Птицы России и сопредельных регионов


Старик
Synthliboramphus antiquus

Главная Том 4 Старик (Synthliboramphus antiquus)
Название вида:Старик
Латинское название:Synthliboramphus antiquus (Gmelin, 1789)
Английское название:Ancient Murrelet
Немецкое название:Silberalk
Латинские синонимы:Alca antiqua Gmelin, 1789
Отряд:Ржанкообразные (Charadriiformes)
Семейство:Чистиковые (Alcidae)
Род:Старики (Synthliboramphus Brandt, 1837)
Статус:Гнездящийся мигрирующий и зимующий вид

Общая характеристика и полевые признаки

Мелкий чистик с серым верхом, белой брюшной стороной, чёрной широкой полосой (обычно прикрыта крыльями), идущей вдоль боков тела, чёрной головой и коротким светлым клювом. В брачном наряде выделяются широкие белые полосы вдоль боков темени, смыкающиеся на затылке. Тело удлинённое, ноги отнесены далеко назад.

В Южном Приморье и на Южных Курильских островах может быть спутан с редким хохлатым стариком, от которого в природе трудно отличим. Летает, как и другие мелкие чистики, быстро, прямолинейно, низко над водой.

Взлетает с воды без разбега: сидящая птица, отталкиваясь ногами, подпрыгивает на 50 см от поверхности воды и начинает полёт. Сходным образом взлетает с суши. В отличие от многих других чистиковых старик на суше не сидит «столбиком», как его нередко изображают в определителях, а лежит, опираясь грудью на субстрат. На суше птицы большую часть времени неподвижно лежат на одном месте, хотя при необходимости перемещаются довольно резво (данные В. А. Зубакина, С. П. Харитонова). Старики либо ползают, отталкиваясь лапами, либо прыгают, перемещаясь за один прыжок на 20–30 см, либо передвигаются короткими перебежками, во время которых держат туловище наклонно к субстрату. Благодаря цепким когтям птицы хорошо лазают даже по почти вертикальной поверхности.

В колониях старик очень криклив, особенно в начале размножения и во время перехода птенцов из гнезда в море. Чаще всего слышна громкая трель взрослых птиц «црррль». На воде старики обычно молчаливы, исключая время кормления птенцов. Птенцы в гнезде негромко попискивают «пси-пси-пси. . .». Как только пуховик покидает гнездо, начиная движение к морю, звучит новый сигнал — громкое настойчивое «ции!...», повторяемый 4–6 раз подряд с постепенным усилением силы звука к концу. Он слышен на расстоянии нескольких десятков метров. С его помощью птенец поддерживает контакт с родителями на протяжении перехода к морю. Ответный «призывный» крик взрослых — короткое «при-рири» (или «црриври»).

Во время кормления птенцов родители, вынырнув, как правило, подают сигнал «цк-цк-црррль» (или только первую часть). Птица кричит так независимо от того, вынырнула она с добычей или без неё. Птенцы, устремляясь навстречу, издают звонкое «цив-цив-цив». В остальное время они негромко пищат, замолкая во время нахождения родителей под водой.

Описание

Окраска. Самец и самка в брачном наряде. Половой диморфизм в окраске не выражен. Верх головы и зашеек чёрные. На боках темени и затылке белая полоса в виде подковы, смыкающаяся сзади головы (образована узкими удлинёнными перьями). На межлопаточной области (в большинстве случаев) и боках зоба — продольные пестрины из таких же белых перьев. Иногда вокруг глаза не очень заметные светлые полукольца. Бока головы, подбородок, горло, шея спереди буровато-чёрные. Бока шеи, зоб и вся нижняя сторона тела белые. Вдоль боков тела от основания шеи до основания хвоста — широкая буровато-чёрная полоса, контрастирующая с белым низом. Верх тела тёмно-серый. Маховые и рулевые буровато-чёрные. Внутренние опахала первостепенных в основной части белые. Малые верхние кроющие крыльев черноватые, остальные тёмно-серые. Нижние кроющие крыла белые, подмышечные пёстрые (сочетание белого с бурым). Клюв светлый, желтоватый. Вдоль гребня — чёрная полоса. Ноги светло-серые, перепонки тёмные, когти чёрные. Радужина у птиц всех возрастов тёмно-коричневая (Sealy, 1976).

