Кеклик / Alectoris kakelik (Falk, 1786)

Название вида:Кеклик
Латинское название:Alectoris kakelik (Falk, 1786)
Английское название:Rock partridge
Латинские синонимы:Caccabis saxatilis Meyer, 1805–1809; Alectoris graeca Meisner, 1804; Perdix Chukar Gray, 1832
Русские синонимы:каменная куропатка
Отряд:Курообразные (Galliformes)
Семейство:Фазановые (Phasianidae)
Род:Кеклики (Alectoris Kaup, 1829)
Статус:Оседлый гнездящийся вид. В высоких горах совершает вертикальные кочёвки и в некоторых местах (Таджикистан) чётко выраженные перелёты.

Общая характеристика и полевые признаки

По внешнему виду напоминает серую куропатку, но крупнее. Голубовато-серая окраска верха, охристая нижняя часть тела и поперечные полосы на боках делают птицу почти незаметной на склонах гор. Большую часть жизни проводит в стаях и только в период размножения держится парами. Ограниченная видимость в пересеченной местности затрудняет общение между отдельными стаями и особями, и поэтому основой общения служат звуковые сигналы, среди которых наиболее характерным является «ке-ке-лек» (отсюда звукоподражательное название вида — «какелик»). Весной в парах переговариваются тихим, приятным на слух щебетаньем, которое можно услышать с расстояния не более 20 м. Там, где кекликов много, голоса их можно слышать в течение всего дня. Лишь в период насиживания и в первое время воспитания молодых они становятся молчаливыми.

При появлении опасности быстро убегают вверх по склону или улетают, в некоторых случаях затаиваются. Бегущие птицы легко преодолевают каменистые осыпи и участки отвесных скал. Вниз по склону бегают реже. Полет используют, если появляется необходимость быстро достигнуть дна ущелья или уйти от внезапной опасности. Взлетая со склона, птица переходит на стремительное скольжение. Взлёт начинается с частых взмахов, которые чередуются с полётом на неподвижно расставленных крыльях. Максимальное расстояние, которое могут пролететь кеклики, взлетевшие с вершины горы, составляет около 2 км (Попов, 1960).

По рыхлому и глубокому снегу передвигаются с трудом и в многоснежные зимы становятся лёгкой добычей различных хищников- В местах, где их преследуют, кеклики проявляют особую осторожность, но если их не беспокоить, они зачастую живут в непосредственном соседстве с человеком.

Кормятся на земле, употребляя в пищу в основном растительный корм и в меньшей степени беспозвоночных животных. В очень редких случаях могут кормиться на деревьях. Способы добычи корма разнообразны. Зелёные части растений и плоды сначала захватываются клювом, а затем отрываются. Расположенные в верхнем слое почвы подземные части растений птицы раскапывают попеременным движением лап. Находящиеся глубже в земле мелкие луковицы извлекают целиком, а крупные достают по частям, выдалбливая клювом в почве вертикальные ямки 8–10 см глубиной.

Большое значение в жизни кекликов имеют водопои, которыми они в основном пользуются в июле—сентябре. Частота посещений зависит от погодных условий и времени года. Весной, когда в пище преобладают зелёные части растений, птицы у воды встречаются редко, а в зимний период они обходятся без воды, склёвывая снег.

Описание

Окраска. Взрослые самец и самка. Оперение кеклика очень красиво: верхняя сторона тела дымчато-серая с винным оттенком на передней части спины и части кроющих крыла. От лба через глаз к уху идёт чёрная полоса, которая окаймляет желтоватое горло. Кроющие уха рыжие. В углах рта и в основании подклювья чёрные пятна. Первостепенные маховые бурые, на наружных опахалах имеются продольные охристые пятна, образующие на сложенном крыле светлую предвершинную полоску. Брюхо и нижние кроющие хвоста охристо-жёлтые. Рулевых 14, цвет их каштаново-рыжий. У средних пар в основании пера развит дымчато-серый цвет. Перья на боках туловища с отчётливо выраженными чёрными и коричневыми .поперечными полосами. Лапы, клюв и кольцо вокруг глаз красные. Половой диморфизм в окраске оперения отсутствует.

Ювенальный наряд (самцы и самки). Верх тела серовато-бурый, со светлыми треугольными вершинными пятнами на перьях. Нижняя сторона тела более светлая с неясными поперечными бурыми полосами. Верх головы («шапочка») охристый. Клюв чёрный, радужина бурая, ноги начинают приобретать красный цвет.

Пуховой наряд. Верх головы (лоб, темя, затылок) коричнево-бурый, щеки и пятно за глазом сливочно-охристые. От глаза к затылку проходит узкая чёрная полоска, ограничивающая «шапочку». Спина пёстрая, темно-коричневый пух образует 3 продольные полоски более интенсивной окраски, чем верх головы. Между ними находятся участки, покрытые длинным серовато-серебристым пухом. На крыле удлиннённые слегка охристые пушинки. Подбородок, горло и бока шеи почти белые со слабым желтоватым оттенком. Остальная часть нижней стороны тела покрыта длинным белым пухом с оттенком сливочного цвета. Клюв у вершины желтоватый, у основания тёмный. Яйцевой зуб белый. Ноги слегка розоватые.

