Статья: Состояние изученности авифауны СССР

Состояние изученности авифауны СССР

В предыдущем разделе книги подробно описана история авифаунистических исследований разных регионов Советского Союза. После ознакомления с этими материалами встаёт вопрос о том, каковы общие итоги этих исследований и насколько полно изучена к настоящему времени фауна птиц отдельных частей страны, о которых из них наши знания наиболее полны, для каких и в чем именно они недостаточны, а какие области все ещё остаются почти не изученными.

Указания на слабую изученность авифауны отдельных районов можно найти в ряде обзорных статей. Весьма обстоятельны они в публикациях А. И. Иванова [1960, 1974]. Наиболее смело к составлению такой характеристики подошёл А. Я. Тугаринов [1937]. Он составил нарту, на которой показаны территории, охваченные орнитологическими исследованиями до 1917 г., изученные в этом отношении за первые 20 лет после Октябрьской революции, а также те немногие районы, обследование которых проводилось в оба упомянутых периода. Однако как полнота изученности территории, так и обилие полученных сведений были в разных случаях очень различными. Эти различия карта А. Я. Тугаринова не показывала. Для того, чтобы судить о степени изученности орнитофауны разных районов, выделенных автором как обследованные, надо знать истинное содержание проведённых работ. Так, к одной категории им отнесены: довольно хорошо изученная Ленинградская область и весь Гыданский полуостров, в пределах которого был проведён всего один экспедиционный маршрут, охвативший лишь незначительную часть этой обширной территории.

Сравнить степень изученности отдельных природных районов попытался И. А. Долгушин [1960] для территории Казахстана. На двух небольших схематических картах он отразил прогресс авифаунистических исследований в республике с 1917 по 1958 г. При этом полноту сведений об орнитофауне отдельных районов страны он оценил по следующей пятибалльной шкале: 1 — сведений нет, 2 — сведения приблизительные, исследования проводились на редких маршрутах, 3 — сведений достаточно (не совсем понятно, для чего именно?), 4 — сведений много, имеются хорошие фаунистические работы (публикации) и значительные сборы, 5 — проведены многолетние наблюдения и большие сборы, первичное фаунистическое обследование закончено.

Подход, применённый И. А. Долгушиным, был первым и, пожалуй, единственным опытом сравнения степени изученности авифауны отдельных районов. Принятые им критерии изученности не во всем достаточно чётки и даже несколько эклектичны, но в целом они правильны и могут быть взяты за основу при разработке более полной и конкретной шкалы оценок. При работе над ней необходимо учитывать, что современная авифаунистика предусматривает значительно более широкую программу исследований, чем на ранних этапах её развития. В её содержание входит не только возможно более полное выявление видового состава фауны, но также выяснение деталей распространения отдельных видов, местных особенностей их сезонного размещения, численности видовых популяций и географических особенностей экологии. Само собой разумеется, что в разных районах перечисленные выше вопросы изучены очень неравномерно. Поэтому шкала оценок авифаунистической изученности территории должна содержать достаточно обширный набор критериев.

Последних может быть много, но нам представляется возможным ограничить сравнительную оценку четырьмя основными критериями, каждый из которых определяется несколькими параметрами. Первый из них — изученность состава авифауны, которая может быть охарактеризована с разных позиций. Прежде всего это полнота выявленного списка форм (видов и подвидов). Она повышается тогда, когда сборы и наблюдения проводятся в различных ландшафтах изучаемого региона, в разные сезоны и на протяжении ряда лет. Далее, это уровень таксономической изученности представителей фауны, т. е. их подвидового статуса. Для установления последнего недостаточно визуальной регистрации видов, даже хорошо отличимых в природе. Совершенно необходимы сборы коллекционных материалов, в некоторых случаях сериальные, причём в разные сезоны года, когда вид может быть представлен разными подвидами. Последнее — сведения об изменениях состава фауны за последние 50 лет, на протяжении которых структура фауны изменялась особенно резко. Отсутствие этих сведений может приводить к ошибкам при анализе фаунистических связей изучаемого региона с соседними и определении его места в схеме фаунистического районирования.

Второй существенный критерий — полнота фаунистической изученности территории исследуемого региона. Она может быть охарактеризована густотой сети экспедиционных маршрутов и количеством пунктов стационарных орнитологических наблюдений. Другой объективной характеристикой её служит детальность сведений о распространении видов в пределах изучаемого региона. При оценке её надо исходить из возможности установления границ распространения видов в пределах региона, а когда материалов достаточно много, то также возможности картирования ареалов с применением распространённого сейчас метода картирования ареалов по квадратам (со стороной 10 или 50 км).

