Чомга / Podiceps cristatus (Linnaeus, 1758)

Название вида:Чомга
Латинское название:Podiceps cristatus (Linnaeus, 1758)
Английское название:Great Crested Grebe
Латинские синонимы:Colymbus cristatus Linnaeus, 1758
Русские синонимы:большая поганка, чомга
Отряд:Поганкообразные (Podicipediformes)
Семейство:Поганковые (Podicipedidae)
Род:Поганки (Podiceps Latham, 1787)
Статус:В пределах ареала в СССР — гнездящийся и пролётный вид, в южной его части — зимующий.

Общая характеристика и полевые признаки

Водные птицы средних размеров, хорошо плавают и ныряют. Взлетают только с воды после длинного разбега. Полет прямой и быстрый, в воздухе маневрирует плохо. Лапы в полете вытянуты назад, шея — вперёд и наклонена немного вниз. При опасности на воде птицы без всплеска мгновенно ныряют, выныривают на большом расстоянии, выставив из воды только голову и шею. Форма тела удлинённая, шея прямая и длинная, клюв прямой и острый. Верх тела тёмный, низ белый. На голове тёмная шапочка (в брачный период при возбуждении поднимаются «рожки»), между «шапочкой» и глазом светлая полоска, чем хорошо отличается круглый год от сходной с ней серощёкой поганки. Затылок и верх шеи прикрыты каштановым «воротником», окаймлённым чёрным. Шея в основном светлая. Клюв на расстоянии выглядит целиком красным. В полете хорошо заметны белые второстепенные (и третьестепенные) маховые. В негнездовое время рожки почти исчезают, каштанового воротника нет.

Описание

Окраска. Самец и самка в брачном наряде. Лоб, темя-и затылок чёрные, боковые и затылочные перья удлинены и при возбуждении образуют с двух сторон рожки, выступающие назад. Между чёрным верхом головы и глазом остаётся белая полоска. Уздечка не оперена. Щеки белые. Ушные и нижние щёчные перья удлинённые каштаново-рыжие, образующие воротник, окаймлённый чёрным, характерно раздуваемый при возбуждении. Задняя сторона шеи серовато-чёрная. Бока и передняя сторона шеи в основном белая с небольшой примесью рыжеватых тонов. Верх тела буровато-чёрный с сероватыми овальными пестринами по краям перьев. Бока тела рыжеватые. Низ тела, грудь, подкрылья и передняя сторона крыла белые. Первостепенные маховые буровато-серые, более светлые снизу с белыми основаниями, внутренние из лих имеют белые пестрины. Второстепенные маховые целиком белые или белые с тёмными пятнами на наружных опахалах. Клюв почти целиком; красный, конёк его бурый, кончик светлый. Радужина красная, зрачок, окружён светло-оранжевым кольцом. Цевка и лопасти пальцев снаружи, зеленовато-стальные, изнутри желтовато-зелёные, почти синевато-чёрные.

Самец и самка в зимнем наряде. Верх головы черновато-серый, на. затылке два белых пятна, рожки короткие, над глазом и уздечкой сохраняется светлая полоска. Воротник отсутствует или слегка намечен отдельными чёрными и рыжими перьями. Щеки, ушная область и горлобелые. Шея белая, на задней её стороне узкая серая полоска. Верх тела, тёмный с более широкими светлыми каймами на перьях. Низ тела и грудь белые. Бока тела серые. В целом самцы крупнее самок и в брачном наряде имеют более широкий воротник и более длинные рожки.

Пуховой птенец. Голова темно-бурая, по верху от середины темешь назад проходит широкая белая полоска, ещё две узкие белые полоски" проходят по бокам головы через бровь и через уздечку с глазом. На белом горле разного размера бурые пятна, шея разлинована продольными белыми и бурыми полосками. У пуховиков до размера скворца спина-бурая с намеченными светлыми продольными пестринами, у более крупных — однотонная темно-серая. Низ тела и грудь белые. На уздечке, над темени и вокруг глаз кожистые бляшки. Клюв светло-красный с двумя; тёмными кольцами у вершины и основания, полностью опоясывающими: подклювье. Цевка и лопасти пальцев серо-стальные с розовыми каёмками; по краям лопастей.

Птенцовый наряд. Сходен с зимним нарядом взрослых. На черноватом лбу сохраняются белые пятна, по бокам головы за глазом и на уровне брови светлые полоски. Воротник намечен отдельными чёрными и рыжеватыми перьями. Первостепенные маховые шиферно-бурые, основания их белые, самые внутренние из них имеют светлые пестрины, второстепенные маховые белые с бурыми пятнами на наружных опахалах и; бурые у основания. Передняя сторона крыла белая, испещрённая серыми; пятнами. Клюв красноватый и серый на боках. Радужина оранжевая.

