Рыжая цапля / Ardea purpurea Linnaeus 1766

Название вида:Рыжая цапля
Латинское название:Ardea purpurea Linnaeus 1766
Английское название:Purple heron
Французское название:Heron pourpre
Немецкое название:Purpurreiher
Латинские синонимы:для подвида purpurea: Ardea rufa Scopoli, 1769; Ardea variegata Scopoli; 1769; Ardea caspia S.G. Gmelin, 1774; Ardea purpurata J.F. Gmelin, 1789; Ardea badia J.F. Gmelin, 1789; Ardea monticola Picot de la Peirouse, 1799; Ardea purpuracens C.L. Brehm, 1831; Ardea pharaonica Bonaparte, 1855; для подвида manilensis: Phouxpurpurea ussuriana Shulpin, 1928
Отряд:Аистообразные (Ciconiformes)
Семейство:Цаплевые (Ardeidae)
Род:Серые цапли (Ardea Linnaeus, 1758)
Статус:Гнездящийся, перелётный, изредка зимующий вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Внешне походит на серую цаплю, с которой может быть спутана на большом расстоянии или при недостаточной освещённости; однако размеры рыжей цапли несколько меньше, а шея выглядит заметно тоньше. Пропорционально голове клюв тоньше и длиннее, представляет собой копьевидное продолжение линии лба и всей узкой головы. В полете шея, как и у других цапель, согнута подобно латинской букве «S», благодаря чему голова птицы прижата к спине. Полет напоминает таковой серой цапли, но взмахи крыльев более резкие, «судорожные», из-за меньшей массы тела. Летящую рыжую цаплю можно отличить от серой по изящным контурам тела и несколько меньшей длине вытянутых назад ног, а также по заметно более тёмной окраске верха, без резкого контраста на крыльях между кроющими и маховыми. Существенным отличительным признаком рыжей цапли служит то обстоятельство, что средний палец (с когтем) всегда длиннее цевки; это, однако, можно увидеть, только держа птицу в руках. На земле отличается «крадущейся» походкой, чему способствуют более короткая цевка и относительно более длинные пальцы. Корм значительно чаще, чем серая цапля, добывает, преследуя добычу пешком. Останавливаясь, подолгу стоит в одном положении, позволяющем нанести быстрый нацеленный удар.

По мнению Е. П. Спангенберга (1951), менее осторожна по отношению к человеку, чем серая цапля; это связывается им с сумеречным (и даже ночным) образом жизни. В отличие от серой цапли, редко садится на деревья, предпочитая скрываться в тростниковых зарослях.

Голос (крик в полете) похож на голос серой цапли, но менее громок (Спангенберг, 1951). Птенцы «урчат». Их голос в гнезде можно передать словами: «пью-пью, кхью-кхью», иногда: «грау-рау-рау» и «ко-ко-ко» (ориг.). Иным исследователям крик взрослой птицы напоминает карканье, и они передают его как громкое «крак-краак» или «клек-клек-клак» — у гнезда (Bauer, Glutz von Blotzheim, 1966).

Описание

Окраска. Взрослая птица в брачном наряде. На затылке развита узкая косица из 3-5 чёрных удлинённых перьев (более длинная у самцов). Шапочка и задняя сторона шеи чёрные, бока шеи и головы охристо-рыжие (до рыже-коричневых) с продольными чёрными полосами от угла рта назад к затылку и вдоль боковой стороны шеи. Подбородок, горло, передняя сторона шеи белые, по передней стороне шеи тоже проходят узкие тёмные продольные полосы или ряды продольных пестрин. На зобе развиты удлинённые и заострённые перья, светло-охристые с примесью тёмных пестрин. Верхняя сторона тела, от зашейка до хвоста, включая верхние кроющие крыльев, аспидно-серая (иногда с буроватым налётом в верхней части крыльев), маховые перья тёмные, подмышечные — аспидные. На лопаточных партиях оперения развиты узкие удлинённые украшающие перья, бахромой свешивающиеся на крылья и заднюю часть спины; их цвет варьирует от светло-серого до охристого. Бока груди и брюха а также оперённые части голени и нижние кроющие крыльев интенсивного каштанового цвета, при сложенном крыле кистевой сгиб прикрыт рыхлым оперением, образующим сбоку каштановое пятно. Передний край крыла рыжеватый. Середина груди и брюха, подхвостье — чёрные. Клюв жёлтый с тёмным коньком, неоперённые участки кожи на голове зеленовато-жёлтые, радужина жёлтая. Ноги жёлтые или оливково-жёлтые, передняя сторона цевки и пальцы тёмно-коричневые.

Зимний наряд взрослой птицы отличается от брачного меньшей выраженностью украшающих перьев (косицы, бахромы на спине, «гривы» на зобе), более тусклым цветом неоперённых частей тела.

