Птицы России и сопредельных регионов


Тундряная куропатка
Lagopus mutus

Главная Том 2 Тундряная куропатка (Lagopus mutus)
Название вида:Тундряная куропатка
Латинское название:Lagopus mutus (Montin, 1776)
Английское название:Rock ptarmigan; ptarmigan
Латинские синонимы:Tetrao alpinus Nilsson, 1817
Русские синонимы:тундровая куропатка
Отряд:Курообразные (Galliformes)
Семейство:Тетеревиные (Tetraonidae)
Род:Белые куропатки (Lagopus Brisson, 1760)
Статус:Оседлый вид, частично откочёвывающий на зиму из некоторых северных районов ареала

Общая характеристика и полевые признаки

Тундряная куропатка — типичный обитатель арктических и горных каменисто-лишайниковых тундр севера СССР и ряда горных хребтов Сибири, ведущий оседло-кочевой образ жизни. Это одна из самых небольших птиц семейства (меньше её только белохвостая куропатка, Lagopus mutus leucurus, обитатель субальпийского и альпийского поясов Скалистых Гор в Северной Америке, имеющая большую часть года сплошь белую окраску и только на тёплое время года надевающая пёстрый серовато-бурый наряд). Она очень похожа на белую куропатку, и в местах совместного обитания оба вида легко спутать. Основные отличия их были описаны выше, в очерке о белой куропатке.

Тундряная куропатка, как и белая, ведёт преимущественно наземный образ жизни, кормясь в утренние и вечерние часы и отдыхая в середине дня под прикрытием камней или кустарника. Передвигается по земле шагом или короткими перебежками, то и дело останавливаясь и подчас надолго замирая без движения, что вместе с покровительственной окраской делает её малозаметной. Полёт очень лёгкий, быстрый, но такого же типа, как и у остальных тетеревиных птиц — серии быстрых взмахов чередуются со скольжением на расставленных и загнутых вниз крыльях. Это очень молчаливая птица и только в брачный сезон самец часто издаёт свой картавый, скрипучий брачный позыв, напоминающий глухой скрип заржавленных дверных петель.

Описание

Окраска. Взрослый самец. В зимнем наряде — целиком белый, за исключением чёрных рулевых перьев (белая только центральная пара), чёрной полосы, идущей от угла рта через глаз, чёрных когтей и клюва. На чёрных рулевых перьях имеются белые вершинные полоски, наиболее широкие на 2-й паре и исчезающие на 8-й. Весенний наряд самца в период токования (с конца апреля по конец мая) отличается от зимнего только наличием отдельных чёрно-бурых перьев на голове и плечах, сплошь покрывающих только затылок и зашеек. Среди этих чёрных пестрин чёрная боковая полоска через глаз становится менее заметной. Летний наряд развивается к концу июня и носится до середины сентября. Это наиболее развитый цветной наряд, покрывающий почти все тело птицы. Белыми остаются лишь брюхо и большая часть перьев крыла, за исключением 4–6 второстепенных внутренних маховых, внутренних больших кроющих и почти всех средних кроющих, кроме самых наружных. Общая окраска верха тела серая, с чёрными пятнами и белыми поперечными полосками, образуемыми чёрными вершинными полями и белыми каёмками ряда перьев.

Большинство перьев несёт тонкий желтоватый струйчатый рисунок по серому фону. Зашеек и бока шеи — в мелких белых и желтоватых пятнышках, образуемых поперечными полосками в верхней части перьев. На груди тоже преобладает серая окраска с тонкой желтоватой струйчатостью, но ряд перьев имеет более контрастную чёрно-белую окраску с белыми конечными полосами. Так же окрашены бока тела. Верхние кроющие перья хвоста также двух типов — серые с тонкой желтоватой струйчатостью и поперечно-полосатые, с чередованием широких чёрно-бурых и более узких желтовато-белых полос, хорошо выраженных в верхней части пера. Грубый поперечно-полосатый рисунок свойствен только перьям, вырастающим первыми, в июне — июле, а тонкий рисунок несут перья, вырастающие позднее.

Центральная пара рулевых и кроющие её перья тёмно-серые, с узкими белыми вершинными каёмками и мелким струйчатым рисунком, сливающимся иногда в чёрные поля по центру верхней части пера. Окраска цветных перьев крыла также серая, с тонкой струйчатостью и узкими белыми вершинами. Только на внутренних средних кроющих крыла развит более грубый поперечный рисунок из черноватых и желтоватых полос. Самец в осеннем наряде (сентябрь — октябрь) окрашен более однородно, в основной желтовато-серый цвет с тонким поперечным или струйчатым чёрно-бурым рисунком. Этот наряд смешанный и осенние перья преобладают только на спине и груди. На голове, имеющей более грубый пёстрый рисунок, преобладают летние перья, а на брюхе уже начинают расти белые перья зимнего наряда. Основания осенних перьев обычно белые.

