Каменный глухарь / Tetrao urogalloides Middendorf, 1851

Название вида:Каменный глухарь
Латинское название:Tetrao urogalloides Middendorf, 1851
Английское название:Black capercaillie
Латинские синонимы:Tetrao parvirostris Bonaparte, 1856
Отряд:Курообразные (Galliformes)
Семейство:Тетеревиные (Tetraonidae)
Род:Глухари (Tetrao Linnaeus, 1758)
Статус:Гнездящийся, оседлый вид.

Общая характеристика и полевые признаки

Как и обыкновенный, каменный глухарь является типичным лесным обитателем и ведёт довольно скрытный образ жизни. По образу жизни он мало чем отличается от предыдущего вида. Обитая в лиственничной тайге, которая по большей части более разрежена, чем остальные типы таёжных лесов, каменный глухарь более склонен к открытым местам и в ещё большей степени избегает густые темнохвойные леса. Обладая заметно меньшими размерами и относительно более длинным хвостом, этот вид более подвижен, чаще использует полет в процессе суточных перемещений и степень оседлости его не столь велика, как у обыкновенного глухаря. Каменный глухарь может при перелётах, особенно с одного хребта на другой, достигать высоты до 1 000 м над землёй (С. П. Кирпичёв, устное сообщение). Большую часть времени эти птицы проводят на земле. По анализу корма можно судить о том, что с момента образования проталин и до наступления следующей зимы глухарь кормится почти исключительно на земле.

Голосовые реакции каменного глухаря почти не изучены. Как правило, птицы очень молчаливы. Встревоженные самцы издают аритмичное лёгкое пощёлкивание (Козлова, 1930). А. Кречмар слышал весной от самцов звуки, похожие на крик белой куропатки.

Так же, как и предыдущий вид, каменный глухарь в природе хорошо отличается от остальных тетеревиных птиц своими размерами. Отличать эти два вида глухарей в местах их совместного обитания (долина р. Вилюй, Прибайкалье, верхнее течение Нижней Тунгузки) очень важно, для избежания путаницы. В случае с самцами это сравнительно легко. Каменный глухарь хорошо отличается от обыкновенного чёрной окраской с контрастными белыми пятнами на крыльях и на кроющих перьях хвоста, а также длинным хвостом и небольшим тёмным клювом. С самками дело обстоит сложнее, и безошибочно различить их можно только на близком расстоянии. Основное отличие самки каменного глухаря — полное отсутствие рыжих участков на грудном пластроне. Зоб выглядит более тёмным, чем остальной низ из-за густо расположенных чёрных поперечных полос. От исходной по окраске и размерам самки тетерева самка каменного глухаря, так же как и предыдущий вид, отличается отсутствием белого зеркала на крыле.

Описание

Окраска. Самец в свежем оперении (осень, зима, весна). Общая окраска очень тёмная, от тёмно-бурой до чёрной, с крупными контрастными белыми пятнами каплевидной формы на крыле (на вершинах второстепенных маховых, средних и малых кроющих перьев, плечевых), на верхних и в меньшей степени на нижних кроющих перьях хвоста и на боках тела. Голова и шея чёрные, с металлическим отливом. Спина, поясница и надхвостье тёмно-бурые, причём перья задней части надхвостья имеют белые вершинные каймы. Нижняя часть тела тёмно-бурая, на груди широкий чёрный пластрон с зеленоватым металлическим отливом.

