Статья: Карелия

Карелия

Впервые о птицах бывшей Олонецкой провинции Новгородского наместничества упоминает Э. Лаксман (Laxmann), посетивший Онежское озеро в 1779 г. [Pallas, 1782]. В 1785 г. по южному побережью Ладожского озера проехал Н. Я. Озерецковский [1792], тоже назвавший в своих путевых заметках встреченных птиц. В 1840 и 1841 гг. на юго-востоке Олонецкой губернии побывал И. Блазиус [Blasius, 1844], перечисляющий 26 видов птиц. Путешествием В. Лильеборга [Liljeborg, 1850] в 1848 г. были охвачены лишь самые южные, прилегающие к Свири участки губернии, для которых он упоминает уже 56 видов птиц. Экскурсии, предпринятые в 1853, 1856 гг. и позже Артуром и Александром Нордманами [Nordmann A., Nordmann А., 1864], в Карелии коснулись лишь некоторых пунктов Приладожья, Прионежья и Беломорского побережья и принесли очень скудные данные о птицах, а потому, как и перечисленные выше экспедиции, имеют для нас только исторический интерес.

В 1866 г. двухмесячную поездку по Онежскому озеру и Заонежью совершил профессор Петербургского университета К. Ф. Кесслер, бывший первым исследователем, посетившим до того никем ещё не обследованную часть Карелии и притом специально с зоологическими целями. Маршрут его пролегал через Рыбреку, Шелтозеро, Шокшу, Деревянное, Петрозаводск, Шую, Косалму, Вороново, Усуну, Тивдию, Кондопогу, Лпжму, Кяппесельгу, Пергубу, Лумбуши, Повенец, Шуньку, Челмужи, Пудожгору, Кижи, Ялгубу. Сопровождавший Кесслера учитель Петрозаводской гимназии А. Ф. Бордзынский [1867] обобщил собранные тогда материалы по распространению и образу жизни птиц. В сводке же, составленной Кесслером [1868], для Обонежья им назван 101 вид. Хотя эта работа не лишена ошибок и неточностей, содержащиеся в ней сведения, особенно по водоплавающим и куриным, позволяют представить не только видовой состав и численность ряда видов в ту пору, но и условия гнездования, а также расселение.

В 1871 г., путешествуя при содействии Русского географического общества в Олонецкой губернии, И. С. Поляков [1871] собрал отрывочные сведения о птицах главным образом окрестностей Водлозера и Прионежья, а также небольшую коллекцию, поступившую в музей кафедры зоологии позвоночных Петербургского университета.

Первой заслуживающей внимания авифаунистической сводкой по Олонии явилась работа Р. Сиверса [Sievers, 1878], в которую вошли наряду с литературными данными результаты наблюдений автора и его спутников над птицами во время двух экспедиций по губернии, предпринятых по заданию Гельсинфорского университета. В Карелии Сивере совершил в 1876 г. следующие экскурсии: к северной оконечности Выгозера и на Сегозеро (16—30.VI); по оз. Сандал, к Карельской Масельге и до По-венца (7—20.VII); вокруг п-ова Заонежье (21.VII—11.VIII); через Петрозаводск в Тивдию и Усуну (13—25.VIII) и далее две недели в окрестностях Петрозаводска. В общей сложности в южной и средней Карелии он наблюдал 130 видов птиц, из коих представляют фаунистический интерес: рогатая поганка, впервые отмеченная для этого края; иволга, обнаруженная у Косалмы и Великой губы; кобчики из окрестностей Сегозера, Шуньги, Кузаранды и Кончезера. В своей сводке Сивере сообщает для того времени много нового о распространении и биологии отдельных видов птиц.

В 1879 г. проездом из Петрозаводска на Соловецкие острова, южную и среднюю Карелию (Кончезеро, п-ов Заонежье, р. Телекинская, Выгозеро, Надвоицы) посетил Г. Ф. Гебель [1879], собравший сведения о местах гнездования и сроках размножения некоторых, преимущественно водоплавающих птиц, а также об истории расселения в крае серой куропатки. Его зоологическая коллекция хранится в Зоологическом институте АН СССР.