Самка в зимнем наряде. Тоже белая и обычно не имеет чёрной полосы через глаз. Только у наиболее северных популяций (север Гренландии, Шпицберген) большинство самок в первом зимнем наряде имеет чёрную полосу, хотя не столь чёткую, испятнанную белым и не идущую за глаз (Salomonsen, 1939; Johnsen, 1941). На севере Аляски и в Скандинавии такую полосу имеют только 21,1–34,3% самок (Weeden, 1964; Pulliainen, 1970а). Весеннего наряда у самок нет и к началу насиживания они сразу же одевают летний наряд очень пёстрой окраски. На спине преобладает чёрный цвет в сочетании с белым цветом вершинных кайм и жёлтым — предвершинных полос. Чёрную окраску создают большие предвершинные поля, причём особенно тёмными выглядят верх головы и спина. Поперечно-полосатый рисунок хорошо выражен на пояснице, надхвостье и зашейке. Низ тела более светлый благодаря широким белым вершинам и поперечным желтоватым полосам на перьях, чередующихся с более узкими тёмными полосами. Наиболее тёмной выглядит область зоба. Белыми остаются на лето те же перья крыла, что и у самцов и центральная пара рулевых перьев. В процессе насиживания и вождения птенцов белые кончики перьев изнашиваются и окраска самок становится к концу июля очень тёмной, а верх головы и спина — почти чёрными. Осенний наряд представляет собой, как и у самцов, смесь летних, осенних и зимних перьев. Осенние перья преобладают в основном на спине, шее и груди. Их светлая окраска резко выделяется на фоне тёмного летнего оперения. Осенние перья также несут очень тонкий поперечный рисунок из бурых полос или струйчатости по желтовато-серому фону. Белые основания есть далеко не у всех осенних перьев.

Молодая птица (самец и самка). В первом взрослом (первоосеннем) наряде окрашена очень пестро. Брюхо белое, на груди и шее преобладают желтовато-серые ювенальные перья, которые затем сменяются белыми, и только в нижней части груди и по бокам вырастают перья первого осеннего наряда; верхняя же часть тела покрыта ими почти сплошь. Эти перья несут правильный рисунок из тонких бурых поперечных полос по желтовато-серому фону и чёрное поле в верхней части опахала.

2 наружных первостепенных маховых, особенно у южных популяций, имеют у вершин небольшие бурые крапинки и пятна. Общий тон ювенального наряда желтовато-серый, с чёрно-бурыми пятнами на спине (вершинные поля на перьях) и белыми треугольными пятнышками на вершинах перьев. На нижней части спины развит очень тонкий рисунок из поперечных полос, более грубый на пояснице. Рулевые перья первоначально с широкими белыми вершинами, с широкими бурыми полосами по желтоватому фону, но по мере изнашивания белые вершины исчезают.

Второстепенные маховые — с рисунком из поперечных широких бурых полос, которые на дистальных перьях сливаются в одно пятно, занимающее все внутреннее опахало. На внутренних второстепенных маховых есть белое треугольное вершинное пятно или белая окантовка. Первостепенные маховые бурые, со следами поперечных полос на внешних опахалах и светлым крапом на вершинах. Верхние кроющие крыла также поперечно-полосатые, с белым вершинным пятном. На нижней части тела выделяется беловатая окраска брюха и правильный поперечно-полосатый рисунок шеи, груди и боков тела. Большинство перьев здесь также с вершинными белыми пятнами. У маленьких птенцов перья, начинающие свой рост, окрашены более контрастно; цвета более яркие и белые вершинные пятна выделяются особенно резко.

Пуховой птенец. Окраска такая же, как и у пухового птенца белой куропатки.

Строение и размеры

Длина тела колеблется в пределах 370–400 у самцов и 365-390 у самок. Половой диморфизм проявляется также в размерах крыла и хвоста, а у отдельных популяций и клюва, тогда как длина плюсны и среднего пальца у обоих полов практически одинакова.

