Птицы России и сопредельных регионов


«Профессия» птиц

Главная В мире птиц«Профессия» птиц

До сих пор речь шла о зависимости птиц от ресурсов и внутри популяционных отношений. Но чтобы тем или иным ресурсом воспользоваться, нужно уметь это сделать, иметь определённые инструменты и профессиональные навыки.

Мы эти навыки приобретаем в процессе обучения и реализуем их с помощью более или менее сложных машин и орудий. Птицы тоже учатся, но вот «орудия» им даются раз и навсегда. И эти «орудия» определяют род занятий каждого вида пернатых. Другими словами, чтобы те или иные птицы могли жить, нужны ресурсы, которые можно использовать с помощью имеющихся особенностей строения и целесообразного поведения. Внешне получается совсем как у людей: есть представители редких профессий есть — не очень редких, а есть и на все руки мастера, которые берутся за любое дело.

Как появились представители разных профессий? Другими словами, почему велико видовое разнообразие птиц (как, впрочем, и других животных)? Первопричиной было увеличение численности исходных форм, истощение ими запасов наиболее доступных ресурсов, включая и площади местообитаний, расселение и постепенный переход на использование таких местообитаний, запасов пищи или укрытий, которые раньше были малодоступны.

Некоторые ресурсы были специфичны и имелись на ограниченной площади, их использовали «представители редких профессий». Естественно, численность этих представителей невелика. Сейчас к таким видам должна быть отнесена большая часть птиц, обитающих на удалённых друг от друга и от материков островах Мирового океана, многие пингвины, тропические виды, обитатели горных вершин, о нашей стране это стенолаз, добывающий корм на отвесных скалах, альпийская завирушка, альпийская галка, улар и некоторые другие горные птицы, многие журавли, некоторые кулики, в частности длинноногий ходулочник, или необычно расплющенным клювом кулик — лопатень. Конечно, это не полный перечень, а лишь примеры. Приспособления, направленные на расширение сферы кормодобывания, поразительны. Например, императорский пингвин может нырять на глубину до 265 метров, находиться под водой 18 минут и всплывать со скоростью 120 метров в минуту. И никакой кессонной болезни. Вот кому могут позавидовать водолазы! Альбатросы и фрегаты, кормясь вдали от берега, встречаются в самых далёких точках Мирового океана.

Часто новые жизненные пространства были обширны, и в этом случае появлялись представители «массовых профессий» — обычные виды птиц, те, которые встречаем на улицах городов, в парках, в лесах и на полях. Как мог у них проходить процесс видообразования? Его легче представить при географической изоляции отпочковывающейся популяции от исходной. Завезли обычных домовых воробьёв в Америку. Условия там оказались подходящими, но отличающимися от европейских. И у переселенцев довольно скоро появились новые признаки, ведь естественный отбор все время закреплял свойства, полезные для «американского образа жизни».

Географической изоляции может и не быть. Тем не менее образование новых видов происходит. Его можно представить следующим образом. Существовали некоторые исходные формы, скажем, завирушки, живущие в лесу. Они постепенно заселили горные леса, поднялись до субальпийского пояса, по кустарниковым зарослям достигли вершин. Условия жизни на значительной высоте существенно отличались от условий жизни на равнине, позже наступала весна и позже начиналось размножение. Всё чаще птицы, поднявшиеся в высокогорье, жили там из поколения в поколение, и все реже скрещивались с представителями лесных популяций. Такой же процесс мог проходить в обширных лесах Евразии, обусловливая появление новых видов. Проходили тысячелетия, и различия между завирушками, обитавшими в разных условиях (скажем, между сибирской, черногорлой, лесной) стали настолько существенны, что они превратились в самостоятельные виды. Конечно, приведённая схема очень упрощает реальное положение дел, в действительности все происходит гораздо сложнее.

Нужно подчеркнуть, что в рассмотренном случае процесс шёл в одну сторону и привёл к образованию новых видов благодаря устойчивым различиям между условиями жизни в горах и в равнинных лесах (или в лесах с разными условиями существования), то есть направление естественного отбора было постоянным. В горах такое постоянство различий наблюдается почти всегда, и не случайно горные страны часто служат центрами образования новых видов. Часто процесс видообразования объяснить трудно. В Америке очень многочисленна и разнообразна группа птиц, питающихся нектаром цветов (колибри).

