — степные и полупустынные озёра (Сушкин, 1908; Долгушин, 1962). В последние годы наблюдается тенденция к освоению антропогенных биотопов: карьеров, рыборазводных прудов, построек человека. Зимой держится у побережий, на косах и мелководьях, а также во внутренних районах на полях и в степях (Радде, 1884; Никольский, 1891; Тугаринов, Козлова-Пушкарёва, 1935; Meinertzhagen, 1954; Федоренко, 1959; Заблоцкий, Заблоцкая, 1963; VandeWeghe, 1965; Kanel, 1977).

Численность

В СССР самые многочисленные поселения известны в Западной Сибири (оз. Малый Чан) — 1 800 пар (Ходков, 1981), на о-ве Туренец Камского водохранилища — 500–700 пар (Скрылева, 1977; Болотников и др., 1979); в Уральской обл. в окрестностях пос. Джаныбек в 1974 г. была известна колония численностью 250 пар (Линдеман, Залетаев, 1975). В Московской обл. самые крупные колонии, как сообщает В. А. Зубакин (1981б), достигают численности 100–150 пар. Абсолютная численность чаек на Айновых островах не более 100 пар (Коханов, Скокова, 1967), на Белом море их не более 2 000 пар (Бианки, 1967). В Эстонии, по последним данным, численность достигла 40 тыс. пар (Kumari, 1976), в Латвии — 300 пар (Виксне, 1978), в Московской обл. учтено 500–550 пар и предполагается гнездование не менее 1 тыс. пар (Зубакин, 1981б).

Общие тенденции изменения численности в разных регионах различны. В Эстонии, Латвии, Московской и Ярославской областях и на Камском водохранилище она растёт (Онно, 1958, 1965, 1967, 1970; Аумеэс, 1972; Ренно, 1972, 1976; Виксне, 1978; Зубакин, 19816; Белоусов, 1985), а на Байкале (Гусев, 1960; Попов, Садков, 1981) падает. Вне СССР резкое увеличение численности наблюдается в ФРГ (Mende, Sparr, 1971), Финляндии (Kilpi et al., 1980) и на северном побережье Швеции (Grenmyr, Sundin, 1981). В Дании и некоторых других странах Западной Европы, а также на некоторых островах Балтийского моря в последние 40–50 лет отмечается резкое её падение (Franzmann, 1974; M0ller, 1978а; Breife, 1981). В ГДР уменьшение численности вызвано осуществлением с 1971 г. специальных мероприятий по сокращению числа птиц (Nehls, 1979).

Размножение

Сизая чайка — моногам; возраст первого размножения, степень гнездового консерватизма, а также процесс образования пар подробно изучены у эстонских птиц (Онно, 1965 ...

Суточная активность, поведение

Сизые чайки ведут преимущественно дневной образ жизни. Защитные формы поведения, как у большинства других чаек: облёты с тревожными криками, пикирование и обливание помётом наземных хищников и человека; воздушных хищников атакуют в воздухе. Иногда применяют отвлекающие демонстрации (Cramp, Simmons, 1983).

Питание

Кормовые стации, способы кормодобывания и набор пищевых объектов весьма разнообразны. Охотно собирают корм на морских побережьях и литорали, а также во внутренних районах островов и материка на озёрах и реках. Охотятся и на открытом зеркале воды, добывая рыбу у её поверхности, разыскивают корм, плавая или расхаживая по мелководью, опуская голову в воду; высматривают добычу с воздуха и могут нырять за ней до глубины 1 м как с воды, так и с воздуха. В последнем случае зависают перед броском в воздухе, как крачки (Горчаковская, 1948; Белопольский, 1957; Кищинский, 1960а; Герасимова, 1965; Бианки, 1967; Коханов, Скокова, 1967; Модестов, 1967; Самородов, 1978а). Большое место среди объектов питания занимают различные отходы и остатки сельскохозяйственной продукции, которые птицы собирают на свалках у посёлков и рыбозаводов, на рыборазводных прудах, у звероферм и птицефабрик, а также на полях (Горчаковская, 1948; Белопольский, 1957; Зимин, 1965; Модестов, 1967; Самородов, 1978а; Хохлова, 1977; Vauk-Hentzelt, Schumann, 1979, 1980; Мельников, Лысиков, 1983; Мельников и др., 1983; Luttrin-ghaus, Vauk-Hentzelt, 1983).

Хищничают в колониях по сравнению с крупными представителями рода мало, но все же иногда поедают яйца куликов, уток, крачек, а также птенцов мелких птиц (Бело-польский, 1957; Wadewitz,1978; Мельников, Лысиков, 1983; Мельников и др., 1983). В дельте Селенги на южном Байкале нередко отмечается каннибализм (Мельников, Лысиков, 1983) . На юге ареала в степях подобно хищникам подолгу сидят на возвышениях, высматривая добычу, или подстерегают мелких грызунов у нор (Заблоцкий, Заблоцкая, 1963; Самородов, 1978а). Насекомых хватают в воздухе или собирают на полях и лугах с растений, а также следуя за сельскохозяйственными машинами (Сомов, 1897; Тугаринов, Бутурлин, 1911; Тугаринов, Козлова-Пушкарева, 1935; Ewing, Ewing, 1975; Самородов, 1978а; Picozzi, 1981).

