Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Полярная крачка
Sterna paradisaea

Главная Том 3 Полярная крачка Размножение

Размножение

Полярные крачки впервые гнездятся обычно в возрасте 3–4 лет, изредка в возрасте 2 лет и как исключение в годовалом возрасте (Бианки, 1967). В Кандалакшском заливе крачки в возрасте 1-2 лет составляют 4,9% размножающихся птиц, 3–4 лет — 30,7%, 5–6 лет — 27,0%, 7–8 лет —20,9%, 9 лет и старше — 16,5% (Бианки, 1967); в Великобритании соответственно 0%, 30,2%, 29,6%, 18,5%, 21,2% (Coulson, Horobin, 1976). Моногамы, пары имеют тенденцию сохраняться из года в год, распадаются они чаще у молодых, чем у старых птиц. Крачки предпочитают образовывать пары с птицами своего возраста: только у 4 из 29 пар возраст партнёров различался больше чем на 2 года (Coulson, Horobin 1976). Нет доказательств, что пары сохраняются на зиму; по-видимому, их восстановление происходит в стаях, которые формируются в окрестностях колонии перед началом гнездования (Cramp, 1985). В это время можно наблюдать различные формы демонстрационного поведения, которое у полярных крачек очень сходно с поведением речных крачек (подробнее см.: Cullen, 1960; Cramp, 1985).

Полярная крачка — диффузно гнездящийся факультативно-колониальный вид (Зубакин, 1976в, 1983). Места расположения колоний могут быть постоянны в течение многих лет (Бианки, 1967; Coulson, Horobin, 1976); в то же время неоднократно отмечалась смена мест гнездовий (Карташёв, 1949; Белопольский, 1957). По данным кольцевания, после благоприятного по питанию года 47–81% взрослых беломорских полярных крачек возвращаются на следующий год в ту же колонию, после неблагоприятного — только 15-25% (Бианки, Хляп, 1970). Лишь около трети молодых крачек гнездятся в той же колонии, где они вывелись, примерно столько же поселяются в 1–5 км от родной колонии, ещё 27,2% — в 5–100 км от неё; 2,2% молодых птиц переселяются более чем на 100 км. Так, в Кандалакшском заливе Белого моря поселяются птицы, окольцованные птенцами в Ботническом заливе Балтийского моря и на Айновых островах Баренцева моря (Бианки, 1967). По наблюдениям в Эстонии, около 15% переживших зиму крачек ежегодно переселяются на новое место. Большинство вернувшихся особей гнездится на прошлогодней гнездовой территории (Онно, 1965). Первыми в колонии появляются птицы старше 8 лет, опережая трёхлетних особей примерно на 17 дней, а двухлетних на месяц (Coulson, Horobin, 1976).

Величина колонии колеблется от нескольких гнёзд до нескольких тысяч пар. В Кандалакшском заливе число гнёзд в колониях обычно не превышает 100 и только как исключение бывает больше 150. Самые крупные колонии на Белом море (Соловецкие острова) содержат 1,5–3 тысячи пар (Бианки, 1967). Колония острова Большой Айнов в 1970-х годах состояла из 200–650 пар (Анзигитова и др., 1980), колонии Семи островов в разные годы — из 15-159 пар (Успенский, 1941, Ковалёв, 1981). В Великобритании на Оркнейских островах отмечена колония в 17,5 тысяч пар (Cramp, 1985). Восточнее Баренцева моря размер колоний резко уменьшается — обычно он не превышает десяти пар, лишь изредка достигая 15–20 гнёзд (Успенский и др., 1962; Кречмар, 1966; Засыпкин, 1981, Данилов и др., 1984). Столь же невелики поселения полярных крачек на острове Греэм-Белл Земли Франца-Иосифа (Томкович, 1984). Помимо колониального гнездования, для этого вида очень обычно поселение отдельными парами (Малышевский, 1962; Воробьёв, 1963; Кречмар, 1966; Bergman, 1980; Кищинский и др., 1983; Томкович, Сорокин, 1983; Данилов и др., 1984).