Птенец. Первый и второй пуховые наряды на спинной стороне буровато-серые, на брюшной — беловатые, на голове развит беловатый хохол из удлинённых пушинок. Неоперённые участки кожи тёмные с интенсивной пятнистостью на голове и шее. Клюв с тёмным надклювьем и желтоватым подклювьем, ноги сероватые, радужина светлая.

Гнездовой наряд. Косица на голове и украшающие перья на спине отсутствуют, на зобе — развиты слабо. Верх глинисто-бурый с более тёмными размытыми центрами перьев, шапочка тёмно-бурая, бока головы, шея и низ тела рыжевато-охристые с рядами бурых пестрин, подхвостье беловатое. Каштановые и аспидно-серые тона развиты слабо. Клюв у молодых желтовато-бурый, короче (тупее), чем у взрослых. Ноги оливково- или зеленовато-жёлтые, радужина бледно-жёлтая. Двухлетние птицы по сравнению с более старыми окрашены светлее, и имеют рыжеватые каймы на верхних кроющих крыла.

Строение и размеры

Размеры (мм) рыжих цапель номинативного подвида (самцов и самок) для территории бывш. СССР (п = 25): длина крыла — 340-390, в среднем 367,2; длина цевки — 115-130; длина среднего пальца с когтем — 125-135 (Спангенберг, 1951); в Казахстане и Узбекистане: длина крыла — 340-390; длина хвоста — 125-140; длина клюва — 112-146; длина цевки — 108-145 (Долгушин, 1960; Салихбаев, Богданов, 1961). Размеры для разных подвидов и половых групп приведены в табл. 30.

Таблица 30. Размеры рыжих цапель (мм) из разных участков ареала
Название части тела Самцы Самки Источник
nMlimnMlim
Ardea purpurea purpurea, для территории бывш.СССР
Длина крыла10370–3959340–370Спангенберг, 1951
Ardea purpurea purpurea. Палеарктика
Длина крыла13371357–3839355337–372Cramp, 1977
Длина хвоста13125118–1368119112–127 
Длина клюва13126120–1318116109–123 
Длина цевки13122113–1318118112–123 
Длина среднего пальца13132121–1397126118–131 
Ardea purpurea purpurea, Палеарктика
Длина крыла330290Witherby et al. (1939), цит. no Cramp, 1977)
Ardea purpurea manilensis, для территории бывш. СССР
Длина крыла2370, 370Спангенберг, 1951
Ardea purpurea manilensis. Дальний Восток
Длина крыла370–401360–388Шульпин (1927), цит. по Спангенберг, 1951
Длина клюва125–137,3117,6–119,5 
Длина цевки128–142125,3–129 


Данные по весу тела таковы. Для А. p. purpurea с территории бывш. СССР вес двух взрослых птиц (пол не указан) — 1 220 и 1 225 г (Спангенберг, 1951). По данным Н.А. Зарудного (Зарудный, 1888, цит. по: Спангенберг, 1951) — до 1 650 г. Вес самцов из Голландии: 617-1 218 г; самок: 525-1 035 г (Cramp, 1977). Вес птенца при вылуплении — 35 г, в возрасте 50 дней — 1 100-1 200 г (Tomlinson, 1978, цит. по: Cramp, 1977). Для двух самцов А. p. manilensis с территории бывш. СССР — 1 310 и 1 358 г (Спангенберг, 1951).

Линька

Данных мало. У взрослеющих (не достигших годовалого возраста) птиц частичная смена контурного оперения и некоторых кроющих крыла происходит в ноябре-апреле, во время зимовки. У птиц, возраст которых приближается к двум годам, она начинается уже в мае. Линька взрослых птиц, завершивших сезон размножения, начинается в июне и длится до ноября, часто до февраля. Замена первостепенных маховых происходит не регулярно, по-видимому, на протяжении всего летнего периода, до начала миграций. При описании линьки, которое приведено выше, как Е. П. Спангенберг (1951), так и Стэнли Крэмп (Cramp, 1977) ссылаются только на мнение Уайзерби с соавторами (Witherby et al, 1939). Более поздние сведения по линьке вида нам не известны, что свидетельствует о том, что этот процесс у рыжих цапель изучен совершенно недостаточно.

Подвидовая систематика

Л. C. Степанян (2003), вслед за Е. П. Спангенбергом (1951) выделяет 3 подвида, из которых на территории Вост. Европы и Сев. Азии обитает два.

1.Ardea purpurea purpurea

Ardea purpurea Linnaeus, 1766, Syst. Nat., ed. 12, c. 236, «на Востоке»; Франция (Stresemann, 1920, Avifauna Macedonica, c. 226)

Западная часть ареала в Вост. Европе и Сев. Азии.