Заметное место среди способов добывания пищи на всем ареале занимает клептопаразитизм. На Баренцевом море сизые чайки отбирают корм у птенцов других видов чаек и у тупиков (Белопольский, 1957; Краснов и др., 1982). В Норвегии похищают пескожилов у малых веретенников (Vader, 1979а, б), В Швейцарии зимующие на крупных озёрах чайки специализируются на питании моллюсками, отбирая их у лысух и нырковых уток (Kanel, 1977). В ГДР описаны удачные и неудачные попытки клептопаразитизма на чернозобых гагарах, больших бакланах, серых воронах и озёрных чайках. Количественные соотношения различных пищевых объектов, их сезонная и возрастная динамика, а также изменение состава кормов по годам довольно подробно изучены на Баренцевом и Белом морях (Горчаковская, 1948; Белопольский, 1957; Кищинский, 1960а; Герасимова, 1965; Бианки, 1967; Коханов, Скокова, 1967; Модестов, 1967; Бианки и др., 1975).

Так, на Баренцевом море, по Л.О. Белопольскому (1957), растения по частоте встречаемости составляли 34,9%, насекомые 24,2%, рыба 22%, моллюски 9,2%, ракообразные 5,5%, отбросы 2,2%, прочие корма (полихеты, иглокожие, птицы, млекопитающие) от 0,2 до 0,5%. При этом около 50% кормов добывалось на суше; среди морских кормов преобладали пелагические животные (70%), а донно-литоральные встречались в минимальных количествах. На Белом море, напротив, чайки кормятся в основном на литорали и животные объекты в их рационе преобладают над растительными (Бианки, 1967). Основу рациона здесь составляют трёхиглая колюшка, мидии, нереисы (Nereis pelagica, N. virens Sarv.). Из растительных кормов это вороника и зостера. Морские корма в отличие от Баренцева моря составляют здесь 69% от общего числа встреч; из них литоральные — 60% и пелагические — только 9%. Наземные корма в этом регионе также богаче и разнообразнее, чем на Баренцевом море.

Экспериментальные исследования питания сизой чайки на Белом и Баренцевом морях показали, что средняя суточная норма потребления пищи у неё составляет 170–210 г (45–57% от массы взрослой особи) при кормлении смешанной пищей из рыбы, мидий, пескожилов и ягод (Бианки и др., 1975). При избыточном кормлении рыбой птицы поедают её от 66 до 300 г, в среднем 181 г за один приём; ягод они съедают от 12,5 до 64 г в сутки. В августе последний вид корма может составлять до 35–40% суточного рациона и является одним из основных источников витаминов. Расчётное количество энергии, необходимое подопытным чайкам, оказалось равным 111 ккал в сутки.

Сезонная динамика питания на Баренцевом море (Белопольский, 1957) выражается в увеличении объёма потребляемых насекомых от весны к лету; в июле этот показатель становится максимальным и затем снижается. Сходным образом меняется и потребление рыбы. Потребление ягод, наоборот, здесь максимально ранней весной и с конца лета. На Белом море, по В. В. Бианки (1967), потребление грызунов резко возрастает в июне, что связано с повышенной активностью в это время молодняка данного года рождения; в конце мая—июне повышается процент встреч в погадках скорлупы яиц. В июне—июле увеличивается также процент встреч в погадках рыбы, что связано с массовым её подходом; количество моллюсков и ракообразных при этом уменьшается, так как рыба более предпочитаемый корм. Изменение состава кормов по годам упомянутые выше авторы объясняют изменением их доступности. Так, на Баренцевом море в 1946 и 1947 гг. преобладали (60–70%) наземные корма, а в 1935 и 1948 гг. — морские (Белопольский, 1957). Повышение потребления грызунов на Белом море в 1958 г. было обусловлено массовым их размножением в предыдущие годы (Бианки, 1967). У птенцов по сравнению со взрослыми наблюдается обеднённый состав корма.

Гораздо меньше материала по питанию сизой чайки из других частей ареала, В Латвии основу рациона, по анализу 15 желудков (Тима, 1961), составляла рыба (63,3% по встречаемости) и насекомые (33,3%). В условиях сильно урбанизированного ландшафта Московской обл. сизая чайка питается в основном рыбой, погибшей от заморов и инвазий, изредка посещает садовые участки, добывает дождевых червей (Самородов. 1981а). На юге ареала, в частности в Казахстане, рацион довольно разнообразен (Долгушин, 1962). В него входит рыба (которая, однако, не всегда составляет его основу). ракообразные, водные насекомые. Чайки охотно кормятся грызунами, особенно ранней весной, а в годы массового размножения — и летом. При вспышках численности саранчовых длительное время питаются ими. На полях собирают зерна злаков (Самородов. 1978а). По данным этого же автора, исследовавшего погадки, в 1967–1971 гг. млекопитающие в них составляли 68,3% встреч, насекомые — 41,8%, рыбы — 14,9%, птицы и их яйца — 12,2% и растительные корма — 17,2%. В низовьях Индигирки сизые чайки питались в основном полёвками (Михель, 1935), на северном Байкале весной и летом рыба составляла 79–84% рациона по объёму (Размахнина, 1979; Скрябин, Размахнина, 1979). В Корякском нагорье и на Курильских островах осенью в больших количествах едят погибших после нереста лососёвых (Нечаев, 1969; Кищинский, 1980).

Враги, неблагоприятные факторы

На Баренцевом море основными причинами гибели птенцов сизой чайки считают истощение от недоедания, переохлаждение под густым пологом растительности и затруднённый выход из-под него на открытые места (Коханов, Скокова, 1967). На Белом море гнезда сизых чаек и их птенцы страдают от хищничества горностая, лисицы, серой вороны. Взрослые и молодые особи иногда становятся жертвами сапсана, орлана-белохвоста (Бианки, 1967).

Хозяйственное значение, охрана

Хозяйственного значения вид не имеет, специальные меры охраны не предусмотрены.

Следующий вид   |   Том 3   |   Ржанкообразные (Charadriiformes)   |   Чайковые (Laridae)