Самец и самка в зимнем наряде. Верх головы, задняя часть шеи и зашеек чёрные. Белых удлинённых перьев нет (или есть остатки). Вокруг глаза узкие (около 1 мм) белые полукольца, иногда едва заметные. Горло и шея спереди, как и весь низ, белые. Бока тела серые, часть перьев на боках двуцветные — сочетание белого с серым. Верх тёмно-серый с голубизной. Остальное — как летом.

Пуховой наряд. Шапочка, зашеек, бока головы и подбородок чёрные. Горло, шея спереди и низ тела белые. Пятно за ухом светло-серое. Верх выглядит черновато-серым, он образован голубовато-серыми пушинками с чёрными основаниями. На этом фоне выделяются три буровато-чёрных пятна на крыльях и надхвостье. Бока буроватые. Подхвостье и область бёдер светло-серые. В целом распределение окраски повторяет таковое взрослой птицы.

Гнездовой наряд. Чёрный или буровато-чёрный цвет верха головы и зашейка постепенно переходит к черновато-серому цвету спины (у взрослых птиц в брачном пере граница между зашейком и спиной резкая). Бока головы светлее её верха, подбородок и горло буровато-серые, иногда этот цвет заметен только на подбородке. У большинства птиц по бокам темени штриховой рисунок различной степени интенсивности из очень узких белых пёрышек (иногда он присутствует на затылке и на зашейке). Передняя часть шеи, как и весь низ тела, белая. Бока буровато-серые с чешуйчатым рисунком на границе с белым низом (рисунок образован тёмными каймами на концах контурных перьев). Клюв меньше и темнее, чем у взрослой птицы. Остальное — как у взрослой птицы в зимнем оперении.

Первый зимний наряд. В целом птица очень похожа на взрослых зимой, отличаясь меньшей высотой клюва и более тёмными боками. Кроме того, в ноябре (а иногда и в декабре) на боках ещё сохраняются остатки «чешуйчатого рисунка».

Строение и размеры

Длина (в мм) крыла самцов (n = 63) 136,5–146,0 (среднее 140,3), самок (n = 49) 131,0–149,0 (среднее 139,5); клюва самцов (n = 78) 12,5–15,1 (среднее 13,8), самок (n = 69) 12,6–15,1 (среднее 13,8); цевки самцов (n = 12) 25,1–29,0 (среднее 26,8); самок (n = 74) 24,6–29,0 (среднее 26,9).

Масса (в граммах) самцов (n = 87) 184,8-267,2 (среднее 210,6), самок (n = 86) 176,7–248,6 (среднее 206,4) (Sealy, 1976; Дементьев, 1951; данные Ю. В. Шибаева).

Линька

Полная линька взрослых в наших водах бывает в сентябре и в октябре, так как птицы материалов ЗИН АН СССР, добытые 22 августа около Мальминских островов, находятся в летнем наряде без признаков линьки, а старики от конца октября из Аяна, бухты Находки и от 21 октября из Петропавловска-на-Камчатке — уже в зимнем оперении с дорастающими перьями (в пеньках) на горле и темени. Весенняя частичная линька взрослых происходит в апреле. У самца с острова Хонсю в зимнем наряде от 28 апреля интенсивно сменялось мелкое оперение на голове, шее, спине, зобу и груди. Некоторые особи, по-видимому, линяют и раньше апреля, так как у старика из залива Америка (район Владивостока) от 30 мая летнее перо было уже сильно изношено, в особенности на спине (Козлова, 1987).