Летом 1880 г. Петербургское общество естествоиспытателей посылает для исследования русской Лапландии экспедицию под руководством М. Н. Богданова. Прибыв 18 июня из Петербурга в Сумский Посад, одна группа участников (М. Н. Богданов, А. М. Никольский, В. А. Хлебников и И. Д. Михайловский) за три экскурсионных дня в устье р. Сумы зарегистрировала 27 видов птиц и провела ряд наблюдений над ними [Никольский, 1885]. Вторая же (Ф. Д. Плеске и В. В. Лавров), отправившись 22 июня из Сумского Посада, за три недели проплыла близ побережья Карелии до Кандалакши. Сведения о птицах, встреченных на этом пути, вошли в известную сводку Плеске [1887]. Вдоль карельского берега Белого моря, но в обратном направлении, до Кеми проехал Э. Рей [Rae, 1881]. Проездом из Гельсинфорса на Соловки в 1880 г. в южной и средней Карелии (Олонец, Петрозаводск, Логмозеро, Повенец, Выгозеро, р. Сума) побывал Р. Энвальд [Enwald, 1886]. В том же году X. Шульман [Schulmann, 1882] посетил ранее почти не обследованные орнитологами районы (бассейн р. Тулемы и Тулмозера, верхнее течение р. Шуи, Вешкелицы, окрестности Линдозера, среднее течение р. Суны, Уносозеро и др.), для которых отметил 41 вид птиц.

В 1881 г. по поручению «Societas pro Fauna et Flora Fennica» на северо-восточном берегу Ладожского озера (Импилахти, Салми) проводил в течение месяца орнитологические исследования А. Бонсдорф [Bonsdorff, 1886], совершивший также ряд непродолжительных экскурсий на о-в Мантсинсари. В числе гнездящихся или перелётных птиц, отмеченных им, а также Р. Энвальдом, посетившим в 1876 г. район Импилахтн-Сортавала, Бонсдорф называет 110 видов.

С 1869 по 1885 г. на северо-востоке Ладожского озера, примерно в тех же местах и отчасти в районе Суоярви-Суйстамонъярви наблюдал за миграцией птиц X. Бакман [Backman, 1886]. Среди упоминаемых им 42 видов есть и редкие для Карелии соловей и иволга.

В 1894 г. (июнь—июль) около Ругозера и близ ст. Сорока побывал И. Бергрот [Bergroth, 1898], а на морском побережье и К. Стенрос [Stenroos, 1895]. В 1899 г. (21.VII—15.Х) и 1901 г. (15.IV—8.VIII) на северо-западе Повенецкого уезда Олонецкой губ. вёл орнитологические наблюдения Е. И. Исполатов [1916], маршрут которого пролегал по системе рек и озёр от Повенца и Морской Масельги, через Сегозеро (Карельская Масельга, Евгора, Паданы, Сяргозеро, Лазарево), на запад до Суккозера и через Ругозеро на север до оз. Нюк. Ему удалось собрать некоторые данные о распространении, сроках размножения и пролёте 40 видов птиц, а также небольшую коллекцию (находится в ЗИН АН СССР).

Продолжением исследований, начатых Бонсдорфом в северном Приладожье, явилась поездка, предпринятая в 1901 г. по заданию того же общества Пальмгреном [Palmgren, 1902], посетившим Сортавалу, Салми, острова Лункулансари и Мантсинсари. В его труде, включающем краткие очерки 122 видов птиц, впервые намечается экологический подход к изучению орнитофауны карельского края. О сроках прилёта и отлёта птиц в окрестностях Суоярви в 1909 г. писал в короткой заметке Мянтювара [Mantyvaara, 1909].

В 1911 г. заведующий Орнитологическим отделением Зоологического музея Академии наук (ныне ЗИН АН СССР) В. Л. Бианки [1914] совершил 24.VI—4.VII экскурсию по следующему маршруту: Петрозаводск, Лумбачева, Шуя, Косалма, Кончезеро, Пертозеро, Викшицы, Кивач, Сопоха, оз. Сандал, Усуна, Порпорог, Гирвас, Усуна, Викшицы, Косалма, Шуя, Петрозаводск. Среди встреченных им 77 видов птиц особый интерес представляют дубровник и клуша с оз. Сандал. В 1916 г. он закончил составление «Сводки данных по авифауне Олонецкой губернии», в которой обобщил все известные к тому времени сведения о птицах региона как опубликованные, так и полученные от Г. П. Горбунова, Н. М. Жукова, Д. Н. Кайгородова, из дневников и каталога зоологической коллекции А. К. Гюнтера, а также в результате изучения небольшой коллекции птичьих шкурок и яиц, поступившей в Зоологический музей Академии наук как от уже упомянутых ранее исследователей, так и от П. М. Десятова, Н. П. Фёдорова, А. А. Ешевского, К. К. Баумвальда, Н. Н. Лебедева и др. В списке птиц Олонии, составленном им, 217 видов, из коих 197 были тогда уже найдены в губернии.

