Статья: Предкавказье

Предкавказье

Первые сведения об орнитофауне низовий Дона приведены в «Ведомости и географическом описании крепости св. Дмитрия Ростовского (Ростов-на-Дону) с прилежащими и прикосновенными к ней местами...», сочинённой в 1768 г. строителем крепости генералом А. И. Ригельманом. В перечне птиц, обитающих в окрестностях крепости, приведено 63 названия,, среди которых фазан, тетерев, колпица, баклан и др. В 1768 г. из Санкт-Петербурга на Дон, через донские степи в столицу донских казаков Черкасск совершил путешествие С. Г. Гмелин [1771], обследовав низовья Дона от Черкасска до Азова. В январе 1770 г. в Кизляр приехал А. Гюльденштедт, который обследовал бассейн Терека, верховья Кумы, Осетию, Кабарду, весной 1773 г., через Ставрополь проехал на Дон, а в августе из Черкасска отправился через Ростов и Азов к устью Дона [Guldenstadt, 1781, 1791]. П. С. Паллас, в конце своего шестилетнего путешествия (1768–1774 гг.) по России, из Сибири направился на Кавказ и затем в Санкт-Петербург. В 1773 г. Паллас попал в прикаспийские степи Предкавказья, посетив бассейн Кумы, Кабарду и через ставропольские степи и низовья Дона отправился в Крым. Материалы первого путешествия вошли в монографию «Путешествие по разным провинциям Российского государства». В 1793–1794 гг. в Лейпциге вышло двухтомное описание путешествия по югу России [Pallas, 1793–1794].

В XIX столетии изучение фауны птиц Северного Кавказа было продолжено рядом исследователей. В 1829–1830 гг. на Кавказе работала-экспедиция Академии наук с Э. Менетрие, который исследовал районы Пятигорска, Эльбруса, побывал в Кабарде и Чечне [Menetries, 1832]. В это же время в районе Кисловодска—Пятигорска побывал Э. А. Эверсман. В 1835–1837 гг. в бассейнах Терека и Кубани работал профессор Харьковского университета И. Крыницкий. Его материалы, содержащие большое число интересных фаунистических сведений, были обработаны и опубликованы И. Калениченко [Kaleniczenko, 1839]. В 1835 г. Черноморское побережье Кавказа от Геленджика до турецкой границы в Аджарии обследовал А. Нордманн. Часть собранной им коллекции была передана в Академию наук, а материалы экспедиции, содержащие и сведения о птицах, были изложены в отчёте [Нордманн, 1837}. Весной 1843 г. на Кубань приехал австрийский учёный д-р Коленати. Побывав в Закубанье, он отправился в Тифлис и в середине августа был уже на Казбеке [Kolenati, 1845].

Значительный вклад в дело изучения фауны птиц Северного Кавказа был сделан М. Н. Богдановым. В июне 1871 г. он начал путешествие по маршруту Хасав—Юрт — Грозный — Ставрополь — Краснодар (Екатеринодар) — Майкоп — Даховская. Отсюда его путь лежал на черноморское побережье к с. Лазоревскому. Затем он, заболев лихорадкой, вернулся в Майкоп. Отсюда отправился в Лабинск, затем Пятигорск, Грозный и дельту Терека. Повторно заболев лихорадкой, он вернулся в Казань. К сожалению, часть его дневников и коллекции во время болезни были утеряны. Критически переработав все известные до этого материалы по фауне птиц Кавказа, М. Н. Богданов в 1879 г. опубликовал сводку «Птицы Кавказа» — первую по фауне птиц этой горной страны.

