Серая цапля / Ardea cinerea Linnaeus, 1758

Название вида:Серая цапля
Латинское название:Ardea cinerea Linnaeus, 1758
Английское название:Gray [common] heron
Французское название:Heron cendre
Немецкое название:Fischreiher, Graureiher
Латинские синонимы:Ardea major Linnaeus, 1766; Ardea vulgaris Bechstein, 1803 (1802); Ardea cineracea C.L. Brehm, 1831; Ardea rectirostris Gould, 1843; Ardea leucoptera Gould, 1848; Ardea brag Saint-Hilaire, 1844
Отряд:Аистообразные (Ciconiformes)
Семейство:Цаплевые (Ardeidae)
Род:Серые цапли (Ardea Linnaeus, 1758)
Статус:Гнездящийся, перелётный, в южных регионах зимующий вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Крупная птица с длинной шеей, прямым длинным клювом и высокими ногами. В полёте шея изогнута S-образно и втянута в плечи. От всех других цапель региона отличается светло-серой окраской верха, в полете — контрастом светлых (кроющие) и тёмных (маховые) тонов на крыльях. По этим признакам похожа на серого журавля, но несколько меньше его; кроме того, у стоящей цапли отсутствуют свисающие над хвостом перья, характерные для журавля, а в полёте она складывает, а не вытягивает шею. Полёт серой цапли спокойный, с медленными взмахами широких крыльев. Летят птицы обычно небольшими стаями клином или шеренгой, где расстояние между отдельными особями составляет 10-15, иногда до 25-30 м (Кокшайский, 1959). Ночью цапли летят рыхлой стаей, перекликаясь между собой (Молодовский, 1990).

Голос серой цапли похож на голос рыжей цапли, но более громкий, резкий и скрипучий (Спангенберг, 1951; Смогоржевський, 1979); его можно передать звуками «кря-а-а-к». В колонии взрослые издают хриплое «хрек». Птенцы малоактивны и молчаливы только в первые дни, когда они лежат в гнезде, тесно прижавшись друг к другу, но к 5-6-му дню становятся крикливыми: бесконечно «чакают» или урчат, издавая звуки, похожие на протяжное «ка-а-ка-ка-ка», умолкая лишь при приближении опасности.

Описание

Окраска. Самец и самка в брачном наряде. Голова белая, за глазами серовато-чёрные полосы, которые на затылке соединяются и переходят в чёрный хохол из нескольких удлинённых перьев; шея серовато-белая, на ней чёрные пятна, образующие 2-3 продольные полосы. Спина и покровные перья второстепенных маховых сизовато-серые, лопаточные перья удлинены в виде узких косиц, бахромой свисающих на крылья и спину. Цвет косиц обычно светлее, чем спины и кроющих крыльев (от светло-серого до белесого). Удлинённые и заострённые перья зоба свисают вниз. По бокам тела проходит по широкой чёрной полосе, при сложенных крыльях район кистевого сгиба прикрыт рассученными перьями боков груди, образующими выделяющееся чёрно-белое пятно. Хвост серый, маховые чёрные с сизым налётом порошкового пуха, грудь, брюхо и подхвостье серовато-белые. На груди, брюхе и в паху имеется пух, окончания которого при трении образуют порошок, наподобие талька. Клюв желтовато-бурый с более тёмным коньком, голое пятно на уздечке желтоватое. Радужина жёлтая с чуть зеленоватым оттенком, кольцо вокруг глаза зеленоватое. Ноги оливково-бурые. В разгар брачных демонстраций неоперённые участки становятся ярче: клюв и ноги — до красно-оранжевых, уздечка и кольцо вокруг глаза — до голубых, радужина — до оранжево-жёлтой. Взрослая птица в зимнем (послебрачном) наряде. Украшающие, удлинённые перья зоба и на плечах снашиваются.

Пуховой наряд. Верх пепельно-серый, низ беловатый, горло и брюшко голые, кожа серая с зеленоватым оттенком, радужина белесая или светло-голубовато-серая.

Гнездовой наряд. Общая окраска верха серая. Голова светло-серая с едва развитым серовато-чёрным хохлом; шея светло-серая с тёмным рисунком спереди; низ беловатый с широкими бурыми полосами по бокам, чёрные полосы по бокам тела не развиты. Маховые тёмно-серые, рулевые серые; украшающие перья зоба и спины отсутствуют. Клюв двуцветный: надклювье тёмно-серое, подклювье — жёлтое. Радужина едва голубоватая. Ноги серо-бурые.

Строение и размеры

Несмотря на многочисленность серой цапли, данных о её размерах в печати на удивление мало (табл. 29).

Таблица 29. Размерные показатели серой цапли для разных территорий (мм)
  Самцы Самки Источник
nMlimnMlim
Территория бывшего СССР
Крыло20472430–49014458440–475Спангенберг, 1951
Нидерланды
Крыло20467440–48512443428–463Cramp, 1977
Хвост20174161–18712166157–174 
Цевка23151136–17216141132–153 
Клюв26120110–13119112101–123 


Кроме того, И. А. Долгушин (1960), приводит следующие сведения о параметрах этих птиц обоего пола (в мм), не указывая числа измеренных экземпляров: длина крыла — 445-478; длина хвоста — 144-188; длина цевки — 144-170; длина клюва — 109-135.

Масса серых цапель (г), добытых в период зимовки на юго-востоке Каспия: самцы (п = 22): 1350 — 1770, самки (п = 21): 1 100-1 470 г (Воробьёв, Исаков, 1940). Максимальный вес серой цапли, по Е. П. Спангенбергу (1951), достигает 2 кг. В Нидерландах средний вес (г) самцов (п = 17) составляет 1 503 (1 071-2 073), самок (п = 13) — 1 361 (1 020-1 783) (Cramp, 1977). Вес вылупившегося птенца равен 45 г, а 3,5-недельных птенцов — 1 200-1 600 г (Owen, 1960, цит. по: Cramp, 1977).

Линька

Данных мало. По-видимому, полная линька происходит один раз в году (Спангенберг, 1951). На юге Украины линька взрослых птиц начинается в июне, когда у основной части популяции заканчивается период размножения. Выпавшие первостепенные маховые можно найти на земле под деревьями в местах отдыха и сбора птиц на ночлег и в колониях, в течение всего лета и начала сентября. Линька контурного пера протекает медленно и, вероятно, заканчивается уже в районах зимовок.

Подвидовая систематика

Выделяют от 3 до 5 подвидов, различающихся окраской и размерами (Спангенберг, 1951; Степанян, 2003; Dickinson, 2003). На территории бывшего СССР обитает, по-видимому, один подвид.

