Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Колпица
Platalea leucorodia

Главная Том 7 Колпица Размножение

Размножение

Колпицы начинают размножаться, по-видимому, с 3-летнего возраста (Гладков, 1970; Cramp, 1977; del Hoyo et al., 1992). Часть неполовозрелых птиц прилетает весной на родину и кочует в гнездовых районах, а некоторые проводят своё первое лето в районах зимовок (Сапетин, 1978; Харашти, 1978). Судя по материалам кольцевания (Сапетин, 1978г; Казаков и др., 2004), колпицы отличаются выраженным территориализмом, обычно возвращаясь в места расположения своих старых колоний и оставляя их лишь при очевидном ухудшении гнездовых или кормовых условий. Местные переселения птиц вызваны их беспокойством или разорением гнездовий.

Колпица гнездится моногамными, по-видимому, сезонными парами (Cramp, 1977). Это типичный колониальный вид, селящийся сообществами от нескольких до нескольких сотен пар. Так, на открытых сухих островах озера Маныч-Гудило находили колонии до 160 пар (Линьков, 1988), в лесах в дельте Волги колонии насчитывали до 350 пар (Бондарев, 1979), а в плавневых колониях в дельтах Терека и Аму-Дарьи и на озёрах Азербайджана были известны колонии до 300-360 пар (Рашкевич, 1969; Бондарев, 1975; Литвинова, 1989); на озере Акгёль — даже до 1 047 гнёзд на 1 га (Виноградов, 1967). Максимальная величина колоний определяется в первую очередь, по-видимому, размерами гнездопригодных местообитаний, зачастую также наличием гнездостроительного материала и пространственно-социальной организацией поселений (Олейников и др., 1975; Линьков, 1988).

В плавневых массивах местами встречаются моновидовые колонии колпиц. В дельте Волги в 1973-1974 годах, например, по данным Д. В. Бондарева (1979) все колонии колпиц были именно такого типа. Но гораздо чаще птицы присоединяются к смешанным поселениям, в которых можно увидеть разные виды цапель, бакланов, пеликанов, а также караваек. Иногда колпицы гнездятся одиночными парами, но только в составе поливидовых колоний. В смешанных поселениях колпицы обычно подселяются к бакланам, большим белым и серым цаплям, начинающим гнездиться раньше их. На сухих островах с колпицами нередко соседствуют также различные чайки, прежде всего — многочисленные хохотуньи, часто расклёвывающие яйца колпиц, особенно при наличии фактора беспокойства.

Как облигатно колониальный вид, колпица не имеет и не защищает гнездовых территорий. Охраняются лишь сами гнёзда, которые могут соприкасаться своими краями, нередко образуя в колониях очень плотные агрегации. Борта гнёзд уже в период насиживания яиц покрываются белыми фекалиями.

Место будущего гнезда, по наблюдениям В. О. Петровича (2000) в дельте Дуная, занимают и защищают самцы. Демонстрациями клюва, охристой груди и хохла они привлекают на гнездо самку. Тут же происходит сближение партнёров и формируется пара (рис. 90 а, б). Гнездо птицы строят вместе: самец собирает поблизости и носит строительный материал, а самка укладывает его (Петрович, 2000). Строительство гнезда в тростниках продолжается 4-6 дней (Туаев, Исрафилов, 1977; Смогоржевський, 1979). Затем оно подновляется и достраивается в течение всего гнездового периода (Скокова, 1959).

Рисунок 90. Элементы брачного и гнездового поведения колпицы (по: Bauer, Glutz von Blotzheim, 1966; Cramp, 1977):
Рисунок 90. Элементы брачного и гнездового поведения колпицы (по: Bauer, Glutz von Blotzheim, 1966; Cramp, 1977):
a — взаимная чистка оперения, б — смена партнёров на гнезде, в — кормление молодой птицы.

В плавневых колониях колпицы гнездятся обычно на низких тростниковых кочках или заломах тростника, иногда — на сплавинах или мелководье. Гнёзда размещаются, как правило, плотными группами (часто соприкасаясь друг с другом) в небольших прогалах, по окраинам тростниковых куртин или на открытой воде. Между такими гнездовьями могут формироваться тропинки в виде длинных, узких, утоптанных и покрытых помётом проходов в зарослях (Бостанжогло, 1911; Спангенберг, Фейгин, 1936). Одиночные постройки колпиц встречаются иногда в гуще высоких тростниковых зарослей среди гнёзд цапель.