Первый зимний наряд. Характеризуется не чисто-белой, а белой с темно-серыми пестринами окраской передней стороны крыла. Задняя сторона цевки слабо зазубрена, и разделение её на две «пилочки» только-намечено. Часто сохраняется пух на голове и верхней стороне тела.

Первый брачный наряд. Отличается от окончательного менее развитым воротником, не чисто-белой окраской передней стороны крыла.

Строение и размеры

Длина крыла самцов 175–209, самок; 168–199; цевки самцов 59–71, самок 57–65; клюва самцов 41–55, самок 38–50. Вес самцов 596–1500 г, самок 568–1380 г.

Линька

Как у всех поганок, взрослые линяют два раза в году — из брачного наряда в зимний (лето—осень—начало зимы) и из зимнего в брачный (конец зимовок—весна). Полная послебрачная линька начинается рано, в разгар гнездования — в июне, затягивается до декабря, в зависимости от времени гнездования отдельных особей; обычно к концу сентября или в начале октября птицы полностью перелинивают в зимний наряд [Птицы Советского Союза, 1951–1954, Гордиенко, 1978; Наnzak, 1952]. Маховые сменяются одновременно в конце июля [Гордиенко, 1978], в августе [Hanzak, 1952; Елкин, 1970], неспособность к полёту длится около месяца [Hanzak, 1952; Cramp, Simmons, 1977]. Самцы начинают линять на две-три недели раньше самок [Cramp, Simmons, 1977].

Сначала линяет мелкое контурное перо, потом маховые, рожки и воротник вылинивают в последнюю очередь. Предбрачная линька начинается на зимовках в декабре или в феврале, заканчиваясь у взрослых особей в конце марта—начале апреля [Птицы Советского Союза, 1951–1954; Дементьев, 1952; Cramp, Simmons, 1977]. У молодых птиц она затягивается до мая. Эта частичная линька захватывает оперение головы, шеи, часть верхней стороны тела. Белое оперение нижней стороны тела сменяется один раз в году. У молодых птиц добавляются две линьки — из пухового наряда в птенцовый и из птенцового в первый зимний. Птенцовый наряд одевается к двадцатым числам августа — к середине сентября [Козлова, 1947]. Первый зимний наряд приобретается в октябре—ноябре, а иногда только в декабре, при этом меняется мелкое оперение по всему телу, кроме плечевых и нижней стороны тела [Cramp, Simmons, 1977]. Таким образом, на протяжении первых полутора лет жизни чомги линяют практически непрерывно.

Подвидовая систематика

Различают три подвида, отличающихся краской головы и боков тела, а также — последовательностью смены нарядов. В СССР обитает один подвид.

Podiceps cristatus cristatus

Colymbus cristatus Linnaeus, 1758. Systema Nat., ed. X, c. 135, Швеция.

Распространение

Гнездовой ареал. Европа, Азия, север и южная половина Африки, Австралия и Новая Зеландия. В Западной Европе на север доходит до 60° с. ш. в Норвегии, несколько дальше в Швеции и до 65° с. ш. в Финляндии (рис. 36).

Рисунок 36. Область распространения чомги

Рисунок 36. Область распространения чомги
а — граница гнездового ареала, б — недостаточно выясненная граница гнездового ареала, в — область зимовок. Подвиды: 1 — Podiceps cristatus cristatus, 2 — P. с. infuscatus, 3 — P. с. australis



В СССР — почти вся европейская часть, Средняя Азия и Казахстан, юг Западной и Средней Сибири, южная половина Приморского края (рис. 37).

Рисунок 37. Ареал чомги в СССР

Рисунок 37. Ареал чомги в СССР
а — граница гнездового ареала, б — недостаточно выясненная граница гнездового ареала, в — места возможного гнездования, г — районы зимовки