1.Ardea cinerea cinerea

Ardea cinerea Linnaeus, 1758, Syst. Nat., ed. 10, c. 134, Швеция

Этот же подвид населяет Зап. Европу, Африку и внетропическую Азию, за исключением её востока. Вне пределов указанной территории выделяют подвиды: А. с. monicae Jouanin et Roux, 1963 (2), оседло обитающий на о-вах Банк д’Аркуин у побережья Мавритании; А. с, jouyi (rectirostris) Clark, 1907 (3) из континентальной тропической Азии, Японии, Кореи, Вост. Китая и Тайваня; А. с. firasa Е. Hartert, 1917 (4), населяющий Мадагаскар, Коморские о-ва и о-ва Альдебра; А. с. altirostris Mees,1971 (5), обитающий на Яве и Суматре (выделяется не всеми).

Замечания по систематике

Некоторые систематики относят серых цапель Забайкалья и Приморья к подвиду jouyi. Однако большинство склонны всех серых цапель, обитающих на этом пространстве, относить к номинативному подвиду или, в крайнем случае, считать их таксономически промежуточными между cinerea и jouyi.

Распространение

Гнездовой ареал. Серая цапля распространена в лесном и пустынно-степном поясе Палеарктики, в Африке (кроме Сахары) и Юго-Вост. Азии (Спан-герберг, 1951; Степанян, 2003). В Зап. Европе на гнездовании отсутствует севернее 65° с.ш. (Смогоржевський, 1979), хотя по северному побережью Норвегии поднимается до 68° с.ш. (Cramp, 1977). В Великобритании на гнездовании обычна по всей территории этой страны (Stafford, 1963). В континентальной Европе распространение спорадично (Cramp, 1977), осваивая все пригодные для неё территории. Населяет Малую Азию, Месопотамию, Иран, Пакистан, Индию, Сев. Китай, ряд островов Индонезийского архипелага (рис. 67).

Рисунок 67. Область распространения серой цапли:

Рисунок 67. Область распространения серой цапли:
а — гнездовой ареал, б — районы зимовок. Подвиды: 1 — Ardea cinerea cinerea; 2 — А. с. monicae; 3 — A. c. jouyi; 4 — A. c. Jirasa; 5 — А. с. altirostris.



В Вост. Европе и Сев. Азии северная граница распространения серой цапли проходит по линии: Санкт-Петербург — Вологда — Пермь — низовья Амура — Сахалин. Изолированный участок ареала находится в районе Якутска (рис. 68). На Украине, в Белоруссии, в южных районах и средней полосе Европейской территории России вид встречается в подходящих местах повсюду. Как и другие виды цапель, серая цапля тесно связана с устьями таких рек, как Волга, Терек, Урал, Дон, Днепр, Днестр, Дунай и др. Охотно заселяет поймы Северного Донца, Кубани, лиманы и водохранилища.

Рисунок 68. Распространение серой цапли в Сев. Евразии:

Рисунок 68. Распространение серой цапли в Сев. Евразии:
а — область гнездования вида; б — зимовки.

Зимовки

Европейские и западносибирские популяции зимуют преимущественно в Африке. Среднеазиатские цапли отлетают зимовать в Индию и Китай. Подвиды, распространённые на островах, оседлы. Цапли востока России встречаются на зимовках в Индии, Японии, Юж. Китае (Спангенберг, 1951; Смогоржевський, 1979).

Область зимовок серой цапли Вост. Европы и Сев. Азии очень широка. Птицы регулярно остаются на зиму в приморских низменностях и низовьях рек, впадающих в Чёрное море, в Сев. Причерноморье и Крыму, встречаются на зимовке в дельте Кубани. Серая цапля — обычный зимующий вид на Ставрополье (Бичеров, 1988). Птицы, гнездящиеся в дельте Днепра, в основном зимуют в Италии, Греции, Западной Африке (Ардамацкая, 1975); гнездящиеся на Лебяжьих о-вах в Крыму — зимуют в Средиземноморье, в Африке вплоть до Нигерии (Костин, 1983). Молодые птицы из дельты Терека встречены в декабре близ Махачкалы (Скокова, 1978г).

Зимовки цапель, гнездящихся на Рыбинском вдхр., расположены в пределах Восточной Европы от устья Кубани, по черноморскому побережью Кавказа до долины р. Риони, а также в Сев. Германии, Юж. Польше, Венгрии, Болгарии, Югославии, Австрии, Юж. Франции, Италии, в Сев. Африке от Алжира до Египта, в Зап. Африке по долине р. Нигер и берегам Гвинейского залива.

Наиболее ограниченные районы зимовки и вполне определённые пути миграций имеют норвежские цапли. Большое количество птиц из этого региона проводит зиму на юго-западе самой Норвегии, основная масса отлетает к Британским о-вам, где концентрируется в пределах Шотландии, немногие в зимние месяцы посещают Данию и Исландию.

В Приморском крае одиночные особи наблюдались на незамерзающих участках р. Раковка в городской черте Уссурийска 6 января 2005 г. и 27 января 2008 г. (данные Ю. Н. Глущенко, И. Н. Кальницкой и Д. В. Коробова). Одна зимующая птица периодически наблюдалась в декабре 1997 и январе 1998 г. в долине р. Михайловка (данные Е. А. Волковской-Курдюковой). В окрестностях Владивостока одна серая цапля отмечена 7 февраля 1989 г. (Назаров, 2004); в Хасанском р-не одна особь наблюдалась 14 и 30 января 1962 г. в устье р. Кедровая и две птицы зарегистрированы 6 февраля того же года у оз. Хасан (Панов, 1973).

Миграции

После окончания гнездового периода начинаются кочёвки. В первые дни после вылета молодые держатся вместе со взрослыми вблизи колоний. В этот период в центральных районах материка они кормятся на озёрах, старицах, мелководьях рек и водохранилищ. Приморские популяции тяготеют к лиманам, устьям крупных рек, мелководным частям заливов. В это время птицы часто ночуют в колонии, куда залетают и днём. Однако вскоре цапли порывают связь с местами гнездования и уже с конца июня — начала июля держатся в наиболее кормных местах. Если цапель не беспокоить, то они и на ночь остаются здесь же, устраиваясь на отдых на тростнике или деревьях. Постепенно кормовые кочёвки превращаются в разлёт в различных направлениях — зачастую, прямо противоположных путям осенних миграций. Окольцованных на Лебяжьих о-вах птиц добывали в Луганской, Ровенской, Курской обл. (Костин, 1978).