Типичные гнёзда колпиц довольно крупные, массивные. Они занимают, обычно, второй после цапель ярус и основанием, как правило, касаются воды, но иногда размещаются на заломах мощного тростника на высоте до 1,5-3,5 метров (Смогоржевський, 1979; Сагитов, 1987; Лукашевич, 1995). При этом, в отличие от гнёзд цапель, они открыты с боков в результате обламывания птицами всех окружающих стеблей тростника (Лукашевич, 1995). Гнёзда птицы строят из сухих стеблей тростника, иногда с примесью сухих веток деревьев и кустарников, и выстилают сухими листьями тростника и другой растительной ветошью. Размеры (см) таких гнёзд (n = 20) в дельте Дуная: диаметр гнезда — 50-90; высота гнезда — 21-30; диаметр лотка — 25-30; глубина лотка — 5 (Петрович, 2000), а по данным Смогоржевского (1979): диаметр гнезда — 63-110; высота гнезда — 50-80; диаметр лотка — 26-35; глубина лотка — 7-8. В плавнях Кубани диаметр гнезда — 40-55; высота гнезда — 10-20; глубина лотка — 3-10, в среднем 7,4 см (Винокуров, 1960). В Азербайджане на озере Акгёль гнёзда (n = 16) имели следующие размеры (см): диаметр гнезда — 40-106; высота гнезда — 11-30; диаметр лотка — 20-32; глубина лотка — 5-10 (Туаев, Исрафилов, 1977). В Узбекистане, в дельте Аму-Дарьи, средние размеры гнёзд ( = 6) составляли: диаметр гнезда — 42,5; диаметр лотка — 28,3; глубина лотка — 7,3 см (Кенжегулов, 1972).

На Усть-Манычском и Веселовском водохранилищах в мощных зарослях тростника гнёзда заметно крупнее (диаметр гнезда — 80-140 и высота гнезда — 60-100 см), чем в изреженных зарослях на солоноватом озере Казинка в долине озера Маныч-Гудило: диаметр гнезда — 38-78; высота гнезда — 23-100; диаметр лотка — 20-33; глубина лотка — 2-8, в среднем (n = 39), соответственно — 58; 62; 27; 7,5 см (Казаков и др., 2004). Занимая старые гнёзда в тростниках в течение ряда лет, колпицы достраивают их в виде многослойных куч (Спангенберг, Фейгин, 1936).

На открытых островах озера Маныч-Гудило гнёзда обычно группируются среди высоких зарослей сухой лебеды чётко выраженными субколониями. В них гнёзда располагаются на расстоянии от нескольких десятков см до нескольких метров друг от друга (по измерениям составителя очерка в двух субколониях по 7 гнёзд — в 0,5-4-8 метрах, в среднем — 1,8 и 3,1 метрах между центрами гнёзд) или плотными «монолитами», слившимися в виде изломанных линий или каре, в состав которых входит от 2 до 9-13, чаще всего 4-8 гнёзд (Линьков, 1988). На открытых сухих островах колпицы строят гнёзда в форме рыхлых, широких кочек, тумб или башенок из грубых сухих стеблей лебеды с примесью древесных прутьев и прочей ветоши, а выстилают тонкими сухими стеблями лебеды и других травянистых растений, укладываемыми обычно, в отличие от цапель, концентрическими слоями. Кроме того, в лотках нередко присутствуют зелёные побеги и листья лебеды, злаков и других растений, иногда встречаются комки сухих водорослей, сухие листья и стебли кукурузы, птичьи перья и другая ветошь. Размеры таких гнёзд (см): диаметр гнезда — 37-117; высота гнезда — 17-73; диаметр лотка — 25-36; глубина лотка — 2-9, в среднем (n = 20), соответственно, 73, 44, 29 и 5 (Казаков и др., 2004). По данным составителя очерка, полученным в 2004 году, гнёзда в одной из колоний имели следующие параметры: диаметр гнезда — 60-99; высота гнезда — 25-65; диаметр лотка — 24-33; глубина лотка — 4,5-10, в среднем (n = 27) — 78,5±6,7; 47,5±11,8; 33,0±3,8; 6,9±1,1 см.