2.Ardea purpurea manilensis

Ardea purpurea manilensis Meyen, 1834, Nova Acta Acad. Caes. Leop.Carol., 16.suppl., c.102, Филиппины.

Восточный подвид; в пределах бывш. СССР населяет Приморье и бассейн нижнего Амура. От номинативного подвида он отличается несколько более крупными размерами, не развитым пятнистым рисунком в нижней части шеи, более тёмными, серовато-булаными перьями груди, более насыщенной чёрной окраской живота, примесью свинцово-серых перьев в украшающих косицах на спине (Степанян, 2003).

Не связан с описываемой территорией подвид А. р. madagascariensis Oort, 1910 (3), оседло обитающий на Мадагаскаре. Ряд орнитологов (Cramp, 1977; Howard, Moore, 1980) выделяют также ещё один подвид А. р. bournei de Naurois, 1966 (4), оседло живущий на о-вах Зелёного Мыса.

Замечания по систематике

В составе рода Ardea рыжая цапля занимает обособленное положение и большинством систематиков выделяется в подрод Pyrrherodia Finch et Hartlaub, 1870. Форму bournei, заметно отличающуюся от остальных рас светло-рыжей окраской верха и слабым развитием чёрного рисунка, иногда считают самостоятельным видом — кабовердесской цаплей (A. bournei de Naurois, 1966).

Распространение

Гнездовой ареал. На постсоветском пространстве — южный вид, в своём распространении связанный с устьями таких европейских рек, как Дунай, Днепр, Кубань, Волга, Терек, Урал. Гнездится в тростниковых зарослях как по западному, так и восточному побережьям Каспийского моря. В Средней Азии — по долинам Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. На Дальнем Востоке населяет самый юг Приморского и Хабаровского краёв. Встречается в устье р. Горин, в пойме Нижнего Амура, на озёрах Эворон, Болонь, Чукагирское и Удыль; на Листвяном и Б. Уссурийском о-вах под Хабаровском (Росляков, 2000). В Приморье — обычный вид оз. Ханка и его окрестностей.

За пределами территории бывш. СССР перелётные популяции номинативного подвида обитают также в Испании, Франции, Бельгии, Австрии, Румынии, Болгарии, Сев. Греции, Турции и Сев. Иране. Оседлые популяции известны из районов Центр. Африки, расположенных южнее экватора, а так же на самом юге ЮАР; на Мадагаскаре и о-вах Зелёного Мыса обитают особые подвиды.

Рисунок 72. Область распространения рыжей цапли:

Рисунок 72. Область распространения рыжей цапли:
а — гнездовой ареал; б — область зимовки. Подвиды: 1 — А. p. purpurea; 2 — А. p. manilensis; 3 — А. p. madagascariensis; 4 — А. p. bournei.

Зимовки

Места зимовок птиц номинативного подвида располагаются в Экваториальной Африке севернее экватора, а также в юго-восточной части этого континента. Изредка в зимнее время рыжих цапель отмечали на юго-вост. Каспии. Места зимовок подвида А. p. manilensis, гнездящегося в России, не были установлены до конца 1950-х гг. Однако, благодаря кольцеванию птенцов на оз. Ханка, выяснено, что область их зимовок располагается на всей территории Индокитая. Помеченые на оз. Ханка птицы найдены в Юж. Китае, во Вьетнаме, Таиланде, островах Индонезии, на северном побережье п-ова Малакка (рис. 72, 73).

Рисунок 73. Ареал рыжей цапли в Вост. Европе и Сев. Азии:

Рисунок 73. Ареал рыжей цапли в Вост. Европе и Сев. Азии:
а — гнездовой ареал; б — залёты.



В Азии оседлые популяции А. p. manilensis обитают в Пакистане, Индии, Юж. Китае и в Индонезии.

Миграции

Расселение молодых птиц с мест гнездовий выглядит следующим образом. После того, как птенцы оставляют гнездо, уже с конца июня и в июле, они разлетаются в его окрестностях на удаление до 20-50 км. В июле и в августе происходит дальнейшее расселение птиц, когда их встречают на расстояниях от 150 до 300 км от места гнездования. В этот период многие из птиц перемещаются в направлениях, противоположных общему руслу осеннего перелёта: в северном и северо-восточном направлениях (Schenk, 1934; Сапетин, 1978ж). Только с начала сентября начинается «планомерный» отлёт рыжих цапель на юг и юго-запад (Кищинский, 1978е). У перелётных популяций, населяющих европейские, северо-африканские и среднеазиатские страны, даты последних встреч в районах гнездования регистрируют в конце августа — начале сентября (Страутман, 1954; Cramp, 1977). А уже 15 сентября пролётных рыжих цапель наблюдали в Вост. Иране (Зарудный, 1903).