Можно также назвать ряд фаунистических и зоогеографических сводок, при написании которых были использованы материалы по птицам Карелии, собранные до 1917 г. [Brown, 1877; Mela, 1882; Mela, Kivirikko, 1909; Mericallio, 1917; Бианки, 1922].

В этот первый период авифаунистических исследований в Карелии маршрутами экскурсий и экспедиций была охвачена только южная и отчасти средняя часть края. Морское побережье, центральные, а также наиболее глухие и труднодоступные северные районы оставались совсем не обследованными. Наблюдения и сбор материала производились на весьма ограниченной территории, эпизодически, нередко в неблагоприятное для этого время и зачастую неспециалистами. Большинство работ, опубликованных в этот период, содержит лишь списки птиц, встреченных во время какого-либо маршрута, или отрывочные и очень скудные сведения о характере пребывания и некоторых сезонных явлениях в жизни пернатых. Исключение представляет лишь несколько статей финских орнитологов, работавших в Приладожье, в которых намечается переход к стационарным наблюдениям над миграцией птиц и к эколого-фаунистическим исследованиям. Главный итог этого периода первоначального знакомства с авифауной Карелии — довольно полное выяснение видового состава птиц Онежско-Ладожского перешейка.

Вскоре после Октябрьской революции — весной 1918 г. в Петрограде в стенах Зоологического музея Академии наук зародилась мысль о необходимости систематического комплексного исследования Карелии, в первую очередь её многочисленных озёр. С этой целью в 1920 г. Российским гидрологическим институтом была снаряжена Олонецкая экспедиция со стационаром на оз. Сандал. Отделением промысловой охоты и орнитологии экспедиции заведовал К. Н. Давыдов. Им и его помощниками за три месяца была обследована область между Кедрозером на Востоке и линией Сундозеро-Пальозеро на западе, к югу от водопада Кивач и г. Кондопоги, выяснены распространение и некоторые стороны биологии главным образом охотничье-промысловых видов и сделан ряд интересных авифаунистических находок. Однако из-за отсутствия подробного отчёта и орнитологических сборов Олонецкой экспедиции данными Давыдова [1921] приходится пользоваться с осторожностью.

В приладожской части Карелии продолжали исследования финские орнитологи и множество любителей птиц. В течение ряда лет северо-восточное Приладожье посещал Мерикаллио (Merikallio). В 1919 г., обследуя окрестности Сортавалы, Элисенваары, Суоярви, оз. Вегарус, Салмиярви, Салми, о-в Лункулансари, он предпринял экскурсии к Тугум-озеру, Видлице и Тулоксе, где отметил в общей сложности 89 видов, в том числе пеночку таловку. Орнитологические материалы, собранные в Карелии, Мерикаллио использовал как в специальных статьях, посвящённых этому району [Merikallio, 1921, 1926, 1927, 1943], так и при написании авифаунистических сводок по Финляндии (см. ниже). И. Хильден [Hilden, 1921], работавший на севере Ладоги, сообщает о гнездовании на о-ве Ялая гагарок. Из заметки А. Куусисто [Kuusisto, цит. по Kopperi, Merikallio, Hortling, 1928] узнаём о численности и размещении в 1925–1927 гг. клестов в окрестностях Импилахти и Лоймолы. Я. Сэппя [Seppa, 1928], наблюдавший осенью 1927 г. за пролётом птиц в г. Сорта-вала, упоминает о горлице, державшейся там 15–27 сентября. Э. Весанэн [Vesanen, 1929] сообщает о колпице, залетевшей осенью 1928 г. в окрестности Корписельги. В июне 1928 г. П. Пальмгрен [Suomalainen, 1936] отметил впервые для Карелии в г. Сортавале поющих зелёных пеночек.