В дельте Волги гнёзда обычно располагаются открыто на обособленных деревьях — либо в развилках ветвей на усыхающих вершинах в 5-6 м над землёй или водой, либо на концах длинных боковых ветвей в 2,5-3 м от воды. Это облегчает слабо маневренным птицам посадку и слёт с гнезда в древесных зарослях. На концах боковых ветвей размещаются, в основном, небольшие однолетние постройки, тогда как на вершинах деревьев и кустарника они существуют в течение ряда лет, ежегодно подновляясь и становясь очень массивными. Их размеры: диаметр гнезда — 63-79; диаметр лотка — 30-35; глубина лотка — 5-7 см. Гнёзда строятся из веток ивы, лоток выстилается мелкими веточками и сухими листьями ивы и тростника, располагающимися концентрически (Скокова, 19596).

В тамарисковых зарослях Кызыл-Агача колпицы гнездятся небольшими группами в центре смешанных колоний или в одиночку по их окраинам. Громадные гнёзда колпиц, сделанные из веток тамариска, располагаются примерно в половину высоты кустов. Диаметр лотка в таких гнёздах равен 26-30, а его глубина — 7-8 см. Выстилается лоток листьями тростника и стеблями клубнекамыша морского (Греков, 1965). На отмирающих тростниковых островках в заливах озера Маныч-Гудило гнёзда часто строятся из гнилых корневищ тростника, собираемых поблизости на отмелях.

Оседлые птицы на юге ареала размножаются обычно в сезон дождей. Так, в северных районах Индии гнездовой период приурочен к июлю-октябрю, а в южных районах — к ноябрю — январю (Пракаш, 1990).

В Северной Евразии колпицы приступают к гнездованию сразу же после возвращения с зимовок. Однако из-за сильной растянутости сроков миграций, гнездовой период тоже очень растянут. Первыми начинают размножаться старые птицы, а затем, по мере прилёта, более молодые (Brouwer, 1964; Cramp, 1977). Однако на Маныче однажды наблюдалось поселение 4-летних колпиц, приступивших к размножению почти на 1 месяц раньше 6-7-летних птиц в соседней микроколонии (Линьков, 1992).

На Лебяжьих островах в Крыму первые кладки появляются в период с середины марта (16 марта 2002 года) до конца апреля (26 апреля 1997 года; 29 апреля 1996 года), в среднем за 9 лет — через 23 дня, а иногда уже через 9 дней после прилёта первых птиц. Разница же в сроках появления первых и последних кладок составляет, в среднем за 9 лет, 53 дня, а максимальная — 85 дней. Вылупление первых птенцов отмечается с 11 апреля (2002 года) по 24 мая (1996 года). Весь период вылупления продолжается, в среднем, 48 дней, максимально же — 84 дня. До 1999 года первые птенцы вылетали из гнёзд в 3-й декаде июня (20 июня 1997 года; 26 июня 1996 года), но в последние годы — значительно раньше: с середины мая — начала июня (14 мая 2002 года; 23 мая 2001 года; 31 мая 1999 года; 6 июня 2003 года). Последние птенцы покидают гнёзда в июле — августе (24 августа 1999 года). Общая продолжительность гнездового периода в колонии составляет 64-142, в среднем (n = 9 лет) — 108±26 дней (Костин, Тарина, 2004).

В дельте Дуная начало гнездования в 1977-1978 годах отмечено 17 и 19 марта. Оно проходило тремя волнами: очень ранняя кладка (18% пар), ранняя (15%) и основная (67%). Из 6 поздних, повторных кладок птенцы вылупились лишь в середине июля, так что 17 июля 1977 года и 24 июля 1978 года в гнёздах наблюдались ещё 2-7-дневные птенцы (Петрович, 2000).

На озере Маныч-Гудило первые кладки отмечены 5 апреля 1969 года и 5-10 апреля 1977 года, а на Веселовском водохранилище — в конце марта 1977 года и в начале апреля 1979 года. Однако вследствие очень растянутых сроков прилёта, гнёздостроение и свежие кладки регистрируются вплоть до середины июня. Например, на Веселовском водохранилище 19 июня 1979 года в колонии с уже лётными птенцами обнаружены 4 свежие кладки. В колонии на озере Маныч-Гудило 27 мая 1986 года, кроме гнёзд с птенцами, было 12 ещё пустых гнёзд, а 25 мая 1987 года — 13 пустых гнёзд и 13 гнёзд с неполными кладками из 1-2 яиц. Свежие и слабонасиженные кладки встречались там иногда вплоть до начала-середины июля (например, 11 июля 1969 года), что объясняется также нередкими случаями повторного гнездования колпиц после гибели первых кладок (Казаков и др., 2004).