Северная граница распространения идёт на восток от Онежского озера через север Вологодской области в верховья Камы и бассейн Вятки, проходит за Урал в бассейн Оби, где гнездится до широты Тюмени, Тары и Томска. Далее — в Красноярский край (Минусинская котловина), в Прибайкалье [Братское водохранилище, Ангара; Толчин, 1979] и в Забайкалье (Торейские озёра, дельта Селенги [Леонтьев, 1965; Толчин, 1979]). По Амуру чомги нет. Вновь появляется в пределах СССР только в низовьях Имана, на оз. Ханка и на озёрах Южного Приморья, где, возможно, гнездится [Птицы Советского Союза, 1951–1954; Птушенко, 1962; Леонтьев, 1965; Спангенберг, 1965; Птушенко, Иноземцев, 1968; Панов, 1973; Иванов, 1976; Попов, 1977; Cramp, Simmons, 1977]. Южная граница гнездового ареала чомги везде проходит намного южнее границ СССР. Гнездится в значительных количествах по дельтам рек и вдоль всех крупных рек, впадающих в Черное, Азовское и Каспийское моря, в Северном Крыму [Дементьев, Гладков и др., 1951–1954], на озёрах и водохранилищах в Азербайджане, на крупных озёрах и водохранилищах в Казахстане, в Средней Азии и в Западной Сибири занимает все подходящие водоёмы. В Закавказье гнездится в Азербайджане и в Армении (оз. Севан, болотистые местности и реки), в Грузии не гнездится [Ляйстер, Соснин, 1944; Жордания, 1962]. В Киргизии гнездится на оз. Иссык-Куль и высоко в горах на оз. Сонкель (3 016 м над ур. м., появилась в последние годы -после акклиматизации османа, пеляди), на Алтае на оз. Каракуль (2 300м над ур. м.) [Абдусалямов, 1971; Дементьев, 1952; Страутман, 1954; 1963; Долгушин, I960; Миноранский, 1963; Ирисов, Тотунов, 1972; Туаев, Васильев, 1972; Олейников и др., 1973; Татаринов, 1973; Кыдыралиев, Султанбаева, 1977].

В Центральной Азии гнездится на озёрах Западной Монголии, вероятно, в Китае на озёрах Алак-Нор и Куку-Нор, в Кашгарии [экземпляры коллекции ЗИН АН СССР; Судиловская, 1973]. В Западной Европе на протяжении последних 100 лет ареал чомги неуклонно расширялся к северу, а в других местах численность гнездящихся птиц возрастала. В Нидерландах чомга была, вероятно, неизвестна в XVI–XVII вв. и появилась в XVIII в. Истребление большого количества чомг в начале второй половины прошлого столетия на птичий мех привело к катастрофическому снижению численности (до 42 пар в Англии). Позднее, в 1900–1925 гг. численность чомг стала быстро возрастать, в Великобритании 1931 г. — 2 800 птиц, 1965 г. — 4 132–4 734 птицы; в Нидерландах 1932 г. — 300 пар или менее, 1966 г. — 3 300–3 500 пар, 1967 г. — 3 600–3 700 пар; в Бельгии — численность стала увеличиваться после 1900 г., в 1953–1954 гг. — 40 пар, в 1959 г. — 50 пар, в 1966 г. — 60–70 пар. Увеличивается численность гнездящихся чомг в Австрии, Швейцарии, Испании, ГДР, в прибалтийских республиках СССР. С начала 1900-х годов отмечается неуклонное продвижение ареала к северу в Финляндии, в Норвегии (первое гнездование в 1904 г., 30 пар в 1968 г.). В то же время во Франции движения ареала и численности не отмечено, снизилась численность в некоторых областях ФРГ (Гессен, Северный Рейн — Вестфалия), прежде гнездилась на Кипре и в Сицилии [Оппо, 1970; Cramp, Simmons, 1977; European News, 1978].

Причины изменения ареала и численности чомги в Европе в общем виде ясны — сначала прямое преследование человеком с целью заготовок шкурок,, позднее в XX в. изменение водных местообитаний — эвтрофикация водоёмов, сеть водохранилищ, огромные польдеры в Нидерландах, беспокойство спортсменами, туристами и охотниками в местах гнездовий, массированное применение пестицидов в 1940–1950-х годах, в последние 20 лет создание обширной сети охраняемых местообитаний водно-болотных птиц. На фоне отмечающегося в последние 50 лет общего потепления климата комплекс благоприятных причин оказался для чомга более весомым, чем комплекс отрицательных воздействий, что привело к указанному росту численности и расширению ареала. Но в центральных областях европейской части СССР численность чомг, гнездившихся на естественных водоёмах, значительно снизилась, а в некоторых местах они здесь совершенно исчезли к концу 1940-х годов. В Башкирии всюду была многочисленной в конце XIX—начале XX в., теперь встречается спорадично, нигде не будучи многочисленной [Ильичёв, Фомин, 1979]. В то же время значительные перестройки гидрографической сети, создание большого числам водохранилищ в бассейне верхней Волги привели к появлению значительного количества гнездящихся птиц на этих крупных искусственных водоёмах [Птушенко, 1962; Птушенко, Иноземцев, 1968].

Залёты отмечались по Оби до 62–64° с. ш., на Чукотку (Анадырь), в Исландию, на Азорские острова [экземпляры коллекции ЗИН АН СССР; Иванов, 1976; Cramp, Simmons, 1977].