От марта к августу (Приморье) идёт процесс изнашивания оперения. Это, в частности, очень заметно по деградации украшающих перьев головы и зашейка. Рисунок становится менее заметным, белые перья исчезают на затылке (из «подковы» получаются две заглазничные белые полосы) и в межлопаточной области. Процесс изнашивания оперения начинает особенно прогрессировать после спуска на воду молодых (в Приморье — с конца мая до конца июня). Все июльские взрослые из Приморья по изношенности оперения резко отличались от июньских. К этому времени значительно деградируют украшающие перья, но особенно меняются маховые, которые совершенно обтрёпываются и становятся белесыми. Кульминацией является полная потеря маховых, которые выпадают уже после распада семьи (взрослая самка от 28 августа, добытая севернее устья реки Тумнин) (данные Ю. В. Шибаева).

Подвидовая систематика

Описаны два подвида, различающиеся по величине клюва и развитию рисунка на боках шеи (Степанян, 1975). Оба подвида обитают на территории СССР.

  1. Syhthliboramphus antiquus antiquus — Alca antiqua Gmelin, 1789, Syst. Nat.l, c. 554, запад Северной Америки. Ареал вида, кроме Командорских островов. На боках шеи широкие и многочисленные пестрины. Клюв массивный и более высокий.
  2. Synthliboramphus antiquus microrhynchos — Synthliboramphus antiquus microrhyhchos Stepanyan, 1972, Орнитология, 10, с. 388. остров Медный, Командорские острова. Белый рисунок на боках шеи менее развит, пестрин меньше и они заметно уже. Клюв менее массивный и высокий.

Распространение

Ареал вида в целом. Северная Пацифика, побережья материков и островные гряды между 22 и 63° северной широты (рис. 23, 24).

Рисунок 23. Область распространения старика
Рисунок 23. Область распространения старика
а — места гнездования, б — область зимовки
Рисунок 24. Места установленного (1) и предполагаемого (2) гнездования старика в СССР
Рисунок 24. Места установленного (1) и предполагаемого (2) гнездования старика в СССР

Гнездовой ареал. Северный предел гнездования на азиатском побережье Тихого океана — Пенжинская губа. Гнездование известно со времён Палласа. В. Д. Яхонтов (1974) пишет о гнездовании на мелких островах в северной части губы и в южной её половине (острова Добржанского, Темчун, Второй, Крайний, Ровный). Нигде более на западном побережье Камчатки не зарегистрирован. На восточном — достоверно гнездится только на острове Старичков в районе Авачинской губы (Вяткин, 1989). Об этой колонии писал её Паллас (цитата. по: Taczanowski, 1893). На Командорских островах в настоящее время — один из самых редких гнездящихся чистиков (Карташёв, 1961; Мараков, 1966). В прошлом на острове Медный был обычен (Иоганзен, 1934), гнездился на острове Арий Камень (у острова Беринга) (Stejneger, 1885).

В незначительном числе населяет все Курилы (Yamashina, 1931; Велижанин, 1972, 1978). Наиболее обычен на островах Птичьих (Базарный, Бакланий, Две Гагары), у островов Парамушир, Чиринкотан, Ушишир, Шикотан, Анучина (Велижанин, 1972, 1978). Молодые или яйца найдены на островах Парамушир, Итуруп (Yamashina, 1931), Анучина (Воронов, 1975), на мелких островках у Шикотана (Кобаяси, 1933; Велижанин, 1978; данные Ю. В. Шибаева).

Для Сахалина доказано гнездование в двух точках — на острове Тюлений (Нечаев, Тимофеева, 1980) и на острове Монерон. На мелких островах у Монерона в конце июля 1976 года была обнаружена скорлупа яиц и три трупа старика (данные Ю. В. Шибаева). Помимо этого, в гнездовое время старики встречались у берегов самого Сахалина (мыс Терпения — 28 июня 1947 года, одиночка; мыс Кузнецова — 29 мая 1949 года, пара) (Гизенко, 1955).

На северо-западном побережье Охотского моря гнездование установлено в районе Аяна (Мальминские острова, Козлова, 1957). Гнездится на небольшом островке Талан Тауйской губы Охотского моря (данные А. Я. Кондратьева и А. С. Китайского). Встречен на Шантарских островах. Однако гнездование не доказано (Дулькейт, Шульпин, 1937). В. Д. Яхонтов (1977) на Шантарских островах этот вид вообще не отмечает.