В 1863 г. на Кавказ приехал Г. И. Радде, который в течение 20 лет в основном в Закавказье, собирал орнитологические материалы. На Северном Кавказе он работал в центральных и восточных районах: в 1865 г. в стране карачаев, в 1868 г. обследовал район Казбека, в 1885 г. посетил Дагестан и в 1894 г. обследовал равнинные районы северного Дагестана и Прикумскую низменность [Радде, 1885]. В восьмидесятых годах в северо-западной части Кавказа собирал материалы Ф. К. Лоренц (собранная им коллекция кавказских птиц хранится в Зоологическом музее Московского университета и Зоологическом институте Академии наук). Одновременно с Радде и Лоренцом на Северном Кавказе экскурсировал К. Н. Россиков, опубликовавший ряд материалов по фауне Чечено-Ингушетии и Дагестана [Россиков, 1884а, 1885, 1888], материалы по зимней орнитофауне степных районов долины реки Малки в пределах Кабарды [Россиков, 18846]. Летом 1888 г. он с зоогеографической целью совершил поездку на Северо-Западный Кавказ. Его маршрут пролегал из Владикавказа (Орджоникидзе) в Тихорецк и отсюда по степным районам Западного Предкавказья в низовья Кубани, затем из Екатеринодара (Краснодар) в Горячий Ключ, Майкоп и Даховскую. Отсюда он проник в горные районы долины Куржипса, Даха, Загедана. Результаты этой поездки Россиков опубликовал в 1890 г. в статье «В горах Северо-Западного Кавказа», где уделил внимание распространению птиц.

Значительный след в фаунистических исследованиях на Северном Кавказе оставил Н. Я. Динник. На Северо-Западном Кавказе он работал на северных склонах и на его черноморской стороне, в том числе на территории будущего Кавказского заповедника. На Центральном Кавказе он собирал материалы на Ставрополье, в Чечено-Ингушетии и Осетии, в восточной части Северного Кавказа — в долине Терека и Дагестане. В его отчётах об экспедиционных поездках и статьях более чем за 30 лет работы содержится немало интересных сведений о фауне птиц [Динник, 1886, 1893, 1894, 1902, 1905а, б, 1911]. В июне 1892 г. в Петровск (ныне Махачкала) прибыл орнитолог С. И. Билькевич. В течение летнего периода он обследовал приморскую часть Дагестана и через Гуниб по Аварскому Койсу поднялся в горы до аула Бежита. В его статье об этой поездке [Билькевич, 1893] приводятся сведения о 52 видах птиц и 43 коллекционных экземплярах.

В первых двух десятилетиях XX в. появились статьи К. А. Сатунина. А. А. Браунера, Э. В. Шарлемана, Е. С. Птушенко, К. В. Лаунипа, А. Е. Кудашева, Н. С. Дороватовского, содержащие много новых данных по фауне птиц центральных и западных частей Северного Кавказа и северной части Черноморского побережья Кавказа.

С 1893 по 1915 г. на Кавказе работал К. А. Сатунин, с именем которого связаны фундаментальные исследования по фауне и зоогеографии этой горной страны. В 1893 г. он получил место на Кавказской шелководческой станции, а с 1907 г. стал старшим специалистом Департамента земледелия и прикладной зоологии и охоты на Кавказе, объездив равнинные, предгорные и горные районы Северного Кавказа [Сатунин, 1902, 1907, 1912].

В 1909 г. начал большую работу по изучению фауны птиц западной части Северного Кавказа Е. С. Птушенко. Он много экскурсировал и собирал коллекционный материал в Восточном Приазовье от Ейска до Тамани, в долине Кубани и её притоков, на Ставрополье, работал в горах Северо-Западного Кавказа. В эти годы ему удалось собрать больше тысячи шкурок птиц. По собранным материалам и на основании просмотра коллекции М. А. Мозгалевского Птушенко в 1915 г. опубликовал статью «К орнитофауне Кубанской области». Этот район интересовал Птушенко и в дальнейшем. Так, в 1939 г. появилась его статья «О некоторых новых и редких птицах северной части Черноморского побережья Кавказа», как результат обработки материала, собранного Черноморской естественно-исторической базой при Новороссийской биостанции в 1920–1922 гг. на участке побережья от Новороссийска до Кубанского лимана. Наконец, в 1959 г. Птушенко опубликовал статью об особенностях осеннего пролёта птиц на Черноморском побережье Кавказа между Лазаревским и Адлером. Часть материала использована при написании пятитомного издания «Птицы Советского Союза». Собранные коллекции составляют основную часть сборов из этого района Кавказа в коллекции Зоологического музея Московского университета.

Одновременно с Птушенко Черноморское побережье Кавказа с фаунистическими целями посетил К. В. Лауниц [1912]. В районе Новороссийска, Сочи, Адлера и Красной Поляны собирал материалы Н. С. Дороватовский [1913, 1914]. В летние месяцы 1912–1914 гг. в окрестностях Сочи, Гагр и в Красной Поляне экскурсировал А. Е. Кудашев [1916/1917].

