Статья: История изучения птиц в Советском Союзе

История изучения птиц в Советском Союзе

История изучения фауны и биологии птиц Русского государства и Советского Союза многогранна, и с ней тесно связаны судьбы многих сотен людей. Нет сомнения в том, что ещё в очень отдалённые времена наши предки обладали обширным запасом знаний о птицах, о их названиях, образе жизни, местах массовых гнездовий и концентраций на линьку. Об этом свидетельствуют как фольклорные источники, так и государственные и гражданские архивные документы. Однако планомерное и последовательное изучение птиц начинается только в XVIII в., в период академических экспедиций. Год от года расширяясь, привлекая все новых и новых исследователей, изучение птиц постепенно охватило всю огромную территорию нашей страны, и сейчас уже невозможно последовательно проследить этот процесс в целом. Поэтому историю изучения орнитологической фауны целесообразно рассматривать в региональном плане. Вместе с тем не менее важно проанализировать главную линию развития орнитологии, её основные этапы и историческую преемственность идей в поколениях орнитологов.

Первый этап в изучении птиц нашей страны связан с именем П. С. Палласа и эпохой замечательных академических экспедиций 1768–1775 гг. Экспедиционная программа охватила значительную часть территории России, её наиболее интересные регионы, от Крайнего Севера до Восточной Сибири. Её участниками, кроме П. С. Палласа, были ведущие натуралисты того времени: И. И. Лепехин, который обследовал Белоруссию, север от Тиманской тундры до Соловецких островов, Поволжье, Уральские горы, Зауралье; С. Г. Гмелин, изучавший Нижнее Поволжье, Донскую область, Кавказ и побережье Каспия; И. Гюльденштедт исследовал юг Европейской России от Волги до Буга, Северный Кавказ и Грузию; И. Фальк путешествовал по Оренбургскому краю и Южному Уралу, северо-восточному Предкавказью и Юго-Западной Сибири; маршрут экспедиции И. Георги охватил Байкальский регион и Западную Сибирь. Сам Паллас изучал фауну Поволжья, Урала и Приуралья, Западную Сибирь, Алтай, Байкал и Забайкалье.

Учёные XVIII в. были универсалами и наряду с животным миром изучали растения, геологию, этнографию, историю края и т. д. Однако уже в те времена некоторые из них обращали преимущественное внимание на птиц и оставили после себя подробные описания орнитологических результатов своих экспедиций. Эти результаты были обобщены П. С. Палласом в его замечательной монографии «Зоография Россо-Азиатика», увидевшей свет на русском языке в 1811 г. Значение этой работы огромно. Она даёт первое описание распространения и биологии значительного количества видов птиц России, более 70 видов получают первоописание, в том числе такие виды, как стерх, краснозобая казарка, белый гусь, огарь и др. Помимо конкретных научных данных о распространении птиц, которые дают нам возможность анализировать изменения фауны в последующие годы, программа экспедиционных исследований XVIII в. заложила основы согласованных действий орнитологов как в сборе научного материала по фауне и биологии птиц, так и в формировании коллекций.

Спустя столетие, во второй половине XIX в., М. А. Мензбир организовал новое интенсивное изучение авифауны России. По своему размаху, темпам и полученным результатам этот период по справедливости рассматривается как следующий важный этап развития отечественной фаунистики. В отличие от предыдущих эти исследования были чисто орнитологическими. К этому времени методические возможности орнитологов существенно возросли. Были накоплены значительные коллекции птиц в двух основных хранилищах: созданном в 1791 г. Зоологическом музее Московского университета, первым директором которого был Г. И. Фишер, и Зоологическом музее Академии наук, пополнению орнитологических коллекций которого много способствовал Ф. Ф. Брандт.

Экспедиция И. С. Полякова собирает птиц по среднему течению Лены (1866–1867); на Амуре, Уссури и в бассейне Вилюя в 1854–1857 гг. работает Р. К. Маак; по северному побережью Японского моря, на Сахалине и в бассейне Амура — JI. И. Шренк; на Северном Урале в 1848 и 1850 гг. — Э. К. Гофман; на Алтае — Ф. В. Геблер; на Кавказе — Э. Менетриэ; в Закавказье — А. Вальтер и Г. Радде; на Украине — А. Нордман; в Северо-Восточной Сибири — Г. Л. Майдель в бассейне Яны, А. А. Бунге на Новосибирских островах и др. Большие коллекции собрал Н. М. Пржевальский во время своих дальневосточных и центральноазиатских путешествий. Научные результаты этих экспедиций публикуются в виде отчётов и статей, составивших весомый вклад в изучение авифауны России.