По данным А. Б. Линькова (1992), общая продолжительность периода яйцекладки на Маныче составляет около 70 дней. В нормальные годы колпицы имеют там 2 пика массовой кладки (в 3-й декаде апреля и в 1–2-й декадах мая), разделённые интервалом в 10-35 дней, в среднем (n = 6) — 21 день. Соотношение числа птиц, приступающих к размножению в эти сроки, может существенно меняться по годам, но в целом оно относительно выровнено. Птицы, размножающиеся в разные сроки, формируют на островах, как правило, обособленные микроколонии с синхронизированным в пределах 5-8 дней началом откладки яиц. Хотя иногда в эти субколонии птицы могут подселяться и позже — возможно, при повторном гнездовании.

Первые птенцы в колониях на Маныче появляются иногда в 3-й и даже во 2-й декаде апреля (Линьков, 1992). Появление лётных молодых в 1977-1986 годах отмечали там 9-25 июня, в среднем за 4 года — 16 июня. Массовый же вылет птенцов наблюдался в июле. Последние птицы покидают колонии в сентябре (Казаков и др., 2004).

В дельте Волги в первой половине XX века массовая откладка яиц начиналась 15-25 мая, но в некоторые годы — с начала мая (Воробьёв, 1936; Дубинин, Дубинина, 1940). Массовый вылет птенцов наблюдали в конце июля — начале августа; последние птенцы (вероятно, из повторных кладок) вылетели в 1952 году в первой половине сентября, тогда как в 1953 году во многих гнёздах в августе ещё были яйца (Скокова, 19596). На Кургальджинских озёрах в Центр. Казахстане самка с полностью сформировавшимся яйцом добыта 7 мая 1969 года (Кривицкий и др., 1985).

В Азербайджане на озере Акгёль в 1962 году начало строительства гнёзд отмечено 18 апреля, а к 20 июня часть выводков уже разлетелась, но в 2 гнёздах ещё оставались пуховики. В 1963 году вылупление птенцов началось лишь в первой декаде июня; в 1964 году колпицы начали гнёздостроение уже 2 апреля, но массовое появление пуховиков отмечено только 3 июня (Виноградов, 1967).

В дельте Аму-Дарьи первые слётки зарегистрированы 5 июня 1989 года, однако большинство птенцов поднимается на крыло к началу июля; некоторые из них могут задерживаться в гнёздах до конца сентября — начала октября. Например, 12 сентября 1959 года там были ещё пуховики в возрасте 10-12 дней (Рашкевич, 1961; Лукашевич, 1995). На озере Айдаркуль колпицы приступают к яйцекладке в начале апреля, но большинство птиц — в конце апреля — мае, а некоторые — в июне (вплоть до 22 июня). Вылупление птенцов отмечали с начала мая до 10-17 июля, первых слётков видели с 15 июня (Шерназаров, 1991).

В целом прослеживается запаздывание начала размножения колпиц в более северных районах в соответствии с более поздним возвращением птиц с зимовок (Спангенберг, 1951). В последние десятилетия наблюдается также заметный сдвиг всех репродуктивных фенофаз на более ранний период (возможно, в связи с потеплением климата). Хотя общее течение процессов размножения в значительной мере определяется синоптическими условиями отдельных лет. Так, например, в Венгрии в 1961 году часть птиц 29 марта уже насиживала кладки, а в 1962 году в той же колонии в конце марта 38 колпиц только появились с зимовок, и 36 из них погибли затем из-за возврата холодов (Sovago, 1964, цитата по: Харашти, 1978).

В случае гибели первых кладок колпицы приступают, как правило, к повторному гнездованию, в результате чего часть птиц заканчивает размножение на 1-2 месяца позже обычного — к концу лета или началу осени.