Молодые цапли из дельты Днепра в июле встречаются также в северных областях Украины, хотя часть птиц вплоть до октября обитает как в Херсонской, так и в Николаевской обл. Птицы из Эстонии направляются в сторону Ленинградской обл. — на восток (Кищинский, 1978). Цапли, окольцованные в Дарвинском заповеднике, разлетаются по всему Рыбинскому вдхр.; значительная часть их направляется на север — по долинам рек Мологи, Суды, Шексны, к озёрам Белому и Кубенскому в Вологодской обл. (Скокова, 1978). Для молодых цапель, помеченных в Рязанской обл., более характерно западное и южное направления миграции, хотя значительная часть молодежи движется на север (в Ярославскую, Владимирскую области) и северо-восток — вниз по Оке и Волге, вплоть до устья Суры (Приклонский, Сапетин, 1978). По данным кольцевания настоящая осенняя миграция у днепровской популяции начинается в сентябре. Птицы летят на юг и юго-запад, в основном придерживаясь прибрежных районов. Немногие уже во второй половине августа долетают до Молдавии, большинство в сентябре регистрируются в Болгарии, где некоторые задерживаются на зимовку.

Массовый отлёт с юга Украины отмечается с 10 по 30 сентября. Серая цапля в это время летит в основном ночью (Спангенберг, 1951; Смогоржевський, 1979; Creutz, 1981), широким фронтом, чаще всего — на высоте 150-400 м. По данным, полученным В. Н. Грищенко и В. В. Серебряковым (1993), в 1975-1989 гг. для осенней миграции серой цапли на Украине были характерны два основных направления. На западе страны миграция шла на юго-запад двумя широкими ветвями: через Волынскую и Львовскую обл. и от Житомирской обл. на севере до Ивано-Франковской и Винницкой на юге. В восточной части Украины миграция шла на юг: от Харьковской обл. на севере до Запорожской и Донецкой на юге. Центральные и юго-западные области Украины занимает обширная «область запаздывания», где цапли задерживаются дольше всего. Осенняя миграция заканчивается на Украине в среднем в октябре, но разброс дат по отдельным годам очень большой: от первой декады сентября (Харьковская, Черниговская, Сумская обл.) до третьей декады ноября (Николаевская, Одесская обл.). Скорость осенней миграции — 30-40 км/сут., что согласуется с литературными данными, полученными при помощи кольцевания: 30-35 км/сут. (Creutz, 1981).

«Промежуточная миграция» (с июля по сентябрь), когда птицы разлетаются во все стороны от мест рождения по кормным угодьям, существует повсеместно. Например, цапли, окольцованные в Приморско-Ахтарском р-не Краснодарского края, в августе того же года встречены в Днепропетровской обл. (400 км к северо-западу) и в Калмыкии (530 км к востоку). Однако, нельзя игнорировать и то обстоятельство, что уже в августе идёт направленная осенняя миграция. Так, Н. Н. Скокова (1978) сообщает, что 11 августа взрослая птица обнаружена в Нигерии, более чем в 5 000 км от места рождения. По данным этого же автора, часть молодых птиц в это время ещё держится в приазовских плавнях, хотя всё же чаще отлетает к местам зимовок — вдоль Черноморского побережья Кавказа. В октябре они зарегистрированы в 400 км к востоку от места рождения, а также на побережье Египта. Перемещение прибалтийских цапель (Латвия, Эстония, Калининградская обл. РФ) к районам зимовки начинается тоже в сентябре, а в ноябре почти все особи достигают мест зимовки — территории бывшей Югославии, Венгрии, о. Сардиния, Алжира и Туниса (Лиепа, 1966; Кищинский, 1978).

Наглядно иллюстрирует современные представления о распределении во время осенних миграций и на зимовке отдельных популяций серой цапли, гнездящихся в Восточной Европе и Сев. Азии, картосхема, предложенная А. А. Кищинским (1978) (рис. 69). Несмотря на то, что она основана на материалах мечения этого вида в начальный период второй половины XX века, использованные данные позволяют составить представление и о современном положении дел. Наблюдения, выполненные в последние годы, убеждают нас, что существенных изменений миграций и размещения зимовок у серой цапли за прошедшее время не произошло.

Рисунок 69. Области миграций и зимовок различных географических популяций серых цапель (по Кищинскому, 1978). Границы областей миграции и зимовок популяций:

Рисунок 69. Области миграций и зимовок различных географических популяций серых цапель (по Кищинскому, 1978). Границы областей миграции и зимовок популяций:
а — атлантической, южноказахстанской и дальневосточной; б — балтийско-средиземноморской; в — верхневолжской; г — черноморской; д — нижневолжской; е — область зимовки балтийско-средиземноморских, верхневолжских и черноморских цапель в тропической Зап. Африке (по данным индивидуального мечения).



Массовый отлёт цапель с Рыбинского вдхр. начинается 15 сентября и заканчивается 5 октября. Последних одиночных птиц видели вплоть до 16 ноября. В сентябре близ мест кольцевания остаётся не более 29% всей популяции этого вида. Птицы, откочевавшие вначале к северу, поворачивают в эти сроки к югу и западу. Около 8% из них в сентябре и октябре находится на территории северной и центральной Украины, ещё 4% достигает её южных причерноморских районов. Наконец, 10% цапель появляется на основных местах зимовки этой популяции — во Франции, Италии и Сев. Африке.

Молодые птицы, вылетевшие из колоний в Литве и Калининградской обл., как и латвийские цапли, частично летят на север и северо-восток, залетают в Латвию, а некоторые по Зап. Двине — в Витебскую обл. Однако другие птицы из этих мест уже в августе достигают юго-вост. Польши, Чехословакии и даже сев. Италии. Зимой основная масса птиц отмечается в Югославии и Италии (Исаков, 1957). Залетают птицы в Грецию, проникают в Африку до р. Нигер, зимуют и в Юж. Франции. Наиболее северные места зимовки расположены в Баварии.

По данным кольцевания, основных мест зимовки в Африки днепровская популяция серых цапель достигает иногда уже в конце октября. В ноябре и декабре птиц встречают в Италии, Греции, Экваториальной Африке.

Размещение на зимовках цапель, наделяющих Рыбинское вдхр., имеет некоторые принципиальные отличия от птиц других популяций. Процент особей, достигающих африканских зимовок, у них выше, а путь, который проделывают эти птицы во время своих перелётов, намного превосходит среднюю длину миграционного пути цапель, населяющих районы, расположенные южнее. Например, птицы, окольцованные в дельте Волги, не покидают её и во время кочёвок: лишь некоторые обнаружены за её пределами в устье р. Кубани. Птицы, гнездящиеся по берегам Кызыл-Агачского зал. Каспийского моря, остаются, по-видимому, зимовать на Каспии (в декабре цапля добыта на Апшеронском п-ове, другая 20 февраля на восточном побережье Каспийского моря).

Отмечены случаи появления на территории бывшего СССР птиц, гнездящихся и помеченных за рубежом. Чаще всего залетают польские цапли. Их добывали в Литве, Белоруссии, Латвии, Эстонии, Калининградской обл., в западных областях Украины. Преимущественно это молодые птицы, попавшие сюда в период осеннего разлёта и «ненаправленных» миграций. Зимовки у польских цапель расположены на берегах Средиземного моря, некоторые долетают до Туниса, а часть зимует на юге Германии и Чехословакии.