К этому времени отечественная наука уже располагает трудами, имеющими общее значение для развития фаунистики, образцами фаунистических исследований мирового класса. Двадцатилетние исследования Н. А. Северцова, посетившего северо-западный Туркестан (1857–1858), Тянь-Шань (1864–1868), Кызылкумы (1974), Памир (1877–1878), Семиречье (1879) и собравшего свыше 12 000 экз. птиц, были посвящены зоогеографическим особенностям фауны Туркестана в сопоставлении с фаунами Северной Азии и Восточной Европы.

Автором капитального эколого-фаунистического исследования, посвящённого птицам Сибири, был А. Ф. Миддендорф, посетивший в 1843— 1845 гг. Енисей, Таймыр, Якутск, Алдан, Охотское побережье, Бурею, Иркутск.

Крупные фаунистические исследования были выполнены по птицам Московской области И. А. Двигубским, составившим также первую после Палласа общую сводку по птицам России; Г. И. Радде — по авифауне Юго-Восточной Сибири и результатам экспедиции в Забайкалье, Малый Хинган и Саяны; Г. С. Карелиным, изучавшим птиц Киргизской степи, Семиречья, Алтая, Прикаспия; Д. А. Эверсманом, работавшим на огромной территории тогдашнего Оренбургского края, простиравшегося от Волги до Северного Казахстана.

Существенную роль в определении путей развития отечественной орнитологии на долгие годы вперёд сыграла монография Н. А. Северцова «Периодические явления в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии» [1855], в которой впервые рассматривались перспективы изучения региональных фаун с точки зрения взаимодействия экологии, зоогеографии и систематики и, что было особенно важно, оценивалась роль фаунистики как поставщика фактического материала, необходимого при решении принципиальных проблем общего характера. Эти мысли Н. А. Северцова найдут своё воплощение и развитие позднее, в работах советских орнитологов П. П. Сушкина, А. Я. Тугаринова, Б. К. Штегмана и др.

Благодаря этим обстоятельствам изучение авифауны России во второй половине и особенно в конце XIX в. идёт быстрыми темпами, с большим размахом и эффективностью. Кроме ведущих московских и петербургских орнитологов М. А. Мензбира, П. П. Сушкина, М. Н. Богданова, Ф. Д. Плеске, В. Л. Бианки, Г. И. Полякова, фаунистическими исследованиями занимались: в Киеве К. Ф. Кесслер, в Казани Э. А. Эверсманн, в Томске Н. Ф. Кащенко, Н. Д. Рузский, Г. Э. Иоганзен, в Харькове А. М. Никольский и Н. Н. Сомов, в Одессе А. А. Браунер и др.

Заметную роль в развитии фаунистических исследований сыграли экспедиции С. А. Бутурлина, охватившие Прибалтику, Поволжье, Приалтайские степи, Северо-Восток Сибири (особенно результативной была его поездка в низовья Колымы и на Алазею в 1905 г.), И. С. Полякова, который изучал птиц бассейна Лены, совместно с И. Я. Словцевым — Западную Сибирь и совместно с А. М. Никольским — птиц Сахалина.

Изучением авифауны Восточной Сибири занимались Б. Годлевский, Б. Дыбовский, А. Янковский, И. Д. Черский, исследования которых охватили территорию от Камчатки и Командорских островов до Уссурийского края и Забайкалья. Результаты этих экспедиций были обработаны варшавским орнитологом В. Тачановским и опубликованы в 1891-1893 гг.

Огромное значение для развития фаунистики имели исследования П. А. Зарудного и ближайшего ученика М. А. Мензбира — П. П. Сушкина.

Н. А. Зарудный обследовал значительную часть Туркестана, включая Закаспийскую область, Кызылкумы, Аральское море, Сырдарью, Фергану, Бухару, собрал большую коллекцию птиц и опубликовал результаты своих исследований в капитальных фаунистических сводках.

Фаунистические исследования П. П. Сушкина охватили Тульскую, Уфимскую и Смоленскую губернии, Киргизскую степь, Минусинский край и Саяны, Зайсан, Кавказ, Алтай. Капитальная сводка П. П. Сушкина «Птицы Советского Алтая» [1938], увидевшая свет уже после смерти автора, подводила итоги изучению авифауны Южной Сибири. В ней на основе экологического и фаунистического материала рассматривались принципиальные вопросы происхождения сибирской и центральноазиатской фауны, закономерности распространения отдельных видов птиц, причины изменения животного мира и т. д.