Строение и размеры

Крылья тупые, закруглённые, хвост умеренной длины, слегка закруглён. Самцы отличаются от самок наличием шпор. Визуальное определение добытых на юго-востоке Казахстана 329 кекликов с последующим вскрытием и установлением пола показало, что из 191 самца пол по наличию шпоры был верно определён у 187 особей (97.8 %) и только 4 птицы со шпорами оказались самками. В то же время из 138 самок пол по отсутствию шпоры был правильно установлен у 125 птиц (90.6 %), а 13 птиц без шпор оказались самцами. Среди 56 изученных в этом отношении взрослых самок шпоры встречены у 10, причём у 7 они оказались только на одной из лап.

Длина крыла самцов 152–175, самок 142–162. Длина хвоста у самцов и самок 80–90, плюсны 43–47. Масса самцов составляет 450–700, самок 360–550.

Линька

Чётко разграниченных возрастных нарядов у кеклика нет. Уже у 2-дневных пуховых птенцов хорошо заметны пеньки 7 первостепенных маховых ювенального наряда, а к месячному возрасту оперение состоит уже из 3 нарядов — остатков пухового, развитого ювенального и первых перьев взрослого наряда (появляется пенёк 9-го первостепенного махового, относящегося уже к взрослому наряду). На 6-й день жизни начинают развёртываться опахала первых пяти первостепенных маховых, 2–10 второстепенные маховые представлены кисточками. Одновременно идёт развёртывание кисточек рулевых перьев, больших и средних кроющих перьев крыла. В течение первых 4 недель интенсивно растут маховые, рулевые и контурные перья на значительной части тела. К концу 4-й недели пуховой наряд сохраняется только на голове, брюхе и крестце — он сразу же сменяется перьями дефинитивного наряда, минуя стадию ювенального оперения.

У взрослых птиц чётко выражена одна летне-осенняя линька, продолжительность которой составляет 4–4.5 мес. Сроки её зависят от участия в насиживании. Особи, которые в нем не участвуют или потеряли кладки, объединяются в стайки и начинают линьку. Насиживавшие птицы начинают линьку только через 10–15 дней после вылупления птенцов. На средней линии брюшка у них появляется широкая полоса пеньков, а спустя несколько дней они появляются на боках шеи, спине и груди. Одновременно наступает линька маховых и рулевых. Смена первостепенных маховых идёт в дистальном направлении от 1-го к 10-му. Второстепенные маховые начинают сменяться после того, как 1–4 первостепенные маховые уже достаточно отрастут. В линьке второстепенных маховых наблюдаются индивидуальные отклонения — смена перьев может начаться с любого из первых 4 второстепенных маховых.

Так, среди 19 особей из Джунгарского Алатау начало смены второстепенных маховых с 1-го или же с 1-го и 2-го пера отмечено у 2 особей (10.5 %), со 2-го или со 2-го и 3-го — у 6 (31.5 %), с 3-го или 4-го — у 3 особей (15.8 %). У 8 птиц перья уже настолько отрасли, что установить порядок смены оказалось невозможным. У 5 особей (26.4 %) 2, 3 и 4-е оказались равной длины, а у 3 особей (15.8 %) наиболее длинными были 1, 2 и 3-е. Линька проксимальных второстепенных маховых наступает несколько позже. Чаще она начинается с 10-го пера, но иногда с 9-го и идёт, как правило, в 2 направлениях — дистальном и проксимальном.

Отмечены случаи некоторой задержки линьки плечевых перьев. В целом же в линьке взрослых птиц остаётся ещё много неясных моментов. В зимнее время и весной встречаются особи, у которых в области шеи и на спине остаются отдельные пеньки и кисточки (Дементьев, 1952; Карташёв, 1952 г; Кузьмина, 1955). В Чу-Илийских горах в феврале из 50 осмотренных экземпляров линька отмечена у 5, а в апреле у 28 птиц из 40 (70%), причём характер этой линьки остаётся ещё не выясненным (Кузьмина, 1955).

Подвидовая систематика

Географическая изменчивость носит клинальный характер и проявляется в вариациях оттенков окраски различных частей оперения и незначительно в общих размерах. Из 15 известных подвидов на территории СССР обитает 6 (Степанян, 1975) A. k. kurdestanica Meinertzhagen, 1923 распространён по Главному Кавказскому хребту, в Закавказье и Талыше. A. k. shestoperovi Sushkin, 1927, более светлой окраски, чем предыдущая форма, встречается от восточного побережья Каспийского моря к востоку до хр. Гяз-Гедык, к северу до п-ва Мангышлак и к югу до государственной границы СССР. A. k. koroviakovi Zarudny, 1914, распространён к востоку от предыдущей формы до Кугитанга и Байсунского хребта.