Величина кладки у колпиц довольно строго детерминирована и составляет обычно 3-4 яйца. Размер её колеблется по годам и регионам, возможно в соответствии с обеспеченностью птиц кормами. По наблюдениям Е. П. Спангенберга (1951) на Сыр-Дарье, в одни годы в гнёздах абсолютно преобладают кладки из 3 яиц, в другие — из 4. Кладки из 5-6 яиц (имеются сведения о кладках даже из 7 яиц; Гладков, 1970; Cramp, 1977) в некоторых случаях могут быть сдвоенными; мелкие кладки из 1-2 яиц появляются, видимо, при повторном гнездовании, а также, что вероятнее, в результате хищничества ворон, сорок и чаек или могут быть просто незаконченными. В дельте Дуная в 1976-1979 годах кладки из 4 яиц составляли 43,1%, из 3 — 41,4%, из 2 — 14,4%, а из 5 — 1,1%, в среднем (n = 181 гнездо) кладка составляла 3,3 яйца (Петрович, 2000). В 1958-1963 годах в Румынии преобладали кладки из 3 яиц (53,8% от 415 гнёзд), а с 2 и 4 яйцами было по 23,1% гнёзд (Vespremeanu, 1968).

В дельте Волги характерны кладки из 3 яиц (Скокова, 19596), в Азербайджане — из 2-3 яиц (Греков, 1965; Виноградов, 1967), в дельте Аму-Дарьи — из 3 (33,3% кладок) и 4 (53,3%) яиц, в среднем (n = 12-15) — 3,3 яйца (Лукашевич, 1991; 1995), на озере Айдаркуль — из 3 (38,7%) и 4 (58%) яиц, в среднем (n = 31) — 3,6 яйца (Шерназаров, 1991), на Капчагайском водохранилище в юго-восточном Казахстане — тоже из 3 (33,3%) и 4 (52,4%) яиц (Хроков, Гаврилов, 1991).

На Маныче, по данным Б. А. Казакова с соавторами (2004), преобладают кладки из 4 яиц (58,5% гнёзд), реже встречаются 3 яйца (34,4%). Кладки из 2 яиц составляют всего 3,4%, а из 5 яиц — 2,4%. Лишь 1 кладка содержала 6 яиц и 3 кладки — по 1 яйцу. Средний размер кладки (n = 294) составил 3,6 яиц. По данным составителя очерка, полученным в 2004 году, кладки из 4 яиц были в 86,2% гнёзд. Кроме того, учтено по 1 гнезду с 1, 2, 3 и 6 яйцами, причём в последней кладке 2 яйца заметно отличались по размерам и форме. Средний размер кладки (n = 29) составил 3,9±0,39 яиц.

По данным А. Б. Линькова (1992), средний размер кладки на Маныче (n = 771) равен 3,54±0,03 яйца, варьируя от 1-2 до 5-6, но в основном составляя 3–4 яйца. При этом в первый, апрельский пик гнездования средняя величина кладки (3,59-3,69 яйца) была достоверно выше (р меньше 0,001), чем в майский пик (3,27-3,31 яйца).

Яйца колпицы имеют необычную для большинства голенастых пятнистую окраску, больше напоминая яйца хищных птиц. Их матовая грязновато-белая или известково-белая скорлупа покрыта чёткими (лишь иногда расплывчатыми) редкими поверхностными коричневатыми пятнами и мазками разной величины и густоты, концентрирующимися обычно вокруг тупого полюса яйца. Эти пятна могут быть как плотными, тёмными, так и бледными, светлыми, изредка — с охристым или сиреневым оттенком.

Форма яиц обычно овальная, иногда — короткоовальная. Изредка встречаются удлинённо-овальные или удлинённо-элипсоидные яйца. У некоторых яиц клоакальный полюс может быть заострён, придавая им слегка грушевидную форму (Makatsch, 1974).

Размеры яиц колпицы из Сев. Евразии варьируют в пределах 51,7-80,7×36,0-53,0 мм (табл. 43). При этом прослеживается тенденция к увеличению средних размеров яиц в более восточных популяциях (Смогоржевський, 1979). Величина яиц может зависеть также от размера кладки: в больших кладках они меньше, и наоборот. Так, в дельте Дуная в 2-яйцевых кладках размеры яиц составили 72,3-77,1×41,9-7,9 мм (75,4×45,4; n = 36), в 3-яйцевых — 54,0-69,6×37,0-6,3 мм (62,8×43,2; n = 63), а в 4-яйцевых — 51,7-57,1×36,0-38,7 мм (54,0×37,2; n = 6) (Vespremeanu, 1968). Отчасти этим фактором, возможно, обусловлена и географическая вариация средних размеров яиц.