Зимовки

В СССР чомги зимуют в большом количестве на южном Каспии, на Чёрном море у берегов Крыма и Кавказа, в незначительном количестве на Азовском море, на отдельных водоёмах в Средней Азии (Иссык-Куль, 200–250 экземпляров; водоёмы по Узбою и Кара-Кумскому каналу в Туркмении, на водохранилищах по Сырдарье в Таджикистане), на озёрах и водохранилищах в Азербайджане; в последние годы отдельные экземпляры остаются зимовать у гидротехнических сооружений в Латвии, Западной Украине, на днепровских водохранилищах [Абдусалямов, 1971; Виксне, 1963; Винокуров, 1965; Туаев, Васильев,, 1972; Мустафаев, 1972; Строков, 1974; Сабиневский, Севастьянов, 1975; Кыдыралиев, Султанбаева, 1977]. На зимовки чомги отлетают поздно, с полным замерзанием водоёмов, в октябре-ноябре. На южном Каспии у берегов Азербайджана появляются в ноябре, а отлетают с зимовок в конце февраля—середине марта [Козлова, 1947].

На Каспии у берегов Туркмении появляются в ноябре, в декабре птиц становится в море значительно меньше, на внутренних водоёмах Туркмении пролёт идёт с середины октября до середины ноября, отлёт с зимовок на Каспии происходит в начале марта, пролёт по внутренним водоёмам Туркмении во второй половине марта—в начале апреля [Дементьев, 1952; Васильев, 1977]. На Чёрное море прилетают раньше — в конце сентября—в середине октября, держатся большими скоплениями, обратно трогаются в конце марта и летят до середины апреля [Строков, 1974]. У берегов Азербайджана на Каспии держатся рассеянно, 98–102 экземпляра на 1 км2 [Мустафаев, 1972].

В Западной Европе в больших количествах появляются у атлантического побережья в октябре-ноябре и находятся здесь до конца февраля—начала марта, ежегодно также до 22 тыс. чомг зимует на крупных озёрах (Женевское, Боденское, Нёшатель). Относительно немногочисленна на зимовках в западном и южном Средиземноморье, у побережья Португалии, у берегов Марокко, возможно, палеарктические чомги регистрировались в дельте Сенегала. Тысячи чомг держатся на черноморских зимовках у побережья Турции, на каспийских — у берегов; Ирана. Немногочисленна на зимовках в Персидском заливе, в восточном Средиземноморье [Cramp, Simmons, 1977].

Миграции

На местах гнездовий чомги появляются рано, в Предкавказье в ранние весны в середине февраля, обычно массовый пролёт идёт в третьей декаде марта—в начале апреля [Олейников и др., 1973]. На Чёрном море у берегов Кавказа в окрестностях г. Поти чомги летят крупными стаями вплоть до середины апреля [Вронский, Томкович, 1975]. В северном Приазовье (г. Бердянск, г. Гениченск) массовый пролёт чомги по данным многолетних наблюдений идёт 21–23 марта [Лысенко, 1975]. На Каневском водохранилище в 1976 г. основная масса чомг пролетела 26 марта—4 апреля, птицы летели стайками по 16–60 особей на высоте до 20 м, пролёт наблюдали визуально утром от 6 час 30 мин до 8 час 45 мин.

В западных областях Украины прилетают в конце марта—в первой декаде апреля [Страутман, 1963; Татаринов, 1973]. В Белоруссию прилетают от начала до конца апреля [Федюшин, Долбик, 1967]. На средней Волге (Татарская АССР) чомга появляется до полного вскрытия рек в первой половине апреля, самая ранняя встреча 6 апреля [Попов, 1977]. В Курской области первые чомги появляются в зависимости от хода весны от конца февраля до начала марта, но выраженный пролёт идёт в середине апреля. В Московской области в разные годы от 15 марта до 5 мая, но пролёт здесь уже не выражен. В Пермскую область в бассейн р. Обвы прилетают 10 мая [Козлова, 1947]. В Литве у г. Паланги пролётные чомги отмечались в середине апреля, летят над морем низко над водой [Петрайтис, 1975]. В Эстонии чомги появляются в значительных количествах в первой декаде апреля, хотя в некоторые годы отдельные особи прилетают во второй половине марта (19 марта 1957; 28 марта 1950). Массовый же пролёт идёт в конце апреля—начале мая [Jogi, 1970].

На озёрах Северного Казахстана (Наурзум и вся Тургайская депрессия) чомги появляются до полного схода льда при образовании значительных закраин 11–23 апреля, а массовый пролёт идёт в конце апреля—начале мая, летят группами по 3–9 птиц, иногда стайками до 20 [Елкин, 1975; Гордиенко, 1978]. На самом юге Казахстана (г. Туркестан) первые чомги появляются в конце февраля или в начале марта, летят весь март и первую половину апреля; севернее — на Сырдарье у Кызыл-Орды — в конце марта и летят весь апрель; в дельте Урала и на Эмбе первые появляются в середине апреля; в дельту Или прилетают во второй половине марта, на Зайсан — в середине апреля [Долгушин, 1960]. В Киргизии многочисленна весной на пролёте на оз. Иссык-Куль в 1958 г. в конце марта—апреле, исчезли 17 апреля [Янушевич и др., 1959]. На оз. Сонкель чомга прилетает в середине апреля, с замерзанием озера в конце ноября мигрирует на зимовки, вероятно, на оз. Иссык-Куль, следовательно, очень возможно, что киргизская популяция чомг ведёт практически оседлый образ жизни [Кыдыралиев, Султанбаева, 1977].