В 1928 и 1929 гг. в конце августа—начале сентября в Повенецком и Заонежском заливах Онежского оз. и на Шуньгском п-ове наблюдал, главным образом за промысловыми птицами, сотрудник Естественнонаучного института им. П. Ф. Лесгафта С. К. Красовский [1933]. Он собрал данные по биологии и стациальному размещению, а также питанию куриных и водоплавающих птиц. А. Пюннонен [Pynnonen, 1929] публикует заметку о птицах северной Карелии.

Весной 1933 г., путешествуя на пароходе по маршруту Сортавала — Салми, Б. Валасмо [Valasmo, 1934] отметил интенсивный пролёг через Ладогу морянки, синьги и турпана, а на о-ве Лункулансари встретил зелёную пеночку. В 1935 г., в июне, последнюю добыл на о-ве Мантсинсари X. Суомалайнен [Suomalainen, 1936], подробно описавший занимаемые ею в Приладожье биотипы.

Экскурсировавший в 1937 г. 5–14 июня в густонаселённых и сильно освоенных человеком местах (Суоярви, Сувидахти, Кайтоярви, Салми, р. Тулема, о-ва Лункулансари и Мантсинсари, Питкяранта) О. Хютонен [Hytonen, 1937] отметил среди 18 видов птиц дубровника и садовую овсянку, а в 1938 г. [Hytonen, 1939] вновь встретил на о-ве Лункулансари поющего самца зелёной пеночки.

С 1936 по 1951 г. (с перерывами) в Карелии работал М. Я. Марвин [1947, 1951], собиравший орнитологический материал попутно с изучением териофауны республики. Коллекции, привезённые его экспедициями, до 1941 г., хранились в Петрозаводске в Карельском университете и целиком погибли во время войны. Небольшая часть сборов 1946 и 1947 гг. находится в Институте биологии Карельского филиала АН СССР, все остальное было в личной коллекции М. Я. Марвина.

В период с 1927 по 1940 г. из южной и средней Карелии в Зоологический институт АН СССР поступило небольшое число птичьих шкурок от Е. И. Шелл, Г. А. Адлерберга, Н. П. Михеля и др. В Зоологический музей Московского университета охотничья команда Беломорско-Балтийского комбината передала маленькую коллекцию птиц, послужившую Г. П. Дементьеву [1936] основой для написания интересной авифауни-стической статьи. Некоторые конкретные сведения, в том числе ранее не опубликованные, о распространении птиц карельского Приладожья можно почерпнуть из сводок, посвященных отдельным видам [Cajander, 1933; Putkonen, 1935; Wasenius, 1936; Reinikainen, 1937, 1939; Siivonen, 1939].

В июле 1941 г. в окрестностях Софьянги и на Кимасозере наблюдал птиц С. Нордберг [Nordberg, 1942]. С июля 1941 по 1944 г. район Топ-озера, Пистаярви, озер Верхнее Куйто, Латвозера и Каменного обследовал Л. Лехтонен [Lahtonen, 1942, 1943а—с; 1948], уточнивший, в частности, границы гнездовий в Карелии большого кроншнепа и большого подорлика, а также отметивший впервые залет в республику (Вокнаво-лок) горных коноплянок. Почти в тех же местах, нередко в более глухих и труднодоступных уголках северной Карелии, наблюдал птиц с июля 1941 по январь 1944 г. Т. Лампио [Lampio, 1945, 1946]. Он посетил Ти-роярви, Мальвиайнен, Латвозеро, оз. Верхнее и Среднее Куйто, Охтань-ярви и др. Новыми для Карелии, случайно залетевшими в неё видами, встреченными этим автором, являются большой веретенник и пеганки.

В 1941–1944 гг. в Приладожье (Салми, острова Мантсинсари и Лункулансари, Мансила, Видлица, Тулокса, Андрусово, Габанов мыс) побывал И. Паателя [Paatela, 1943, 1947]. Наиболее интересным является его сообщение о гнездовании таких редких птиц, как садовая овсянка, иволга, коноплянка и лесной жаворонок. Зеленую пеночку он относит уже к числу обычных на гнездовье. В окрестностях Видлицы он впервые отметил на пролёте малого лебедя.