Размеры. Самцы (n = 285, кол. ЗИН АН СССР): крыло 182–216, хвост 80–120, длина клюва 8–13, плюсна 27–38, средний палец 19–32. Самки (n = 197, кол. ЗИН АН СССР): крыло 175–204, хвост 82–103, длина клюва 7.2–12, плюсна 26–38, средний палец 21–30. Возрастная и сезонная динамика массы тела изучена плохо. По сезонам она меняется не столь заметно, как у белых куропаток, и колеблется большей частью в пределах 440–540.

Масса птиц максимальна поздней осенью, постепенно снижается к весне и у самцов, слегка возрастая в предбрачный период, снижается до минимума в середине лета, после чего вновь начинает расти к осени. У самок масса резко увеличивается в период откладки яиц, после чего она быстро уменьшается до минимума, приходящегося на первую неделю вождения птенцов. Птицы самых северных популяций отличаются более крупными размерами и массой. В этом отношении резко выделяются тундряные куропатки, населяющие архипелаги Земля Франца-Иосифа и Шпицберген, а также о. Медвежий и имеющие необычно крупные размеры: масса их достигает 880, то есть почти вдвое больше, чем свойственно виду в среднем. Размеры и пропорции крыла такие же, как у белой куропатки, но если учесть, что масса и размеры тела тундряных куропаток меньше, то они оказываются относительно более длиннокрылыми. Пропорции остальных частей тела такие же, как у белых куропаток, за исключением клюва, который более тонок и менее высок. Однако и здесь можно встретить особей с таким же соотношением длины и высоты клюва, как у некоторых белых куропаток.

Линька

Протекает примерно по той же схеме, что и у белой куропатки, только весенняя линька у самцов выражена очень незначительно, захватывая небольшие участки оперения на голове, шее и плечах, причём у наиболее северных популяций её может не быть совсем, и самцы токуют в зимнем наряде (Salomonsen, 1950). Весенняя линька без перерыва переходит в летнюю, которая заканчивается в основном в первых числах июля, поскольку позже вырастающие перья имеют уже осеннюю окраску, то есть перерыва между летней и осенней стадиями линьки тоже нет. Пеньки с осенними перьями появляются до середины августа, после чего начинается рост белых перьев, выходящих наружу из-под цветных перьев в сентябре. С этого времени белый цвет начинает распространяться по всему телу птицы.

Последние цветные перья выпадают в конце сентября — начале октября, но у более южных популяций, особенно на океанических островах, этот процесс может затягиваться до декабря. В Шотландии большинство птиц сохраняет отдельные осенние перья вплоть до весенней линьки., начинающейся здесь уже в феврале (Salomonsen, 1939). У самок вообще нет весенней линьки, они сразу же перелинивают в летний наряд, который к началу насиживания покрывает всю верхнюю часть тела и грудь. У птиц из северных популяций даже при полном развитии летнего наряда сохраняется участок с белыми перьями непосредственно перед наседным пятном. Осенняя линька начинается на полмесяца позже, чем у самцов, и выражена значительно меньше.

У самок из самых северных популяций осенние перья составляют не более 10% от всех цветных. Большинство летних перьев сохраняется до осени и сразу же заменяется белыми перьями. Смена первостепенных маховых перьев происходит в более сжатые сроки, чем у белой куропатки, и длится как у самцов, так и у самок 2,5–3,0 месяца. У птенцов первый наряд пуховой, хотя уже с 1-го дня показываются в виде тонких иголочек пеньки 7 первостепенных и 5 (с 3-го по 7-е) второстепенных маховых. Все они вместе с рядом больших кроющих перьев разворачиваются в конце первой недели жизни и формируют несущую поверхность крыла, которая позволяет птенцу перепархивать на небольшие расстояния. Затем появляются контурные перья на боках и спине, на груди и темени. Горло оперяется последним.

Ещё до окончания роста ювенальных перьев, в возрасте 4 недель, начинается линька в первоосенний наряд: рост дефинитивных перьев начинается со смены 1-го первостепенного махового на взрослое белое. В это время на голове видны ещё остатки пухового наряда. Рост перьев первого зимнего наряда начинается при одновременном росте ещё целого ряда цветных перьев — первого осеннего наряда, который успевает развиться лишь частично. Белое контурное оперение появляется сначала лишь на брюхе в возрасте 1,5 месяцев и распространяется отсюда на бока, нижнюю часть груди и в последнюю очередь — на верхнюю часть тела. Дольше всего цветные перья удерживаются на голове, спине и груди.