На побережье Татарского пролива гнездование старика зарегистрировано в заливе Де-Кастри на острове Обсерватории (Schrenk, 1861). С. В. Елсуков (1984), обследовавший большой (около 440 км) участок побережья от Духовских озёр (район Пластуна) и до реки Лудза (район мыса Золотой) в течение лета 1977 года, учёл в общей сложности 37 птиц. Он считает старика гнездящимся в этом районе, однако не приводит никаких объективных доказательств.

В районе залива Ольги старик немногочисленный гнездящийся вид. Наблюдались семьи с молодыми. Добыта птица с наседными пятнами (Лабзюк, 1975). В заливе Петра Великого гнездится на островах Верховского, Карамзина (Нечаев, Юдаков, 1968; Лабзюк и др., 1971), Фуругельма (Лабзюк и др., 1970), Стенина и Клыкова (Нечаев, Юдаков, 1968). На двух последних островах факт гнездования не подтверждается конкретными находками. Обнаружение мёртвого пуховика в мае 1979 года (данные Ю. В. Шибаева) на пляже острова Гильдебрандта позволяет говорить о гнездовании на этом или на одном из близлежащих островков.

В целом старик в западной части гнездового ареала — спорадически гнездящийся вид. Сложность обнаружения гнёзд в связи с ночным образом жизни позволяет полагать, что многие места гнездования его ещё не выявлены. В частности, это касается Курильских островов.

Известно также гнездование этого вида на пяти островках у берегов Корейского полуострова, на двух — у берегов Японии и в одном месте в Китае (Austin, 1948; Checklist of Japanese birds, 1974; Cheng, 1976).

В Северной Америке колонии этого вида размещаются на Алеутских островах, на островах у полуострова Аляска, на побережье залива Аляска и на юге архипелага Александра (США). Далее к югу вид обитает на островах Королевы Шарлотты и по берегам залива Королевы Шарлотты (Канада) (Sowls et al., 1978; Vermeer et al., 1983).

Зимовки

В СССР зимует у Командорских островов (Козлова, 1957), в прибрежных водах южной части Курильской гряды (Велижанин, 1972), у юго-восточного побережья Сахалина (Воронов, 1972) и в Южном Приморье (нерегулярно), где доходит до бухты Ольги (Абрамов и др., 1973; данные Ю. В. Шибаева).

В Японии зимой обычен вдоль всей гряды островов, распространяясь на юг до Тайваня и побережья Китая (Checklist of Japanese birds, 1974). В Корее зимует у южных берегов полуострова, у островов Чеджудо и Уллындо (Вон-Хон Гу, 1963; Gor, Won, 1971). В восточной части ареала часть стариков зимой движется к югу вдоль побережья Калифорнии, другие зимуют вблизи мест гнездования или подальше в море (Grinnel, Miller, 1944; Gabrielson, Lincoln, 1959; Sealy, 1976).

Во время осенней миграции при сильных западных ветрах отмечены многочисленные залёты стариков в глубь американского континента (Munyer, 1965; Verbeek, 1966).

Миграции

Данных нет.

Местообитание

В гнездовое время — преимущественно небольшие острова (с почвенным слоем и пустотами в разрушающихся скальных породах), расположенные в островных дугах или у материкового побережья. В период кочёвок и зимой — в основном районы моря, примыкающие к побережью.

Численность

Оценка численности затруднена из-за скрытного образа жизни. Данные по СССР отрывочны. На острове Старичков (восточное побережье Камчатки) 12–14 тысяч птиц (Вяткин, 1983). На острове Талан Тауйской губы Охотского моря гнездится примерно 10 тыс. пар стариков (данные А. Я. Кондратьева и А. С. Китайского). Для Курильской гряды численность оценивается в 3 000 экземпляров (Велижанин, 1978). И. Ямасина (1931) и А. Г. Велижанин (1972, 1978) считают, что старик — малочисленный вид на Курильских островах. Однако А. Г. Воронов (1975) на относительно коротком маршруте между островами Кунашир и Анучина учёл в июле более 2 000 птиц. В заливе Петра Великого численность в лучшем случае определяется несколькими тысячами. Стариков было много на острове Обсерватории в заливе Де-Кастри в XIX веке, однако сейчас информация оттуда отсутствует.