В 1942 и 1943 гг. у самой северной оконечности Онежского озера, около Пиндушей, находился А. Артимо [Artimo, 1944], а южнее, на п-ове Заонежье в 1943 г. О. Лейво [Leivo, 1950а, Ь]. В 1944 г. пять месяцев провёл у Кяппесельги К. Райтасуо [Raitasuo, 1946], подробно охарактеризовавший птичье население выделенных им биотопов в разные сезоны года.

Весной 1942 г. на северном берегу Повенецкого залива Онежского озера, осенью 1942 и 1943 гг. и весной 1943 и 1944 гг. — на водоразделе между Онежским оз. и Белым морем, а осенью 1944 г. на оз. Суоярви проводил учет пролетных стай гусей, уток и журавлей О. И. Семёнов-Тян-Шанский [1947], пытавшийся связать это явление с метеорологическими условиями.

До 1943 г. продолжал посещать Карелию финский орнитолог Э. Ме-рикаллио. Маршрутами его и многочисленных наблюдателей, занимавшихся сбором сведений по распределению и численности птиц в Финляндии, были охвачены окрестности Сортавалы, Суйстамо, Суоярви, Солонъ-ярви, Толваярви, Лиусваары, Лубосалмы, Лендер, озёр Лоут и Сула. В распоряжении этого исследователя были неопубликованные материалы из архива Пальмена. Поскольку в своих сводках Мерикаллио [Merikal-Ио, 1946, 1949, 1958] рассматривает Финляндию в границах до 1940 г., перечисляя известные ему находки птиц из Приладожья и северо-западной пограничной части Карелии, мы узнаем из них ряд конкретных фактов о гнездовании редких видов. По той же причине полезна для нас и работа Хаартмана [Haartman, 1969].

В первые послевоенные годы продолжал зоологические исследования в республике М. Я. Марвин, экспедиции которого принесли и некоторые орнитологические материалы [Марвин, 1950, 1957, 1959]. В 1946 г. (май-август) и 1948 г. (июль-август) у самой северной оконечности Карелии, на Беломорской биологической станции Московского университета развернули авифаунистические исследования московские орнитологи — К. А. Благосклонов, Т. Л. Бородулина, Н. В. Миронова, П. В. Матекин и др. В 1948–1958 гг. во второй половине лета и в зимние месяцы окрестности Беломорской биостанции посещали М. Е. Виноградов, Б. Н. Вепринцев, И. С. Туров, В. Е. Флинт, Ф. Я. Дзержинский, М. Ф. Шемякин п др. В весенне-летний период 1951 и 1952 гг. между Бирмой и Поньготой работал В. Е. Флинт, а в 1952 г. еще и К. М. Подлазов, Г. Н. Горностаев и А. С. Северцов. Собранные москвичами сведения о птицах вошли в сводку, составленную Благосклоновым [1960], или же были оформлены в виде самостоятельных статей [Флинт, 1954; 1955а, б]. Интересным орнитологическим находкам, сделанным в 1951, 1952 и 1958 гг. в Онежском заливе Белого моря (между Поньгомой и Беломорском), посвящено сообщение В. Е. Флинта и Р. Л. Беме [1959]. Наиболее ценными из них следует признать впервые отмеченного в Карелии на гнездовье белохвостого песочника, а также найденных столь далеко к северу молодую красношейную поганку, выводок вертишейки и, по-видимому, залетного лесного жаворонка.

В 1950 г. Карело-Финский филиал АН СССР снаряжает комплексную экспедицию по изучению природных ресурсов северо-запада республики, охватившую территорию от оз. Нюк до Пяозера. В ней приняли участие зоологи Л. А. Гибет и Л. П. Никифоров, работавшие в Карелии с 1949 по 1952 гг. Судя по их отчетам (архив Карельского филиала АН СССР) и единственной публикации [Гибет, 1953], основными объектами орнитологических наблюдений во время упомянутой экспедиции были гагары, гусеобразные и куриные. На основании небольшого отрывочного материала, собранного ими в 1951 г. в заповеднике «Кивач», написан отчёт — «Наземные позвоночные заповедника ,,Кивач“» (архивы заповедника и Карельского филиала АН СССР).