Значительно хуже к этому времени была исследована орнитофауна Нижнего Дона, Донских и Сальских степей. В начале XX столетия были опубликованы три фаунистических работы, написанных С. Н. Алфераки, Г. Сарандинаки и В. Г. Авериным. Они явились практически первыми конкретными материалами по фауне птиц этого региона.

Длительное время на побережье Азовского моря близ Таганрога и в дельте Дона проводил наблюдения С. Н. Алфераки, но большинство из них увидело свет в форме кратких сообщений о птицах-мигрантах. Используя краткие записи из охотничьих дневников и воспоминания, он опубликовал сводные материалы по фауне птиц Таганрогского залива и дельты Дона [Алфераки, 1910]. В этом сообщении приводится полный фаунистический список.

Значительно больший интерес представляет статья по фауне птиц южных районов Ростовской области, выполненная под руководством А. А. Браунера студентом Новороссийского (Одесского) университета Г. Сарандинаки [1909]. В 1906 и 1907 гг. он собирал материалы по фауне птиц окрестностей села Маргаритовка (Азовский район, Ростовская область), а в августе 1907 г. проехал по южным районам через Маныч в станицу Цимлянскую. За время работы он собрал 220 шкурок птиц и, кроме того, просмотрел коллекции ростовчан М. И. Дехтяревского и С. В. Асмолова. Сведения по фауне низовий Дона ему любезно предоставил Г. А. Корнелио, активно коллектировавший в этом районе (его сборы хранятся теперь в Зоологическом музее Московского университета).

Интересные сведения о фауне птиц окрестностей станицы Митякинской (Тарасовский район, Ростовская область) сообщил в своей статье B. Г. Аверин [1911]. В течение двух летних сезонов он собрал материал о 115 видах птиц и 132 шкурки, которые передал в Зоологический кабинет Харьковского университета.

Исследования по фауне птиц Нижнего Дона связаны с именем C. Н. Варшавского. В 1932 г. появилась его статья об осенней фауне птиц окрестностей Ростова. Ещё одна статья «Материалы по фауне птиц Нижнего Дона, Сальских и Калмыцких степей в связи с некоторыми изменениями её в 30–60-х годах XX столетия» [Варшавский, 1965] написана на материалах, собранных во время продолжительных работ в Предкавказье. В статье показаны основные изменения в фауне птиц обширной территории, связанные с преобразующей деятельностью человека.

В конце двадцатых и в тридцатые годы, а также некоторое время после 1945 г. в низовьях Дона и по Западному Манычу экскурсировал А. В. Лepxe. Он хорошо знал местную фауну, собрал большую коллекцию шкурок птиц, часть которой хранится на кафедре зоологии Ростовского университета. Из его публикаций статья «Птицы» в сборнике «Природа Ростовской области» [1940] представляет интерес для фаунистов. Наконец, в мае 1951 г. в дельте Дона собирал материалы М. А. Воинственский. Собранная им коллекция хранится в Киевском университете, а материалы вошли в монографию «Птицы степной полосы европейской части СССР» [Воинственский, 1960].

Новый этап исследований птиц Северного Кавказа начался в середине двадцатых годов. В 1926 г. были опубликованы материалы по птицам Кабарды и Балкарии [Гептнер, 1926; Радищев, 1926]. В развитии фаунистических исследований большое значение имело создание Кавказского заповедника, ставшего впоследствии одним из центров зоологических исследований на Кавказе. В 1926 г. территорию заповедника впервые посетил С. С. Туров. Летом 1930 г. он возглавил новую экспедицию, которая посетила районы Малой и Большой Лабы и Уруштена. В экспедиции работали Д. П. Красовский, В. А. Селегененко и А. А. Насимович. Весной 1933 г. на территории заповедника начали регулярные исследования Ю. В. Аверин и А. А. Насимович. Стационарные исследования по фауне птиц они проводили в бассейне Киши, а также осуществили ряд выездов в бассейны Малой и Большой Лабы, Белой, верховья рек Цице, Пшехи, Головинки, Сочи. Кроме того, Насимович зимой обследовал бассейн Киши и дважды пересёк заповедник от Киши до Красной Поляны. Исследования проводились и на смежных с заповедником территориях. Им удалось собрать 1 300 шкурок птиц, представляющих хороший сравнительный материал. Основная часть коллекции хранится в Зоологическом музее Московского университета. Результаты трёхлетних исследований, материалы профессора В. Г. Аверина, работавшего в заповеднике в 1932 и 1935 гг., наблюдения студента А. Рюмина, работавшего в 1935 г. на Большой Лабе, дневники наблюдателей заповедника, а также опубликованные С. С. Туровым данные послужили основой для написания большой статьи об орнитофауне заповедника [Аверин, Насимович, 1938]. Эта статья является первым и единственным пока справочным пособием по фауне птиц заповедника.