Подвидовая систематика

Для ареала вида характерно большое число островных и горных изолятов, большей частью подвидового ранга, причём подвидовая дифференциация выражена нерезко и проявляется прежде всего в характере окраски летнего наряда самцов. Исключение составляет только подвид Lagopus mutus hyperboreus Sundevall, 1845, населяющий Шпицберген, Землю Франца-Иосифа и остров Медвежий и выделяющийся, как упоминалось выше, необычайно крупными размерами. Хорошо дифференцированы также горный японский подвид Lagopus mutus japonicus Clark, 1907, командорский Lagopus mutus ridgwaui Stejneger, 1884, курильский Lagopus mutus kurilensis Hartert, 1921, и алеутский Lagopus mutus evermanni Elliot, 1896, населяющий остров Атту — самый удалённый остров Алеутской гряды. Для этих подвидов характерен очень тёмный летний наряд самца.

Для другой группы подвидов — номинативного, североуральского Lagopus mutus comensis Sserebrowsky, 1929, альпийского Lagopus mutus helveticus Thienemann, 1829, и почти неотличимого от него пиренейского Lagopus mutus pyrenaicus Hartert, 1921, а также шотландского Lagopus mutus milliaisi Наrtert, 1923 — характерна серая окраска летнего наряда самца. К этой группе относится и Lagopus mutus sanfordi Bent, 1912, населяющий остров Танага в Алеутской гряде. Третью группу составляют подвиды с бурым оттенком летнего оперения самцов: алтайский подвид Lagopus mutus nadezdae Sserebrowsky, 1926, южносибирский Lagopus mutus transbaicalicus Sserebrowsky, 1926 и тарбагатайский Lagopus mutus macrorhynchus Sserebrowsky, 1926.

У остальных подвидов — почти всех алеутских, всех североамериканских и гренландских, северосибирского Lagopus mutus pleskei Sserebrowsky, 1926, камчатского Lagopus mutus krascheninnikovi Potapov, 1985 и шпицбергенского подвидов для летнего наряда самцов характерен желтоватый оттенок. Исландский Lagopus mutus islandorum Faber, 1882 занимает промежуточное положение между 2-й и 4-й группами. Каждая группа объединяет действительно близкие между собой формы, но для каждой из них есть исключения: подвиды, географическое распространение которых не позволяет предполагать их действительной близости к остальным подвидам данной группы.

Распространение

Ареал тундряной куропатки очень сложен. Основная его часть расположена в северо-восточной Азии, отчасти на Аляске и в Северной Европе. Он имеет циркумполярный характер, но распространение этого вида по побережьям и островам Северного Ледовитого океана далеко не сплошное (рис. 34).

Рисунок 34. Ареал тундряной куропатки
Рисунок 34. Ареал тундряной куропатки
1 — Lagopus mutus mutus, 2 — L. m. milUaisi, 3 — L. m. helveticus, 4 — L. m. comensis, 5 — L. m. pleskei, 6 — L. m. nelsoni, 7 — L. m. rupestris, 8 — L. m. welchi, i m- saturatus, 10 — L. m. captus, 11 — L. m. islandorum, 12 — L. m. nadezdae, 13 — L. m. macrorhynchus, 14 — L. m. transbaicalicus, 15 — L. m. krascheninnikowi 16 — L. m. kuruensis, 17 — L. m. evermanni, 18 —L. m. townsendi, 19 — L. m. chambertaini, 20 — L. m. sandorfi, 21 — L. m. atkensis, 22 — L. m. gabrielsoni, 23 — L. m. yunaskensis, 24 — L. m. dixoni, 25 — L. m. hyperboreus, 26 — L. m. ridgwayi.

В отличие от белой, тундряная куропатка населяет большинство островов Полярного бассейна: почти весь Канадский Арктический архипелаг, почти всё побережье Гренландии, свободное от ледников, вплоть до самых северных её частей (Земля Пири — остров Локвуд, 83°24′ северной широты), архипелаги Шпицберген и Земля Франца-Иосифа. В Северной Америке проникает наиболее далеко к югу по Скалистым Горам (до 49° северной широты) и по восточному берегу полуострова Лабрадор (54°30′ северной широты), населяя в основном Аляску и узкую полосу по североканадскому побережью. В северной части Тихого океана населяет Алеутские, Командорские и Курильские острова, а также о-в Хонсю. В Европе обитает на севере Скандинавии, в северной части Великобритании, в Альпах и Пиренеях. В северной части Атлантического океана обитает на островах Исландия и Гренландия. Данных об изменении ареала в историческое время почти нет. Только в Шотландии с конца XVIII века идёт отступание южной границы под воздействием антропогенных факторов.

В зимнее время южная граница несколько смещается к югу, но только в некоторых местах тундровой зоны. В европейской части СССР тундряная куропатка населяет только Кольский полуостров и Северный Урал (рис. 35).