Решающим итогом авифаунистических исследований второй половины XIX в. стала сводка М. А. Мензбира «Птицы России» [1859] и региональные сводки, большинство из которых публиковалось под его редакцией в серии «Материалы к познанию фауны и флоры...» Московским обществом испытателей природы. Именно в этой серии в 1892— 1918 гг. были опубликованы фаунистические описания Пермской, Тамбовской, Калужской, Костромской, Нижегородской, Минской губерний, Западносибирского края; монографии П. П. Сушкина о птицах Уфимской и Тульской губерний, Средней Киргизской степи, Минусинского края и Западного Саяна; Н. А. Зарудного о птицах Оренбургской губернии, Закаспийского края, Семиречья и Кызылкумов; В. Н. Бостанжогло — о фауне Арало-Каспийских степей; Ф. В. Вильконского — о птицах Закавказья и ряд других. Выполненные под непосредственным влиянием М. А. Мензбира, эти сводки были связаны своими подходами и научной направленностью с «Птицами России», представляли с ними как бы единое целое, характеризующее «мензбировский» этап изучения авифауны России. Успехи, достигнутые в этот период орнитологами-фаунистами, были столь значительными, что птицы оказались в конце XIX—начале XX в. самой изученной группой животного мира нашей страны.

В советский период авифаунистические исследования ещё более расширились. Изучение фауны приобрело особое значение в связи с поисками и освоением новых природных ресурсов, новых малообжитых территорий. В развитии фаунистических исследований в первые десятилетия Советской власти большое значение имела научно-педагогическая и организаторская деятельность М. А. Мензбира, П. П. Сушкина, С. А. Бутурлина и других ведущих орнитологов-фаунистов.

В качестве ректора Московского университета М. А. Мензбир оказывал большое положительное влияние на развитие орнитологии в вузах, П. П. Сушкин много сделал для развития орнитологии в системе Академии наук СССР в качестве заведующего отделом Зоологического института. Пополнению коллекций Зоологического музея АН СССР много способствовал его директор Ф. Д. Плеске, сам обрабатывавший сложные в систематическом отношении группы. Научно-организационной деятельностью в области охотничье-промысловых птиц занимался С. А. Бутурлин. Б. М. Житков был одним из организаторов Всероссийского общества охраны природы, в составе которого была создана орнитологическая секция.

В 1930-х годах большое внимание обращается на создание новых научных центров, подготовку кадров на периферии. Делается определённый акцент на развитие эколого-фаунистических и экологических исследований. Уже в первые годы Советской власти создаются новые кафедры и лаборатории зоологического, в частности орнитологического, профиля, организуются новые заповедники.

С увеличением числа университетов, открываемых в столицах союзных и автономных республик, в крупных городах и научных центрах многих краёв и областей растёт число зоологических кафедр и преподавателей-орнитологов. Зоологи орнитологического профиля преподают в многочисленных педагогических, сельскохозяйственных и медицинских вузах.

С первых лет Советской власти начинается организация академических учреждений в республиках, первоначально в виде баз Академии паук, позднее филиалов АН СССР и, наконец, республиканских академий, создание которых совпадает в основном с послевоенным периодом. В академических учреждениях создаются орнитологические лаборатории и отделы, координирующие работу по изучению фауны птиц своего региона. В создании академических лабораторий в республиках огромную роль сыграли орнитологи Зоологического института АН СССР П. П. Сушкин. А. И. Иванов, Л. А; Портенко и др. Увеличение сети орнитологических учреждений сопровождается бурным ростом орнитологических кадров как в центральных, так и периферийных учреждениях. Если в первые годы Советской власти орнитологов-профессионалов насчитывается десятки и большинство из них сосредоточено в Москве, Ленинграде и Киеве, то в послевоенный период в стране работает уже несколько сот, а в настоящее время — около тысячи орнитологов.

Вновь создаваемым и действующим зоологическим учреждениям поручается тематика, прямо или косвенно связанная с изучением производительных сил и их освоением. Эколого-фаунистические исследования в этой тематике занимают одно из ведущих мест. Объектом пристального внимания орнитологов-фаунистов становятся малоисследованные территории Арктики и Субарктики, районы Казахстана и Средней Азии, Дальнего Востока и юга Сибири. В комплексном изучении фауны этих регионов принимают активное участие орнитологи Московского университета и Зоологического института АН СССР и периферийных учреждений. Огромную помощь в этой работе оказывают сотрудники заповедников.