Таблица 43. Размеры яиц колпицы из разных регионов (в мм)
РегионnLimMИсточник
Венгрия1266,4–75,3×43,7–47,770,5×45,2Makatsch, 1974
Югославия25058,5–76,4×40,8–49,267,6×45,9Makatsch, 1974
Румыния5052,7–74,6×36,8–47,165,8×45,1Lintia, 1955
Румыния10551,7–77,1×36,8–47,961,2×42,4Vespremeanu, 1968
Дунай, дельта62,3–70,8×43,6–47,6Смогоржевський, 1979
Дунай, дельта10161,0–75,4×41,5–50,069,3×46,2Петрович, 2000
Кубань, дельта2065,5–73,0×43,7–49,568,2×47,5Хохлов и др., 1997
Крым, Лебяжьи острова2559,2–79,3×42,5–49,9Костин, Тарина, 2004
Долина Маныча, озеро Казинка8362,8–80,7×42,7–48,670,3×46,6Казаков и др., 2004
Озеро Маныч–Гудило10354,6–79,5×43,6–53,068,5×46,6Казаков и другие, 2004
Озеро Маныч–Гудило9560,9–75,2×42,3–50,167,9×46,7Ориг. данные
Озеро Маныч22460,3–78,4×41,2–50,468,2×46,5Ильюх, Хохлов, 2006
Восточный Маныч5060,8–75,3×41,8–50,270,1×45,8Ильюх, Хохлов, 2006
Волга, дельта62,6–72,8×42,6–47,5Скокова, 1959
Азербайджан, озеро Акгёль10059,9–77,9×42,2–49,070,4×46,6Туаев, Исрафилов, 1977
Азербайджан, Ленкорань363,7–66,6×43,8–45,065,6×44,3Makatsch, 1974
Аму-Дарья, дельта1571,0×45,7Кенжегулов, 1966
Аму-Дарья, дельта4268,6×45,4Лукашевич, 1995
Сыр-Дарья, озеро Айдаркуль4566,0–76,2×43,0–49,069,5×46,1Шерназаров, 1991
Сыр-Дарья1665,2–72,5×43,0–49,0Спангенберг, Фейгин, 1936
Сыр-Дарья (?)1765,1–73,0×43,2–49,069,5×45,0Спангенберг, 1951

Однако по нашим расчётам, проведённым на основе данных М. П. Ильюха и А. Н. Хохлова (2006), различия в размерах яиц из разных кладок в Манычской популяции колпицы оказались не выражены: в 2-яйцевых кладках, в среднем (n = 16 яиц) — 68,0±2,1×45,8±1,5 мм, в 3-яйцевых (n = 64) — 69,8±2,2×46,1±1,3 мм; в 4-яйцевых (n = 154) — 68,1±2,6×46,3±1,3 мм, а в 5-яйцевых (n = 35) — 68,1±1,9×47,3±1,2 мм.

Масса свежих яиц из колоний на озере Маныч-Гудило варьирует в пределах 92-96 граммов, а слабонасиженных — 74,9-84,5 граммов (Казаков и др., 2004). На Аму-Дарье средний вес 18 ненасиженных яиц составил 73,0±6,3 грамма (Лукашевич, 1995), а 12 других — 78,7 граммов (Кенжегулов, 1966, цитата по: Смогоржевський, 1979). Вес яиц (n = 3) перед вылуплением снижается до 69,3 граммов (Шерназаров, 1991). В Азербайджане вес яиц составлял 67,75-91,2, в среднем (n = 100) — 79,91 грамма (Туаев, Исрафилов, 1977). Масса скорлупы — 4,36-8,79, в среднем (n = 176) — 6,95 грамма (Makatsch, 1974).

Откладка яиц идёт с интервалами в 2-3 дня (Cramp, 1977). Насиживание начинается с 1-го или 2-го яйца (Туаев, Исрафилов, 1977; Петрович, 2000), но в период откладки яиц оно «неплотное», и самки часть времени только стоят на гнезде (Спангенберг, 1951). По наблюдениям на Маныче (Линьков, 1992), в период массовой яйцекладки в апреле и мае колпицы начинают плотное насиживание фактически лишь после завершения кладки, и все птенцы у них вылупляются обычно в течение 3-4 часа. Яйцекладка между пиками идёт, вероятно, прерывисто, насиживание начинается до завершения кладки, и птенцы у таких пар (n = 111) вылупляются в среднем в течение 5,67 дней. В некоторых гнёздах часть птенцов появляется синхронно, а последние запаздывают. В целом же синхронное вылупление наблюдается в 79,7%, асинхронное — в 20,3% гнёзд.