Я. Шенк (Schenk, 1934), анализируя разлёт молодых рыжих цапель, окольцованных в Югославии, называет время с июля по сентябрь промежуточной миграцией. В этот период птиц, родившихся в плавнях Дуная, отмечали севернее мест рождения (37%), юго-западнее (30%), южнее и юго-восточнее (27%). И лишь 6% птиц летят на запад (п = 70), тогда как в дальнейшем последнее и южное направления будут основными. В сущности, таков же характер разлёта молодых цапель, гнездящихся в дельте Кубани и на сев. Каспии (Сапетин, 1978). В ноябре-декабре возвраты как дунайских, так и азово-каспийских птиц лежат уже к западу и юго-западу от мест мечения. Их регистрируют в Италии, Франции, на Сицилии, Мальте, в Юж. Тунисе. Это позволяет утверждать, что основная область их осенне-зимней концентрации находится в странах Зап. Средиземноморья. Приазовские цапли осваивают Восточное Средиземноморье. Возвраты колец от них получены из Греции, с Кипра, из Турции, Египта. При дальнейшем движении на юг они достигают стран Западной и Центр. Африки, причём дунайские птицы занимают более западные области зимовок. Окончательно «освобождают» районы гнездовий европейские популяции в конце октября — ноябре (Schenk, 1934; Сапетин, 1978ж).

Для полноты картины перемещения западных рыжих цапель и их размещения во вне-гнездовой период можно привести несколько данных, не входящих в рамки предложенной выше концепции. Так, цапля, помеченная в дельте Волги птенцом, в возрасте 2 лет в ноябре была обнаружена на юго-западе Камеруна (5 300 км от места кольцевания). Птица, родившаяся в дельте Терека, на третьем году жизни, 7 мая, была убита в Телавском р-не Грузии. Наконец, третья птица, родившаяся в низовье Маныча, на первом году жизни в октябре добыта в Калмыкии, в 600 км юго-восточнее места рождения (Сапетин, 1978).

Миграции птиц, гнездящихся в Средней Азии, с помощью кольцевания не изучали. По аналогии с близкими видами цапель можно предположить, что у них тоже существует «промежуточный перелёт», когда эти птицы разлетаются во все стороны от мест рождения по пригодным для добычи пищи угодьям. Затем, при наступлении осеннего похолодания, цапли устремляются к югу и юго-западу. По-видимому, уже зимующих птиц наблюдали на юго-восточном берегу Каспийского моря в районе Гассан-Кулийского заповедника, а также в долине Атрека и его притоков, в Сев. Иране. Документированных сведений о более дальних перемещениях среднеазиатских рыжих цапель во время миграции не имеется.

От 2 780 птенцов, окольцованных на оз. Ханка в 1960-1973 гг., к 1975 г. получено 42 возврата колец (1,5%), т.е. возврат колец был почти вчетверо ниже, чем для подвида А. р. purpurea. В.М. Поливанов (1978) объясняет это отсутствием традиции охоты на цапель в этом регионе и весьма неполным возвращением колец. Для птенцов восточного подвида, как и для западного, зарегистрирован ранне-осенний разлёт молодых (в июле-сентябре) по всём направлениям, с последующей миграцией на юго-юго-запад вдоль восточного побережья Азии вплоть до п-ова Малакка (рис. 74).

Рисунок 74. Миграции рыжих цапель, установленные путём кольцевания (по: Поливанов, 1978; Сапетин, 1978, с дополнениями по материалам Центра кольцевания РАН до 2004 г.):

Рисунок 74. Миграции рыжих цапель, установленные путём кольцевания (по: Поливанов, 1978; Сапетин, 1978, с дополнениями по материалам Центра кольцевания РАН до 2004 г.):
а — районы «промежуточной» миграции; б — границы территорий разлёта птиц разных популяций. Популяции: I — «дунайская», II — «азово-каспийская», III — «приморско-тихоокеанская».



Залёты в Европейской части бывш. СССР отмечаются до 60-й параллели. Так, например, в октябре 1957 г. одна особь, пойманная в Баварии и содержавшаяся там 2 года в неволе, добыта около пос. Вожега Вологодской обл. (Шалаков, 1958). Отдельные встречи рыжих цапель отмечали на всём протяжении XX в. в Литве, Латвии, Белоруссии, а в Российской Федерации — в Псковской, Новгородской, Ивановской, Нижегородской, Тамбовской, Пензенской, Саратовской обл., в Мордовии и Татарстане (Вадкоусю, 1964; Федю-шин, Долбик, 1967; Попов, 1977; Пузанов и др., 2005 и др.).