Третий критерий степени авифаунистической изученности региона — сведения о численности видовых популяций и местных особенностях экологии видов. Оценка уровня знаний по этим вопросам может исходить из наличия сведений: а) о численности населения различных видов, б) об особенностях их сезонного размещения и миграций, в) о связях разных видов с местообитаниями и местных особенностях их образа жизни.

Последний, четвёртый критерий — полнота и содержание авифаунистических публикаций. Авифаунистические публикации могут быть лишь для отдельных районов и пунктов или для всей территории региона, качество публикаций и их содержательность различны — от кратких аннотированных списков фауны до обстоятельных монографий. Другой оценкой их может служить степень современности опубликованных сведений. Состав фауны, особенно распространение и численность отдельных видов, сильно изменяется каждые 30–50 лет, и сведения по этим вопросам быстро устаревают. Поэтому современность сведений имеет весьма существенное значение для оценки авифаунистической изученности территории. Нами подготовлена школа балльных оценок степени фаунистической изученности территории по четырём критериям и десяти характеризующим их параметрам (табл. 1). Она позволяет с достаточной степенью объективности сравнивать уровень наших знаний о фауне птиц разных частей страны.

Таблица 1. Критерий оценки степени авифаунистической изученности региона
  Критерий Слабая (1) Средняя (2) Довольно хорошая (3) Хорошая (4)
I.Изученность состава фауны
а. Полнота списка фауны Список авифауны весьма неполный Список фауны довольно полный, но дополнение его вполне вероятно, преимущественно за счёт пролётных видов Значительное дополнение списка фауны маловероятно. Возможны изменения в оценке характера пребывания некоторых видов Список фауны полный, существенные дополнения и исправления его маловероятны
б. Уровень таксономической изученности Сведения о составе фауны преимущественно на видовом уровне Не менее половины видового состава фауны изучено до подвидового уровня Все гнездящиеся виды определены до подвида. Для зимующих и пролётных видов подвидовая принадлежность определена не во всех случаях Подвидовая принадлежность установлена для всех видов данной фауны
в. Сведения об изменениях фауны за последние 50 лет Практически отсутствуют Отрывочные Довольно многочисленные Достаточно полные
II.Полнота фаунистической изученности территории
а. Полнота обследования территории Маршруты экспедиционных исследований единичны и весьма неполно характеризуют авифауну региона Маршруты экспедиционных исследований многочисленны, но они недостаточно полно охватывают территорию региона Территория довольно полно охвачена экспедиционными исследованиями. В отдельных пунктах проведены стационарные наблюдения Экспедиционными исследованиями охвачены все ландшафтные районы территории. Стационарные наблюдения проводятся во многих пунктах
б. Степень изученности распространения видов в пределах региона Границы распространения в пределах региона установлены лишь для немногих видов Распространение в пределах региона установлено для многих видов Распространение в пределах региона детально изучено для большинства видов. Картирование ареалов возможно лишь для немногих видов и для отдельных участков территории Распространение в пределах ареала детально изучено практически для всех видов. Картирование ареалов возможно для большей части видов фауны и почти для всей территории
III.Сведения о численности популяций и экологии птиц
а. Численность населения различных видов Установлена только для отдельных видов и отдельных участков территории Установлена для немногих видов, но для многих участков территории или же для многих видов на отдельных участках региона Установлена для многих видов и для большей части территории. Динамика численности и её многолетние тренды неизвестны Выяснена для большинства видов и для всей территории, изучена динамика численности и многолетние тренды её изменений
б. Сезонное размещение и миграции Особенности сезонного размещения в пределах региона известны только для отдельных видов Сезонное размещение в в пределах региона изучено для большинства видов, а пути миграций за его пределами только для отдельных видов Особенности сезонного размещения в пределах региона изучены почти для всех видов, сезонные миграции многих видов изучены путём мечения Для многих видов выявлены географические популяции в пределах изучаемого региона. Изучены миграции и сезонное размещение для всего ареала изучаемых популяций
IV.Полнота и содержание авифаунистических публикаций
а. Полнота опубликованных материалов Опубликованы аннотированные, не всегда полные списки только для отдельных пунктов или частей региона Статьи авифаунистического содержания имеются для многих участков региона, но они не покрывают всей изучаемой территории Аннотированные списки птиц имеются для всей территории региона, для некоторых частей его есть достаточно полные фаунистические сводки Полные авифаунистические монографии созданы для всей территории изучаемого региона
б. Степень современности опубликованных сведений Большая часть сведений собрана до 1950 г. Для половины изучаемого региона есть сведения о составе фауны, распространении видов и численности популяций, собранные после 1950 г. Сведения о составе фауны, распространении и обилии видов для большей части территории современные, собранные за последние 30 лет Сведения о составе фауны, распространении и численности видов для всей или почти для всей территории современные