В Западной Сибири на оз. Малый Чан чомги прилетают в третьей декаде апреля, при вскрытии озёр, сначала появляются одиночные птицы, потом пары и группы в несколько пар; выраженный пролёт идёт в первой декаде мая; чомги летят ночью, над озёрами, на высоте 20—50 м, днем птицы встречаются только на воде [Кошелев, 1977].

В Забайкалье на Торейских озёрах бывает многочисленна на весеннем пролёте от 23 апреля до 12 мая [Леонтьев, 1965]. В Южном Приморье пролетает на озёрах в небольшом количестве во второй половине марта—первой половине мая [Панов, 1973].

Осеннюю миграцию чомги начинают поздно, гораздо позже других поганок. На многих водоёмах задерживаются до ледостава в ноябре-декабре. В Южном Приморье на озёрах пролёт выражен чрезвычайно слабо, 11–12 сентября 1961 г. наблюдались одиночки и пары, до первой декады ноября регистрировались одиночные птицы [Панов, 1973]. На Торейских озёрах в Забайкалье осенний пролёт идёт 10 августа— 15 сентября [Леонтьев, 1965]. С оз. Сонкель улетают в конце ноября, вероятно, на зимовку на Иссык-Куль [Кыдыралиев, Султанбаева, 1977]. На озёрах Барабы осенние движения начинаются с начала августа, когда чомги появляются на негнездовых водоёмах; отлёт начинается с конца августа, достигает пика в первой половине сентября, длится до конца сентября, последние встречаются до 20-х чисел октября; молодые держатся до отлёта вместе со взрослыми птицами и, вероятно, часть чомг летит в составе семейных групп по две-четыре птицы, но многие двигаются одиночно и совсем редко встречаются группы в семь и более птиц Щошелев, 1977].

Пролёт идёт также ночью, днем отмечалась слабо выраженная миграция вплавь по речкам и протокам. На озёрах Наурзума взрослые птицы держатся с выводками до начала— конца сентября, а затем улетают; молодые остаются одни, улетая в конце сентября—начале октября [Гордиенко, 1978]. По озёрам Тургайской депрессии валовой осенний пролёт чомг идёт в середине октября [Елкин, 1970]. На Каспии у Мангышлака летят небольшими группами в середине октября [Залетаев, 1962]. Во второй половине сентября — в первой половине октября в значительных количествах летят в Южном Казахстане по долине р. Или, на Балхаше, по Сырдарье, вдоль берегов Аральского и Каспийского морей, здесь в это время они летят главным образом стайками в 10–15 особей, а на Северном Каспии скапливаются в большом количестве и держатся огромными стаями; по р. Урал наблюдали миграцию вплавь [Долгушин, 1960]. В Туркмении пролетают с середины октября до середины ноября по Амударье и на Узбое, а на побережье Каспия — преимущественно в ноябре [Дементьев, 1952; Васильев, 1977].

В Московской, Рязанской и Курской областях чомги держатся на местах гнездовий до конца августа, а в сентябре перемещаются на другие водоёмы; к концу сентября они начинают широко кочевать; выраженный пролёт в Московской области происходит 13 сентября—28 октября—23 ноября и наиболее заметен 22–27 октября, последние птицы встречаются почти до конца октября, а в Курской — до середины ноября [Птушенко, Иноземцев, 1968]. На северо-востоке Украины чомги летят до конца второй декады декабря, в Западной Украине отлёт и пролёт происходит в разные годы с конца сентября до начала декабря [Страутман, 1963; Матвиенко, 1978]. На юге Украины осенние передвижения становятся заметны с конца августа— начала сентября, когда одиночки, стайки в 3–5, редко до 40 особей появляются на речках и водохранилищах, где их раньше не было; выраженный пролёт на среднем и нижнем Днепре идёт в октябре, наиболее массовый — в первой или третьей декадах этого месяца. У побережья Эстонии выраженный пролёт чомги идёт с конца сентября до середины декабря, наиболее интенсивно — в начале октября, но в общем численность пролетающих у п-ова Вийнисту чомг небольшая — за месяц наблюдений в 1960 г. — 112 экземпляров, в 1962 г. — 99; наибольшее количество чомг летит вечером перед заходом солнца [Йыги, 1963; Jogi, 1970].