Некоторые их виды приспособились к весьма суровым условиям и, живя в высокогорье при температуре 10-12 градусов, даже впадают в оцепенение. В Восточном полушарии также есть птицы, питающиеся нектаром. Однако их распространение ограничено, численность многих видов низкая, некоторые из них даже занесены в Красную книгу. В Мексике и на юге США есть птицы — представители разных семейств, специализирующиеся в питании добычей, попавшей в сети пауков. У нас есть пауки, в их сети попадает добыча, но птиц, которые пользовались бы ею, нет. Подобных примеров разной заполненности жизненного пространства и различного использования имеющихся в нем ресурсов можно привести довольно много.

Достаточно широко распространённые элементы местообитаний — ветви деревьев, стволы и толстые сучья, травянистая растительность — всегда имеют более или менее разнообразное население пернатых. Отдельные их виды приспособились к использованию определённых частей таких элементов. На тонких ветвях, например, кормятся самые мелкие пичужки, весящие 5-10 граммов, на более толстых — крупные (15-30 граммов) и так далее. Рассмотрим это интересное явление более подробно на примере птиц, приспособившихся к жизни на стволах и толстых сучьях. Вот как поделили эти виды между собой сферы деятельности и кормовые ресурсы:

  • Обыкновенная пищуха — стволы разных пород. Мелкие беспозвоночные и запасённые другими птицами семена;
  • Поползень — стволы разных пород. Беспозвоночные и собственные запасы семян;
  • Малый дятел — стволики и толстые ветви лиственных деревьев. Насекомые, обитающие под корой;
  • Средний дятел — стволы и сучья лиственных пород. Беспозвоночные, добываемые из щелей и из-под коры, реже — семена;
  • Белоспинный дятел — стволы лиственных пород. Насекомые, добываемые со стволов, из-под коры и из древесины
  • Большой пёстрый дятел — стволы разных пород, муравейники, кроны сосны. Насекомые, особенно муравьи, семена сосен, реже — других пород;
  • Чёрный дятел или желна — стволы, преимущественно хвойных пород. Насекомые, живущие под корой и в древесине, на стволах.

Летом дятлы кормятся преимущественно беспозвоночными, живущими открыто, зимой больше долбят, добывая корм из-под коры и из древесины. Семена они используют в основном в холодное время года.

Конечно, рисунки не дают достаточно чёткого представления о реальных различиях между клювами разных видов дятлов, но видно, что они различаются в основном размерами. Разделение по сферам деятельности относительно. Любой дятел, как поползень или пищуха , съест короеда, открыто ползущего по стволу дерева или по ветке. Желна не станет долбить глубокую нишу в стволе, если под корой в изобилии имеются насекомые.

При появлении массового корма , например веснянок на деревьях, все птицы начинают их интенсивно использовать. Но когда массового корма нет, каждый вид занимается характерной для него деятельностью, используя тот корм, к добыче которого он наиболее приспособлен. При этом дятлы смогут извлекать его из коры и древесины, пищухи и поползни — только из щелей.

Эта схема, как и любая другая, ей подобная, вызывает вопросы. Почему специализация остановилась на этом уровне? Ведь широко распространены не только сосновые, но и лиственничные леса. Причём свойства этого дерева существенно отличаются от свойств сосны. Так почему же нет «лиственничного дятла»? Очень разная по своим свойствам древесина и кора у дуба, бука, граба ильмовых, с одной стороны, и так называемых мягколиственных пород, берёзы и осины — с другой. Да и распространены эти породы в разных климатических поясах, что также, казалось бы, должно способствовать дифференцировке видов. Однако в этом случае видообразования у дятлов тоже не произошло. Между тем существует два вида пищух: короткопалая, распространённая в Центральной и Западной Европе, и обыкновенная, обитающая восточнее.

Несомненно, в природе есть ещё немало так называемых экологических ниш, которые могли быть заняты приспособившимися к ним птицами. Иногда при акклиматизации удаётся подобрать вид, приспособившийся к этой нише в другом месте (обычно на другом континенте). Так, в Америке кеклики (каменные куропатки) были успешно акклиматизированы и стали многочисленны в пустынях и полупустынях. Значит «свободное место» там было, но среди местных птиц некому было его занять, а приспособиться к соответствующим условиям они по каким-то причинам не смогли.