Номинативный подвид A. k. kakelik (Falk, 1786) (A. k. falki Hartert, 1917 — синоним номинативной формы, — Р. П.) населяет систему Памиро-Алая (кроме южного Бадахшана) и Тянь-Шань. A. k. pallescens Hume, 1873, светлой и тусклой окраски, населяет южную часть Бадахшана к югу от долины р. Ванч. A. k. dzungarica Sushkin, 1927 распространён в Джунгарском Алатау, Тарбагатае, Сауре, Западном и Южном Алтае, Западном Танну-Ола. В пограничных участках подвиды интерградируют.

Замечания по систематике

Следует раз и навсегда окончательно принять название, данное виду Фальком. Оно отвечает всем правилам Международного кодекса зоологической номенклатуры (1966), ибо сопровождено описанием наиболее характерных черт в окраске вида (красные клюв, ноги и кольцо вокруг глаз), голоса («какелик. . какелик. .») и указанием на его распространение (горы тогдашней восточной Бухары, а также Тянь-Шаня и Джунгарии). Конечно это описание значительно менее точное, чем данное впоследствии Греем по экземплярам из Индии, но это вовсе не причина для его отрицания и тем более никак нельзя считать данное Фальком название, как nomen nudum (Карташёв, 1952 г). Что же касается видовых отличий кеклика от европейской каменной куропатки, Alektoris graeca Meisner, 1804, то задолго до Уотсона (Watson, 1962) это уже было сделано в 1907 г. В. Л. Бианки (примеч. ред., — Р. П.).

Распространение

Область распространения кеклика очень обширна — от Балканского п-ва, островов Эгейского Моря, о-ва Крит и Малой Азии на восток до Алтая и Северного Китая. Северная граница проходит по Родопам, южному берегу Чёрного моря, северному склону Главного Кавказского хребта, п-ву Мангышлак, Южному чинку Устьюрта, хр. Кара-тау, северным склонам Тянь-Шаня и Чу-Илийских гор, Джунгарскому Алатау, Тарбагатаю, Сауру, Южному Алтаю, Западному Танну-Ола, Хангаю, хр. Хурху. Южная же граница проходит по юго-восточной части Балканского п-ва, Малой Азии, югу Ближнего Востока, южному Ирану, Пакистану, северной Индии, северо-западным частям провинций КНР — Сычуани и Шаньси (рис. 12).

Рисунок 12. Ареал кеклика

Рисунок 12. Ареал кеклика



В пределах СССР кеклик распространён по Главному Кавказскому хребту, в Закавказье (включая Талыш), в западном и центральном Копетдаге, Больших Балханах, западном Узбое, по чинку Устьюрта, на п-ве Мангышлак, по возвышенностям Бадхыза и, возможно, по обрывам верхнего течения рек Теджен и Мургаб. Живет в горных поднятиях пустыни Кызылкум (Аристанбельтау, Кюйгеньтау, Актау, Тохтатау), горах Ходжа-Баба, Байсунтау. Населяет горы Памиро-Алая (кроме Памирского нагорья, — см: Потапов, 1966), систему Тянь-Шаня, Чу-Илийские горы, Джунгарский Алатау, Тарбагатай, Саур, Западный и Южный Алтай, Западный Танну-Ола (рис. 13).

Рисунок 13. Распространение кеклика в СССР

Рисунок 13. Распространение кеклика в СССР
1 — Alectoris kakelik caucasica, 2 — A. k. laptevi, 3 — A. k. shestoperovi, 4 — A. k. kakelik, 5 — A. k. pallescens, 6 — A. k. dzungarica. (Вопросительный знак — неподтверждённые указания на находки.)



Северная и северо-восточная границы ареала до конца не выяснены. Есть нахождения этого вида на западном берегу Аральского моря к югу от Кератамака (сборы Бурачека от 21 IV 1924, кол. ЗИН АН СССР) и в Саянах (сборы А. Я. Тугаринова от 24 IX 1908 у с. Тюрботы, 30 км от р. Кемчик; сборы С. И. Снигиревского с р. Абакан III 1936, кол. ЗИН АН СССР). Имеются также экземпляры, полученные от Абаканской заготовительной конторы в январе—апреле 1936 г., которые могли поступать сюда с западного Танну-Ола. До сих пор нуждается в уточнении вопрос об обитании кеклика в Мугоджарах (Зарудный, 1888), Улутау (Павлов, 1934), в окрестностях Семипалатинска и в Семейтау (Хахлов, Селевин, 1928).

Акклиматизирован в горах Крыма.

Зимовки

Зима — наиболее тяжёлый период в жизни кекликов. Выпадение глубокого снега ограничивает передвижение птиц и значительно сокращает территории кормовых угодий. При ходьбе по снегу весовая нагрузка на след составляет у кеклика 43–51 г на см2, в результате чего птица глубоко вязнет (Кузьмина, 1955). В поисках корма птицы вынуждены перемещаться на южные склоны, где снежный покров менее глубок и имеются участки, быстро от него освобождающиеся. Частые снегопады с продолжительными морозами приводят к падежу кекликов от бескормицы. Иногда в таких условиях наблюдалась откочёвка кекликов с гор в равнины. Если же зима не очень сурова, то кеклики предпочитают оставаться на одних и тех же местах. Например, в горах Чулак (Казахстан) зимой было помечено на подкормочных площадках 128 птиц, из которых 15 были пойманы вновь там же спустя 2–10 дней, 13 отмечались или отлавливались через 62–422 дня и только 2 переместились на расстояние в 300 и 1 500 м. Мечение птиц позволило также установить обмен птиц между различными стайками.