Продолжительность инкубации составляет 24-25 дней (Тугаринов, 1947; Туаев, Исрафилов, 1977; Петрович, 2000), по другим данным — 20-25 дней (Спангенберг, 1951; Cramp, 1977; Смогоржевський, 1979; Костин, Тарина, 2004). Насиживает, в основном, самка, самец сменяет её лишь днём на непродолжительное время, нужное ей для кормёжки (впрочем, сменённая самка большую часть времени находится на гнезде, охраняя его от конкурентов) (Петрович, 2000). Одна из птиц постоянно дежурит на гнезде и при птенцах, закрывая их от солнечных лучей, к которым пуховики очень чувствительны.

Птенцы вылупляются беспомощными, слепыми, но глаза открываются в первые же сутки. Вес только что вылупившихся пуховичков составляет 48,5-60 граммов (Тугаринов, 1947; Туаев, Исрафилов, 1977). Максимальный прирост массы тела (+153,4%) идёт в первую неделю жизни (Денисова, 1958), затем замедляется. Перед вылетом из гнезда масса птенцов на 550-700 граммов меньше, чем у взрослых птиц. До отлёта на зимовку молодняк так и не успевает набрать вес, характерный для взрослых (Скокова, 1959).

Пеньки маховых перьев появляются к 10-12-му дню (Петрович, 2000), по другим данным — на 4-5-й день, а рулевые пробиваются на 9-10-й день (Скокова, 19596). К 20 дням птенцы оперяются, поднимаются с пяток на цевки и могут перемещаться по колонии. По сравнению с каравайками и цаплями, птенцы колпицы сравнительно малоподвижны, так как благодаря белому оперению не особенно нуждаются в поисках тени (Кокшайский, 1976). В возрасте 36 дней птенцы уже тренируют крылья, а в 45-47 — летают с родителями на места кормёжки (Петрович, 2000). По данным других авторов, вылет птенцов происходит в возрасте 45-50 (Скокова, 19596; Cramp, 1977), иногда — 50-55-60 дней (Греков, 1965; Vespremeanu, 1968; Смогоржевський, 1979). После подъёма молодых на крыло родители могут подкармливать птенцов до 70-дневного возраста, хотя молодые сами постепенно начинают добывать себе корм (Cramp, 1977). К этому времени у птенцов удлиняется клюв и формируется расширение на его конце, характерное для взрослых птиц, однако окончательные размеры и форму клюв приобретает лишь к концу первого года жизни (Тугаринов, 1947).

Птенцов кормят оба родителя, но чаще — самка. Сначала птицы кормят их 2 раза в день (утром и вечером), а подросших птенцов — 3 раза в день. Самец приносит корм в основном по утрам, самка — днем и вечером (Скокова, 1959; Петрович, 2000). Птенцы получают отрыгиваемую полупереваренную пищу небольшими порциями по несколько раз за кормёжку, для чего засовывают голову в раскрытый клюв родителей, доставая корм из глубины глотки (рис. 90 в).

По наблюдениям в 1977-1978 годах в украинской части дельты Дуная, к месячному возрасту доживает около 75% птенцов от числа отложенных яиц, а средний размер выводка составляет 2,5 молодых (Петрович, 2000). В соседней Румынии в 1958-1963 годах отход яиц (n = 1 234) составлял всего 3,7%, в основном из-за гибели эмбрионов (2,7%). Гибель птенцов достигала 6,4% в первые 2 дня жизни, 24,8% — к 10 дням, 28,9% — к 40 дням и 29,7% — к 50 дням развития. Причём в гнёздах с 2 птенцами их смертность была ничтожной; погибали преимущественно самые младшие в выводках, состоявших из 4 птенцов. Колебания уровня смертности птенцов по годам, связанные в основном с погодными факторами, составляли от 17,1 до 100%, в среднем — 29,7% (Vespremeanu, 1968).

В колониях на озёрах Маныч-Гудило, по данным А. Б. Линькова (1989, 1992), средний размер кладок (n = 771) составляет 3,54 яйца, а 3-недельные выводки (n = 178) состоят из 2,96 птенцов, то есть эмбриональная и постэмбриональная смертность там равна 16,4%. При этом в асинхронных выводках младшие птенцы, появляющиеся на 5 и более дней позже, не в состоянии конкурировать за корм со старшими и в большинстве случаев (n = 29) затаптываются в первые 2-5 дней. Поэтому у таких пар до 3-недельного возраста доживает, как правило, лишь 1-2 птенца. В колониях на озере Акгёль в Азербайджане, при средней кладке в 3 яйца, средняя величина выводка оценена в 2 слётка (Виноградов, 1967; Виноградов, Чернявская, 1969), то есть отход яиц и птенцов составил около 33%.