Весенняя миграция серых цапель начинается с конца февраля, продолжается в марте, но особой интенсивности достигает в апреле. Цапли в эти месяцы появляются на западе и в средней полосе европейской территории России близ мест гнездовий. Однако часть птиц прилетает и в начале мая, когда у птиц, появившихся раньше, откладка яиц и, зачастую, насиживание уже в самом разгаре. Молодые птицы после первой зимовки возвращаются в места гнездования далеко не все (вероятно, менее половины), они часто задерживаются по пути на родину или в районах зимовки.

В Приморском крае весной отдельные птицы появляются на оз. Ханка уже в первой половине марта: 2 марта 1995 г., 8 марта 2004 г., 9 марта 1992,1998 и 2004 гг., 10 марта 1996 г., 11 марта 1992 г., 13 марта 1993 г. и 14 марта 2001 г., однако, основная часть популяции прибывает в места размножения обычно в третьей декаде этого месяца (данные Ю. Н. Глущенко). В долине р. Раздольная весенний пролёт хорошо выражен. Наиболее раннее появление цапель в окрестностях с. Раздольное В. А. Нечаев (2006) отметил 9 марта 1990 г. и 12 марта 1994 г., а в окрестностях Уссурийска первые птицы наблюдались 12 марта 2004 г., 14 марта 2005 и 2007 гг., 15 марта 2006 и 2008 гг. и 16 марта 2003 г. Массовый пролёт здесь проходит в последней декаде марта или в первых числах апреля; слабая миграция продолжается во второй половине апреля и в первой половине мая (Глущенко и др., 2006).

Пролёт весной на Украине идёт по трём основным направлениям. Раньше всего цапли появляются в Крыму. Отсюда они летят на север широким фронтом через Херсонскую, Днепропетровскую, Полтавскую, Сумскую обл. Второй поток проходит на север-северо-восток от Одесской обл. на юге до Киевской и Черниговской обл. на севере. Третий — на северо-восток через Волынскую, Ровенскую, Львовскую обл. Может быть, существует ещё один миграционный путь — вдоль побережья Азовского моря по южным районам Запорожской, Донецкой и Луганской обл. Средняя скорость весенней миграции составляет 60-80 км/сут. Она проходит в более сжатые сроки, чем осенняя.

Местообитание

Для серой цапли при выборе мест гнездования характерна чрезвычайно высокая экологическая пластичность. Эти птицы гнездятся одинаково охотно как на деревьях, так и в тростниковых зарослях; наиболее многочисленны они в плавнях больших рек, на крупных водохранилищах. Часто занимают острова, расположенные в мелководных заливах, с зарослями тростника, полыни, лебеды татарской и других травянистых растений (Ардамацкая, 1999, 2000, 2001; Костин, 2004). Цапли предпочитают лесные насаждения поблизости от водоёма, устраивая гнёзда в старых ольховых рощах, в сосновых высоких насаждениях, на дубах.

Большинство птиц поселяются в отдалении от человеческих посёлков, однако, поскольку при выборе места для гнездования серые цапли предпочитают поселяться вблизи кормового биотопа, колонии иногда размещаются на рыборазводных прудах (как в тростниках, так и в рощах), вблизи хуторов или на окраине городов. На Северном Кавказе основными местами концентрации серой цапли на гнездовье в настоящее время и являются районы прудового рыболоводства и рисосеяния (Казаков и др., 2004). В дельте Днестра цапля занимает в основном высокоствольные деревья (Русев, 2004).

Численность

Конкретные данные о численности серой цапли на территории бывшего СССР в 1930-1940-х гг. отсутствуют. Численность была различна в разных частях ареала, наиболее многочисленны цапли были по рекам низинного Кавказа и в плавнях рек, впадающих в Чёрное и Каспийское моря (Спангенберг, 1951). Единственные учётные данные приводятся для Астраханского заповедника: 18,5 тыс. особей — в 1934 г. и 23,5 тыс. особей — в 1935 г. (Ромашова, 1938).

По ряду стран Зап. Европы имеются сведения о количестве гнездящихся пар в 1960— 1970-х и даже 1950-х гг., что даёт возможность судить о динамике численности вида. В 1954 г. был проведён наиболее полный учёт цапель на Британских о-вах, где найдена 521 колония с 6 193 гнёздами. По данным выборочных учётов (с последующей экстраполяцией) в Англии, Уэльсе, Шотландии и Ирландии в I960 г. предполагалось наличие 211 колоний с 3 522 гнёздами, в 1961 г. численность оценивалась в 3 702 гнезда, в 1962 г. — в 2946, в 1963 г. — в 1 863 гнезда. Таким образом, по сравнению с 1954 г. численность снизилась на 55,4%. Основными причинами этого считаются суровые зимы с возвратами холодов весной и отравление птиц ядохимикатами (Stafford, 1969). В 1970-х гг. численность размножающихся серых цапель в Великобритании составляла 4 500 пар. В 2000 г. в Великобритании гнездилось 14 800 пар (BirdLife International, 2004).

В Германии регулярные учёты проводились в Вестфалии (Stichmann, 1968), в правительственным округе Люнебург (Kirsch, 1963), в Зап. Германии (Stichmann, 1962b) и в колонии у Потсдама. В Вестфалии в 1957 г. гнездилось 295, в 1962 г. — 422, в 1967 г. — 395 и в 1968 г. — 349 пар. Динамику численности здесь связывают с погодными условиями. В разных местах округа Люнебург в 1885-1965 гг. ежегодно насчитывали 17 колоний, в которых гнездилось до 550 пар, но к 1966-1970 гг. общая численность снизилась до 81 гнездящейся пары; большая часть колоний исчезла. Причиной послужила регуляция численности цапель из-за ущерба, наносимого рыбному хозяйству. В Зап. Германии в 1960 г. сохранилось 3 400 гнёзд; в колонии у Потсдама в 1957 г. насчитывалось 60 гнёзд, в 1970 г. — 121 гнездо. Во второй половине 1990-х гг. общая численность гнездящихся пар на территории Германии составляла 24 000-27 500 пар (BirdLife International, 2004).

С начала 1950-х гг. в СССР в наиболее труднодоступных районах с многочисленными колониями цапель стали применять авиаучёты. В 1953-1954 гг. в Вост. Приазовье при авиаучётах выявлено около 3-3,5 тыс. особей серых цапель (Винокуров, 1959). На рубеже нового тысячелетия общая численность здесь составила около 2-3 тыс. пар (Белик, 2004). Общая численность серой цапли в низовьях Дона, по данным авиаучётов 1990-1991 гг. и учётов на взморье, оценивается в 600-900 пар (Казаков, Ломадзе, 1991, 1992).