В общей форме можно сказать, что препятствует образованию новых видов. Птицы все время как бы пробуют — нельзя ли лучше, целесообразнее использовать окружающую обстановку? Но условия жизни все время меняются. Если эти изменения дают преимущества то одним, то другим взаимоисключающим приспособлениям, то такие приспособления естественным отбором закрепиться не могут. Если же они друг друга не исключают,то накапливаются в популяции. Однако для обеспечения видообразования такого накопления недостаточно. Соответствующие приспособления должны обеспечивать устойчивые преимущества, способствовать увеличению численности и области распространения.

Чем меньше в строении того или иного вида приспособлений к каким-то специфическим условиям жизни, тем он универсальнее. Именно таких птиц и следует отнести к «мастерам на все руки». Их достойный представитель — ворона. Об основных особенностях её приспособлений говорит само название: ворона. Может быть, мы и не совсем правы, нс эта птица действительно быстро замечает, где что плохо лежит. Пользуясь более строгой формулировкой, можно сказать, что её специализация — в использовании массовых (и уже поэтому доступных) и не очень массовых, но беззащитных жертв. При высокой численности даже мелкие насекомые служат ей основным кормом. Так, на Ангаре весной, до ледохода, вороны кормились веснянками, во время массового лёта хрущей — этими жуками.

Чужое горе вороне на радость. Пересыхает небольшая старица в пойме — ворона тут как тут, вылавливает из грязи её бедствующих обитателей. Ткнулась в берег больная рыбёшка — это опять же воронья добыча, как и выброшенный волной рачок. Заметит в траве птенца или новорождённого зайчонка, найдёт ли гнездо — всё идёт ей на потребу. Раньше, до появления современных, преобразованных человеком ландшафтов, воронам приходилось осматривать огромные пространства, чтобы найти несъеденный труп или остатки волчьей добычи. Сейчас они чувствуют себя отлично благодаря нашей бесхозяйственности — немало продуктов мы выбрасываем на свалки. Почти всё, что относится к вороне, справедливо и для сороки.

Весьма универсален и такой обычный вид, как большая синица. Она прочно освоила города и успешно конкурирует с воробьями, по поймам рек и кустарниковым зарослям проникает в степи. А в лесу кормится везде: от самых тонких веточек до стволов и поверхности почвы. Правда, гнёзда других птиц синицы не разоряют, на отмелях тоже как будто не кормятся. Зато всё чаще залетают внутрь помещений, особенно просторных (вокзалов, больших магазинов). Некоторые наиболее предприимчивые посещают даже жилые квартиры — была бы открыта форточка. Едят же эти птицы почти всё, кроме травы и листьев.

Таким образом, можно сделать следующее заключение о причинах появления разных «профессий». Если в природе есть долго сохраняющиеся достаточно обильные специфические ресурсы, использовать которые птицы могут только имея специальные приспособления, то в конце концов появляются виды с такими приспособлениями. Чем неустойчивее обилие отдельных ресурсов, тем чаще птицам приходится переходить с одних ресурсов на другие. Это ведёт к появлению пластичных видов, причём пластичность возрастает по мере увеличения неоднородности условий существования. Разумеется, степень специализаций, как и пластичности, может быть разной. В тех случаях, когда на одной и той же территории много устойчивых и специфичных источников жизни птиц, а также взаимозаменяемые, хотя и неустойчивые ресурсы, население пернатых оказывается особенно богатым в видовом отношении. Невольно возникает вопрос, как же соотносится разнообразие условий существования к общей численности птиц? Но это уже тема для отдельной беседы.


К оглавлению

Чиж / Spinus spinus
Чиж
Spinus spinus
Siskin
Полевой воробей / Passer montanus
Полевой воробей
Passer montanus
Tree Sparrow
Средний поморник — Stercorarius pomarinus

Средний поморник

Stercorarius pomarinus

Pomarine Skua

Полярная крачка — Sterna paradisaea

Полярная крачка

Sterna paradisaea

Arctic Tern

Большой острокрылый дятел — Dendrocopos canicapillus

Большой острокрылый дятел

Dendrocopos canicapillus

Gray-headed Pygmy Woodpecker, Gray-capped Woodpecker

Том 1. Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 1

Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Глухарь — Tetrao urogallus
Глухарь
Tetrao urogallus

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2022. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+