Результаты кольцевания чомг в Европе показывают, что в первую осень жизни в августе-сентябре птицы, выведшиеся на водоёмах центральных областей РСФСР, в Прибалтике, в ГДР, Польше, довольно широко кочуют в разных направлениях, в том числе и в северном на 100–120 км [Кищинский, 1978]. Позднее, в октябре-ноябре, они летят на юг и юго-восток, оказываясь в центральных областях Украины, у северного побережья Чёрного моря и в Прибалтике, а зимуют в декабре-январе в северном Средиземноморье. Весной в апреле-мае они вновь появляются в Причерноморье. Чомги, гнездящиеся в Приазовье, до поздней осени держатся в районе мест гнездовий, а зимуют недалеко на Чёрном море. Чомги, гнездящиеся в дельте Волги, летят на зимовку к черноморским берегам Кавказа.

На Каспии же зимуют, по-видимому, западно-сибирская и казахстанские популяции чомг, прямых возвратов, подтверждающих это мнение, нет, но чомги, кольцевавшиеся на гнездовьях на озёрах Омской области, показали в основном западное и юго-западное направления местных кочёвок в сентябре-октябре. Западноевропейские материалы по кольцеванию показывают, что часть птиц из Скандинавии зимует у южного побережья Балтики и в Нидерландах, хотя большинство летит на юго-восток через Украину и Чёрное море в Средиземноморье. Чомги из ФРГ, Нидерландов и средней Франции летят на зимовку на юг на швейцарские озера, а гнездящиеся и Швейцарии встречаются в ноябре—марте у средиземноморского и атлантического побережий Франции, в Италии, Австрии и Баварии [Cramp, Simmons, 1977].

Местообитание

В гнездовое время достаточно крупные внутренние водоёмы, покрытые богатой надводной растительностью, но со значительными пространствами чистой воды, дельты рек. В период осенних кочёвок это могут быть и водоёмы почти без надводной растительности, но богатые рыбой. В период миграций открытые пространства озёр, водоёмы по поймам рек, море у побережий. Зимой — прибрежные морские воды, крупные внутриматериковые озера. Избегает солоноватых внутренних водоёмов. Размещение в гнездовой период во многом зависит от наличия подходящих местообитаний, и там, где они появляется, созданные человеком, появляется на гнездовьях и чомга. В этом случае она может продвинуться и за пределы былого ареала, освоив, например, Братское водохранилище на Ангаре.

Численность

Очень неравномерна и зависит от распределения подходящих гнездовых местообитаний. Общая численность гнездящихся в Эстонии чомг около 1400 пар [Оппо, 1970], в 1951–1957 гг. она равнялась 775 парам [Оппо, 1969]. Чомги гнездятся здесь на морских островах, вдоль материкового побережья, на озёрах в юго-восточной Эстонии, избегают водоёмов меньше 20 га площадью и почти всегда занимают озера площадью более 50 га, средняя плотность популяции 5 пар на 100 га поверхности озёр. В благоприятных условиях формируются колонии до 100 пар, обычно вместе с озёрными чайками [Оппот 1970]. На водоёмах центральных областей европейской части РСФСР, в Волжско-Камском крае, в Белоруссии чомги гнездятся отдельными парами.

В средней части дельты Волги плотность их выше, 1–3 пары на 100 га [Маркузе, 1965]. Очень высокой плотности чомги достигают на озёрах Северного Казахстана — в Наурзуме 0,2–1,5 пары на гектар зарослей надводной растительности [Гордиенко, 1978], 11 пар на 100 га площади водоёма на озёрах между реками УбаганиИшим [Елкин, 1975]. В южной Туркмении на водохранилище на оз. Малое Делили площадью 700 га в 1973 г. гнездилось около 45 пар, в 1974 г. — 5–6 пар, в 1975 г. — около 33 пар; здесь отмечено образование рассредоточенных колоний чомг — до 8 пар на 1 га [Караваев, 1979]. В плавнях р. Бейсуг в Краснодарском крае в 1967 г. на маршруте в 15 км в полосе шириной 40 м учтено шесть гнёзд чомг, в пересчёте на всю площадь плавней (20 тыс. га) здесь должно гнездиться около 5 тыс. пар чомг [Костоглод, 1977]. На озёрах Барабинской лесостепи у оз. Малый Чан численность гнездящихся чомг сравнительно небольшая, на оз. Белуха площадью около 600 га в 1975 г. 15 пар, на заливе Золотые россыпи размером 4X1 км в 1975 г.— 10 пар [Кошелев, 1977]. На высокогорном оз. Сонкель площадью 292 км2 в 1974–1975 гг. учитывалось около 100 пар чомг [Кыдыралиев, Султанбаева, 1977]. На водоёмах Чехословакии площадью больше 100 га средняя плотность 4,2 гнездящейся пары, а на водоёмах меньшей площади — 8,9 пары [HanzakT 1952].