Одной из главных задач советских орнитологов становится работа над видовыми и подвидовыми списками фауны СССР. В Зоологическом музее АН СССР, Зоологическом музее Московского университета, Киевском и Среднеазиатском университетах и других хранилищах страны к этому времени скапливаются большие коллекции птиц, к обработке которых привлекаются орнитологи, представляющие различные учреждения страны, — А. Я. Тугаринов, Л. А. Портенко, Б. К. Штегман, Е. С. Птушенко, Е. В. Козлова, А. Б. Кистяковский, А. М. Судиловская, С. И. Снигеревский, В. В. Станчинский, А. В. Федюшин, В. А. Хахлов, В. Л. Бианки, Л. М. Шульпин, А. И. Иванов, Г. С. Шестакова, П. В. Серебровский, В. Н. Шнитников и др.

Результаты обработки непрерывно публикуются в многочисленных статьях, появляются первые определители групп и региональные определители, наконец, в 1934–1941 гг. московские зоологи преимущественно на основе коллекций Московского университета выпускают первую общесоюзную сводку, охватывающую всю территорию страны, — «Полный определитель птиц СССР». В пяти томах этой сводки приводится перечень видов и подвидов птиц, населяющих территорию СССР, с их описанием и определительными таблицами. Сводка вместе с другими определителями и фаунистическими монографиями в первом приближении завершает инвентаризацию видов и подвидов, что имеет для дальнейшего изучения авифауны СССР огромное значение. Создаётся основа для детального изучения географической изменчивости видов авифауны СССР, в том числе и на основе региональных фаун.

В этот период орнитологи все чаще обращаются к орнитогеографическим и экологическим обобщениям, используя фактический материал и опыт, накопленный при изучении фауны СССР. Все теснее становятся контакты фаунистики с орнитогеографией, особенно с её направлением, занимающимся вопросами происхождения и истории фаун, а также орнитогеографическим районированием страны.

В 1938 г. выходит в свет монография Б. К. Штегмана, в которой рассматриваются орнитогеографические подходы к изучению истории и происхождения фаун, основанные на фаунистических данных. Обобщающая работа Г. П. Дементьева [1937] анализирует орнитогеографические проблемы, связанные с фауной Палеарктики, на основе изучения географической изменчивости и распространения видов.

Таким образом, в предвоенные годы сложились все предпосылки к тому, чтобы советские орнитологи приступили к подготовке и написанию новой фаунистической сводки, обобщающей большой фактический материал и завершающей полувековой этап изучения фауны. Необходимость в таком обобщении ощущалась все более остро, однако война отодвинула создание сводки на первое послевоенное десятилетие.

К созданию шеститомника «Птицы Советского Союза» [1951–1954] советские орнитологи под руководством Г. П. Дементьева и Н. А. Гладкова приступили в конце 1940-х годов. В работе активное участие принял широкий круг орнитологов, представляющих как центральные, так и периферийные учреждения, — Е. С. Птушенко, Ю. А. Исаков, А. М. Судиловская, Э. К. Рустамов, Ф. И. Страутман, М. А. Воинственский, Н. Н. Карташев, А. В. Михеев и др. Отличительной особенностью сводки был явно выраженный экологический акцент. Работе над сводкой предшествовала новая ревизия видовых списков, предпринятая Г. П. Дементьевым, Н. А. Гладковым, Е. С. Птушенко и А. М. Судиловской и опубликованная в виде «Руководства к определению птиц СССР» [1948].

Своеобразными «спутниками» и дополнениями к шеститомнику «Птицы Советского Союза» стали региональные сводки, большинство из которых было подготовлено и написано авторским коллективом шеститомника, перенёсшим на региональные сводки отработанные на примере общесоюзной монографии принципы и подходы. Появление каждой из таких региональных сводок было значительным событием в отечественной фаунистике. До середины 60-х годов вышли в свет книги о птицах Приморья (К. А. Воробьёв), Сахалина (А. И. Гизенко), Якутии (К. А. Воробьёв), Туркмении (Г. П. Дементьев, А. К. Рустамов), Киргизии (А. И. Янушевич с соавторами), Литвы (Т. Иванаускас), лесов (А. С. Мальчевский, Г. А. Новиков) и степей (М. А. Воинственский) европейской части СССР, Карпат (Ф. И. Страутман) и др. Начата публикация многотомной серии по птицам Украины (А. Б. Кистяковский).