Рисунок 35. Распространение тундряной куропатки в СССР
Рисунок 35. Распространение тундряной куропатки в СССР
1 — Lagopus mutus mutus, 2 — L. m. milUaisi, 3 — L. m. helveticus, 4 — L. m. comensis, 5 — L. m. pleskei, 6 — L. m. nelsoni, 7 — L. m. rupestris, 8 — L. m. welchi, i m. saturatus, 10 — L. m. captus, 11 — L. m. islandorum, 12 — L. m. nadezdae, 13 — L. m. macrorhynchus, 14 — L. m. transbaicalicus, 15 — L. m. krascheninnikowi 16 — L. m. kuruensis, 17 — L. m. evermanni, 18 — L. m. townsendi, 19 — L. m. chambertaini, 20 — L. m. sandorfi, 21 — L. m. atkensis, 22 — L. m. gabrielsoni, 23 — L. m. yunaskensis, 24 — L. m. dixoni, 25 — L. m. hyperboreus, 26 — L. m. ridgwayi.

На Кольском полуострове она распространена по каменистым прибрежным тундрам северного берега на юго-восток до острова Сосновец (кол. ЗИН АН СССР) и в альпийском поясе Хибин, но южные пределы её распространения здесь не выяснены. На полуострове Канин пока не найдена. На Северном Урале распространена от самых северных отрогов (озеро Минисей, возможно хребет Пай-Хой) к югу до горы Конжаковский Камень (59°40′ северной широты).

Далее к востоку населяет северные части полуостровов Ямал к югу до 68° северноу широты, Гыдан к югу до 71° северной широты (Наумов, 1931) и Таймыр, где южная граница проходит на западе под 71°30′ северной широты, а на востоке под 73° (устье реки Хатанга). Небольшой изолированный участок занимает в горах Путорана. В советском секторе Арктики встречается только на островах Земли Франца-Иосифа, где характер пребывания этого вида неясен: встречались и добывались только взрослые птицы с февраля по октябрь (Демме, 1934; Рутилевский, 1957) и явно в качестве залётных бывали встречены на Новосибирских островах. К востоку от устья реки Хатанги южная граница спускается до 72° северной широты к реке Попигай (Сдобников, 1957), идёт на восток по алазейским тундрам до реки Лены, затем по горным системам Верхоянского хребта, Юдомо-Майского и Алданского нагорий спускается к горам Байкала.

Здесь её распространение изучено плохо, возможно, что в Байкальском и Баргузинском хребтах обитают изолированные популяции. Далее граница идёт по южным склонам Станового хребта к Охотскому побережью, куда выходит под 56° северной широты, и отсюда — на север по берегу материка к мысу Дежнёва. В очерченных границах тундряных куропаток нет по низинному западному побережью Камчатки и в долине реки Камчатки, в Пенжинско-Анадырской депрессии, в тундрах левобережья нижней Колымы, в низинных тундрах Алазеи и Хромы. В то же время они встречаются по всем возвышенностям, ограничивающим эти тундры или заходящим в их пределы, например в Кондаковских горах и на кряже Улахан-Сис. Южнее этого сплошного ареала расположен ряд изолированных участков, самый крупный из которых включает горные системы Алтая, Саян и Хамар-Дабана.

Остальные участки небольшие. Это — восточно-хангайский (гора Отхон-Тенгри, — Козлова, 1932), в центре хребта Хан-Хухэй (данные автора), в хребте Монгольский Алтай (Турген-Ула, — Потапов, 1985; Мунх-Хайран-Ула, — Кищинский и др., 19826), в хребте Саур (рис. 35), в хребтах Ям-Алинь и Дуссе-Алинь (А. А. Назаренко, устное сообщение). Населяет Командорские и Курильские острова к югу от острова Симушир включительно (Kuroda, 1925).

Зимовки

Зимняя жизнь тундряной куропатки изучена значительно хуже, чем у белой. На Приполярном Урале я встречал её в начале зимы в субальпийском поясе, среди разбросанных всюду кустарниковых зарослей берёзы и отдельных лиственничных рощ, где. не было никаких обнажений, но снежный покров был тонок и не скрывал мелких кустарничков. В тундрах Хибин и Лапландии эти птицы концентрируются в местах, где снег лежит тонким слоем из-за постоянного действия ветров, а местами встречаются и открытые участки. Здесь они кормятся листьями, ягодами и почками альпийских растений, но при сильных снегопадах откочёвывают в ивняки и березняки у верхней границы леса (Семенов-Тян-Шанский, 1959; MacDonald, 1970).