Оперение ног бурое, в нижней части голени на перьях обычно развита белая поперечная полосатость или же имеются крупные предвершинные белые пятна. Первостепенные маховые бурого цвета, внешние опахала светлее внутренних, по краю внешнего опахала 5-го и 6-го, реже 7-го и 8-го маховых проходит беловатая полоса. Второстепенные маховые более тёмные, с широкими белыми окончаниями, прерванными посередине: только на некоторых внутренних перьях они сплошные, а на самых внутренних маховых они становятся расплывчатыми, испещрёнными бурым крапом. Белые вершины второстепенных маховых образуют на сложенным крыле вторую белую полосу. Первую же полосу, более широкую и менее правильную, образуют белые вершины больших, средних и малых кроющих перьев. Размеры и форма этих белых вершинных пятен подвержены значительным индивидуальным изменениям. Белые вершины плечевых перьев образуют более или менее сплошные продольные полосы по бокам спины. Подмышечные перья белые, с широкими темно-бурыми вершинами. Рулевые перья черновато-бурые. Верхние кроющие хвоста чёрные, с широкими белыми вершинами, нередко налегающими друг на друга. Нижние кроющие такой же раскраски, но белые вершины уже и иногда могут совсем отсутствовать на отдельных перьях. Клюв и когти чёрные.

Самец в первом взрослом наряде. При общем сходстве окраска годовалых самцов более бурая, металлический блеск на голове и шее практически отсутствует, а блестящий пластрон на зобу более узкий. На перьях мантии и надхвостья развит струйчатый рисунок, как и на верхних кроющих перьях хвоста. В меньшей степени струйчатость развита также по краям рулевых перьев, иногда её здесь может и не быть. На этих же перьях есть, как и у предыдущего вида в том же наряде, узкие вершинные полосы белого цвета, обычно только на 3–4 центральных парах. На наружных опахалах второстепенных маховых хорошо развит коричневый струйчатый рисунок. У некоторых экземпляров в основной половине 1-го второстепенного махового есть широкое белое пятно. Подмышечные перья нередко целиком белые.

Взрослая самка. Окраска верха пёстрая, из желтовато-рыжих, чёрных или бурых и серовато-охристых полос. У многих особей серовато-охристые вершинные полосы испещрены мелкими и тёмными продольными штрихами; эти полосы при достаточной ширине образуют однотонно окрашенные серые участки на зашейке и по бокам шеи. Волнистый поперечно-полосатый рисунок нижней стороны тела создаётся чередованием полос тех же цветов, только темно-бурая предвершинная полоса более узкая, а вершинная полоса белесого цвета. На перьях брюха вершинные полосы нередко очень узки, отчего центр брюха выглядит более тёмным и однотонным. На груди предвершинные черновато-бурые полосы имеют металлический блеск и придают своеобразный отлив тёмному грудному пластрону. Окраска горла и нижней стороны шеи более охристая и светлая. Оперение лап серовато-белое, со светло-бурыми поперечными полосами. Маховые перья бурые с нечётким поперечно-полосатым рисунком и белыми вершинными каймами (кроме наружных). На кроющих перьях крыла — белые вершины, особенно широкие на больших и средних кроющих, а белые вершины на плечевых перьях образуют прерывистые белые полосы по бокам спины. Рулевые перья, как и верхние кроющие хвоста, бурые с охристым поперечным рисунком и белыми вершинами. Особенно широкими белыми вершинами отличаются нижние кроющие хвоста.

Ювенальный наряд (самцы и самки). Общий тон окраски серовато-охристый, с поперечно-полосатым рисунком, усложнённым на спине стержневыми белыми полосками, создающими продольную исчерченность. Для перьев крыла, поясницы, надхвостья и рулевых характерны белесые стержневые полоски, резко расширяющиеся на конце пера в треугольное пятно.

Пуховой птенец. Сверху желтовато-коричневый, на затылке коричневая шапочка с чёрным окаймлением. Чёрных полос и пятен на боках головы птенца несколько больше, чем у птенца предыдущего вида. Спина охристо-коричневая, с размытым буроватым рисунком. Низ охристо-жёлтый, с более яркой жёлтой окраской нижней части шеи и подбородка. Поперёк зоба проходит рыжеватая полоска, иногда почти не выраженная.

Строение и размеры

Несколько меньше, чем у обыкновенного глухаря. Самцы: длина тела 960–990, крыло 372–410, хвост 310–421, длина клюва 23.8–29.2, плюсна 56–66, средний палец 57–65. Самки: длина крыла 288–327, хвост 172–240, длина клюва 17–23.5, плюсна 47–52, средний палец 45–52. Сезонная динамика массы не изучена, масса самцов колеблется в пределах 3350–4580, самок 1 700–2 200.