Местообитание

Рыжая цапля предпочитает обширные открытые пространства, в значительной степени занятые водоёмами, с обширными зарослями тростника и камыша и, много реже, низкорослыми кустарниками ивы (Спангенберг, 1951). Такие угодья располагаются в Вост. Европе и Сев. Азии главным образом в устьевых участках южных рек, по побережьям южных морей и озёрных систем. На облеснённых территориях, в горной местности и в пустынях рыжая цапля редка или не встречается вовсе. Правда, существуют наблюдения, что в пустынные районы Казахстана рыжие цапли залетают иногда довольно далеко в поисках корма (Костин, 1936, цит. по: Салихбаев, Богданов, 1961). Гнездовья располагаются в отдалении от человеческих поселений; напротив, во время кормёжки сами птицы часто встречаются рядом с рыбаками и в сельскохозяйственных угодьях (Спангенберг, 1951).

Наиболее типичный биотоп для устройства гнёзд — тростниковые крепи в дельтах и долинах южных рек. Здесь эти птицы находят как удалённость от человеческих поселений, так и недоступность самих гнездовий для человека и четвероногих хищников.

Кормовые стации разнообразны. Например, на Сыр-Дарье многие птицы добывают пищу вблизи от гнёзд, стоя на краю маленького плёса. Другие же залетают далеко от гнездовых колоний, углубляясь в несвойственные им стации. Добывают пищу также повсюду по пологим речным берегам, иногда на свежевспаханных полях, в степных участках.

Численность

Конкретные данные о численности рыжей цапли по всему гнездовому ареалу на территории бывшего СССР в 1960-1980-х гг. отсутствуют. Авторы региональных орнитологических сводок чаще всего характеризуют её в качестве «обычного», «не редкого» или, наоборот, «редкого», а иногда и «случайно залётного» вида (Воробьев, 1954; Страутман, 1954; Долгушин, 1960; Панов, 1973; Костин, 1983; Сагитов, 1987; Patrikeev, 2004 и др.). Е. П. Спангенберг (1951), основываясь на данных, первой половины XX века, относит рыжую цаплю к разряду «довольно многочисленных видов» тогдашней территории СССР.

На Сев. Каспии в 1960-1970-х гг. подсчёт гнёзд проводился силами Каспийской орнитологической станции. По результатам этих учётов, в 1973-1974 гг. из 46,6 тыс. гнёзд колониальных веслоногих и аистообразных, рыжей цапле принадлежало 3 010 гнёзд. При этом в дельте Волги обнаружено 2450, в дельте Терека — 510 и на Прикумских озёрах — 50 гнёзд (Бондарев, 1975).

По сведениям, собранным М. Патрикеевым (Patrikeev, 2004), в 1950-1960-х гг. в окрестностях Кызыл-Агачского заповедника гнездились 600-700 пар этих птиц, в Калиновском лимане в 1983-1984 гг. — 52-440 пар, в прочих участках Азербайджана (Махмудхала, дельта р. Куры, оз. Шоргель, долины рек Варвара и Самур и др.) в 1980-1998 гг. — около 60-80 пар. Крупный очаг гнездования голенастых существует в Вост. Приазовье, в частности, в устье Кубани. В результате летних учётов в этом районе в 1953-1954 гг. количество рыжих цапель, кормившихся на лиманах, оценено в 6,5-7 тыс. особей, что составляло тогда около четверти всего обилия птиц названной группы (Винокуров, 1960).

Целесообразно привести данные о конкретном количестве гнездящихся пар рыжей цапли с некоторыми сведениями о динамике численности вида в ряде стран Зап. Европы по материалам, собранным до середины 1970-х гг. Большей численностью вида отличались страны Средиземноморья, где рыжая цапля находит более подходящие условия для обитания в плавнях устьев рек, впадающих в Средиземное море. В Испании общее число гнездящихся пар приближается к 1 000 (Fernandez Cruz, 1975). Во Франции для 1964-1968 гг. его оценивали в 2 100-2 500, а в 1974 г. в 1 350-1 500 гнездящихся пар. В Италии в 1975 г. — в 1 500-2 400. В Греции — около 300. В странах, расположенных севернее, численность вида значительно ниже. В Зап. Германии рыжая цапля гнездилась в долине Рейна. Здесь она впервые обнаружена в 1967 г.; в 1968 г. учтено не менее 9, в 1970 — до 18-20 пар. В середине 1970-х гг. возможно гнездилось 20-30 пар. В Швейцарии в 1941 г. учтено 3 пары, к 1955 г. количество их возросло до 54. Затем последовал спад, и в 1961 г. отмечено 40-45, а в 1972 г. — лишь 8-10 пар. В Австрии в 1950-1955 гг. обнаружили 240-350 пар. Для территории прежней Чехословакии известно гнездование с 1947 г. 4-20 пар. В Венгрии на одной из колоний (Кисбалатон) в период с 1968 по 1972 гг. численность сократилась со 107 до 37 пар. На о-вах Зелёного Мыса гнездилось не более 200 пар (Cramp, 1977). Таким образом, в середине 1970-х гг. в странах европейского Средиземноморья популяцию рыжей цапли оценивали в 5 300, а в более северных странах Зап. Европы — примерно в 400 гнездящихся пар.