Плотность гнездования также весьма изменчива. На островах крачки гнездятся, как правило, гораздо плотнее, чем по берегам тундровых рек и озёр и в заболоченных озёрных котловинах. На острове Большой Лицкий расстояние между ближайшими соседними гнёздами составляет в среднем 8,3 м (1,8–23 м), на 100 м2 здесь приходится 0,50–1,35 гнезда (Ковалёв, 1981). Сходные данные для этого же острова получены Н. П. Каверкиной (1983): рассчитанное по её данным (n = 118) среднее расстояние между ближайшими соседними гнёздами составляет 8,1 м (0,75–53 м). На Айновых островах, по В. А. Зубакину (1976в), это расстояние равно 3,1 м (1,6–5,4 м; n = 41). На островах Кандалакшского залива 80,4% всех гнёзд (п = 102) располагаются не далее 10 м друг от друга, причём 29,4% — не далее 3 м (Бианки, 1967). В Яно-Индигиреской тундре среднее расстояние между ближайшими соседними гнёздами (n = 9) составляет 172 м (наши данные), в низовьях реки Канчалан отмечалось расстояние между гнёздами в 100–200 м (Кищинский и др., 1983). Индекс плотности гнездования, вычисленный по имеющимся данным, для островных колоний равен 0,01, для поселений в тундре — 0,0004.

Крачки образуют как самостоятельные колонии, так и совместные поселения с куликами (зуйки, камнешарки, кулики-сороки и другие), сизыми и розовыми чайками, малыми, камчатскими, а в местах симпатрии — изредка и с речными крачками (Воробьёв, 1963, Бианки, 1967; Остапенко и др., 1977, Герасимов, 1979; Страздс, 1981).

Характерный гнездовой биотоп на островах Баренцева и Белого морей — приморские луга, участки вороничной тундры, реже обнажения скальных пород с небольшими дерновинами (Кищинский, 1960; Бианки, 1967; Анзигитова и др., 1980). В тундре крачки поселяются по берегам и островам озёр и рек, устраивая гнёзда как на сухих песчаных и галечных косах, так и в заболоченных местах на моховых островах-кочках, торфяных буграх (Кречмар, 1966, Портенко, 1973; Лобанов, 1975; Кречмар и др., 1978; Минеев, 1982; Кищинский и др., 1983; Данилов и др., 1984). Гнездо — ямка в грунте или во мху, со скудной выстилкой из сухих кусочков растений, собранных в непосредственном окружении гнезда. Гнездовой валик не выражен. Средний размер гнездовой лунки (мм): на Белом море 120, глубина её 20; на Айновых островах соответственно 73 (60–80, n = 5), и 15–25; в Большеземельской тундре 103 (89–120), 26(20-40). Полная кладка содержит 1–3 яйца, крайне редко 4 и 5 яиц (Conover, 1984); чаще всего в кладке 2 яйца (Кречмар, 1966, Бианки, 1967; Зубакин, 1976; Белопольский и др., 1977; Анзигитова и др., 1980; Минеев, 1982; Каверкина, 1983; Данилов и др., 1984).