В рассматриваемый период в разные годы собирали птиц в окрестностях Петрозаводска, на Онежском озере, Лососинном озере, Кончезере охотники-любители (Г. Анкундинов, Б. Нестеров, В. Соколов и др.). Они доставили в Краеведческий музей в Петрозаводске около 250 шкурок и чучел различных видов. Особый интерес среди них представляют серая цапля из Пряжинского района, лысуха с Логмозера, кедровки из окрестностей оз. Лососинного, большие бакланы, добыты близ Сайнаволока. О случайном залёте в окрестности г. Кондопога стервятника сообщил в газетной заметке А. Лапин [1955].

С приходом весной 1954 г. в Институте биологии Карело-Финского филиала АН СССР Л. О. Белопольского авифаунистические исследования были возобновлены. Работая в 1954 и 1955 гг. на Карельском и Поморском берегах Белого моря (Поньгома, Воньга, Чупа, Полярный круг, Сумпосад, Вирма, Нюхча, Беломорск), а также в юго-восточной части Онежско-Ладожского перешейка (окрестности Петрозаводска, Кончезеро, Матросы), Белопольский энергично коллектировал птиц (добыто более 2 000 экз.). Среди его сборов, хранящихся в Институте биологии КФАН СССР, интересны: иволга (Кончезеро), болотная камышёвка (Прионежский р-н), грязовик (Поньгома). Материалы по зяблику, юрку, куликам и сизой чайке были обработаны [Белопольский, 1956, 1962, 1971; Белопольский и др., 1970; Белопольский и др., 1972].

В те же годы (22.IV-25.VIII 1954 г., 17.1—3.III и 30.IV— 9.Х 1955 г.) в Южной Карелии по заданию Зоологического института АН СССР работала И. А. Нейфельдт. Итогом этих исследований явилась сводка «Птицы Южной Карелии», обобщившая оригинальные материалы и все известное к тому времени об орнитофауне этой части республики по литературе. Некоторые наиболёе интересные и новые данные по распространению, питанию и биологии отдельных видов, характеристика фауны птиц Онежско-Ладожского перешейка и возможная история ее формирования опубликованы [Нейфельдт, 19586, в; 1961]. Собранная за 10 месяцев коллекция (1 032 экз. 100 видов птиц) хранится в ЗИН АН СССР. Небольшое число птичьих шкурок передано в Краеведческий музей в Петрозаводске.

В целом для первого послевоенного периода орнитологических исследований в Карелии, в которых принимали участие специалисты из различных учреждений, характерен высокий профессиональный уровень их выполнения. Хотя каких-либо существенных дополнений или изменений в список птиц эти работы не внесли, они способствовали уточнению ареалов ряда видов и выяснению характера их пребывания в различных районах Карелии. В результате усилий сотрудников Московского университета, Зоологического института АН СССР и Карельского филиала АН СССР оказалась довольно хорошо изученной авифауна отдельных участков беломорского побережья Карелии и ее юго-западная часть. Благодаря подробному обследованию ряда озёр средней Карелии впервые стали возможны типология водных охотничьих угодий и приблизительная оценка существующих запасов водоплавающих птиц. В этот же период собрана большая коллекция, превысившая все орнитологические сборы, сделанные за предыдущие и последующий периоды, а также получена масса новых сведений о сроках периодических явлений в жизни птиц, об их суточном ритме, питании, размножении и пр.