В Узбекистане, на озере Айдаркуль, отход яиц в 20 гнёздах составил 25% (17 яиц из 68, в том числе 11 неоплодотворённых и 1 расклёванное чёрной вороной); постэмбриональная смертность в 6 гнёздах равнялась всего 9,2% (встали на крыло 12 из 13 птенцов) (Шерназаров, 1991). В дельте Аму-Дарьи, при средней кладке 3,3 яйца (Лукашевич, 1991, 1995), вылуплялись, в среднем, 3,2 птенца, а вылетали 2,6 слётка на 1 гнездо (Рашкевич, 1969), то есть отход яиц составлял 3,0%, а птенцов — 18,8%. При этом общие потери равнялись 21,2%, то есть примерно в тех же пределах, что и в Европе. О сравнительно незначительной гибели яиц колпицы в естественных условиях свидетельствуют и данные В. В. Хрокова и Э. И. Гаврилова (1991), обнаруживших всего 3 расклёванных воронами яйца возле 11 гнёзд с кладками (отход — 7,7%). Но при беспокойстве колпиц человеком оставшиеся без защиты кладки часто уничтожаются врановыми, чайками или другими пернатыми хищниками. Так, в Приазовских плавнях 4 обнаруженных в 1953 году гнезда были уничтожены на глазах исследователей одной серой вороной, а в 1954 году кладку в единственном оставшемся там гнезде расклевал степной лунь, после чего колпицы бросили колонию (Винокуров, 1960).

Большое негативное воздействие серых ворон на успешность гнездования голенастых птиц отмечали в лесных колониях дельты Волги (Воробьёв, 1936; Луговой, 1963; Кривенко, 1983), хотя при этом нельзя не обратить внимания на отсутствие колпицы в приводимых списках жертв вороны. Аналогичная ситуация наблюдается и на островах озера Маныч-Гудило, где многочисленные хохотуньи при беспокойстве колоний человеком активно расклёвывают яйца в гнёздах цапель (серой и малой белой) и большого баклана, но значительно реже нападают на гнёзда колпицы.

Болотные луни, поселяющиеся в тростниках рядом с колониями голенастых, служат для них своеобразной защитой от врановых, значительно снижая отход яиц и птенцов (Бичерев, Хохлов, 1984).

До занесения колпицы в Красную книгу СССР (1978 год) смертность молодых птиц в 1-й год жизни составляла 82%, от 1 до 3 лет — 29%, а половозрелых — 21,5%. При этом не менее 76% из этих птиц добывалось охотниками (Сапетин, 1978г). В среднедунайской популяции смертность колпиц в 1-й год жизни составляла 72% (Харашти, 1978), на озере Маныч-Гудило она не превышала 60% (Линьков, 1989, 2000). В настоящее время охотничий пресс на колпиц снижен, но на рыбхозах Предкавказья местами продолжается незаконный отстрел этих птиц вместе с цаплями (Хохлов, 1990; Хохлов и др., 2005). Продолжительность жизни колпицы, по данным кольцевания, составляет более 28 лет (Cramp, 1977; del Hoyo et al., 1992); средний возраст птиц, размножающихся в колониях на озере Маныч-Гудило (n = 99), равен 6,25 лет, а в некоторых небольших поселениях — 4,2 года (Линьков, 1992, 2000).


Вернуться к описанию вида Колпица | Том 7

Рябинник / Turdus pilaris
Рябинник
Turdus pilaris
Fieldfare
Серая неясыть / Strix aluco
Серая неясыть
Strix aluco
Tawny Owl
Северная качурка — Oceanodroma leucorhoa

Северная качурка

Oceanodroma leucorhoa

Leasch’s Petrel

Тупик — Fratercula arctica

Тупик

Fratercula arctica

Atlantic Puffin

Дальневосточный аист — Ciconia boyciana

Дальневосточный аист

Ciconia boyciana

Oriental [eastern japanese, blackbilled, Chinese] White Stork

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Пестроносая крачка — Thalasseus sandvicensis
Пестроносая крачка
Thalasseus sandvicensis

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+