Рассматривая эти данные в целом, видим, что численность рыжей цапли в 1930-1970-е гг. в Западной Европе колебалась в значительных пределах. В южных регионах, как правило, в этот период отмечали почти двукратное сокращении её количества, в северных — рост известных поселений и появление новых мест гнездования. По всей вероятности, сходным образом проходили изменения численности рыжих цапель в европейской части бывшего СССР.

В Атласе гнездящихся птиц Европы для 1990-х гг. приводятся следующие данные: Франция — 2 750, Испания — 1 100, Румыния — 1 000, Венгрия — 900, Италия — 600, Нидерланды и Португалия — по 250, Греция — 150, прочие страны Европы, за исключением России, — 70 пар. При этом западно-европейская популяция рыжей цапли оценивается в 7 766-8 556 (в среднем 8 090) пар. Считается, что на Украине в те же годы гнездилось 800, Молдавии — 150 пар, а в России — 40-90 тыс. пар (в среднем 60 тыс. пар) (Bankovics, 1997). Никаких конкретных данных, на которых основывается эта явно завышенная численность цапель в России, не приводится.

По данным, опубликованным Международной ассоциацией охраны птиц BirdLife International (Bird Life International, 2004) и, по-видимому, наиболее полным на сегодняшний день, на рубеже XX-XXI веков общая численность европейской популяции рыжей цапли составляла 29-42 тыс. гнездящихся пар, из которых в России гнездилось 10-15 тыс. пар, на Украине — 6,7-11,9 тыс. пар, в Молдове — 250-350 пар, в Армении — 80-330, в Азербайджане — 250-500 пар. Общая тенденция европейской популяции — умеренное снижение численности; та же тенденция прослеживается и в России (Мищенко и др., 2004).

Конкретных сведений о численности рыжих цапель в Средней Азии и Казахстане нет. Судя по данным, приведённым И. А. Долгушиным (1960), в Казахстане даже в типичных местообитаниях этот вид скорее немногочислен. Этот же автор полагал, что на восточном побережье Аральского моря цапля обычна лишь на отрезке долины Сыр-Дарьи между Джусалами и Чиили, т.е. примерно на 300-километровом участке. В Узбекистане довольно обычна в дельте р. Аму-Дарьи и юж. Приаралье (Сагитов, 1987). В остальных местах гнездится редко, спорадично. В нижнем течении Зеравшана и в Ферганской долине на гнездовании не обнаружена (Салихбаев, Богданов, 1961). В Туркменистане на гнездовании редка, отмечена главным образом на Аму-Дарье, на Ташаузских озёрах (т.е. опять-таки в долине Аму-Дарьи) и в низовьях Мургаба (Дементьев, 1952). В связи с резкими негативными изменениями экологических условий в Средней Азии, численность рыжей цапли в этом регионе, по-видимому, сильно сократилась (Птицы Средней Азии, 2007).

В Приморье рыжая цапля гнездится по берегам озёр Ханка и Дорицени, а также у зал. Посьет (Воробьев, 1954; Панов, 1973). В 1960-1970-х гг. здесь она была весьма обычной, а гнездовья её вполне доступными (Поливанов, 1965; Поливанов, Поливанова, 1971). Н. Н. Поливанова (1971) считает, что в районе оз. Ханка гнездится 1-1,5 тыс. пар. Высокая численность и доступность колоний рыжей цапли на оз. Ханка в те годы подтверждается тем, что в 1950-х гг. там было окольцовано вчетверо больше птенцов, чем в Приазовье, дельте Терека и в Астраханском заповеднике вместе взятых, при примерно одинаковой активности метчиков.

Ю. Н. Глущенко, Д. В. Коробов и И. Н. Кальницкая (2003) оценивают современную численность вида в Приханкайской низменности как крайне непостоянную. Они связывают увеличение количества гнездящихся птиц с периодами высокого уровня воды в оз. Ханка и максимального увлажнения плавней южного и восточного побережий. В такие годы рыжая цапля, по их мнению, на гнездовании преобладает среди других видов семейства Ardeidae. В 2002 г. здесь было обнаружено 20 гнездящихся пар; названные авторы полагают, что это лишь десятая часть их истинного числа. Кроме того, до 50 пар гнездится в Хабаровском крае (Росляков, 2000). Приведённые данные можно расценивать как признак сокращения численности рыжих цапель в Приморье к началу XXI в.