Исследования по фауне птиц Кавказского заповедника проводились эпизодически и позже. Как уже отмечалось, на Черноморском побережье в районе заповедника в 1939 г. собирал материалы о перелётах птиц Е. С. Птушенко. В 1945–1947 гг. в Сочи-Мацестинском курортном районе работал В. В. Строков. В его статье [Строков, 1960] по фауне птиц этого района содержатся сведения о 184 видах. В конце 50-х и в 60-е годы здесь экскурсировал Л. С. Степанян [1961, 1964, 1969 и др.].

В 1926 г. Таманский полуостров с зоогеографической целью посетил И. И. Пузанов [1927]. В последующие годы он продолжил изучение черноморского побережья Кавказа: в 1929 г. был обследован участок побережья от Анапы до Пшады, в 1935 г. — район Красной Поляны, в 1937 и 1938 гг. — район Туапсе [Пузанов, 1938]. В это же время в окрестностях села Бета (Геленджикский район, Краснодарский край) фауну птиц изучал В. В. Стаховский [1938]. Наконец, в 1930 г., летом п зимой 1931 г. по поручению Отдела позвоночных ВИЗР в садах и лесных урочищах близ Славянска-на-Кубани и дельте Кубани проводил исследования А. Б. Кистяковский [1932]. Его статья «Птицы садов и низовьев Кубани» — первый подробный и точный перечень птиц этого района Кубани.

Значительная неполнота данных об орнитофауне северо-западного Кавказа, особенно о подвидовом её составе, неясность в зоогеографических взаимоотношениях Крыма и Кавказа требовали дальнейшего исследования фауны птиц этого региона. Значительную роль в этом важном деле сыграли зоологи Харьковского университета. В 1958 г. экспедиция во главе с И. Б. Волчанецким провела исследования по маршруту: Краснодар — Горячий Ключ — Туапсе — Анапа — Джемете — Краснодар. Таким образом, исследованиями была охвачена вся низкогорная часть Северо-Западного Кавказа. Материалы полевых исследований и результаты изучения собранной коллекции (645 экз.), дополненные стационарными наблюдениями В. С. Петрова, осуществлёнными в летний период в 1956–1959 гг. в районе Абрау-Дюрсо и в 1960 г. близ села Долмен (Геленджикский район), а также отмеченные выше материалы Пузанова послужили -основой для написания большой статьи [Волчанецкий, Пузанов, Петров, 1962], являющейся в настоящее время справочным материалом по фауне птиц низкогорной части северо-западного Кавказа.

В пятидесятых годах в Краснодарском крае начал исследования В. С. Очаповский [1962, 1963, 1965а, 1967а, б, 1971а, б, 1973]. Часть собранной им коллекции хранится в Зоологическом институте АН УССР, другая — в Зоологическом музее Московского университета. Многие годы изучением состояния фауны охотничьих птиц на Северном Кавказе занимался Г. А. Лошкарев. С 1937 г. он проводил стационарные наблюдения в районах Минеральные Воды — Долина Нарзанов, Орджоникидзе, Пятигорск, Невинномысск, Армавир и маршрутно обследовал весь Северный Кавказ [Лошкарев, 1971а, 1978].