В центре Европейской России в 1950-х и 1970-х гг. учёт проводили с помощью анкетных обследований. В 1958 г. в 15 субъектах Федерации этим способом было обнаружено 55 колоний серой цапли с 700 гнёздами. При повторном учёте тем же методом в том же регионе в 1978 г. обнаружено 153 колонии с 1 430 гнёздами. При этом меньшее число птиц было учтено только в Нижегородской, Рязанской и Ульяновской обл. (Маркин, Приклонский, 1995). Увеличение числа учтённых птиц авторы объясняют как лучшим качеством последнего учёта, перед которым была проведена специальная подготовку среди корреспондентов, так и фактическим ростом количества цапель в районе исследования. Исключение составила самая крупная из известных колоний в этом регионе — Тереховская (Рязанская обл.). Здесь из-за гибели в 1970-х гг. большинства деревьев, на которых птицы гнездились ещё в 1956 г. (Сапетин, Галушин, 1958), число гнёзд реально сократилось. Если в 1956 г. было обнаружено 266 гнёзд, то в 1975 г. — 115, а в 1978, по анкетным сведениям, — около 100 (по данным Летописи природы ОГЗ — 210 гнёзд; двукратная разница объясняется применением различной методики учёта гнёзд: при анкетном учёте — «на глаз», а при кольцевании — подсчёт на каждом дереве). В 1980-х гг. количество учитываемых гнёзд здесь колебалось от 182 до 241, в 1990-х гг. — от 164 до 170, а в 2001 г. оно составило 272 (Летописи природы ОГЗ, данные С. Г. Приклонского).

В Астраханском заповеднике, участки которого служат эталоном местообитаний веслоногих и голенастых птиц, гнездящихся колониями в древесных зарослях, в конце 1970-х гг. наметилась тенденция к сокращению численности серой цапли (Кривоносов, Гаврилов, 1981). В 1974 г. было учтено 963 пары, в 1975 г. — 938, в 1977 г. — 890, в 1978 г. — 479 и в 1979 г. — 444 пары. В связи с резким ухудшением условий гнездования и кормодобывания в авандельте (сократилась гнездопригодная площадь на островах авандельты из-за вымокания и гибели лесов) у аистообразных (в том числе, у серой цапли) происходит уменьшение плотности населения, как в «речной» части дельты Волги, так и в авандельте (Русанов, 2006).

В последней четверти XX столетия на Приханкайской низменности в разные годы гнездилось 1 200-1 700 пар (Глущенко и др., 2003). На территории бывшего СССР, включая азиатскую часть, по данным Всесоюзного учёта околоводных птиц, проведённого в 1986— 1987 гг., выявлено 70 000 гнездящихся пар серой цапли (Кривенко, 1991). По сравнению с данными учётов 1970-х гг. (Шкуратова, 1981), отмечено заметное возрастание численности у всех видов в среднем на 20-30%. На Украине основные колонии аистообразных сосредоточены в южных регионах, где весной 1984-1985 гг. членами Азово-Черноморской орнитологической группы было учтено 2 400-3 100 пар серой цапли (Ардамацкая и др., 1988). Общая численность вида на территории Украины по учётам 1986 г. составила 16 000-20 000 пар (Серебряков, Грищенко, 1992; Микитюк, 1999 и др.). В 1998 г. при проведении единовременного учёта околоводных птиц на юге Украины учтено 1 628 пар, т.е. численность по сравнению с 1984-1985 гг. несколько уменьшилась (Численность и размещение..., 2000).

Атлас птиц Европы (Hagemejier, Blair, 1997) приводит для конца 1980-х гг. следующие данные: общее число серых цапель в Европе оценено в 122 тыс. пар (117,5-128,5 тыс. пар), при этом численность вида в Европейской России по данным Атласа составляет 20-25 тыс. пар, на Украине — 18 000, в Белоруссии — 5 000 пар.

По данным Международной ассоциации по охране птиц (BirdLife International, 2004), в 1990-2000 гг. в Европейской России гнездилось 35 000-60 000 пар серых цапель (отмечена тенденция роста численности); вся европейская гнездящаяся популяция по тем же данным насчитывала в эти годы более 210 тыс. пар, причём заметное увеличение численности произошло между 1970 и 1990 гг. На территории Украины гнездится 23 800-32 900 пар; в течение 1990-2000 гг. здесь отмечено сокращение численности. В Белоруссии гнездящаяся популяция составляет 4,5-5,5 тыс. пар. Значительно увеличилась численность цапель в Латвии, где в 1970-1979 гг. гнездилось 600-650 пар (Липсберг, 1981), а в 1990-2000 гг. — 1,1-1,5 тыс. пар. В Эстонии в 1970-х гг. насчитывалось в общей сложности не более 230 пар (Вероманн, Роотсмяэ, 1981), а в конце 1990-х гг. — 1,2-1,5 тыс. пар. В Литве гнездовая популяция насчитывает от 3 до 6 тыс. пар, в Армении — 50-250 пар, в Азербайджане — 250-1 000 пар; по Грузии конкретные цифры отсутствуют.

Резюмируя, можно утверждать, что, несмотря на снижение численности серых цапель в некоторых регионах, её общая численность имела тенденцию к увеличению. Многочисленность или, по крайней мере, обычность вида на территории Вост. Европы и Сев. Азии убеждает нас, что вид здесь находится в оптимальных условиях существования.

Размножение

Половая зрелость наступает обычно на второй, иногда — на третий год жизни, хотя по данным Хавершмидта (Haverschmidt, 1961) в Англии размножение самок в годовалом ...

Суточная активность, поведение

Серую цаплю нельзя назвать ни дневным, ни сумеречным, ни ночным видом. Взрослые кормятся сами и добывают пищу для потомства и в ранние утренние часы, улетая за кормом с 2 ч 30 мин до 5 ч 35 мин, и в поздневечерние — с 21 до 23 ч. Днём они собирают добычу в степи или на мелководье; при этом цапли не улетают далеко от гнездовой колонии. В сев.-зап. Йоркшире (Великобритания) зимующие серые цапли собираются в дневное время в полях. Прилетают поодиночке, спустя час после рассвета, большинство в 9-10 ч. Отлёт за кормом начинается в 15-16 ч — за час до наступления темноты. Активность у цапель распределяется следующим образом: 77,5% времени они бодрствуют (стоя) и охотятся (непосредственно на процесс охоты приходится всего лишь 0,7% времени), 5,9% — спят (отдыхают), 16,6% — чистят оперение (Birkhead, 1973).