Дневная жизнь кеклика зимой сводится к добыванию корма. Только в ясные, относительно тёплые дни их можно видеть неподвижно сидящими на вершинах скал. Ещё в предрассветные сумерки с мест ночёвки слышны голоса кекликов. Перекличка занимает обычно несколько минут. С восходом солнца среди стаек наблюдается оживление и птицы начинают слетать к подножью склонов и на дно ущелий, где есть свободные от снега места. Здесь птицы проводят большую часть дня. К вечеру поднимаются к местам ночёвок, расположенным под навесами скал или у кромки кустов. Иногда в течение всей зимы стайка ночует на одном и том же месте, которое покрывается толстым слоем помёта. Некоторые стайки в течение дня не покидают участков размером 200–300 м. Водопои зимой посещают редко, скорее случайно-, потребность в воде удовлетворяют, склёвывая снег. Сильные снегопады пережидают в кустарниках или под навесами скал. В случаях длительного ненастья могут голодать по 2–3 дня. Перед снегопадами усиленно кормятся, пока снег не покроет оголённые участки земли. Особняком стоит интересное сообщение Р. Г. Пфеффера, который наблюдал зимой 1974/1975 гг. в Алмаатинском заповеднике за небольшой стайкой кекликов из 10–15 птиц, регулярно кормившихся в дневные часы у подножья склона среди высохших стеблей татарника. Здесь площадка 15X15 м под слоем снега была изрыта ходами, и иногда при подходе приходилось выпугивать птиц, взлетавших из-под снега. По мнению Р. Г. Пфеффера, кеклики делали в снегу ходы в поисках семян татарника.

К концу февраля, когда обнажённых от снега участков становится больше, кеклики перестают встречаться большими стаями (зимой в особо кормных местах концентрируется подчас по 100–150 птиц) и к началу марта начинают разбиваться на пары.

Миграции

Наряду с известными вертикальными кочёвками, имеющими место осенью и весной, в Таджикистане известны перемещения на многие десятки километров, которые можно рассматривать, как дальние перелёты (Попов, 1959). Они начинаются уже в первых числах сентября из глубины гор Кухистана и завершаются в декабре после достижения мест зимовок в низкогорьях южного Таджикистана. Эти перемещения вызваны тем, что в горах Центрального Таджикистана образуется зимой глубокий снежный покров. Сумма атмосферных осадков в местах гнездования перелётных популяций кеклика (800–1 400 мм в год) в 3–4 раза выше, чем в местах зимовок. Весеннее возвращение кекликов в Кухистан происходит в мае, но в связи с большой гибелью птиц во время перелёта и на зимовках их обратное движение мало заметно. Такие перелётные по сути дела популяции кеклика в горах Центрального Таджикистана (Попов, 1959; Ковалёв, Попов, 1980) являются пока единственными в своём роде и в других частях ареала неизвестны.

Местообитание

Кеклик — типичная птица пересеченной местности степной, полупустынной и пустынной зон Палеарктики. Его обширный ареал охватывает районы, сильно отличающиеся по рельефу, климатическим условиям и растительности, что подчёркивает экологическую пластичность вида. В пределах СССР он населяет районы от равнин Туркмении, где живёт на обрывах глинистых холмов (Дементьев, 1952), до альпийских лугов Памира на высотах до 4 000 м над ур. м. (Степанян, 1969). Наиболее обычны и многочисленны кеклики в диапазоне высот 500–2 000 м над ур. м. Гнездование в альпийском поясе неизвестно. Наиболее типичными для вида являются невысокие горные группы, расположенные в пустынях и степях, а также степной, лесо-лугово-степной и субальпийский пояса крупных горных массивов.

При исключительном разнообразии мест обитания кеклик все-таки отдаёт предпочтение ущельям с выходами скал и склонами, где каменистые осыпи чередуются с открытыми травянистыми участками, иногда поросшим кустарником. Важную роль играет наличие водопоев (горные реки, ручьи, ключи), в исключительных случаях птицы могут использовать горько-солёную воду. В ряде мест кеклики встречаются в совершенно несвойственных им условиях — например, на равнинах среди песков на значительном расстоянии от ближайших гор (Сержпинский, 1925; Молчанов, 1932; Шнитников, 1949; Ишадов, 1970).

На Кавказе кеклик населяет разнообразные биотопы от сухих склонов гор и предгорий вверх до 3 500 м над ур. м., где живёт по россыпям вблизи ледников (Сатунин, 1907). По безлесным каменистым участкам гор он спускается почти до равнины, где встречается на гнездовье среди кустарников вместе с турачом. Однако этот вид всегда оказывает предпочтение склонам предгорий или ущельям горных рек с выходами скал и с каменистыми осыпями, где преобладает редкая ксерофитная растительность. Реже занимает луговины северных склонов с арчевым редколесьем, избегая, как правило, сырых участков с богатой растительностью.