Во многих странах Западной Европы имеются данные по общей численности гнездящихся чомг и её историческим изменениям. После резкого её падения в середине XIX в., вызванного истреблением поганок в связи со спросом моды на «птичий мех» с начала XX в., она стала увеличиваться от нескольких сот и тысяч пар в 60-е годы. В Англии в 1860 г. было только 32 пары, во всей Великобритании в 1931 г. — 2 800 птиц и в 1965 г. — 4 132–4 734 птицы; в Нидерландах в 1932 г. — около 300 пар, в 1966 г. — 3 300–3 500 пар, в 1967 г. — 3 600–3 700 пар. Общая численность в других странах: Бельгия — 60–70 пар (1966 г.), Норвегия — около 50 пар (1968 г.), Дания — 2 200–2 500 пар (1960— 1967 гг.), Швеция — около 500 пар (до 1971 г.), Финляндия — около 5 000 пар (до 1958 г.); ФРГ: Баден-Вюртемберг — не менее 1250 пар (1968 г.), Бавария — около 800 пар (1968–1970 гг.), Гессен —54— 62 пары (1964–1966 гг.); Испания —6—12 пар (1960-е годы); в Северной Африке в Тунисе на оз. Кельба — 60 пар (1968 г.) [Cramp, Simmons, 1977]; Австрия — 50 пар в 1970 г., 200 пар в 1978 г. [European News, 1978]. Следовательно, с начала XX столетия в Европе отмечается неуклонное увеличение популяции чомг, а также расширение ареала к северу. Это связано с повсеместной эвтрофикацией водоёмов, что оказывается благоприятным для этих птиц, созданием широкой сети водохранилищ, охраной местообитаний водных птиц, особенно в последние 20 лет.

Размножение

Половая зрелость у части чомг, возможно, наступает на первом году жизни, у части на втором. Некоторые в возрасте одного года образуют пары, занимают гнездовую ...

Суточная активность, поведение

Чомги относятся к птицам с дневной активностью, кормятся всегда в светлое время суток. Но во время миграций совершают перелёты в ночное время, начиная движение перед заходом солнца. В период тока голоса их раздаются и ночью. Отдыхают и спят на плаву на воде, в сезон размножения используют для отдыха временные гнездовые площадки или оставленные после вывода птенцов гнезда. Значительную часть времени у чомг занимает чистка оперения.

Питание

В отличие от других видов поганок чомга главным образом питается рыбой. По характеру питания на разных водоёмах и между разными популяциями чомг имеются заметные отличия. На озёрах Наурзума чомги оказываются наименее рыбоядными. Рыба здесь составляет 1,2% всех пищевых объектов и встречается только в 12,4% желудков, основу питания составляют взрослые жуки и клопы (78 и 50% встреч), к ним добавляются ракообразные, личинки комаров-звонцов, моллюски, взрослые комары мухи, личинки ручейников, пауки [Гордиенко, Золотарёва, 1977]. На Усть-Манычском водохранилище в Западном Предкавказье с апреля по август чомга питается главным образом рыбой (щука, окунь, краснопёрка, лещ и некоторые другие), которая составляет 65,8% веса содержимого желудка, или 42% от всех кормовых объектов. Насекомые составляют 23,7% от веса пищи (в том числе 7,3% — жуки, 1,5% — клопы, 1,2% — двукрылые), но они преобладают по количеству объектов (84,3%). В апреле-мае на рыбу приходится около 50% всей пищи, в июне-августе — более 70%; связано это с тем, что после выведения птенцов чомги переходят на глубоководные плёсы и лиманы [Олейников и др., 1973]. В. К. Маркузе [1965], проводившая специальные исследования по питанию поганок в нерестово-вырастных рыбхозах в средней части дельты Волги, установила, что основу питания чомги там составляет рыба (51— 90% от веса всей пищи у взрослых и 32% у птенцов).

В мае потребляется в основном сорная рыба, в июне (после выпуска из ильменей мальков промысловых рыб) молодь промысловых рыб составляет по весу 50% пищи, в июле-августе этот процент значительно возрастает. Чомги поедают в наибольшем количестве молодь сазана 3–8 см длиной, меньше — судака 2,5–3 см, лещ в желудках чомг не встречен. Характерно, что за пределами рыбхоза чомги вылавливали главным образом молодь щуки 9–16 см длиной. Из беспозвоночных значительная доля в питании чомг приходится на взрослых жуков и их личинок. Тем не менее говорить о вреде чомг данном районе, даже в условиях культурного рыбного хозяйства, едва ли можно, поскольку от всего количества молоди сазана чомги съели 0,04%, а судака — 0,24%. По результатам анализа 87 желудков чомг, добытых в разные месяцы года на юге, западе и в центральных областях Украины, доля рыб и насекомых в питании приблизительно одинакова.