В пятидесятых годах начались активные эколого-фаунистические исследования по птицам Кабардино-Балкарии. Вместе с В. Г. Ивановым здесь работали X. Т. Моламусов, С. П. Чунихин, В. В. Дмитриев и Д. X. Базиев [Иванов, Чунихин, 1959, 1961а, б; Чунихин, 1962а, б; Дмитриев, 1961; Иванов, Дмитриев, 1961]. С 1952 г. фауну птиц Кабардино-Балкарии начал исследовать X. Т. Моламусов. Вместе с сотрудниками кафедры зоологии Кабардино-Балкарского университета он объездил Предкавказье и почти весь Кавказ, собрав большой коллекционный материал (около 2 000 экз. хранится на кафедре зоологии Кабардино-Балкарского университета). Его публикации содержат немало фаунистических сведений [Моламусов, 1959, 1961, 1962, 1966а, б], в том числе монография «Птицы центральной части Северного Кавказа» [Моламусов, 1967].

Фауна птиц Восточного Предкавказья и горного Дагестана издавна привлекала внимание орнитологов. Значительный вклад в её познание внёс Л. Б. Бёме [1925а, б, 1928, 1929а, б; Бёме, Ушатинская, 1932]. С фаунистическими целями эту территорию посещали А. Г. Банников [1948], Е. П. Спангенберг [1952], Л. С. Степанян [1954]. Однако фауна птиц этой части Северного Кавказа была изучена далеко не полно. Зоологи Харьковского университета в 1954 г. во главе с И. Б. Волчанецким провели комплексные зоолого-ботанические исследования в Центральном и Восточном Предкавказье. В состав экспедиции входил В. С. Петров. Они посетили лесные массивы на Ставропольском плато, байрачные и пойменные леса по р. Куме, лесонасаждения в Ногайской степи, лесные урочища дельты Терека. Было установлено, что формирование фауны и в этом регионе не ограничилось местными перегруппировками, что в движение пришла фауна Северного Кавказа, т. е. явление стало носить зоогеографический характер. Попытка рассмотреть это явление с такой точки зрения была сделана И. Б. Волчанецким [1959] в статье «Очерк орнитофауны Восточного Предкавказья». Изучение фауны Восточного Предкавказья было продолжено экспедицией Харьковского университета в 1963, 1964 и 1965 гг. В эти годы исследованиями были охвачены равнинные и горные районы Дагестана. Полученный экспедицией обширный материал опубликован лишь частично. Особый интерес представляет фаунистическая статья, посвящённая вопросам зоогеографии Дагестана [Волчанецкий, 1973].

Дельта Кубани — место концентрации водно-болотных птиц — с пятидесятых годов нынешнего столетия привлекала внимание орнитологов. Усилия исследователей были направлены на изучение распространения, численности и миграций рыбоядных птиц. В середине пятидесятых годов начал исследования А. А. Винокуров. В 1963 г. изучением рыбоядных птиц в Восточном Приазовье занялась Н. X. Ломадзе. Она исследовала колониальные поселения веслоногих, голенастых, чаек и крачек в Ахтарско-Гривенских плавнях, колонии голенастых на рисовых полях старой дельты Кубани, колонии голенастых в плавнях реки Челбас [Ломадзе, 1967; Ломадзе, Борисов, 1977]. Современному состоянию гнездовой фауны птиц отдельных частей дельты Кубани были посвящены статьи А. А. Кищинского [1960], ряд работ В. С. Очаповского, В. Е. Костоглода [1968а, б], П. А. Тильба [1977] и др.

В шестидесятых годах внимание орнитологов было обращено на состояние фауны гусеобразных. Повсеместное сокращение их численности требовало изучения распространения, условий размножения, миграций и зимовок. В Приазовье, как месте концентрации этих птиц во все времена года, ряд работ был направлен на изучение видового состава и численности зимующих гусеобразных [Сапетин, Шеварева, 1959; Успенский, Шапошников и др., 1959; Винокуров, Залетаев и др., I960; и др.]. О миграциях, видовом составе и численности гнездящихся в Приазовье гусеобразных сообщали Н. Н. Карташев [1968], В. Е. Костоглод [1968а, б] и др. Значительный объем работ по изучению гусеобразных был проделан орнитологами Ростовского университета под руководством Н. С. Олейникова [Олейников, 1965; Миноранский, 1965а; Олейников, Казаков, 1972а: Казаков, 1977; Казаков, Олейников, 1967; Казаков, Языкова, 1973].