На Северо-Востоке СССР тундряные куропатки проводят зиму в верхних частях горных склонов, в верховьях речек и ручьёв у верхнего предела лиственничного редколесья среди зарослей ольхи и низкорослых берёзок, кедрового стланника и редких лиственниц. Снежный покров здесь всю зиму значителен; под действием ветра на нём быстро образуется наст, облегчающий передвижение птиц, и в то же время остаётся достаточно мест в распадках и среди кустарников, где снег сохраняет свою рыхлость и позволяет птицам устраивать подснежные камеры. Средние температуры зимой на склонах заметно выше, чем внизу, в поймах, куда стекает более холодный воздух, и где обычно зимуют белые куропатки (Андреев, 1980). Эта температурная инверсия используется тундрянками и в других районах, особенно на северо-востоке Гренландии: стаи этих птиц держатся в сентябре на склонах гор в пределах высот 300 — 1 000 метров над уровнем моря, где на несколько градусов теплее, чем в прибрежной низине (Salomonsen, 1950). Всю зиму тундряные куропатки держатся небольшими группами по 5–9 птиц, парами и даже одиночками, не образуя больших скоплений. Рассредоточенные по большой территории, они поэтому нуждаются в значительно меньших запасах корма на единицу площади, чем белые куропатки, и гораздо более полно осваивают кормовые ресурсы территории.

Суточная активность в зимнее время такая же, как и у белых куропаток. В середине зимы при минимальном световом дне (Шпицберген, Таймыр, Гренландия) птицы,по-видимому,кормятся всё светлое время дня. С увеличением светового дня длительность кормёжек и дневного отдыха начинает увеличиваться. Птицы кормятся с перерывами, чередуя активное собирание корма с кратким отдыхом, и в итоге чистое время на кормёжку остаётся сравнительно постоянным. Суточный бюджет времени зимой таков: ночной отдых в подснежной камере 16–17 часов, дневной отдых 2–4 часа, кормовая активность (передвижение пешком по снегу) 3,5–5,0 часов, полёт не более 2–3 минут. Скорость движения по снегу в процессе кормёжки не велика, от 125 до 250 м/ч; за сутки птица проходит в поисках корма 600–800 м (Андреев, 1980).

Кормящаяся птица движется поперёк склона или вдоль ручья в поисках небольших кустиков. На поиск и склёвывание одного кусочка корма уходит в среднем 1,5–2 секунды. Средний диаметр побегов в зобах птиц составляет 0,9 мм (0,5–1,3) при средней (сухой) массе 7,4 мг (5,0–19,0) у самцов и 5,4 мг (4–16) у самок. Масса кусочков ольховых серёжек значительно больше, 78 мг (51-115), что вполне компенсирует повышенные затраты времени на их отыскание. Средняя величина энергии существования составляет 442,9 кДж/сут (207,7–439,6), при величине экскреторной энергии 933,1 кДж/сут. Если позволяет состояние снега, то при температурах ниже —20 °С тундряные куропатки всегда устраиваются на ночлег и дневной отдых в подснежных камерах. Зарывание в снег и устройство такой камеры занимает около 15 секунд. Дно камеры находится в 25–28 см от поверхности при толщине снежного потолка 7–10 см и ширине камеры около 16 см (Андреев, 1980).

Подробности зимней жизни птиц на Земле Франца-Иосифа неизвестны. Возможно, что они улетают на самое тёмное время на Шпицберген, ибо ни разу не были встречены здесь между 23 октября и 12 февраля. На Шпицбергене, где зимние условия несколько мягче, куропатки накапливают к ноябрю большое количество жира, до 280–300 г при массе тела до 900 у самцов и 850 у самок (Johnsen, 1941; Мортенсен и др., 1982). Этот запас жира полностью расходуется к весне, потребляясь в основном в течение первых 4 недель полярной ночи, когда световой день (освещение свыше 2 люкс) длится около 2 часов. Тундряные куропатки нередко кормятся тундровой растительностью на копанках северных оленей, в том числе и на Шпицбергене.

Миграции

Эти явления выражены значительно меньше, чем у белой куропатки, но в некоторых арктических тундрах масштабы сезонных перемещений нередко бывают весьма значительными. В районе Таймырского озера массовые осенние пролёты происходят между 18 сентября и 4 октября, но после них на зиму всё же остаётся небольшое количество птиц. При перелётах через Таймырское озеро стаи куропаток поднимаются высоко в воздух. Весеннее движение на север идёт не столь быстро и растягивается на больший срок.