Раньше всего на территории СССР откладка яиц начинается в Латвии (видимо, 10-15 мая) и в Эстонии (начало третьей декады мая), примерно на неделю позже в Кандалакшском заливе Белого моря — в среднем 1 июня (17 мая — 7 июня). На Баренцевом море первые яйца появляются позже на Айновых островах в среднем 7 июня, на Семи островах 10-22 июня, в среднем 17 июня. В 1970 годах, однако, откладка яиц на Семи островах началась 29 мая (Белопольский, 1957; Бианки, 1967; Белопольский и др., 1977; Анзигитова и др., 1980; Страздс, 1981). На озёрах Лапландского заповедника кладка начинается 10-20 июня (Владимирская, 1948). На Земле Франца-Иосифа первые яйца появляются, видимо, в конце первой — начале второй декады июля (Паровщиков, 1963; Томкович, 1984), на полуострове Канин — в первых числах июня (Спангенберг, Леонович, 1960). В Малоземельской и Большеземельской тундрах первые кладки отмечены 14-16 июня, в отдельные годы — только 16 июля (Минеев, 1982), на южном Ямале — 9-25 июня (Данилов и др., 1984), в низовьях Енисея — в третьей декаде июня — начале июля (Рогачёва и др., 1983), на Таймыре, видимо, во второй декаде июня (Кречмар, 1966; Матюшенков, 1983). В Приколымской тундре первые кладки с 1 яйцом регистрировались уже 6 июня, в Яно-Индигирской тундре свежая кладка из 2 яиц встречена 12 июня (Воробьёв, 1963). В Чаунской губе на острове Айон откладка яиц начинается, видимо, в конце первой — начале второй декадыиюня (Лебедев, Филин, 1959), в Колючинской губе — 14-20 июня (Кречмар и др., 1978), на Восточной Чукотке и в низовьях реки Канчалан, судя по датам вылупления птенцов, — в начале второй декады июня (Кищинский и др., 1983; Томкович, Сорокин, 1983). В западной части Камчатки 7 июня уже отмечались гнезда (Остапенко и др., 1977), на острове Карагинский откладка первых яиц зарегистрирована 12-16 июня (Каверкина, 1982). Массовая яйцекладка начинается обычно через несколько дней после появления первых яиц. Растянутость периода откладки яиц относительно невелика — обычно не более месяца; в более суровых климатических условиях она проходит в более сжатые сроки (Бианки, 1967; Белопольский и др., 1977; Кищинский и др., 1983). У ряда особей отмечаются повторные кладки после гибели первой (Белопольский, 1957; Бианки, 1967).

Обращает на себя внимание, что в тундрах по всему побережью Ледовитого океана откладка яиц начинается почти одновременно — примерно во вторую декаду июня, с небольшим сдвигом сроков в ту или иную сторону в зависимости от характера весны. Лишь в тундрах северо-востока Якутии полярные крачки начинают откладку яиц, видимо, на несколько дней раньше.

Окраска яиц сложная. Фон яйца сильно варьирует от чисто-голубого до коричневого; наиболее часто встречаются яйца серовато-зелёного, оливкового и буроватого цветов. По этому фону разбросаны бурые и черновато-бурые поверхностные пятна, обилие и характер распределения которых также чрезвычайно разнообразны. В одном гнезде могут быть яйца как одного цвета, так и, реже, различной окраски (Кищинский, 1960; Бианки, 1967; Анзигитова и др., 1980). Размеры яиц (мм) : с Айновых островов (n = 349) в среднем 39,4×28,9 (Анзигитова и др., 1980); с Семи островов (n = 167) в среднем 40,1×29,4 (Каверкина, 1983); с Кандалакшского залива Белого моря (n = 395) в среднем 40,1×29,4 (Бианки, 1967); из Латвии (n = 35) 38,3-42,6×28,2-30,7, в среднем 40,4×29,3 (Страздс, 1981); из Болыпеземельской тундры 35,5-42 х х 27,0-30,0, в среднем 39,1×28,4 (Минеев, 1982); из южной части Ямала (n = 14) 35,8-41,9×27,2-30,1, в среднем 39,2×28,9 (Данилов и др., 1984). Масса свежеснесённого яйца (n = 198) 17,5 г (Анзигитова и др., 1980).

Насиживание начинается с первого яйца и продолжается обычно 18–24 дня, его длительность изменяется в зависимости от погоды и условий питания (Бианки, 1967; Анзигитова и др., 1980; Данилов и др., 1984; Cramp, 1985). Насиживают оба родителя. По данным 7-суточных наблюдений, самец находится на гнезде в среднем 8 часов 30 минут, а самка — 13 часов 40 минут, 1,5-2 часа в сутки кладка не обогревается. Смена партнёров на гнезде может происходить с ритуальным подношением рыбки (Анзигитова и др., 1980).

