Статья: Северо-Запад европейской части СССР

Северо-Запад европейской части СССР

Предыстория знакомства с птицами рассматриваемой территории уходит к XV в. В монастырских «Писцовых книгах» имеются указания, что на землях Обонежской пятины в те времена в изобилии водились тетерева, белые куропатки, рябчики, а также соколы (сапсан). Интересно, что уже тогда люди сетовали на то, что мхи Новгородской иепархии скуднеют соколами, а соколиный промысел приходится переносить на север [Безнадский, 1961; Тихомиров, 1962; Горенья, Задера, 1977].

Первое научное ознакомление с орнитофауной Северо-Запада началось в XVIII в. во время работы академических экспедиций, вскоре после основания Петербурга. Маршруты экспедиций проходили в основном вдоль Невы, Ладоги, Свири по тракту, соединявшему в то время Петербург с Олонецкой верфью (ныне Лодейное поле).

В путевых заметках и отчётах участников академических экспедиций, помимо общих сведений о природе края, имеются данные о птицах, встреченных на Южной Ладоге, где побывал М. Я. Озерецковский [1792, 1812], на Онежском озере, которое посетил в 1779 г. Э. Лаксман [Pallas 1782], и в районе Ижоры — Тосно — Волхова [Falk, 1786]. На основании этих сведений И. Г. Георги [Georgi, 1790] и позднее П. Цедергельмом [Cederhjelm, 1798] был составлен первый перечень птиц Петербургской губернии, насчитывавший, однако, всего несколько десятков видов, в целом обычных на Северо-Западе и в настоящее время. Примечательно, что в этот перечень была впервые введена и садовая овсянка, гнездование которой в пределах Петербургской губернии позднее долго оспаривалось и вновь было подтверждено совсем недавно.

После академических экспедиций интерес к изучению птиц С.-Петербургской губернии и примыкающих к ней районов был утрачен почти на полстолетия. Новых данных долгое время не поступало, если не считать сведений, полученных путём опроса людей при посещении «птичьих рынков» [Meyer, 1815]. Связанные с этим ошибки в определении или местонахождении птиц проникли даже в специальную орнитологическую литературу и сохранились вплоть до конца XIX столетия [Pleske, 1878 — 1880].

Направленное изучение видового состава и распространения птиц на Северо-Западе началось во второй половине прошлого — начала нынешнего столетия. Первым трудом, в котором, помимо списка птиц, даётся описание их распространения и распределения по биотопам, явилась работа В. Лильеборга [Liljeborg, 1852], прошедшего от Новой Ладоги, через Лодейное поле к Вытегре. Этот исследователь приводит записи о 56 видах птиц Приладожья, среди которых наибольший интерес представляют сведения о различных чайках. Сходный маршрут совершил позднее В. Мевес [Meves, 1871], который уделил внимание не только распространению, но и биологии птиц, обитающих в районе Новой Ладоги, Дубно и на болотах около Староладожского канала. В обеих работах имеются указания на конкретные места поселения чаек в частности малой чайки, колонии которой можно наблюдать здесь же и в наши дни. К этому же периоду относятся и работы И. С. Полякова [1871, 1873] по птицам Олонецкой губернии.

Вторая половина XIX в. была переломной в изучении фауны птиц региона. В период с 1866 по 1872 г. ряд авифаунистических работ по югу Северо-Запада публикует И. Фишер [Fischcer, 1866, 1870]. Хотя они и были встречены его современниками критически и действительно содержат порой ошибочные указания, тем не менее они представляют интерес и могут быть использованы для выявления изменений, произошедших в фауне в следующем веке. Из работ, основанных на материалах, собранных в конце прошлого века в юго-западной части Петербургской, а также в Новгородской губерниях, следует указать на статьи И. А. Порчинского 11872], В. Эсаулова [1878], И. Ф. Брандта [Brandt, 1880], А. Е. Петрова |1885], В. А. Хлебникова [1888], в Обонежском крае — на работы К. Ф. Кесслера [1868, 1873].

Из обзорных работ того времени, имеющих отношение к орнитофауне Северо-Запада, отметим статью М. Н. Богданова [1880], обстоятельную работу Е. А. Бихнера и Ф. Д. Плеске [Buchner, Pleske, 1881], содержащую аннотированный список на 211 видов птиц, и капитальный труд A. Мела [Mela, 1882], подводящий итог по фауне позвоночных Финляндии. Эта работа, значительно дополненная К. Кивирикко, была переиздана в 1909 г. [Mela, Kivirikko, 1909]. Она представляет очень большой интерес для орнитологов. В ней содержатся многочисленные данные по птицам Карельского перешейка, пригодные для анализа и сопоставлений.