В самых северных тундрах Таймыра и Гыдана тундрянки появляются сразу после того, как солнце начнёт показываться над горизонтом, между 5 и 25 февраля (Сдобников, 1957). Наиболее дальние перелёты в пределах СССР вряд ли превышают 500 км. В частности, птицы из гыданских тундр по долине реки Таз достигают Полярного круга. Все островные популяции в средних широтах строго оседлы. На островах Полярного бассейна куропатки либо улетают на зиму (Канадский Арктический архипелаг), либо же совершают значительные перемещения в пределах одного острова (Гренландия), либо архипелагов (Шпицберген). Вдоль берегов Гренландии они совершают перелёты протяжённостью до 1 000 км и более (Salomonsen, 1950).

Местообитание

Наиболее характерными местами летнего обитания являются открытые каменистые тундры, почти совершенно лишённые кустарниковой растительности, с мозаичным травянистым или моховым покровом. Такие же места избираются ими и в горах, где они приурочены к субальпийскому и альпийскому поясам и чередуются с крупными каменными россыпями, осыпями и скалами. В таких местах даже летом лежат снежники, исчезающие лишь к августу. Окраска летнего оперения тундрянок прекрасно гармонирует с серой окраской камней, покрытых пятнами лишайников. На ряде океанических островов (Курильские, Командорские, Алеутские) они встречаются и на достаточно влажных участках с богатой травянистой растительностью и зарослями кустарников, но гнездиться предпочитают на более сухих каменистых вершинах пологих холмов.

Густые кустарниковые заросли и кочковатая моховая тундра, столь любимые белыми куропатками, тундрянками решительно избегаются, и только в Японских Альпах они изредка гнездятся в низкорослом кедровом стланике. На зиму происходит существенная смена мест обитания, сопровождающаяся в ряде мест настоящими перелётами. Но в большинстве районов ареала сезонные перекочёвки не отличаются большими масштабами. Выбор мест обитания зимой определяется прежде всего наличием корма — либо различных трав на обнажённых от снега участках (так называемые «выдувы»), либо древесно-кустарниковой растительности в лесотундре или субальпийском поясе.

Численность

Она никогда не бывает столь высокой, как у белых куропаток (табл. 9), составляя в типичных местах обитания 60–80 птиц на 1 000 га весной и 80–120 осенью. Считается, что численность вида испытывает колебания с периодом в 10 лет, но данных на этот счёт ещё недостаточно (Jenkins, Watson, 1970; Gudmundsson, 1972; Weeden, Theberge, 1972).

Таблица 9. Численность тундряной куропатки в различных районах ареала
МестоКоличество птиц на 100 гаИсточник
особей, в мае—июневыводков
Канада: северо-западные территории0,1–3,1Weeden, 1965
Аляска2,3–4,4 (самцы)Weeden, 1965
Шотландия15 (5–66)Watson, 1965
Северный Урал2,5Данилов, 1975
Колымское нагорье0,5–22Кищинскнй, 1975
Таймыр6–8Кречмар, 1966
Парамушнр3,5Воронов и др., 1975
Япония15–16Sakurai, Tsuruta, 1972

Размножение

Тундряные куропатки — моногамы, но с явной склонностью к полигамий. Самец и выбирает гнездовый ...

Суточная активность, поведение

Характер суточной активности совершенно такой же, как и у предыдущего вида, но в брачный период самцы токуют с заметно меньшей интенсивностью. Тундряные куропатки — стайные птицы, но за редким исключением (сезонные перемещения на Таймыре, в Гренландии) они никогда не образуют столь большие стаи, как белые куропатки. В осенне-зимнее время птицы держатся небольшими группами, а на юге ареала даже парами, летом самцы образуют отдельные группы из линяющих птиц, а самки с выводками держатся обособленно, хотя в конце лета несколько выводков могут объединяться в одну стаю.

Спят обычно на земле или в снегу — в поверхностной или подснежной камере.

Питание

В пределах СССР в качестве основных зимних кормов выступают почки, концевые побеги и серёжки различных берёз, в том числе и полярной, листья и побеги вороники и лаузелерии, а на северо-востоке СССР основное место в рационе занимают почки и концевые побеги кустарниковых ив и берёз, а также серёжки ольхи (Дементьев, Шохин, 1935; Андреев, 1980). На севере Европы ива используется только как второстепенный корм наряду с концевыми побегами голубики и листьями брусники. В зависимости от высоты снежного покрова зимний рацион может заметно меняться даже в одной и той же местности. В Исландии, например, после того, как снег скроет низкие ивовые кустарники тундрянки переходят на питание более высокими берёзами, а в Финской Лапландии при большом количестве снега в середине зимы птицы начинают кормиться на берёзах серёжками, как тетерева (Pulliainen, 19706).