Питание

Плотоядный вид; пищевой рацион очень разнообразен, меняясь в разные сезоны и годы в зависимости от наличия массовых кормов. В 1959 г. Л. А. Смогоржевский классифицировал серую цаплю как «в основном рыбоядную». В Астраханском заповеднике и в районе Рыбинского вдхр. цапли также питались преимущественно рыбой (Скокова, 1954). Такую же картину наблюдали в таёжной части центральных районов Якутии (Ларионов, Винокуров и др., 1976), где среди рыб по встречаемости в корме преобладали елец (р. Leuciscus) и плотва (41,3%), а также окунь (14,8%). Серые цапли, гнездящиеся на о. Фуругельма в заливе Петра Великого, в основном приносят птенцам морскую рыбу (80%), а 20% рациона птенцов составляют креветки. Однажды цаплей был добыт узорчатый полоз (Elaphe dione) (Стоцкая, 1984). Основным кормом в период размножения на оз. Ханка, судя по отрыжкам потревоженных птенцов, служат рыбы, различные беспозвоночные животные и мелкие млекопитающие (преимущественно дальневосточная полёвка), соответственно составляющие в разные годы от 70,5 до 95%, от 4,7 до 29,1% и от 0,4 до 1,2% от общего объёма потреблённой пищи (Поливанова, 1971).

В Казахстане набор кормов более разнообразен: это мелкая рыба, лягушки и их головастики, ящерицы, небольшие змеи, водяные крысы. При затоплении весной колоний песчанок, цапли в массе их ловили; весной, после прилёта, птицы также охотно поедают сусликов, полёвок и пеструшек. Во время массового размножения саранчи серые цапли почти исключительно питаются ею (Долгушин, 1960). В Вост. Приазовье основным кормом является рыба, но значительную часть составляют земноводные и пресмыкающиеся. В районах рисосеяния возрастает доля ракообразных, наземных насекомых, дождевых червей, пиявок, водных насекомых, земноводных, млекопитающих. Из-за почти полного отсутствия рыбы в некоторые годы на оз. Маныч-Гудило, цапли были вынуждены кормиться преимущественно в степи. Здесь основу их питания составляли наземные животные (58,3%). Наибольшее значение при этом имели медведки (21 % по встречаемости), малые суслики (15,4%), пластинчатоусые жуки (7,7%), жужелицы — 4,3%; на долю рыб приходилось всего 17,4% (Языкова, 1970).

Изучение кормового рациона в двух колониях цапель, расположенных в разных биотопах на Ставрополье, показало что в «сухопутной» колонии в корме преобладали наземные животные, доля же рыб была невелика. В «водно-болотной» основу питания составляли именно рыбы. Значительно реже встречались земноводные и млекопитающие, роль же беспозвоночных оказалась ничтожной (Бичерев, Сигида, 1984). Анализ желудков и погадок цапель в Черниговской, Черкасской, Киевской, Одесской и Херсонской обл. показал чрезвычайно широкий спектр питания: мышевидные млекопитающие (от водяной полёвки до обыкновенной бурозубки), пресмыкающиеся (гадюка, прыткая ящерица), земноводные (преобладает чесночница обыкновенная, особенно в плавнях рек, а также озёрная, остромордая и прудовая лягушки) и 16 видов пресноводных рыб (доминирует карась). Кроме того, обнаружено 10 видов морских рыб (главенствуют бычки), встречаются моллюски, ракообразные (креветки, бокоплавы и др.), наземные и водные насекомые (Смогоржевський, 1979). В Крыму, по данным А. И. Гизенко (1957) и Ю. В. Костина (1983), в годы с высокой численностью грызунов цапли питались и выкармливали птенцов в основном ими. При дефиците грызунов птенцы на Лебяжьих о-вах получали в качестве корма преимущественно бычков и креветок, пресноводных рыб и крупных наземных жуков. В дальнейшем, при увеличении площади пресноводных биотопов и создании прудового рыбного хозяйства, ведущее место в питании серой цапли заняли пресноводные позвоночные (лягушки, рыбы) и крупные насекомые (Костин, Тарина, 2004). В осенне-зимний период серые цапли в Крыму и Причерноморье питаются в основном рыбой. В Припятском охотхозяйстве Брестской обл. в летний период в пище серой цапли рыба отсутствует, здесь преобладают мышевидные грызуны; доминирует водяная полёвка, лягушки и водные насекомые: плавунцы, плавунчики, водолюбы (Самусенко, 1981). На п-ове Сара (Кызыл-Агачский заповедник) зимой серые цапли едят ежевику (Греков, 1965).

В Германии в районах, где широко развито прудовое хозяйство, серая цапля добывает 69,5% «ценных» видов рыб, 24% «малоценных» и 6,5% других групп животных (по весу) (Creutz, 1964). В Румынии исследователи считают, что рыбоядность серой цапли преувеличена, и её корм состоит в основном из мышей, лягушек, моллюсков, ужей (Catuneanu, 1963).

Корм серые цапли добывают по-разному. На мелководье они медленно бродят или подолгу неподвижно стоят, поджидая добычу; иногда сидят на какой-нибудь торчащей из воды коряге. Рыбу хватают клювом, молниеносно выбрасывают шею и голову вперёд и вниз. В степи, подкарауливая жертву, цапли также очень часто стоят неподвижно и взлетают лишь при тревоге. Иногда птицы добывают рыбу, плавая с поднятыми вверх крыльями (что характерно только для этого вида); схватив её, летят к берегу, где и съедают.

Враги, неблагоприятные факторы

Из абиотических факторов наиболее значимый — экстремальные погодные условия. Продолжительное весеннее похолодание с обильными снегопадами, штормовые ветры и буреломы ведут к массовому разрушению старых массивных гнёзд на деревьях, срезают или размывают часть берега островов, где гнездятся цапли, сокращая гнездопригодную площадь. Поздняя, холодная весна задерживает сроки прилёта птиц в колонию; по этой причине начало гнездования сдвигается на 1-2 недели, что отрицательно сказывается на успешности размножения. Анализ динамики численности гнездящихся серых цапель в Англии и Уэльсе в 1928-1973 гг. показал, что сокращение количества гнёзд происходит после неблагоприятных (суровых) зим, а подъёмы численности — после мягких. Особенно показательными в этом отношении были холодные зимы 1929, 1939-1941, 1947 и 1962-1963 гг., после которых количество приступивших к гнездованию птиц сокращалось, соответственно, на 12, 38, 45 и 53%15. После таких депрессий численность восстанавливалась в течение 2-3 лет (рис. 71).

Рисунок 71. Изменения численности серой цапли в 1928-1973 гг. в Англии и Уэльсе в зависимости от суровости зим.

Рисунок 71. Изменения численности серой цапли в 1928-1973 гг. в Англии и Уэльсе в зависимости от суровости зим.
Стрелками обозначены суровые зимы (по Cramp, 1977).