Новый этап исследований по фауне и экологии птиц низовьев Дона и Сальских степей начался в связи с полезащитным лесоразведением. Первые значительные по объему работы в Предкавказье были проделаны А. С. Будниченко и Н. А. Рашкевичем. Н. А. Рашкевич проводил стационарные наблюдения на землях колхозов Сальского района Ростовской области с 1950 по 1953 г., а также Пролетарского, Орловского, Веселовского, Цимлянского и Ремонтненского районов [Рашкевич, 1957] A. С. Будниченко в конце июля—начале августа 1951 г. и в июне 1954 г. обследовал лесополосы Сальского и Целинского районов, в 1948–1950 и 1954 гг. работал в Благодарненском, Александровском, Старо-Марьевском, Невинномысском районах [Будниченко, 1955, 1960а, б]. Свое завершение эти исследования нашли в монографии «Птицы искусственных лесонасаждений и их питание» [Будниченко, 1965, 1968].

Орнитологи Ростовского университета занимались фаунистическими исследованиями низовьев Дона и Предкавказья. Они осуществлялись в многочисленных экспедиционных выездах, а также на стационарах в течение 20 лет. В процессе работы был накоплен коллекционный материал, составивший вместе со старыми сборами около 4 000 экз. При этом В. С. Петров, Б. А. Казаков, В. П. Белик продолжили изучение фауны лесонасаждений. Ими было установлено, что европейская и кавказская лесные фауны в своем расселении достигли низовий Дона, возникли участки интерградации, некоторые виды пересекли Дон и расселяются соответственно на юг и север [Петров, Нечаев, 1962; Петров, 1965; Казаков, 1966, 1968, 1969; Петров, Казаков, 19706; Петров, Казаков, 1970а; Петров, Курдова, 1973; Казаков, Белик, 1974].

Многие годы орнитологи Ростовского университета вели фаунистиче-ские исследования на водоемах Предкавказья. Кроме уже отмеченных работ по гусеобразным, они опубликовали статьи о фауне в целом или об отдельных группах [Ломадзе, 1959; Казаков, 1973в, 1976а; Олейников, Казаков, 1970; Олейников, Казаков и др., 1972; Казаков, Языкова, 1972, 1973; Олейников, Казаков и др., 1973]. Значительное место в их работе занимало изучение фауны суши [Миноранский, 1961а, 1962а, в, 19656; Казаков, 1967, 1969, 1972, 19746; Миноранский, Харченко, 1967].

Изучение водоемов верхнего течения долины Западного Маныча в пятидесятые годы связано с именами В. В. Огарева [1954] и А. Г. Ше-хова [1956]. Огарев писал об изменениях, которые внесло в фауну птиц обводнение этой части Маныча, а Шехов — об интересных фаунистических находках, в частности о гнездовании на оз. Маныч-Гудило розового и кудрявого пеликанов. Интересные данные о распространении и миграциях морского голубка в Предкавказье были получены Н. Н. Бакеевым, О. И. Скалоном, Ю. Д. Чугуновым [1957] и С. М. Семеновым и А. Б. Са-биневским [1957]. Они показали, что чайки используют долину Манычей как путь миграций и место гнездования и что каспийские и черноморские популяции едины.

В 1959–1960 гг. на оз. Маныч-Гудило провел два летних сезона B. А. Миноранский. Им совместно с В. С. Петровым в 1962 г. была опубликована статья, являющаяся первым подробным материалом о фауне птиц озера и его окрестностей, а также дополнительные данные о фауне озёра I [Миноранский, 19636]. В 1968–1970 гг. на оз. Маныч-Гудило вела стационарные исследования рыбоядных птиц И. М. Языкова [1970, 1975]. Несколько позже изучением фауны колониальных и массовых видов долины Западного и Восточного Манычей занялся В. Г. Кривенко [Кривенко, Любаев, 1974; Кривенко, Лысенко, Филонов, 1973]. Наконец, в последнее десятилетие появился ряд публикаций, освещающих современное состояние фауны этих групп птиц на водоемах Калмыкии и Дагестана [Гинеев, 1972; Пишванов, 1975; Бондарев, 1977].