Наиболее крупным трудом, подводящим итог сведениям, накопленным к концу прошлого столетия, явилась книга Е. А. Бихнера «Птицы С.-Петербургской губернии» [1884], в которой приводятся характеристики 251 вида птиц, зарегистрированных к тому времени в пределах губернии. Эта сводка прежде всего примечательна подробным анализом всей имевшейся литературы, а также обилием приводимого фактического материала. Созданию сводки Бихнера несомненно способствовало то, что автор её имел возможность познакомиться с материалами коллекций Зоологического института Академии наук и Лесного института, а также с частными орнитологическими коллекциями Ф. Д. Плеске, В. Л. Бианки и И. Ф. Гуну, Н. И. Холодковского. Особое место занимали сборы В. Е. Андреевского, а также его подробный «Реестр охоты», в котором содержались сведения более чем о 12 000 экз. птиц, добытых главным образом в окрестностях Петербурга. Большая часть чучел из коллекции B. Е. Андреевского впоследствии была передана в Зоологический музей Петербургского университета. Сводка Бихнера, помимо обычных для того времени сведений о видовом составе, местонахождении и степени обычности птиц, включала и элементы экологии птиц, в частности наблюдения по фенологии, уже проводившиеся в то время на Северо-Западе [Черняев, 1852; Bode, 1854; Геймбюргер, 1858, 1880; Кайгородов, 1883].

Наиболее важными работами этого периода следует признать известную сводку Н. А. Зарудного «Птицы Псковской губернии» [1910] и большую серию работ В. Л. Бианки [1907, 1908, 1912, 1915а, б, 1918, 1922]. Книга Н. А. Зарудного — это лучшее, что мы имеем по птицам Псковской области до сих пор. Она обобщает данные предшествующих исследователей [Дерюгин, 1897; Исполатов, 1903, 1907] и замечательна тем, что в ней можно найти очень большой оригинальный материал по биологии отдельных видов птиц, встречающихся на Северо-Западе.

В работах В. Л. Бианки обращает внимание тщательность и полнота составления списка птиц Петербургской губернии, который уточнялся им на протяжении многих лет. В четвёртом и последнем дополнении к этому списку [Бианки, 1923] перечисляется 270 видов птиц, встречающихся на территории Петроградской области, включая Гдовский район. Большое значение для понимания характера пребывания птиц в рассматриваемой области имеет также общеизвестная работа В. Л. Бианки [1922] о распространении птиц в северо-западной части Европейской России. Кроме того, Бианки опубликовал множество статей по распространению и гнездованию птиц в Петербургской и смежных с нею губерниях, о птицах города Петербурга [1907], перечень авифаунистической литературы по Петроградской губернии [Бианки, 1915а], указатель фенологических заметок Д. Н. Кайгородова [1915в]. Из работ Кайгородова, помимо его «Фенологических сообщений» и «Дневников природы» [Кайгородов, 1892, 1898], большой интерес представляют многолетние исследования качественных и количественных изменений, происходивших в орнитофауне парка Лесного института [Кайгородов, 1909 и др.]. Все работы Бианки и Кайгородова перечислить невозможно — настолько велико их количество. Заслугой обоих являлось привлечение внимания к орнитологии широких кругов населения.

Для конца прошлого века и начала нынешнего характерно участие в орнитологических исследованиях края большого числа натуралистов [Алфераки, 1960а, б; Поляков, 1913; Мостовенко, 1914, Нестеров, Никандров, 1914; Шереметьев, 1914; Исполатов, 1916, 1917]. Очень ценные наблюдения были проведены Н. Н. Боголюбовым [1895, 1910] за пролётом птиц на о-ве Котлин и А. Г. Раснером [1913, 1929] за водоплавающими птицами в восточной части Финского залива. По существу это были первые обстоятельные и многолетние исследования миграций птиц на Северо-Западе. К этому же времени относятся и первые попытки выяснения путей пролёта и мест зимовок местных птиц с помощью кольцевания и первые сообщения о возвратах колец [Лоудон, 1913; Троицкий, 1913; Штамм, 1913; Спицын, 1915; Гроте, 1916; и др.]. Особое внимание уделялось охотничье-промысловым птицам, материалы по биологии которых регулярно публиковались в «Охотничьей газете» [Бек-Гергард, 1893–1904] и в других изданиях [Соболев, 1891; Янсон, 1892; Михайлов, 1901; Раснер, 19136; и др.]. Однако особенно ценные сведения, преимущественно по боровой дичи, были опубликованы егермейстером «Гатчинской охоты» В. Г. Дицем [1896,1911]. Непреходящее значение имеет «Книга Лисинских охот», в которую на протяжении почти столетия [с 1838 по 1912 г.] заносились результаты учётов птиц на токах. Благодаря этой книге удалось установить, например, что отдельные глухариные тока, существующие в районе Лисино-корпуса, имеют возраст около 150 лет. К этому же периоду относятся и первые опыты по разведению фазанов под Петербургом [Гауэнгигильд, 1861, 1871; Вагнер, 1888], постановка вопроса о регламентации охот [Диц, 1900], научная обработка системы биотех-нических мероприятий и охотустроительных работ [Троицкий, 1914; Шапошников, 1925].