Первые трещинки на яйцах в районе Белого моря чаще всего появляются за 2 суток до вылупления, на Айновых островах — за 1 день. Промежуток между вылуплением первого и последнего птенца в гнезде с 2–3 яйцами обычно равен суткам. После вылупления родители уносят из гнезда скорлупу. Вес однодневного птенца равен 10–13,5 г, в среднем 13,0 г. Птенцы сидят в гнезде около 2 суток, затем выводок покидает гнездо и либо держится на гнездовом участке вплоть до подъёма на крыло, либо оставляет его и перемещается в другой участок колонии. Начиная с 1— 1,5-суточного возраста во время тревоги птенцы разбегаются и затаиваются (Бианки, 1967, Анзигитова и др., 1980). Крачки-родители активно атакуют хищника и нарушителя спокойствия, пикируя на нею, ударяя клювом и обливая помётом. Защитная активность достигает максимума во время вылупления птенцов. В крупных колониях наблюдается большая групповая, но меньшая индивидуальная защитная активность (Каверкина, Рощевский, 1984).

Заботятся о птенцах оба родителя, но самец чаще кормит, а самка больше времени проводит с птенцами. В первый день жизни родители постоянно обогревают птенцов, в 2—4-суточном возрасте на обогрев тратится около 10 часов в сутки, к двухнедельному возрасту обогрев прекращается. Количество прилётов родителей с кормом сильно варьирует даже в гнёздах с близкими по возрасту птенцами; в среднем птенцов кормят около 20 раз в сутки (n = 10), к концу периода выкармливания несколько реже, чем в начале. Помимо родителей, птенцов изредка кормят крачки — «помощники» — возможно, это птицы, потерявшие свой выводок (Анзигитова и др., 1980). Родители начинают отличать своих птенцов от чужих в норме, видимо, уже на вторые сутки после вылупления. Однако в условиях высокой густой растительности, полностью скрывающей птенцов (Айновы острова), отмечено значительное запаздывание сроков становления индивидуального опознавания (Анзигитова, Зубакин, 1975). Птенцы поднимаются на крыло в возрасте 21–24 дней (Бианки, 1967; Cramp, 1985) или 25–28 дней (Анзигитова и др., 1980).

В Кандалакшском заливе в разные годы поднимается на крыло 1,0–1,2 молодых на пару птиц (Бианки, 1967), на Айновых островах в благоприятные годы — только 0,7, причём в 10 из 21 сезона гнездование всех крачек колонии здесь было неудачным (Анзигитова и др., 1980). На юго-западе Финляндии поднимается на крыло 0,53–1,05 молодых на пару птиц (Lemmetyinen, 1973), на Шпицбергене — 0,52 (Bengtson, 1971). В Кандалакшском заливе гибнет от 18 до 37% яиц и 10–25% птенцов от числа вылупившихся, на Айновых островах в относительно благоприятные годы — 20–26% яиц и 33% птенцов. Основные причины гибели кладок и птенцов — затяжные шторма и хищничество.

Ежегодная смертность взрослых птиц на Кандалакшском заливе составляет в среднем 19,7% (Бианки, Хляп, 1970), в Великобритании — 12–13% (Coulson, Horobin, 1976). Максимальная продолжительность жизни, по данным кольцевания, 34 года (Clapp et al., 1982, цитата по: Cramp, 1985).


Вернуться к описанию вида Полярная крачка | Том 3

Домовый воробей / Passer domesticus
Домовый воробей
Passer domesticus
House sparrow
Обыкновенная пустельга / Falco tinnunculus
Обыкновенная пустельга
Falco tinnunculus
European Kestrel
Белоклювая гагара — Gavia adamsii

Белоклювая гагара

Gavia adamsii

White-billed Diver

Малая горлица — Streptopelia senegalensis

Малая горлица

Streptopelia senegalensis

Little Brown Dove

Седой дятел — Picus canus

Седой дятел

Picus canus

Grey-headed Woodpecker, Grey-faced Woodpecker

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Канюк — Buteo buteo
Канюк
Buteo buteo
Вальдшнеп — Scolopax rusticola
Вальдшнеп
Scolopax rusticola

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2021. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+