В Копетдаге кеклик обитает в небольших ущельях на высотах 500–600 м, иногда поднимаясь до предельных высот хребта (2 000 м над ур. м.), но придерживаясь мест, где имеются водопои. Нижняя граница распространения лежит здесь в полынно-эфемеровой полупустыне, а верхняя связана с участками горных ксерофитов. Кроме того, кеклик встречается и среди кустарниковой растительности, распространённой от подножий гор и до их вершин — в арчевниках, зарослях трагакантовых астрагалов, других кустарников, растущих у осыпей и скал, среди зарослей дикого винограда, ежевики и различных плодовых деревьев и кустарников (Фёдоров, 1949). Населяет он и обрывистые песчаные берега Узбоя в районе пресных озёр, где встречается среди саксаула и песчаной акации (Молчанов, 1932).

Наибольших высот в СССР кеклик достигает в Бадахшане. В долине Шахдары верхняя граница его распространения проходит на высотах около 4 000 м над ур. м. Здесь кеклик встречается по всему бассейну реки, но численность его невелика; наибольшая плотность отмечена на высотах 2 300–2 600 м над ур. м. В этих высокогорных условиях птицы ведут оседлый образ жизни и держатся в период гнездования и зимой на каменистых склонах и моренах среди осыпей (Степанян, 1969).

В Тянь-Шане нижний предел вертикального распространения кеклика лежит на высоте 300 м, верхний же достигает 3 600 м над ур. м. Здесь птицы живут оседло, совершая лишь небольшие перемещения. Населяют скалистые склоны, покрытые ксерофитным разнотравьем и ягодными кустарниками (вишня, кизильник, жимолость, эфедра). В крупных горных массивах кеклики встречаются от подножий хребтов до 3 600 м, а в Киргизском хребте в небольшом числе встречается у вечных снегов (Спангенберг, Судиловская, 1959), но отсутствует однако же на сыртах, в котловине оз. Сонкёль и других высокогорных долинах Центрального Тянь-Шаня (Янушевич и др., 1959).

В Киргизском Алатау кеклик гнездится в зарослях шиповника, на опушках лиственного и хвойного леса, среди скал и осыпей. В осеннее время стаи чаще встречаются в кустарниковых зарослях по склонам гор или берегам рек. В Таласском Алатау обитает от культурного пояса до субальпийского (1 000–3 000 м над ур. м.). Населяет сухие каменистые склоны с разреженной травянистой растительностью и редким кустарником. Обычен в арчевом редколесье. Иногда гнездится у подножий гор на участках, лишённых каменистых обнажений с растительностью скорее лугового, чем степного характера (Ковшарь, 1966).

В Зеравшанском, Туркестанском и Гиссарском хребтах населяет скалистые склоны с зарослями кустарников, реже держится на безлесных скалах и осыпях и ещё реже на травянистых склонах. Пределы высотного распространения в этих хребтах 1 200–3 500 м над ур. м.

В хребтах Джунгарского Алатау кеклик наиболее многочислен на высотах 500–1 500 м над ур. м., где населяет пустынный, степной и лесо-лугово-степной пояса. В большом количестве встречается в западных отрогах (горы Чулак и Малай-Сары), граничащих с щебнистой пустыней. Обитает в скалистых ущельях с обширными каменистыми осыпями и участками травянистой и кустарниковой растительности, среди кустарников боялыча, эфедры, таволги, курчавки ланцетовидной и боярышника.

На горном плато Малай-Сары кеклик населяет узкие ущелья, выходящие на плато, которое используется под посев зерновых культур. После окончания уборки урожая птицы кормятся оставшимся зерном. На хр. Алтын-Эмель кеклик поднимается до высоты 2 000 м над ур. м., где растительность носит некоторый северный колорит и представлена лиственными породами деревьев, образующих вдоль рек густую урему из берёз, ив и черёмухи. Вдоль ручьёв встречаются участки с постоянно зелёным травяным покровом. Высокая численность птиц и небольшие колебания численности имеют место в нижних поясах крупных горных хребтов в пределах до 2 000 м над ур. м. Здесь птицы находят наиболее подходящие условия для существования.

Численность

Сведения о численности кеклика в различных районах весьма скудны. В Центральном Копетдаге общее количество птиц было определено в 121 000, т. е. 810 выводков (Лаптев, 1936). В последние 20 лет учёты этого вида проводят в основном в охотничьих хозяйствах. Изучение многолетней динамики численности кеклика на постоянных маршрутах проводилось с 1972 по 1976 гг. в конце августа—середине октября на юго-востоке Казахстана. В хр. Каратау число учтённых птиц на 1 км маршрута менялось за этот период довольно сильно. Результаты учётов показали, что наибольшая численность кеклика отмечена в хребтах Каратау и Алтын-Эмель, где росту численности препятствовали неблагоприятные условия отдельных зим. Наиболее высокая плотность птиц отмечена в Киргизском Алатау, где численность хотя и претерпевала некоторые изменения по годам, но оставалась высокой.