В дальнейшем интерес натуралистов к изучению биологии птиц, а также к прикладной орнитологии на Северо-Западе продолжал нарастать. Публикуются многочисленные сообщения о ходе пролёта птиц, о сроках размножения [Стрельцов, 1916; Гельфельд, 1919; Смирнов, 1925; Рыков, 1930а; Долгошов, 1935], организуется кольцевание утиных и чайковых птиц [Doppelmair, 1928, 1931, 1933], изучается питание отдельных видов птиц [Фалькенштейн, 1932; Филиппов, 1932], обсуждаются вопросы учёта и промысла [Штамм, 1924, 1926; Обольянииков, 1927; Фалькенштейн, 1931, 1935; Белов, Полубояринов, 1934; Книзе, 1934]. В этот же период в различных журналах появляется большое количество ценных с фаунистической точки зрения заметок о гнездовании и поведении отдельных птиц — лебедя-кликуна [Нордлунд, 1930], серого журавля [Кривин, 1929], глухаря [Остен-Сакен, 1922; Ушакова, 1930]. Из более крупных работ можно указать на неопубликованную диссертационную работу А. М. Алекперова [1938], наряду с другими позвоночными животными изучавшего птиц Ленинградской области.

На Карельском перешейке исследования велись главным образом в районе Приозерска [Rasanen, 1927, 1927а], под Выборгом [Rarcu, 1918; Suormeela, 1938], а также на Раковых озёрах, где работали многие финские орнитологи, в том числе И. Хортлинг [Hortling, 1927], Е. Мерикаллио [Merikallio, 1926а, 1929] и Т. А. Путконен [Putkonen, 1936, 1937а, 1939, 1940а].

В 30-х годах на территории Ленинградской области начались работы по изучению биологии отдельных видов птиц с применением новых, прижизненных методов исследования, в частности индивидуального маркирования особей [Промптов, Лукина, 1937, 1938]. В послевоенные годы прижизненная методика стала основной при аутэкологических исследованиях орнитологов, работавших на Северо-Западе.

В послевоенный период основное внимание было обращено на распространение птиц Ленинградской области в гнездовой период. Многолетними стационарными и маршрутными исследованиями была охвачена вся область. Детально обследовались территории Карельского перешейка, Приладожья, центральных, южных и юго-западных районов области, а также южное побережье Финского залива. Общие результаты работ освещались в литературе [Мальчевский, 1967; Мальчевский и др., 1973]. К этому времени список птиц, зарегистрированных на территории Ленинградской области, уже составлял 277 видов, среди которых для 181 вида был установлен факт гнездования. Благодаря интенсивным орнито-фаунистическим исследованиям, проведённым в последнее десятилетие, список был расширен до 300 видов и 188 гнездящихся. Из специальных работ по фауне птиц Колтушских высот можно указать на статью Е. В. Лукиной и Г. А. Носкова [1966].

На территории Псковской области авифаунистические работы, начатые в конце прошлого — первой половине нынешнего столетия [Дерюгин, 1897; Зарудный, 1910; Чистовский, 1927], были продолжены сотрудниками Псковского педагогического института М. М. Мешковым и Л. П. Урядовой. Список птиц Псковской области к настоящему времени насчитывает 265 видов, из них 138 гнездящихся [Мешков, 1974].