Среди рыб преобладают малоценные виды — бычок, верхоплавка и елец, среди насекомых — долгоносики, плавунцы, жужелицы, плавты [Смогоржевский, 1979]. На прудах в Чехословакии основу питания чомги также составляет рыба (83%), превалирует окунь около 8 см длиной [Hanzak, 1952]. В Западной Европе также 60–90% желудков чомг содержат рыбу (плотва, уклейка, пескарь, окунь), в солоноватых водах — бычки, сельдевые, колюшка, треска, карповые. Поедают также в значительных количествах водных насекомых, реже ракообразных, моллюсков, полихет, лягушек, головастиков. Иногда в заметных количествах встречаются семена растений и другие растительные остатки. Рыбу покрупнее и колюшку всегда выносят на поверхность и, пропустив её между челюстями, проглатывают с головы, другую рыбу проглатывают под водой [Cramp, Simmons, 1977].

На зимовках питаются практически только рыбой [Янушевич и др., 1951; Абдусалямов, 1971; Cramp, Simmons, 1977].

Кормятся несколькими способами — ныряя, собирая корм с поверхности воды и водных растений, в полупогруженном состоянии, опустив под воду голову и шею, схватывая летящих насекомых в воздухе, вспугивая рыб и насекомых из зарослей водных растений резкими движениями ног и схватывая их затем под водой [Cramp, Simmons, 1977, Гордиенко, Золотарева, 1977]. Ныряние у чомг — основной способ добычи корма. Ныряют они на участках открытой воды (в противоположность серощёкой поганке, предпочитающей весной, летом и осенью кормиться в зарослях). Частота ныряния на озёрах Наурзума два-три раза в минуту, проплывают над водой 5–20 м, под водой находятся в среднем 17,4 с [Гордиенко, 1978]. По другим измерениям в среднем проводят под водой 26 с, от 15 до 41г максимум 56 с [Hanzak, 1952], из 450 ныряний на одном водоёме в среднем 19,5 с, от 5 до 30 [Simmons, 1955]. Время, проведённое под водой, зависит от глубины водоёма и обилия пищи. Обычно ныряют на глубину 1–4 м, хотя на оз. Земпах в Швейцарии известен 161 случай попадания чомг в сети на глубине до 30 м. Очевидно, зимой ныряют в большинстве случаев глубже, чем в другие сезоны года [Cramp, Simmons, 1977].

Враги, неблагоприятные факторы

Естественными врагами чомги-в гнездовой период являются те же «хищные» птицы, что и у всех других птиц, гнездящихся на воде, среди которых первое место принадлежит вороне и болотному луню, расклёвывающим около 20% кладок чомг. 30% всех кладок погибает из-за смены уровня воды в водоёме, ещё какая-то-часть погибает по другим причинам. Значительна также гибель пуховиков как от хищников, в том числе и от крупных хищных рыб, так и от погодных условий. К подъёму на крыло остаётся 2–2,3 птенца на пару взрослых птиц. Этого оказывается достаточно для естественного возобновления популяции, но чомги попадают в угрожаемое состояние, если к естественным неблагоприятным факторам прибавляются какие-то новые, например, преследование человеком или гибель в результате косвенных контактов с ним.

Прямой охоты на поганок теперь не существует. Они отстреливаются-случайно, мясо их невкусно.

Сейчас значительное число поганок гибнет в рыболовных сетях, как на местах гнездования на крупных озёрах, так и на местах зимовок. Существенно пострадали поганки, в том числе и чомги, из-за преследования1 рыбоядных птиц, якобы подрывающих основы культурного рыбного хозяйства. Как показали специальные исследования в дельте Волги, вред их не может влиять на масштабное искусственное воспроизводство рыб. Поэтому, несмотря на создание в Европейской части СССР в последние 30v лет большой сети искусственных водоёмов, чомги почти всюду стали редкими птицами. В Западной Европе эвтрофикация водоёмов, создание большого числа искусственных водоёмов и хорошо поставленная охрана птиц: вообще и охрана местообитаний водных птиц в частности привели к неуклонному росту численности гнездящихся чомг в последние 20 лет.

Хозяйственное значение, охрана

В отдельных рыбных хозяйствах чомга может казаться вредной птицей, хотя вряд её не может быть практически значительным из-за невысокой численности птиц и фактического изъятия ими долей процента молоди рыб. Как хищник и последнее звено в экологической цепи водоёмов чомга может служить важным индикатором состояния природной среды, указывающим степень её загрязнения хлорорганическими пестицидами и тяжёлыми металлами. Специальных, мер охраны не предусмотрено.

Следующий вид   |   Том 1   |   Поганкообразные (Podicipediformes)   |   Поганковые (Podicipedidae)