К. А. Воробьёв (1954) обращает внимание на тот факт, что эта, по его мнению, «хорошо заметная птица» не была обнаружена здесь Н. М. Пржевальским в 1860-х гг., современниками Н. М. Пржевальского и последующими исследователями вплоть до конца XIX столетия. Первые (хранящиеся в коллекциях) экземпляры рыжих цапель на Дальнем Востоке добыты 9 и 12 сентября 1912 г. Это заставляет его предположить, что этот вид проник в Приморье лишь в начале XX столетия. Е. Н. Панов (1973) о времени проникновения рыжей цапли в Юж. Приморье сообщает уклончиво, ссылаясь лишь на наблюдения Л. М. Шульпина в 1930-х гг., зафиксированные в дневниках последнего. По-видимому, можно допустить, что проникновение рыжей цапли на русский Дальний Восток действительно произошло в конце XIX — начале XX столетий.

Размножение

Половая зрелость наступает на 3-4 год жизни. В. М. Поливанов (1978) на основании данных по мечению, высказывает предположение о том, что молодые птицы до наступления ...

Суточная активность, поведение

Рыжая цапля — сумеречный вид, она кормится и собирает пищу для потомства в вечерние, предрассветные и раннеутренние часы, редко днем. Е. П. Спангенберг (1951) предполагал даже ночной образ жизни этого вида, однако С. Крэмп (Cramp, 1977) определённо пишет о сумеречном образе жизни рыжей цапли, сообщая как о ночёвочных, так и днёвочные скоплениях отдыхающих птиц. В период размножения взрослые птицы держатся днём рядом с гнездом. Вспугнутые улетают недалеко и по завершении тревоги возвращаются к выводку.

Перелётные стаи главным образом моновидовые. Но иногда рыжие цапли во время миграций объединяются с гнездившимися по соседству кваквами, реже — с серыми цаплями и большими выпями. Птицы летят строем типа «угла» или «прямой линии».

Питание

Плотоядный вид. О находке растений в желудках птиц (кусочки тростника, рогоза, рдеста, хары) есть сведения лишь у К. Кенжегулова (цит. по: Сагитов, 1987); по всей вероятности, растительные объекты были случайно проглочены цаплями вместе с основной добычей. В порциях пищи, принесённой на гнездо птенцам, растения не отмечались вовсе. Все исследователи подтверждают, что основой корма рыжей цапли служит рыба, в меньшей степени — лягушки (Патев, 1950; Спангенберг, 1951; Воробьёв, 1954 и др.). Анализ 208 желудков рыжих цапель в Вост. Приазовье дал следующие результаты. Рыба составила 52% веса их содержимого, насекомые и их личинки — 23,1%, земноводные — 18%, млекопитающие — 3,7%. Прочие объекты, включая птиц, пресмыкающихся и растений — 2,3% (Винокуров, 1965). При этом масса суточного рациона рыжей цапли в летнеосенний период достигала 160-220 г (Винокуров, Дубровский, 1957).

В Азербайджане рыба (преимущественно промысловых пород) составляла 27,4%, земноводные — 46,7%, членистоногие — 23-30% (Туаев, Васильев, 1971). В желудках птиц, добытых в Крыму весной, находили жуков, медведок, озёрных лягушек, крымских ящериц (Щербак, 1966). Здесь же в степной местности — общественных полёвок, ящериц. В отрыжках птенцов (Крым) присутствовали караси, краснопёрки, медведки, прыткие ящерицы (Костин, 1983). С. Крэмп (Cramp, 1977) называет в числе объектов питания также ужей, ракообразных, изредка — птиц, моллюсков и пауков. В результате вскрытия 113 желудков рыжих цапель, отстрелянных в Венгрии, установлено, что первостепенное значение в рационе там составляла рыба (найдена в 52% желудков) и насекомые: наземные жуки (46%), водные жуки и их личинки (38,9%), личинки стрекоз (30,9%), водяные клопы (28,3%), а также мелкие млекопитающие (обыкновенные полёвки и, редко, землеройки) (24,7%) и земноводные (22,1%) (Vasvari, 1938). В числе поедаемых цаплей рыб называют наиболее распространённых в той или иной местности мелких (длиной от 5 до максимум 22 см) карповых (плотва, язь, краснопёрка, лещ, сазан, карась), щуку, окуня, бычков. Встречаемость отдельных видов рыб (число проб пищи, в которых найден данный вид в процентах от суммы) в рационе цапель Приазовья составила: сазан — 36,3%, щука — 13,1%, окунь — 7,1-11,1% (Винокуров, 1965).