Линька

Ход линьки такой же, как и у предыдущего вида. Следует только отметить, что у взрослых птиц синхронность линьки маховых перьев на правом и левом крыле иногда нарушается, а самые внутренние второстепенные маховые перья не всегда успевают смениться к концу осени и остаются на второй год (Кирпичёв, 1972).

Подвидовая систематика

Материковые популяции каменного глухаря на всем протяжении ареала, за исключением только его юго-западной части, практически неотличимы. Выделение в прошлом целого ряда подвидов (Т. и. sachalinensis Bogdanov, 1884; Т. и. macrurus Stegmann, 1926; Т. и. janensis Tugarinov in Grote, 1932; T. u. turensis Buturlin, 1932; T. u. kolymensis Buturlin, 1932) обусловливалось малым количеством сравнительного материала и незнанием возрастной изменчивости размеров и окраски. Это стало особенно очевидным после работ Кирпичёва (1959, 1961, 1972). Поэтому все перечисленные выше подвиды на основании полной ревизии сводятся мною в синонимы номинативного подвида.

В то же время глухари, населяющие юго-западную часть ареала (Прибайкалье, Саяны, Монголия), выделены в отдельный подвид Т. и. stegmanni (Потапов, 1985) на основании особой окраски нижней части тела самцов: белые вершинные полосы на перьях груди и боков тела создают своеобразный рисунок, почти такой же, как у самцов горной дикуши Falcipennis franklinii. Совершенно особняком стоит камчатский каменный глухарь, уже давно изолированный от материковых популяций. Эта форма, Т. и. kamtschaticus Kittlitz, 1858, резко отличается от материковой прежде всего окраской и в меньшей степени размерами и пропорциями тела. Для взрослых самцов характерна темно-серая окраска, чёрными остаются только голова и передняя часть шеи. На верхней части тела развит мелкий струйчатый рисунок, принимающий коричневый оттенок на мантии, что делает камчатских глухарей очень похожими на молодых самцов обыкновенного глухаря. Окраска верха взрослых самок почти такая же, как и у самок южноуральского подвида обыкновенного глухаря и на груди также развит рыжий цвет. Только белые пятна на кроющих перьях крыла и верхних кроющих перьях хвоста столь же крупные, как и у материковых популяций каменного глухаря, т. е. наиболее яркие видоспецифичные признаки остаются чётко выраженными.

Распространение

Каменный глухарь населяет лесную зону Восточной Сибири и Дальнего Востока (рис. 29). Северная граница ареала от Туруханска и вплоть до Анадыря совпадает большей частью с северной границей леса, намного заходя за Полярный круг (по рекам: Попигаю, и Лене до 71° с. ш., Яне, Индигирке и Колыме — до 67° — 68° с. ш.) и захватывая нижнее течение рек Омолон и Большой Анюй (Воробьёв, 1963). Восточная граница от среднего течения Анадыря спускается к югу, захватывая верхнее течение р. Пенжины, и выходит к морскому побережью.

Рисунок 29. Ареал каменного глухаря

Рисунок 29. Ареал каменного глухаря
1 — Tetrao urogalloides urogalloides, 2 — Т. u. stegmanni, 3 — Т. u. kamtschaticus.



Далее к югу граница спускается по морскому побережью до устья р. Арму (46° с. ш.) и долины р. Кемы (Воробьев, 1954; Капланов, 1979). По горам Сихотэ-Алиня доходит до верховьев р. Бикин (добыта самка), рек Арму и Пещерной. Южную границу здесь определяет изолиния глубины снежного покрова в 40 см (Капланов, 1979). Далее граница переходит на западные склоны Сихотэ-Алиня и поднимается к долине Амура, поворачивая севернее её на запад и переходя опять на южный берег Амура у Благовещенска. Отсюда, захватывая нагорную тайгу Большого Хингана, она спускается небольшим выступом к югу до истоков р. Хайлар. На Малом Хингане не найден (Яковлев, 1929).