С организацией в 1958 г. при Кандалакшском заповеднике Северной орнитологической станции произошло заметное расширение и углубление орнитологических работ на всем европейском севере СССР. В Карелии они коснулись в основном беломорского побережья и соседних островов. Предпочтение при этом отдавалось миграциям, численности и сезонному размещению гусеобразных и ржанкообразных, хотя не оставались без внимания и представители других отрядов птиц. Уже в 1958 г. с 1 сентября по 15 октября наблюдения над пролетом вели в Лоухском районе п на Кемь-Лудах А. И. Флеров и С. В. Скалинов [1960], отметившие впервые для республики песчанку и морского песочшша; близ Понь-гомы — Н. Н. Скокова [1960] и В. Д. Коханов; около Бирмы — В. В. Бианкп [1960]. Им помогали В. Б. Зимин, Е. Н. Курочкин и В. Я. Павлов. В 1959 г. за миграцией следили Т. Д. Герасимова и В. В. Макаров — весной около Вирмы и Поньгомы, а осенью еще на Кемь-Лудах, в устье Воньги и у ст. Летняя Речка [Скокова, 1961]. С 1960 г. Северная орнитологическая станция, сохранив в Карелии лишь один постоянный наблюдательный пункт в Бирме, расширила сферу своей экспедиционной деятельности, охватившей в дальнейшем Карельский и Поморский берега Белого моря и острова в Онежской губе. По мере надобности организовались сезонные стационары (например, на о-ве Большой Жужмуй). Накопленный за десятилетие массовый материал позволил не только подробно охарактеризовать один из наиболее ответственных и вместе с тем менее изученных отрезков Беломорско-Балтийского пролетного пути, но и выявить численность, места концентрации в Карелии на гнездовье, линьке и зимовках массовых видов морских птиц [Бианки, 1963, 1964, 19676, 1968а, 1970; Карпович и др., 1969]. Давнему объекту исследований Кандалакшского заповедника — обыкновенной гаге — было уделено особое внимание. Полученные в Карелии сведения о гнездовой и негнездовой жизни этой утки, её численности и результатах кольцевания, столь необходимые для выяснения некоторых сторон популяционной экологии вида, вошли во многие специальные статьи и сводки [Герасимова, Баранова, 1960; Бианки, Герасимова и др., 1967; Бианки, Карпович и др., 1967; Бианки, 19686; Карпович, Коханов, 1968]. Среди работ, выполненных сотрудниками заповедника и станции с использованием карельских материалов, следует назвать также очерк экологии серой вороны [Бианки, Бойко и др.;, 1967], результаты кольцевания скворцов [Бианки, 1968в] и статью об интенсивной осенней миграции в 1959 г. ополовников [Бианки, 1967а].

С 1958 г. в Карелии постоянно работает зоолог Э. В. Ивантер. Будучи первоначально сотрудником заповедника «Кивач», он уже осенью этого года вместе с В. И. Марковым, наблюдателями заповедника и студентами МГУ начал проводить первые наблюдения над пролетом птиц на юге и в средней части республики; осенью 1959 г. к ним подключился В. Б. Зимин. Стационар располагался на Сундозере, маршруты пролегали через район Петрозаводска, пос. Ругозеро и Реболы, г. Суоярви [Зимин, Ивангер, Марков, 1961]. В дальнейшем, работая с 1960 г. в Институте биологии Карельского филиала АН СССР, а с 1965 г. — в Карельском университете, Зимин предпринял поездки, маршруты которых в той или иной мере затронули все районы. В 1961 г. дополнительно к наблюдательному пункту на Сундозере были созданы ещё два — на мысу Красном (Белое море) и на о-ве Мантсинсари (Ладога). В районе первого из них (в Чупинекой губе и на близлежащих островах) в 1961 и 1962 гг. вне периода миграций Э. В. Ивантер и П. И. Данилов занимались выяснением численности и размещения позвоночных животных [Ивантер, 1963а; Ивантер, Данилов, 1963]. Главное внимание осенью 1961 г. на новых стационарах было уделено сбору материала по пролёту, в котором участвовали также В. А. Андреев, Н. В. Виноградова и М. Е. Шумаков [Ивантер, Виноградова, Шумаков, 1963]. Основные же орнитологические интересы Ивантера лежат в области экологии и фаунистики охотничье-промысловых видов. Они нашли отражение в серии публикаций, содержащих фактические данные по биологии, распространению и численности в Карелии отдельных наиболее распространенных видов водоплавающих и тетеревиных птиц [Ивантер, 19636, 1965а, 1966, 1968а, б, 1972, 1973, 1974а, б, 1975]. К тому же циклу относятся исследования, выполненные В. Г. Анненковым [1978] и П. И. Даниловым [1969]. Накопленные в процессе многочисленных экспедиций и стационарных работ фаунистические материалы [Ивантер, 19696; Зимин, Ивантер, 1969, 1974] представляют не только самостоятельный интерес, но и послужили основой для предпринятого Ивантером [1970] орнитогео-графического анализа.