Размножение

Половой зрелости кеклики достигают в возрасте 10–11 мес. Данные кольцевания в горах Чулак показали, что среди молодых птиц, встреченных весной следующего года, ...

Суточная активность, поведение

Суточная активность кеклика чётко разграничена на 2 периода — дневной и ночной. В светлый период суток птицы бывают особенно деятельными в утренние и вечерние часы. Летом с восходом солнца кеклики часто встречаются на кормёжке, а в жаркие часы дня отдыхают в тени кустов или скал. С наступлением вечерней прохлады активность их вновь возрастает и кормясь, они постепенно поднимаются в верхние части склонов, где и ночуют. Выпадание дождя сильно снижает активность птиц, и они пережидают его в кустарниках, а с прекращением непогоды кормятся вблизи этих мест.

Характерной чертой жизни кекликов в конце лета и в начале осени является регулярное посещение водопоев. С рассветом стайки спускаются к родникам и речкам, чаще преодолевая расстояние по воздуху. Местами водопоев служат открытые участки берегов речек, родников или полого спускающиеся к воде осыпи. В жаркие дни часто устраиваются на отдых в ближайших к водопою кустах, где купаются в пылевых ваннах, напоминающих лотки гнёзд без строительного материала.

Кеклики — общественные птицы и большую часть года проводят в стаях. Лишь в период размножения, да и то не все, держатся парами. По окончании брачного периода особи, не участвующие в насиживании кладок и воспитании молодняка, объединяются в стаи. После вылупления птенцов выводки живут или отдельными стайками, или же объединяются в более крупные стаи, которые обычно не отличаются большим постоянством. Например, в конце августа—начале сентября на особенно кормных местах по склонам гор и днищам ущелий нередко встречаются стаи до 100 особей, но потревоженные, они легко распадаются. Стайки взрослых птиц, обособившиеся в июне и состоящие из самок, потерявших кладки, и самцов, не участвующих в насиживании, распадаются лишь к следующей весне, что подтверждается отловом меченых птиц. В таких стайках обычно не бывает больше 8–12 особей.

Питание

Сведения по питанию кеклика в пределах СССР достаточно обширны и общее число исследованных птиц превышает 2000. Наиболее полно изучено питание кеклика в Джунгарском Алатау (Кузьмина, 1955), в северном Тянь-Шане (Кузьмина, 1955), в Копетдаге (Рустамов, 1945; Фёдоров, 1949; Коган, 1950), в западном Тянь-Шане (Остапенко, 1958; 1965; Ковшарь, 1966; Салихбаев и др., 1970), на Памиро-Алае (Минин, 1939; Попов, 1959; Иванов, 1969; Абдусалямов, 1971), а также на Кавказе (Даль, 1949; Ханмамедов, 1955).

В пище кеклика зарегистрировано 311 видов высших растений из 53 семейств, а также мхи и водоросли. Среди животной пищи основу составляют 132 вида насекомых из 36 семейств 10 отрядов. Моллюски встречаются гораздо реже (10 видов), а также, как исключение, поедаются пауки. По встречаемости, разнообразию видового состава и объёму растительная пища в рационе кеклика значительно преобладает над животной. В целом соотношение растительных и животных кормов у кекликов Казахстана выражается следующими цифрами. Только растительная пища обнаружена 1 076 особей (77.3%), смешанная у 309 (22.1 %), исключительно животные корма у 8 птиц (0.6%). Среди растительных кормов можно выделить представителей 9 основных семейств: злаки 35 видов (58.3 % встречаемости), розоцветные 26 (26 %), лилейные 21 (25.6 %), амариллисовые 2 (23.7%), бурачниковые 26 (15.2%), зонтичные 14 (13.1 %), сложноцветные 36 (13.1 %), бобовые 31 (12.7 %), гречишные 8 (12.5 %). Остальные семейства в пище кеклика составляют менее 10 % встречаемости. Основные животные корма представлены отрядами прямокрылых (22 вида), жесткокрылых (56 видов) и полужесткокрылых (33 вида).

Все корма кеклика можно разделить на 4 группы: 1 — семена и плоды (в том числе ягоды) травянистых растений и кустарников; 2 — зелёные части растений (листья, стебли, цветы); 3 — подземные части растений (луковицы, клубни, корни, корневища); 4— беспозвоночные животные (насекомые, пауки, моллюски).

Из всех групп растительных кормов по частоте встречаемости и разнообразию видового состава важнейшее место занимают семена (178 видов 35 семейств). Основу этой группы корма составляют семена злаков (25 видов), бурачниковых (21 вид), крестоцветных (10 видов), лилейных и маревых (по 9 видов). Остальные семейства представлены меньшим числом видов. В течение всего года семена составляют значительную часть пищи, за исключением весенних месяцев, когда сохранившихся после зимы семян остаётся мало. Особенно большое количество семян поедается во второй половине лета и осенью, когда линяющим птицам после размножения требуется особо питательный и разнообразный рацион. Длительная сохранность семян в значительной степени обеспечивает питание птиц в зимний период.