Особое значение имел пятитомник «Птицы Казахстана» [1960–1974], инициатором которого стал неутомимый исследователь птиц Казахстана И. А. Долгушин. Эта сводка заслужила высокую оценку — Государственную премию Казахской ССР.

Значительное место в изучении авифауны СССР занимали исследования орнитологов Зоологического института АН СССР — А. Я. Тугаринова, Е. В. Козловой, К. А. Юдина, Л. А. Портенко, А. И. Иванова. Восемь томов в серии «Фаун», посвящённые птицам, четырёхтомный определитель «Птицы СССР», фаунистические монографии по отдельным регионам нашей страны, многочисленные фаунистические и экологические статьи составили вместе с «Птицами Советского Союза» и региональными сводками целый этап в развитии фаунистических исследований в нашей стране.

К полувековому юбилею Советской власти советские орнитологи пришли с весомыми результатами в области изучения авифауны страны. Главный итог их деятельности — сводка «Птицы Советского Союза» была удостоена Государственной премии СССР. Авифаунистические исследования советских орнитологов завоевали международный авторитет, некоторые из них были переведены на иностранные языки. Итоги развития фаунистики в СССР в целом и в отдельных регионах были проанализированы и отражены в серии юбилейных статей, подготовленных ведущими орнитологами страны. Эти статьи составили несколько выпусков межведомственного сборника «Орнитология», который начал издаваться Московским университетом по инициативе Г. П. Дементьева и В. Ф. Ларионова и во многом продолжил традиции орнитологических журналов: издаваемого в 1910–1918 гг. Г. И. Поляковым «Орнитологического вестника», публикуемого в 1926–1929 гг. в Томске «Урагуса» и других. В издание «Орнитологии», выпуски которой печатаются достаточно регулярно с 1958 г., большой труд вложил один из издателей «Урагуса» — В. Ф. Ларионов.

Авторы юбилейных статей отмечали как одно из наиболее важных достижений советских орнитологов, обеспечивших несомненные успехи в изучении авифауны, создание крупных региональных коллективов, способных решать самостоятельные научные задачи. В послевоенный период такие коллективы сложились и окрепли во всех республиках и многих других регионах нашей страны. Широкое развитие региональных исследований, увеличение числа учреждений и лиц, занимающихся изучением авифауны, потребовали усиления организационной работы, координации исследований. С этой целью был создан Орнитологический комитет СССР, которому позднее была поручена подготовка и составление координационных планов в области орнитологии. В регионах координация осуществлялась орнитологическими комиссиями, создаваемыми из наиболее авторитетных орнитологов. Первая из таких комиссий была создана в Прибалтике в 1951 г.

Фаунисты всегда интересовались миграциями птиц прежде всего потому, что большая часть видов птиц, обитающих на огромной территории СССР, относится к категории перелётных. Большую роль в развитии миграционных исследований в нашей стране сыграли М. А. Мензбир, А. Я. Тугаринов, Г. П. Дементьев, В. П. Теплов, Э. В. Кумари, Т. П. Шеварева и др.

В последние годы изучение миграций птиц приобрело хозяйственно важное значение и работа орнитологов существенно активизировалась. Был создан Координационный совет по миграциям, объединивший орнитологов и специалистов, заинтересованных в изучении миграций птиц в различных регионах страны. Впервые был составлен координационный план и начаты планомерные исследования, результаты которых нашли свое отражение в «Атласе миграций птиц», многотомной сводке «Миграции птиц Восточной Европы и Северной Азии», региональных сборниках, монографиях В. Р. Дольника, Э. В. Кумари, Э. И. Гаврилова и др. Полувековые итоги этой работы в регионах были подведены в коллективном труде «Кольцевание в изучении птиц фауны СССР» [1975].

Рассматривая Всесоюзные орнитологические конференции как эффективное средство координации в изучении фауны птиц страны, Орнитологический комитет СССР в этом направлении проделал большую организационную работу. Первая конференция была созвана в Ленинграде в 1956 г. и была посвящена памяти М. А. Мензбира, вторая — в Москве в 1959 г., третья — во Львове (1962), четвёртая — в Алма-Ате (1966), пятая— в Ашхабаде (1969), шестая — вновь в Москве (1974), седьмая — в Черкассах (1977), восьмая — в Кишиневе (1981). Большое значение имели региональные конференции и совещания орнитологов. В Прибалтике они начались даже раньше всесоюзных, открыв эту важную традицию. Регулярные совещания проводились в Средней Азии и других регионах.