Следующий вопрос, который необходимо решить, прежде чем перейти к анализу фаунистической изученности, — это выбор регионов, которые целесообразно оценивать и сравнивать между собой. Часто орнитологические наблюдения не охватывают больших территорий, а ограничиваются сравнительно небольшими участками: заповедниками, районами, примыкающими к университетским городам, долинам больших рек, железнодорожным магистралям и т. п. По всей вероятности, характеристике и оценке подлежат не эти изолированные и ограниченные по площади «пятна» и «ленты», а более крупные регионы, в состав которых они входят.

Существует три основных подхода к изучению географии фаун и распространения видов. Первый — размещение имеющихся данных по квадратам разного размера, привязанным к сетке координат универсальной проекции Меркатора, второй — увязка собранных материалов с административным делением страны и третий — сбор и осмысление их в рамках природных (преимущественно ландшафтных) географических выделов.

Первый подход получил последнее время широкое распространение, особенно в небольших по площади странах Европы. Наиболее крупный территориальный выдел, используемый при таком подходе к изучению фауны, — квадрат размером 50×50 км. На европейской территории нашей страны их размещается 2 068, а квадратов, используемых при более детальном изучении фауны (10×10 км), 51 700. Для всей территории СССР эти цифры составляют соответственно 9 100 и 227 500. Этот подход не может быть использован для решения поставленной нами задачи. Во-первых, имеющиеся материалы заполнят лишь очень незначительную часть квадратов, составляющих сетку, а во-вторых, при таком подходе теряются связи региональных фаун с реальной географической средой, обусловливающей их формирование и современное состояние. Это исключает возможность разносторонней оценки их изученности.

До недавнего времени наиболее широко практиковался второй подход. Поэтому значительная часть опубликованных фаунистических сводок посвящена описанию орнитофауны территорий, выделенных по административному принципу: республик, областей, а в прошлом губерний. Использование административного деления в качестве основы для установления границ авифаунистических регионов едва ли целесообразно. Старое административное деление не соответствует современному, а последнее будет неизбежно изменяться в результате создания новых территориально-промышленных комплексов и трансформации экономической структуры страны. Кроме того, большинство административных регионов не представляет собой природного единства и смежные области часто делят между собой естественные природные комплексы: горные хребты, долины крупных рек, озёрные низменности и т.д.

Значительно целесообразнее использовать для решения поставленной задачи третий подход, т. е. принять за основу природные, физико-географические регионы. Они должны характеризоваться определённым набором ландшафтов и достаточно ясными границами. Последние, конечно, не могут быть линейными, но они обязательно должны быть легко определимыми как на физико-географической карте, так и в натуре, на местности. Границами регионов могут служить крупные реки, а чаще их водоразделы, полосы перехода от возвышенностей к низменностям, естественные границы горных сооружений, линии соприкосновения областей с преобладанием разных зональных ландшафтов и др.

В связи с этим мы провели опыт деления территории страны на упомянутые выше природные регионы. При выполнении этой работы были использованы материалы четырнадцатитомной серии монографий «Природные условия и естественные ресурсы СССР», подготовленной Институтом географии АН СССР, «Труды комиссии по естественно-историческому районированию СССР» [1947–1948], монография «Физико-географическое районирование CCCP» [1968], «Физико-географический атлас мира» [1964], а в качестве картографической основы — физическая карта «Союз Советских Социалистических Республик» [1977] (в масштабе 1: 8 000 000). Предлагаемая нами схема районирования показана на рис. 1. Мы не считаем её абсолютно правильной и допускаем, что границы некоторых регионов должны быть в дальнейшем уточнены. Кроме того, обращаем внимание на то, что размеры намеченных выделов весьма неравномерны. На европейской территории страны, а также в горных областях Средней Азии и южной Сибири они значительно меньше, чем на севере и северо-востоке страны. Это вызвано как разной степенью расчленённости территорий на природные комплексы, так и в первую очередь разной степенью их фаунистической изученности. Нет сомнения в том, что через некоторое время по мере накопления исходных данных многие регионы Сибири, объединённые на схеме в обширные общие контуры, будут разделены на несколько самостоятельных регионов. Об этом свидетельствует необходимость провизорного выделения субрегионов в пределах отдельных регионов, с которой мы встретились при разработке схемы. Нам представляется, что разделение страны на природные регионы может быть использовано не только для той цели, для которой оно выполнено, но также и для анализа структуры ареалов отдельных видов и для выделения различных единиц фаунистического районирования.