Невелики и колонии, находящиеся за пределами нашей страны на азиатском побережье Тихого океана. Японские острова: на острове Теури — 500 экземпляров (Murata, 1958). Н. Курода (Kuroda, 1963), посетивший это место позднее, колоний не обнаружил. Корейский полуостров: на острове Рэн — «много»; на острове Ниси — несколько сот птиц; на острове Чибалдо, — по-видимому, несколько сот (Austin, 1948). В целом в западной части ареала, и в частности в нашей стране, старик — немногочисленный вид. В восточной половине гнездового ареала численность вида определяется примерно в 1 млн особей (Sowls et al., 1978; Vermeer et al., 1983). В западной части ареала она, видимо, значительно ниже.

Размножение

Колониальная птица. Обычно гнездится с другими морскими птицами, образуя смешанные колонии. В Приморье ...

Суточная активность, поведение

В колонии ведёт ночной образ жизни. Днём на суше остаются только насиживающие птицы. Перед прилётом и после отлёта из колонии птицы скапливаются в определённых зонах вблизи гнездовий («stading area»); в вечернее время — за три часа до наступления сумерек (Sealy, 1976).

У острова Верховского (залив Петра Великого) птицы скапливаются в 300–500 метров от острова, в июне вечерний прилёт их в колонию начинается в сумерках и тянется 30–35 минут. Отлёт из колонии происходит на рассвете.

По наблюдениям, во второй половине июня — первой половине июля на острове Талан скопления стариков первоначально располагаются в 2,4–3 км от колонии. К 19–20 часам, то есть за 3–4 часа до захода солнца, здесь собираются тысячи стариков, птицы очень разрежённой стаей (несколько десятков метров между парами или группами птиц) начинают медленно перемещаться в направлении колонии. К часу ночи, в глубоких сумерках (примерно через два часа после захода солнца), стая подплывает к самому берегу острова и старики перелетают на сушу. В отличие от других чистиковых взлетевшие с воды старики летят вверх по склону низко над землёй, на высоте 1,5–5 м. Посадка напоминает падение вниз, по склону они летят на той же высоте, переходя над пляжем на горизонтальный полет и с ходу ныряя в воду. Примерно до трёх часов ночи идёт интенсивный обмен птицами между стаей на воде и колонией, затем поток стариков с суши начинает преобладать и стая птиц постепенно отплывает от берега. Слёт последних птиц отмечен в 4 часа 48 минут, примерно за 15 минут до восхода солнца (данные В. А. Зубакина, С. П. Харитонова).

Питание

В Британской Колумбии (остров Лангара) старик в начале периода размножения (апрель — май) питается главным образом двумя видами эуфаузиид — Euphausia pacifica и Thysanoessa spinifera. Позже птицы переходят к кормлению рыбой — Ammodytes hexapterus (Sealy, 1975). В заливе Петра Великого в июне 1980 года пара стариков выкармливала птенцов преимущественно молодью сельди — Clupea harengus. Таким образом, основу питания составляют массовые планктонные ракообразные и стайные виды рыб.