Из биотических факторов на первое место выступает воздействие хищников. В плавнях южных рек в поливидовых колониях аистообразных часто поселяется серая ворона, которая питается и выкармливает своих птенцов яйцами и маленькими птенцами цапель. Болотный лунь и сорока постоянно гнездятся в тростниковых зарослях вблизи колоний, в их рационе существенную роль также играют яйца и подрастающее потомство цапель. Из млекопитающих основными врагами являются енотовидная собака, лисица, серая крыса, шакал. Наземные хищники, в отличие от пернатых, главным образом подбирают выпавших из гнёзда птенцов или ловят ещё плохо летающих, но уже пытающихся передвигаться по колонии молодых. Считается, что наземных хищников привлекают к колониям обильно падающие из гнёзд остатки принесённой пищи, которую не успели съесть молодые цапли. Каннибализм не носит массового характера, но при недостатке пищи старшие птенцы могут поедать младших. В некоторых местах (о. Фуругельма) обычными явлениями становятся «братоубийство» и «нахлебничество» (Стоцкая, 1983). Младшие птенцы часто погибают от истощения и побоев. Конкуренция за пищу проявляется у птенцов рано и отмечается до 35^6-дневного возраста. В результате драк при кормлении отмечали гибель молодых птиц (Скокова, 1954). «Нахлебничество», когда на прилетевшую с кормом птицу набрасываются помимо своих ещё до 10 чужих птенцов, тоже может приводить к истощению и гибели потомства, поскольку собственные птенцы (особенно, если они моложе) при этом остаются голодными. Хотя у серой цапли отмечается высокий уровень агрессивности, взрослые особи пугливы и при тревоге оставляют гнездо. Для них менее, чем для других птиц этой группы, характерны как индивидуальная, так и коллективная защита гнездовий и потомства.

Что касается антропогенных факторов, то в конце XIX — начале XX вв. на серых цапель оказывалось необычайно сильное промысловое воздействие. Отстреливали взрослых птиц, разоряли гнёзда, собирали яйца. Объяснялось это негативным отношением к цапле со стороны человека, считавшего её одним из главных своих конкурентов в рыболовстве. С другой стороны, в Германии (Вестфалия), а также во Франции серую цаплю в течение многих столетий использовали как наиболее удобный объект для охоты с ловчими птицами (для тренировки, «натаскивания» последних). Поэтому её поселения находилась под особой охраной. Их специально оберегали в соответствии с распоряжениями феодалов, иногда, — согласно королевским указам. С падением моды на такую охоту цапель огульно причислили к вредным рыбоядным птицам, в результате большинство колоний в Европе было уничтожено, а численность птиц резко сократилась (Stichmann, 1968). В России, как и на Украине и в Белоруссии, на серую цапля специально не охотятся, но она может попадать под выстрел попутно, вместе с «прочей» водно-болотной дичью. Первый всероссийский учёт добычи пернатой дичи, проведённый в 1960 г. (Иванов и др., 1965), показал, что в числе этой, так называемой «прочей» дичи, серых цапель было добыто около 40-50 тыс. особей. В последующие годы результативность охоты падала, причём на «прочую» дичь за 20 лет — в 4 раза (Priklonski, Sapetina, 1990). Поэтому современные размеры добычи серых цапель охотниками никак не превышают 15-30 тыс. особей для всей территории Вост. Европы и Сев. Азии.

Возрастание антропогенного пресса в последние десятилетия сказывается на цаплях по-разному на разных этапах годового цикла. Наиболее уязвимы цапли к фактору беспокойства в гнездовой период на начальных стадиях гнёздостроения, откладки яиц, начала насиживания (Ардамацкая, 1981; Микитюк, 1999 и др.). Потревоженные в это время птицы бросают гнёзда, кладки и даже колонии.

В XX в. возросла смертность цапель от отравления загрязнёнными объектами питания. Увеличилось и само загрязнение водоёмов различными ядохимикатами. В тканях птенцов серой цапли на Лебяжьих о-вах (Крым) была обнаружена высокая концентрация хлорорганических пестицидов (Жерко, 1998). В 1999 г. здесь наблюдали снижение успешности гнездования из-за значительного количества неоплодотворённых яиц, а также случаи откладки самками аномально мелких яиц (Костин, Тарина, 2004).

В Великобритании в органах серой цапли в середине XX в. найдено больше остатков хлорорганических пестицидов, чем в тканях других видов птиц. Серая цапля выступала в этом отношении неким аккумулятором вредных веществ, поскольку она употребляла в пищу обширный спектр кормов, обитающих в самых различных стациях осваиваемого ею региона. Практически все взрослые особи, яйца и птенцы серой цапли содержали ОДЦТ (в виде метаболита рр-ДЦЕ и дильдрина), в тканях большинства особей находили полихлорбифенилы — основной компонент сточных вод предприятий. Предполагается, что в связи с этим примерно за 30 лет индекс толщины скорлупы яиц серой цапли уменьшился на 20%, средний размер кладки — до 3,9, а количество выкормленных птенцов на одну пару — до 1,9. Кроме того, более трети гнездящихся пар, подвергшихся химическому загрязнению, умышленно расклёвывали свои яйца, и почти каждое отложенное ими яйцо имело ненормально тонкую скорлупу (Prestt, 1970). В период с 1952 по 2001 г. на юге Украины была изучена циркуляция гельминтов в колониях голенастых птиц (Корнюшин и др., 2004); выяснилось, что все исследованные серые цапли заражены паразитическими червями. Цестодофауна у них оказалась богаче, чем у других голенастых, а трематодами были заражены все обследованные особи. У значительно меньшего числа птиц (35%) были найдены нематоды. Общая экстенсивность заражения цестодами молодых птиц, покинувших колонию, составляет 60%, взрослых — 70%. Трематодофауна молодых цапель разнообразнее, чем у взрослых. Нематодами заражено 40% молодых и 30% взрослых. Однако, несмотря на высокое заражение гельминтами, не было установлено достоверных случаев гибели птиц по этой причине.

Фауна наружных паразитов и обитателей гнёзд серой цапли достаточно обширна. В оперении птиц и в гнёздах обнаружено более 60 видов членистоногих. Многими авторами среди прочих найдены кровососущие Ornithomyia avicularia и Ornitheza metallica (Hicks, 1959). В Средней Азии на серых цаплях выявлен пухоед Cicnoiphilus decimfasciatus.

Хозяйственное значение, охрана

Из-за своей многочисленности, широкого распространения и рыбоядности серая цапля имеет большое и неоднозначное хозяйственное значение. В середине — второй половине XX века мнения о «вреде» и «пользе» этого вида широко обсуждались в литературе. С одной стороны, в степных районах в гнездовой период основной пищей серой цапле служат суслики, полёвки и другие мышевидные грызуны, наносящие ущерб сельскому хозяйству (Спангенберг, 1951; Костин, 1983; Костин, Тарина, 2004 и др.). На естественных водоёмах цапли в значительном числе поедают сорную и малоценную рыбу, а также большое количество водных насекомых и их личинок (водолюбов, плавунцов, клопов), в свою очередь поедающих мальков рыб; в плавнях рек цапли выкармливают птенцов, помимо рыб и водных насекомых, также медведками и лягушками. Животные, которые в середине XX столетия считались несомненными вредителями, составляют здесь 22,6% её рациона.