Из подземных частей растений в рационе кеклика отмечены луковицы, клубни, прикорневые луковички и корни травянистых растений 25 видов (9 семейств), особенно луки, гусиные луки, тюльпаны, но по частоте встречаемости на первом месте стоят прикорневые луковицы злаков (луковичного мятлика и луковичного ячменя) и луковицы амариллисовых (иксиорилион и унгерния). Довольно часто в пище кеклика встречаются клубни гераниевых и зонтичных (скалигерия). Зимой добывание глубоко расположенных луковиц и клубней затруднено из-за промерзания почвы, и птицы используют лишь прикорневые луковицы луковичного мятлика.

Зелёные корма довольно разнообразны и представлены 61 видом из 18 семейств высших растений. Основную массу их составляют злаки, а также сложноцветные (15 видов, из них 5 видов полыней, одуванчики), бобовые (13 видов, из них 4 вида астрагалов, ползучий клевер, люцерна, горошки, два вида солодок и др.). Кроме того, встречаются представители маревых, зонтичных, бурачниковых.

Весной (март—апрель) зелень и цветы эфемеров — основная группа корма в рационе кекликов. Среди этой группы особо следует выделить различные виды лилейных (Alleum, Gagea, Tulipa), шафран, луковичный мятлик и иксиолирион.

Ягоды по сравнению с другими группами растительных кормов в рационе играют небольшую роль. Ограниченный видовой состав, относительно низкая встречаемость и короткий период использования делают ягоды явно второстепенным кормом. Всего же в пище кеклика отмечены ягоды 25 видов из 11 семейств. Чаще других поедаются вишня, боярышник, шиповник, кизильник. Ягоды лоховых, паслёновых, тутовых, жимолостных, барбарисовых, виноградных отмечены в питании кеклика на сравнительно небольших территориях. В период массового созревания ягоды в большинстве районов становятся на короткое время основным кормом, вытесняя все другие виды кормов.

Животные корма по своей питательной ценности занимают в рационе кеклика особое место. Например, поедание весной моллюсков способствует восполнению потерь кальция, необходимого для образования скорлупы яиц. Из насекомых наиболее часто поедаются прямокрылые, преимущественно саранчёвые (16 видов). Из жесткокрылых чаще других употребляются слоники (23 вида) и листоеды (14 видов), а также другие жуки, точно не определённые. Полужесткокрылые встречаются реже, но по видовому составу они уступают лишь жесткокрылым и в массе поедаются кекликом только в местах скоплений. Например, в ноябре—декабре 1978 г. в Заилийском Алатау (ущелье Жаманты) клопы отмечены в питании 17 особей из 61. Основная масса клопов была представлена Dolicoris penicillatus, который у отдельных птиц составлял 40–85 % содержимого зоба. Здесь же отмечены другие виды клопов: Euridema ornata, Emlethis spp., Corizus hyoscyami, Corioneris histicornis, Sciocoris deltocephalus.

На юго-востоке Казахстана животные корма в пище кеклика (встречаемость 13.4 %) присутствуют с августа по январь (наиболее часто в августе и декабре). Обычно этот вид кормов встречается в качестве небольшого дополнения к растительному, но у отдельных особей может составлять 50–85 % и, как исключение (1 случай), даже 100 % содержимого зоба. Из насекомых осенью особенно часто поедаются саранчёвые (30 %), второе место по частоте встреч занимают клопы (27.7 %), которые присутствуют в рационе с октября по декабрь, но в наибольшем количестве отмечаются в ноябре—декабре. Вероятно, птицы находят насекомых в это время в местах их массовых скоплений на зимовках.

Жуки в рационе кеклика отмечены с октября по ноябрь (встречаемость 24.4%), причём наиболее часто они попадаются в октябре. Муравьи поедаются в небольшом числе с августа по октябрь (12.2 % встреч), моллюски — в сентябре—ноябре.

Летом пища взрослых особей по сравнению с другими сезонами года наиболее разнообразна, обычно в каждом зобу можно обнаружить по 2–3 группы кормов. Животные корма в этот период составляют сравнительно небольшую часть. Лишь в одном случае у насиживающей самки в зобу обнаружено 17 моллюсков Ponsadenia semenowi (30 % от содержимого зоба массой 19 г).

На юго-востоке Казахстана подземные части растений, преобладающие в рационе в августе—сентябре, уступают место в более поздние сроки семенам и зелени — основной пище зимнего сезона. Процесс смены кормов обусловлен не только обилием последних в данное время. Сокращение подземных частей растений в составе рациона наступает задолго до выпадения снега, когда этот вид корма становится менее доступным. Вообще необходимо отметить, что при обилии пищи кеклики проявляют довольно высокую избирательную способность, предпочитая только определённые корма и определённые виды растений.