Изменения, происходящие в видовом составе ихтиофауны водоёмов, не могут не сказываться на рационе цапель. Так, в Таганрогском зал. Азовского моря в пище всех птиц-ихтиофагов (включая и рыжую цаплю) в последние годы заметное место занимает серебряный карась (Carassius auratus gibelio), резко увеличивший свою численность. Среди объектов питания стал встречаться также недавно акклиматизированный на Азове пелингас (.Mugil soiuy) (Лебедева и др., 2006).

Враги, неблагоприятные факторы

Из абиотических факторов наибольшее воздействия оказывают штормовые ветра и затопление, приводящие к гибели гнёзд с кладками и птенцами младших возрастов. В качестве основных врагов цапель называют млекопитающих среднего размера — таких, как шакал, лисица — способных разорить главным образом одиночные гнёзда. На Дальнем Востоке ущерб цаплям наносит акклиматизированный там енот (Procyon lotor).

В гнёздах рыжих цапель в 1930-1940-х гг. обнаружены мухи — кровососки (сем. Hippoboscidae) Ornithoponus (Lynchia) ardeae и клоп, ближе не определённый (Hicks, 1959).

Хозяйственное значение, охрана

В силу рыбоядности рыжей цапли, оценка хозяйственного значения этого вида, как и других цапель, в своё время была предметом острых дискуссий. В середине XX в. многие исследователи обращали внимание на негативное значение рыжей цапли для рыбного хозяйства, особенно в условиях нерестово-выростных прудов, куда слетаются цапли, привлечённые обилием и доступностью корма (Олейников, 1953; Пахульский, 1957; Олейников, Данилов, 1958; Винокуров, 19596; Назаренко, Попова, 1959; Смогоржевський, 1959). Правда, многие исследователи обращали и обращают внимание на то, что цапли выбирают главным образом неполноценных и больных рыб, осуществляя, таким образом, санитарные функции. Предположения о «вреде» рыбоядных птиц часто тенденциозны или основаны на «сомнительных данных или неправильных расчётах» (Гладков, 1964).

При всей противоречивости мнений о действительном влиянии цапель на продуктивность рыбоводных хозяйств, надо полагать, что такое влияние заметно в периоды массового выпуска мальков в водоёмы. Наблюдения специалистов показали, что поедание рыбы особенно существенно на водоёмах, обильно заросших тростником. В качестве способа борьбы с этим явлением А.А. Винокуров (1965) предлагал ликвидацию на водоёмах рыбхозов зарослей надводной растительности, которая привлекает сюда голенастых птиц. По его данным, когда осенью 1953 г. в районе колонии цапель в Чумаковском лимане были прокошены тропинки и «ерики», оставшийся по краям прокосов тростник за зиму упал, намок и утонул. В результате массив зарослей оказался как бы разорванным, и цапли были вынуждены покинуть это место.

Рыжая цапля имеет определённое значение как переносчик и хозяин паразитических червей рыб (Смогоржевская, 1956).

Во время охоты на водоплавающих рыжая цапля нередко попутно отстреливается охотниками-любителями. Именно благодаря охотникам, добывшим окольцованных цапель, удалось получить сведения о послегнездовых перемещениях, миграциях и зимовках этого вида. В 1950-1970-х гг. по инициативе общественной комиссии содействия учётам животных (Львов, Ильичёв, 1979) проведены учёты добычи дичи во всех республиках тогдашнего СССР (Приклонский, 1968; Долбик, 1984; Полякова, 1984, 1984; Кашенцева, 1984; и др.). Суммируя эти данные, можно предполагать, что в 1960-1970-х гг. на территории бывш. СССР добывали в год около 900 тыс. особей так называемой «прочей вводно-болотной дичи», куда относили в том числе и цапель. Конечно, в это количество входили не только рыжие цапли, но также каравайка, колпица, другие цапли и многие пастушковые. Однако можно полагать, что несколько десятков тысяч рыжих цапель в те годы служили непременной добычей российских и среднеазиатских охотников. Поскольку к настоящему времени результативность охоты значительно снизилась, объём добычи цапель, безусловно, заметно сократился. Но, несмотря на это, рыжую цаплю, очевидно, по-прежнему добывают в южных районах исследуемой нами области (Priklonski, Sapetina, 1990).

В настоящее время, в связи с невысокой численностью, рыжая цапля заметного хозяйственного значения не имеет и подлежит охране как характерный представитель околоводных экосистем. В местах, где присутствие цапель нежелательно (например, на прудах рыбхозов), необходимо проводить мероприятия по отпугиванию, а не отстрелу этих птиц.

Рыжая цапля занесена в Красную книгу Республики Беларусь, а в Российской Федерации — в Красные книги Хабаровского края, Курской, Липецкой, Сахалинской, Тамбовской, Читинской областей.

Следующий вид   |   Том 7   |   Аистообразные (Ciconiformes)   |   Цаплевые (Ardeidae)