Продолжались региональные исследования авифауны страны, результаты которых публиковались в сборнике «Орнитология», в зоологических журналах, в многочисленных местных и ведомственных сборниках. С середины 60-х и до начала 80-х годов появились сводки о птицах разных регионов Дальнего Востока, Сибири, Центральной и Средней Азии, Среднего Поволжья, центра европейской части СССР, Белоруссии, Молдавии и др. Вышли два орнитологических тома в серии «Фауна Украины» (В. М. Зубаровский, Л. А. Смогоржевский).

Расширение авифаунистических работ и приход в орнитологию новых поколений исследователей потребовали создания новых определителей птиц [Иванов, Штегман, 1964, 1978; Флинт, Бёме, Костин, Кузнецов, 1968; Второв, Дроздов, 1980].

Накопление обширных материалов по авифаунистике и современные исследования в области систематики птиц вызвали необходимость новой инвентаризации орнитофауны СССР. Эта работа была выполнена А. И. Ивановым (Каталог птиц СССР [1976]) и Л. С. Степаняном (Состав и распределение птиц фауны СССР [1975 и 1978]).

Огромный труд по упорядочению колоссальной орнитологической литературы России и Советского Союза предпринят А. И. Ивановым и его коллегами из Зоологического института и Библиотеки АН СССР. В результате опубликовано два первых тома из серии «Птицы СССР. Библиографический указатель» [1972, 1979], охвативших период с 1881 по 1945 г. Редколлегия настоящей сводки расценивает этот указатель как полную библиографию и к многотомнику «Птицы СССР».

1970-е годы поставили перед орнитологами новые задачи. Их выполнение потребовало значительных организационных усилий, налаженной координации исследований, ведущихся в различных регионах страны, унификации применяемых методик и подходов. В то же время эти задачи существенно расширяли сферы интересов фаунистики, вовлекая в ее орбиту новые проблемы экологического характера, такие, как использование птиц в качестве индикатора состояния окружающей среды, установление их роли в биоценозах и разных сферах хозяйствования человека, и т. п.

Постоянная забота советских орнитологов — охрана птиц. Эта деятельность особенно активизировалась в связи с созданием в 1955 г. по инициативе и под руководством Г. П. Дементьева Комиссии по охране природы АН СССР, которая после ряда преобразований действует ныне как Всесоюзный научно-исследовательский институт охраны природы и заповедного дела Министерства сельского хозяйства СССР.

В 60-е годы орнитологическая общественность энергично выступила в защиту хищных и рыбоядных птиц, добившись прекращения их массового истребления. В 70-е годы усилия орнитологов сконцентрировались на выявлении редких и исчезающих видов, нуждающихся в особой охране, на определении состояния их популяций и перспектив существования. В результате был подготовлен раздел по птицам в «Красной книге СССР» [1978], содержащей перечень редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных и растений. В дальнейшем были подготовлены и опубликованы республиканские «Красные книги». Благоприятствовало птицам расширение сети заповедников, заказников и других охраняемых территорий.

Советские орнитологи активно участвуют в международной охране птиц. Большое значение имеют двусторонние и многосторонние соглашения (в рамках СЭВ, а также с Японией, США и другими странами) и международные конвенции (об ограничении международной торговли редкими видами, об охране водно-болотных угодий и т. п.), объектами которых являются птицы или их местообитания. Осуществляются совместные программы по охране журавлей, белых гусей и других птиц.

Укрепляются международные связи отечественной орнитологии. Вместе с коллегами из стран — членов СЭВ советские орнитологи работают над общими программами по изучению миграций и других аспектов жизни птиц. Важным итогом этой деятельности является совместная многотомная сводка «Миграции птиц Восточной Европы и Северной Азии». Налажено деловое сотрудничество с международным (Интерринг) и европейским (Еуринг) комитетами по кольцеванию птиц.

Смешанные зоологические экспедиции с участием советских орнитологов работают на Кубе, в Монголии, Вьетнаме и некоторых других странах.

Видные зарубежные орнитологи нередко бывают гостями всесоюзных и специализированных орнитологических конференций в нашей стране, нередко приезжают для работы в наши институты, лаборатории, музеи. Советские орнитологи с 1954 г. участвуют в работе международных орнитологических конгрессов, конференций и совещаний.

Высокий авторитет советской орнитологической науки нашел свое выражение в выборе Москвы местом проведения в 1982 г. XVIII Международного орнитологического конгресса.