В разных частях обширного ареала в пределах СССР средняя доля семян, подземных частей растений и зелени в годовом рационе кеклика примерно одинакова и превосходит более чем в 2 раза долю ягод и животных кормов. Вместе с тем, значительные изменения в составе рациона происходят в зависимости от сезона. Так доля семян и подземных частей растений в течение года изменяется в 4–5 раз, достигая максимума в июле—августе и минимума в апреле. Наоборот, зелёные корма особенно активно потребляются в марте—апреле и наиболее редко — в июне и июле. Встречаемость животных кормов изменяется в 12 раз, с максимумом в июне—августе. Ягоды, при полном их отсутствии в январе, в августе встречены более чем у 40 % особей.

Питание птенцов на территории нашей страны изучено недостаточно. Только в Джунгарском Алатау было определено содержимое зобов и желудков 36 птенцов в возрасте от 2 дней до 1 месяца (Остапенко, 1958). Корма птенцов в первый месяц жизни оказались здесь весьма разнообразными. В основном поедались насекомые (саранчовые, щнтники, певчие цикады, цикадки, коровки, златки, долгоносики, чернотелки, пластинчатоусые, мухи, муравьи), а также моллюски. Среди растительных кормов отмечены семена гречихи, донника, шренкии. Птенцы поедали также ягоды эфедры и дикой вишни, а из подземных частей растений в их пище отмечены только луковицы иксиолириона и из зелёных кормов — кусочки листьев травянистых растений.

У одного из 2-дневных птенцов в составе пищи обнаружены личинки саранчёвых, мелкие частицы двукрылых и муравей. Зоб второго птенца был пуст, а в желудке обнаружены мелкие остатки семян растений и мелкие гастролиты. У 5-дневного птенца в зобу были только семена, а в желудке — их перетёртые остатки. У 8-дневного птенца, кроме личинок саранчёвых и двукрылых, обнаружены цикадка, коровка, златки, долгоносик и чернотелка, в желудке — остатки животных и растительных кормов. У 11-дневного птенца в пище встречены уже подземные части растений — мелкие луковицы иксиолириона, а кроме того,клопы и семена растений. Птенцы (5 особей) в возрасте 14–21 дня поедали ягоды эфедры и дикой вишни, а из животных — крупных жуков (жужелиц). В их зобах обнаружены также семена гречихи.

К концу первого месяца жизни состав кормов становится все более разнообразным: появляется зелень и различные моллюски, семена донника и липучки. Как и раньше, поедаются клопы, прямокрылые, жуки, ягоды эфедры и луковицы иксиолириона, но в большем количестве. Средняя масса гастролитов в желудках таких птенцов составляет 0.5 г. В 1.5—2-ме-сячном возрасте соотношение животных и растительных кормов в рационе кеклика постепенно выравнивается и в 3-месячном возрасте мало чем отличается от пищи взрослых особей.

Хозяйственное значение, охрана

Охота на кекликов в горных районах Кавказа, Средней Азии и Кахастана издавна пользовалась большой популярностью. В 30-х гг. текущего столетия производились и промысловые заготовки этого ценного вида дичи, поступавшего не только на внутренние, но и на внешний рынки. Только через Ленинградскую экспортную базу в 1927–1928 гг. прошло 166.7 тыс. штук (13.6 % от всей обработанной там дичи), в следующую зиму — 198.1 тысяча (17.9%), а в несколько последующих зим — более 70 тыс. ежегодно, причём максимальное количество птиц за зиму (1930–1931 гг.) составило 233.2 тыс. (Рудановский, Насимович, 1933, — цит. по: Грачёв, 1983). По далеко неполным данным, кеклик в 1962–1963 гг. занимал в Казахстане по добыче второе место после серой куропатки, а в 1965 — первое.

В охотничьи сезоны 1962–1965 гг. ежегодно добывалось от 16 до 53 тыс. штук (Кондратенко, Смирнов, 1973). В «урожайные» годы кеклик становится основным видом горной дичи, добываемой в республиках Средней Азии и Казахстана и имеет существенный вес в общем объёме отстреливаемых охотничье-промысловых птиц. Плановые заготовки в настоящее время не проводятся. Многие безружейные способы добычи, описанные ранее в литературе (Бутурлин, 1932; Наумов, 1931; Попов, 1956), утратили своё значение или неприменимы из-за большого ущерба, причиняемого популяциям. Основная линия использования кеклика в настоящее время представляет собой спортивную ружейную охоту.

Оптимальным временем для охоты на кеклика следует признать вторую половину ноября—первую половину декабря, когда птицы имеют максимальную массу (взрослые самцы 613 г, взрослые самки 504, молодые самцы и самки соответственно 553 и 475 г).

Своеобразная гнездовая биология кеклика способствует поддержанию высокой численности вида в благоприятные годы и, что особенно важно, быстрому увеличению поголовья после массовой гибели. Учитывая хозяйственное значение кеклика как одного из главных охотничьих объектов гор юга СССР, следует очень бережно относиться к его поголовью. Это подразумевает ведение постоянных учётов численности поголовья, элементарные биотехнические мероприятия во время суровых многоснежных зим (в основном подкормка) и запрещение охоты на сроки не менее 3 лет после особенно суровых зим.

Следующий вид   |   Том 2   |   Курообразные (Galliformes)   |   Фазановые (Phasianidae)