Исследования сотрудника Института биологии Карельского филиала АН СССР В. Б. Зимина, работающего в Карелии с 1959 г., охватывают изучение лесных воробьиных и дятлов, динамику их численности, территориальные связи и внутрибиотопическое размещение [Зимин, 1966 г., 1972а, б, 1978; Зимин, Анненков и др., 1974а; Зимин, Лапшин и др., 1978; Захарова, 1974] с целью выявления требований, предъявляемых к окружающей среде, и разработки новых способов привлечения птиц в карельскую тайгу [Зимин, 1963, 1973а, 19766]. В 1968–1975 гг. Зимин, а затем и руководимые им В. Г. Анненков, И. П. Атрощенко, И. В. Лапшин занимались апробацией практических рекомендаций в условиях искусственных лесонасаждений на Педасельгском стационаре в Прионежском районе [Зимин, 1972в, 1976а; Зимин, Анненков н др., 19746; Зимин, Антрощенко, 1974].

Изучение миграций птиц карельские орнитологи начали в 1958 г. В 1959–1961 гг. Зимин следил за пролетом в заповеднике «Кивач», а в 1962–1964 гг. — на северо-восточном берегу Ладоги у пос. Каркку [Зимин, 1965, 1969в]. После установки в заповеднике в 1965 г. крупногабаритной ловушки был занят на ней [Зимин, 19736]. С организацией в 1968 г. совместного с Ленинградским университетом стационара на восточном берегу Свирской губы Ладожского озера, близ д. Гумбарицы (Ленинградская обл., на границе с Карелией), карельские орнитологи систематически работали там [Носков, Зимин и др., 1974; Зимин, 1975; Зимин, Носков, 1978].

Практически все названные выше труды содержат ту ценную информацию по биологии, распространению и сезонным явлениям в жизни отдельных видов птиц Южной Карелии, без которой в наше время не может обойтись ни одно авифаунистическое исследование. Вместе с тем в рассматриваемый период были выполнены и специальные региональные фаунистические работы: сводка по птицам заповедника «Кивач» [Зимин, Ивантер, 1969]; статья Т. Ю. Хохловой о птицах островного Заонежья по наблюдениям 1974–1976 гг. [Хохлова, 1976, 1977а, б, 1978; Хохлова, Морошенко, 1976]; очерк С. В. Сазонова [1978], посвященный гнездящимся птицам Петрозаводска и его окрестностей по данным 1969–1976 гг.; обзор орнитофауны района Костомукши, Северо-Запад-ная Карелия [Данилов и др., 1977] и, наконец, научно-популярная книга о птицах Карелии [Зимин, Ивантер, 1974]. Список птиц республики за 20-летний срок пополнили: залетевшие в негнездовое время голубой зимородок, белая лазоревка и зарничка; встреченные несколько раз в течение лета белый аист, глухая кукушка, гаичка и ястребиная славка; спорадично гнездящиеся кольчатая и обыкновенная горлица, дубонос. Было уточнено распространение ряда видов, живущих у границ ареала, а также выяснен характер пребывания некоторых редких птиц, возможность нахождения которых в Карелии ранее только предполагали (чёрная крачка, сероголовая гаичка, поползень, чёрный дрозд, синехвостка). Динамика авифауны отражена в публикациях, анализирующих состав и распространение птиц в Карелии [Данилов, 1974; Данилов, Зимин, 1978]; рассматривающих экологические русла их расселения [Зимин, Лапшин, 1975] и структуру периферийной зоны ареала, позволяющую представить процесс освоения видом новой территории [Зимин, 1977].

Нельзя, наконец, не упомянуть о некоторых орнитологических наблюдениях, проведенных при кратковременных посещениях республики. В районе оз. Нюк 7 —15 мая 1971 г. изучал таковое поведение глухарей сотрудник Зоологического музея АН СССР Р. Л. Потапов [1975]. На беломорском побережье (Вирма, Колёжма, Сумозеро) с 28 апреля по 13 мая 1975 г. следили за пролётом сотрудники Центра кольцевания П. С. Томкович и И. Н. Добрынина [1976, 1977]. Материалы по суточному ритму пения птиц, собранные в 1975 г. близ Кимасозера, использованы в статье М. Н. Денисовой, В. И. Падаруевой и А. С. Давыдовой [1977].

История изучения птиц Карелии до 1969 г. более подробно рассмотрена в специальной работе И. А. Нейфельдт [1970], содержащей полный список литературы по этому вопросу.