У острова Фуругельма (Приморье) в июне старик охотился за молодью сельди (3–4 см), которая образовывала плотные косяки (0,5−1 м в диаметре) из нескольких сотен особей. Охота происходила в верхнем слое воды, около 1,5 м от поверхности. Основной тактический приём состоял в том, чтобы не допустить ухода косяка в глубину. В начале старик плавал, часто опуская голову в воду в поисках объекта охоты. После обнаружения стаи рыб следовала серия очень коротких и неглубоких заныриваний, которые выглядели как рекогносцировка. Затем начинались более глубокие затаривания, во время которых птица стремительно снизу или сбоку врывалась в стаю, пересекала её и выскакивала на поверхность, иногда подпрыгивая над водой. В результате серии таких атак косяк поднимался к поверхности, а его структура и управление расстраивались на 0,5–2 минуты. Часть рыб «брызгами» выпрыгивала из воды, другие плашмя бились на поверхности. Старик, совершавший в это время свои охотничьи атаки, ловил рыб только в толще воды, не трогая тех, которые были на её поверхности. Обычно к этому моменту рядом оказывалась группа чернохвостых чаек, которые следили за действиями старика. Они тут же подключались к охоте. Наконец, рыбы восстанавливали строй и уходили в глубину. После этого всё могло повториться.

Враги, неблагоприятные факторы

В Южном Приморье старики часто становятся жертвами сапсана (Falco peregrinus). Этот хищник охотится за ними и в Британской Колумбии (Beebe, 1960). По сведениям П. С. Вяткина (1983), гнездовья стариков на острове Старичкова постоянно посещаются тихоокеанскими чайками (Larus schistisagus), которые уничтожают кладки в неглубоких норах. В колониях стариков залива Петра Великого неоднократно приходилось наблюдать чернохвостых чаек (Larus crassirostris), большеклювых и чёрных ворон (Corvus macrorhynchos, Corvus corone), которые, низко летая вдоль склонов или расхаживая по колонии, заглядывали в норы стариков. Добычей для этих «хищников» здесь могут быть только яйца стариков (в начальный период откладки, когда птицы ещё не приступили к насиживанию) и, возможно, пуховики, не успевшие спуститься на воду ночью в период перехода их в море или плавающие вблизи острова, что случается очень редко. Семья стариков (два взрослых и два птенца с остатками пуха), за которой мы постоянно наблюдали в июле 1980 года, постоянно подвергалась нападениям чернохвостых чаек. Они пикировали на птенцов и взрослых птиц, выныривающих с рыбкой, пытаясь забрать добычу. Все нападения (около 30), кроме одного, были безуспешны.

На острове Талан небольшое число взрослых птиц гибнет, по-видимому, по вине топорков, когда старики ночью забираются в их жилые норы. Погибших стариков с ранами и кровоподтёками на шее неоднократно находили на поверхности земли среди нор топорков и, реже, в самих норах (устное сообщение А. С. Китайского).

На острове Монерон кладки стариков может уничтожать серая крыса (Rattus norvegicus саrасо). Известно о нескольких случаях уничтожения кладок и птенцов старика на острове Лангара чёрной крысой (Rattaus rattus) (Campbell, 1968; Sealy, 1976).

Хозяйственное значение, охрана

На большей части гнездового ареала не требует специальных мер охраны. Ряд гнездовых колоний в СССР, в первую очередь расположенных вблизи крупных промышленных центров, взяты под охрану. Колонии старика в заливе Петра Великого вошли в состав Дальневосточного морского заповедника, организованного в 1978 году, и двух памятников природы на островах Карамзина и Верховского, действующих с 1984 года.

Единственное место гнездования вида на Восточной Камчатке — остров Старичкова. В 1981 году объявлен памятником природы. Часть гнездовий на Малой Курильской гряде охраняется республиканским заказником.

Ржанкообразные (Charadriiformes) Чистиковые (Alcidae)


Предыдущий вид | Том 4 | Следующий вид

Обыкновенная пустельга / Falco tinnunculus
Обыкновенная пустельга
Falco tinnunculus
European Kestrel
Болотная сова / Asio flammeus
Болотная сова
Asio flammeus
Short-Eared Owl
Даурский журавль — Grus vipio

Даурский журавль

Grus vipio

White-naped Crane

Большая конюга — Aethia cristatella

Большая конюга

Aethia cristatella

Crested auklet

Вертишейка — Jynx torquilla

Вертишейка

Jynx torquilla

Wryneck, Eurasian Wryneck

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Пестроносая крачка — Thalasseus sandvicensis
Пестроносая крачка
Thalasseus sandvicensis

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+