Считается, что в местах совместного обитания с белой куропаткой рацион тундряных куропаток более специфичен, и диапазон используемых растений менее широк, что позволяет избегать пищевой конкуренции (Weeden, 1964). Однако на северо-востоке СССР в местах совместного обитания спектры питания обоих видов широко перекрываются, и избегание конкуренции происходит за счёт постоянного биотопического разобщения и разной стратегии кормёжки (Андреев, 1980). Более слабый и меньший по размерам клюв тундряной куропатки заставляет её кормиться более тонкими побегами, которые в местах концентрации белых куропаток выедаются в первую очередь.

В ряде районов (Шотландия, возможно ряд Алеутских островов) в зимней диете веточные корма почти полностью отсутствуют, а её основу составляют листья и побеги вакциниевых, вороники, камнеломок и вереска. В летнем питании также прослеживается определённая специализация. По сравнению с белой, тундряная куропатка потребляет меньше зелени, но значительно больше семян, причём по всему северу ареала особенное значение имеют пазушные луковички живородящей гречихи, стебли, листья и ягоды вороники, различные цветы (в основном луазелерии, андромеды, голубики и черники), листья и молодые побеги ивы, семена крупок, карликовой берёзы и различные ягоды. На Алтае летом в желудках птиц были обнаружены бутоны и листья альпийского мака, цветочные головки гречихи, цветы и листья лютика, камнеломки, побеги и листья ивы и другая зелень. Насекомые почти не употребляются, и даже в диете птенцов они занимают незначительное место, уступая первенство тем же пазушным луковичкам живородящей гречихи, листьям и побегам камнеломки, листьям голубики, цветам андромеды, черники и голубики, ягодам черники, и коробочкам политриховых мхов (Семенов-Тян-Шанский, 1959).

Враги, неблагоприятные факторы

Врагами тундряной куропатки выступают все сколько-нибудь крупные хищники, поморники и крупные чайки. Наибольший урон ряду популяций наносят песцы, хотя точных данных на этот счёт нет. В целом следует заметить, что благодаря значительно меньшей плотности населения, чем у белой куропатки, ущерб от хищников значительно меньший.

Из отрицательных факторов отмечено влияние суровых зим с большим количеством снега и летние возвраты холодов (Семёнов-Тян-Шанский, 1959), хотя в бассейне Колымы высокий снежный покров никак не отражался на численности птиц (Андреев, 1980).

Хозяйственное значение, охрана

Будучи широко и сравнительно равномерно распространённым по наиболее суровым и бедным жизнью областям севера Голарктики, этот вид является важным компонентом северных экосистем как источник питания целого ряда хищников. Среди последних имеются и такие редкие, реликтовые виды, как кречет, и столь важные в промысловом отношении, как песец.

Как охотничье-промысловый объект тундряная куропатка намного уступает белой прежде всего благодаря отсутствию крупных скоплений и обитанию зимой в местах труднодоступных для человека. На большей части ареала, как уже указывалось, вид поддерживает свою нормальную численность, но в местах, заселяемых человеком, сравнительно быстро уничтожается. В то же время свойственные виду доверчивость и отсутствие боязни человека делают его довольно перспективным для сохранения в ландшафтах, попавших в сферу действия современного образованного человека.

Курообразные (Galliformes) Тетеревиные (Tetraonidae)


Предыдущий вид | Том 2 | Следующий вид

Тундряная куропатка / Lagopus mutus (Montin, 1776)
Тундряная куропатка
Lagopus mutus

Том 2

Чеглок / Falco subbuteo
Чеглок
Falco subbuteo
Hobby
Зарянка / Erithacus rubecula
Зарянка
Erithacus rubecula
Robin
Тонкоклювый буревестник — Puffinus tenuirostris

Тонкоклювый буревестник

Puffinus tenuirostris

Short-tailed Shearwater, Slender-billed Shearwater, Tasmanian Mutten-bird

Обыкновенная горлица — Streptopelia turtur

Обыкновенная горлица

Streptopelia turtur

Turtle Dove

Охристый колибри — Selasphorus rufus

Охристый колибри

Selasphorus rufus

Rufous Hummingbird

Том 1. Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 1

Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Крапивник — Troglodytes troglodytes
Крапивник
Troglodytes troglodytes
Вертишейка — Jynx torquilla
Вертишейка
Jynx torquilla

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+