С другой стороны серая цапля наносит ущерб рыбному хозяйству, особенно в после-гнездовой период, когда начинаются кормовые миграции, и птицы в значительном количестве собираются на специальных рыборазводных прудах, поедая молодь разводимых здесь рыб. По этой причине Л. A. Смогоржевський (1979) считал серую цаплю вредным видом для рыборазводных водоёмов Украины. В южных районах в основном страдают карповые и кефальные хозяйства, где цапля охотится с наступлением темноты, что затрудняет борьбу с нею. В дельте Дона птицы кормятся по мелководьям основного русла, но часто посещают и прудовые хозяйства (Казаков и др., 1986). В дельте Кубани в добыче серой цапли из прудовых рыб 84% приходится на долю карпа, 12% — на белого и 4% — на пёстрого толстолобика.

В средней полосе России значение вида также далеко не однозначно. В одной из колоний под Казанью питание серой цапли состояло почти исключительно из рыб, добываемых на Волге и её притоках, но не на рыборазводных прудах (судак, щука, окунь, язь и др.). В Тереховской колонии цапель во время работ по кольцеванию неоднократно находили среди принесённой птенцам пищи довольно больших (до 25-30 см в длину) щучек, лещей и крупную плотву.

Полагают, что цапли могут наносить ущерб рыборазводным хозяйствам по всему Европейскому центру РФ, поедая молодь, выпущенную для разведения. Однако нельзя не заметить, что это актуально при плохой охране прудов и отсутствии там людей. При появлении на прудах рыбхозов людей, даже без оружия, цапли немедленно улетают. Охота цапель на мальков менее результативна, если последние жизнеспособны и активны. Как и всякие хищники, серые цапли прежде всего вылавливают малоподвижных и нежизнеспособных особей. Поэтому их деятельность и значение в рыборазводных хозяйствах следует оценивать и в этом контексте.

После многолетних специальных исследований хозяйственного значения рыбоядных птиц (Скокова, 1965; Винокуров, 1959; Языкова, 1970; Чельцов-Бебутов, 1982; Ткаченко, 1987 и мн. др.), орнитологи пришли к выводу, что мнение о вредоносности всех видов цапель на рыборазводных прудах, высказанное рядом авторов в начале-середине XX в. (Браунер, 1923; Пахульский, 1951, 1957; Смогоржевський, 1959), было ошибочным. Цапли съедают менее 0,0045% от общего запаса в водоёмах сазана и менее 0,0045% тарани, а молодь промысловых видов рыб занимает в их рационе не более 35% (Скокова, 1965; Чельцов-Бебутов, 1982). Подсчитано, что огромное количество хищных насекомых, лягушек и сорной рыбы, съеденных цаплями, истребили бы в 1 500 раз больше мальков, чем съедают птицы (Скокова, 1965). Поэтому рыбоядных цапель нельзя считать вредными не только на естественных водоёмах, но и в нерестово-вырастных хозяйствах (Чельцов-Бебутов, 1982; Кошелев, 2000 и др.).

По исследованиям на рыбоводных прудах в районе Оберлаузица в Германии, серая цапля приносит значительный ущерб рыбному хозяйству, но в то же время она является «тупиком» в циркуляции лигулёза. Поедая рыб, цапля поглощает в большом количестве яйца и личинок лигул, и этим уравновешивается приносимы ею ущерб от изъятия ценных пород. Для регуляции численности цапли здесь применяют различные способы отпугивания, в зависимости от типа водоёма (Creutz, 1964).

В некоторых округах Германии традиционно существовала охота на серую цаплю, поэтому, наряду с регуляцией её численности на рыбоводных прудах, одновременно создавались охранные зоны вокруг сохранившихся поселений, в которых ограничивалось проведение сельскохозяйственных и лесохозяйственных работ в гнездовой период. Регулировалась и сама охота на цапель; она разрешалась только с 1 ноября по 31 декабря (Kirsch, 1965). В последние годы сроки изменялись, но незначительно.

Крупные многолетние поселения серых цапель отрицательно влияют на состояние древостоя. Под тяжестью массивных гнёзд часто обламываются ветви у деревьев, особенно если на одном дереве размещается до 20-30 гнездовий, как, например, в Припятском охот-хозяйстве. Предположение, что помёт цапель и остатки пищи, падающие на землю из гнезд, улучшают питательную ценность субстрата под деревьями, достаточно спорно.

Серая цапля играет определённую роль в распространении гельминтов рыб. Из 26 выявленных видов, 11 встречаются в личиночной стадии и у рыб. Один из них (Posthodiplo-stomus cuticola) вызывает чёрнопятнистую болезнь у рыб и является опасным паразитом, особенно на юге страны (Смогоржевський, 1979).

Несмотря на необдозначность в оценке хозяйственного значения серой цапли, этот вид, безусловно, подлежит охране как характерный представитель околоводных экосистем, играющий важную роль в циркуляции биогенных веществ между водной средой и сушей. В местах, где их присутствие нежелательно, цапель необходимо отпугивать, но не отстреливать.

Интересен опыт привлечения серой цапли на искусственные гнездовья. Так, старший научный сотрудник Дарвинского заповедника В. В. Немцов рассказывал С. Г. Приклонскому о попытке привлечь цапель в искусственные гнёзда на Рыбинском вдхр. (за год до эксперимента осенними штормами было уничтожено большинство деревьев, на которых ранее гнездились цапли). Для этого в сохранившихся массивах крупных деревьев в развилках сучьев и на отдельных ветвях помещали груды хвороста, обильно политые сверху известью, имитировавшей помёт цапель. Особого успеха опыт не имел. Первой весной несколько птиц пытались гнездиться, но безрезультатно. На второй год цапли вообще искусственную «колонию» не посещали. Отрицательный результат был получен и при попытке привлечения серых цапель на гнездовья в Окском заповеднике, где в пойменной Окской дубраве (никогда до этого не посещавшейся цаплями в целях гнездования) на вершинах дубов в 1957 г. В. М. Галушин по указанию В. П. Теплова разместил около 30 искусственных гнёзд, сплетённых из ивовых прутьев, наподобие плоских корзин (подсадные птицы и окрашивание гнёзд известью в этом эксперименте не применялись). Негативный опыт учтён в Нижней Саксонии, где в 1972 г. на деревьях было построено 7 искусственных гнёзд. Для «подстраховки» здесь содержали 3 приманочных птицы. Через год в этой искусственной колонии уже поселились 7 пар цапель, которые благополучно выкормили 22 птенца (Finkenstaedt, Heckenroth, 1974).

В Российской Федерации серая цапля занесена в ряд региональных Красных книг: Республики Саха (Якутия), Республики Алтай, Кировской, Кемеровской, Нижегородской, Томской областей.

Следующий вид   |   Том 7   |   Аистообразные (Ciconiformes)   |   Цаплевые (Ardeidae)