Большое внимание орнитологи края уделяли изучению миграций, путей пролёта и выяснению мест концентрации пролётных птиц на Северо-Западе. В Ленинградской области велись визуальные наблюдения на постоянных наблюдательных пунктах, организованных на северном и южном побережьях Финского залива и в восточном Приладожье (стационар «Гумбарицы»). С помощью паутинных сетей и гигантских ловушек проводили массовый отлов, кольцевание и прижизненное обследование мигрантов. К 1979 г. общее количество окольцованных на пролёте птиц составляло более ста тысяч, а повторно отловленных или давших возвраты — десять тысяч. Результаты изучения миграций птиц на территории Ленинградской области освещены в статьях Г. А. Носкова [1965, 1966, 1967, 1975], Б. В. Зимина [1965], А. Р. и Е. Р. Гагинских [1967, 1969], В. А. Москалёва [1972, 1974], К. В. Большакова [1970, 1975], уделившего специальное внимание ночным миграциям, и С. П. Резвого [1974], изучавшего летние перемещения птиц.

В Псковской области наблюдения за пролётом птиц проводились в дельте р. Великой и на побережьях Псковского, Чудского и Тёплого озёр. Результаты отражены в работах М. М. Мешкова [1961, 1963], Веромана [1961], Йыги [1961], а также Л. П. Урядовой и М. М. Мешкова [1967]. Этими же авторами собирался материал по гнездованию птиц в Псковской области [Урядова, Мешков, 1967, 1970].

Широким фронтом проводились работы по изучению биологии отдельных видов с помощью прижизненных методик. Материалы по гнездовой жизни и постэмбриональному развитию воробьиных частично обобщены в монографии А. С. Мальчевского «Гнездовая жизнь певчих птиц» [1959], а также изложены в отдельных статьях, посвящённых биологии размножения славок [Божко, 1958, 1967; Лапшин, 1970, 1978; Зимин и др., 1978], мухоловок [Зимин, 1872; Головань, 1979], дроздовых ([Подлевских, 1952; Величко, 1956; Мальчевский, 1968; Нанкинов, 1968, 1969, 1970], синиц [Смирнов, 1970; Смирнов, Носков, 1975; Бардин, 1970, 1975; Гавлюк, 1972; Зимин, 1978], трясогузок [Кукиш, 1974], врановых [Голованова, 1966], ткачиковых, вьюрковых и овсянок [Носков, 1976; Рымкевич, 1976а; Фетисов, 1977, 1978; и др.], ласточек [Колоярцев, 1969], пищух [Божко, Андриевская, 1962]. Линька воробьиных птиц изучалась сотрудниками Ленинградского университета Г. А. Носковым [1977, 1978], А. Р. Гагинской [1967], А. И. Кукишем и Г. А. Носковым [1975], Т. А. Рымкевич [1976] и В. М. Музаевым [1978].

Помимо воробьиных птиц, специальному изучению подверглись дятлы [Величко, 1963; Покровская, 1963; Прокофьева, 1971; Митрофанов и Гавлюк, 1976], сизоворонка и чёрный стриж [Прокофьева, 1973, 1976].

Изучением биологии размножения различных видов куликов (перевозчик, бекас, турухтан) и чаек занималась Н. С. Иванова [1966, 1969, 1970, 1973 и др.]. Экологию куриных птиц изучали сотрудники ВНИИОЗ [Русаков, 1963, 1976; Когтева, Морозов, 1963], Сосновского лесотехничьего хозяйства [Червонный, 1963; и др.], Лесотехнической академии им. С. М. Кирова [Дементьев, 1964], Педагогического института им. А. И. Герцена [Родионов, 1960, 1963, 1967], Ленинградского университета [Пукинский, Роо, 1966; Фетисов, 1975, 1976], ЛНИИ лесного хозяйства [Калинин, 1974]. Утиные пастушковые птицы Ленинградской области явились объектами исследований С. П. Хорева [1965а, б, 1967, 1969], Н. К. Верещагина и О. С. Русакова [1970], О. С. Русакова [1972], 13. А. Москалева [1977]. За дневными хищниками и совами систематически наблюдал Ю. Б. Пукинский, собравший по ним интересный материал [Пукинский, 1966, 1969, 1977].

Серия статей посвящена роли птиц в лесных биоценозах [Поспелов, J 953, 1957] проблемам привлечения [Зимин, 1973; Зимин и др., 1974] и влияния лесохозяйственных работ на орнитофауну лесов [Гагинская, 1969; Мартынов, Калинин, 1972; и др.]. Продолжая традиции В. Л. Бианки и Д. Н. Кайгородова, ленинградские орнитологи регулярно наблюдали за птицами садов и парков Ленинграда и пригородов. Эти наблюдения, не прекращавшиеся даже в дни блокады Ленинграда [Промптов, 1949], проводились в течение всех последних десятилетий [Мальчевский, 1950, 1954, 1964, 1969; Божко. 1957, 1967, 1971; Стравинский, 1968; Мартынов, 1972] и продолжают проводиться в настоящее время.