Далее граница охватывает низовья Аргуни и идёт на юго-запад вдоль подножья Борщов-ского хребта до Хентея, оконтуривая его с юга, захватывает среднее течение р. Селенги, леса Хангая, Хубсугульской котловины и Восточного Саяна (истоки рек Оки и Иркута) и вновь возвращается на восток, к южной оконечности Байкала. Каменный глухарь водится в северном и южном Прибайкалье, только здесь выходя на западный берег озера. От его северо-западного берега граница ареала идёт к верхнему течению Нижней Тунгузки, где каменные глухари обычны от Ербогачена до Туры, а возможно, встречаются и до Туруханска (Ткаченко, 1924). Граница здесь, видимо, подвижна, и каменный глухарь то встречается в этих местах, то исчезает. Самая северо-западная точка — истоки р. Рыбной (Кречмар, 1966).

Изолированные части ареала расположены на Камчатке и Сахалине. На Камчатке этот вид населяет все лесные части полуострова к северу до 59° с. ш. (нахождение его на р. Вывенке не подтверждено). На Сахалине он распространён к югу примерно до 48° с. ш. (Воронов и др., 1975). Данных об изменении ареала за исторический период почти нет. Есть только указания на то, что до начала XIX в. этот глухарь населял также и Малый Хинган и встречался в северной части провинции Хэбей (Cheng, 1978).

Зимовки

Каменный глухарь зимой значительно более подвижен, чем обыкновенный, и есть сведения о значительных перемещениях птиц в зимнее время. Так, например, в бассейне Вилюя в январе—феврале 1968 г. глухари в большом количестве перемещались в восточном направлении (Перфильев, 1975). Зиму птицы проводят в стаях, самцы отдельно от самок, и чем выше численность глухарей, тем стаи крупнее. Образ жизни в течение зимы однообразен. Птицы покидают подснежные камеры утром и сразу же начинают кормёжку, взлетая на деревья или расхаживая по снегу. В результате постоянного обкусывания побегов на многих лиственницах формируются своеобразные шарообразные кроцы (Меженный, 1957).

В середине дня птицы отдыхают либо зарываясь в снег, либо сидя на кронах деревьев. В северных частях ареала при коротком световом дне глухари перед уходом на ночёвку усиленно кормятся в кронах лиственниц, стараясь максимально наполнить зоб и уходят на ночёвку при освещённости в 2-5 люкс (Андреев, 1980). Нередко, если позволяют погодные условия, глухари долго расхаживают днем по снегу в поисках более привлекательного, чем побеги лиственниц, корма — ягод шиповника, почек и серёжек карликовых берёз, ягод голубики. Хождение по снегу не затрудняет птиц даже при рыхлом снежном покрове. При средней нагрузке на след 24.5 г/см 2 у самцов и 22.3 г/см2 у самок глубина проваливания первых составляет в среднем 70 мм при длине шага в 22 см. При дневной кормёжке глухарь проходит в целом 350–440 м (Андреев, 1980).

Ночуют в подснежных камерах на полянах, просеках или протоках. Глубина подснежной камеры самца 39–42 см, самки 32–35 см, толщина кровли 11 — 15 см. Длина входного тоннеля от 0.8 до 1.5 м (Андреев, 1980). Летают зимой мало, и в сутки затрачивается менее 2 мин на перелёты от мест кормёжки к местам ночёвок и обратно, на взлёты на кормовые деревья. При низких, ниже — 40°С, температурах скусывание лиственничных побегов, становящихся на морозе хрупкими, не составляет для птицы никакого труда, и для сбора суточного рациона птица затрачивает не более 0.2 % суточного бюджета энергии. При интенсивной кормёжке глухарь делает 27— 30 кусательных движений за 13 с. При медленной кормёжке каждое такое движение сопровождается двойным щелчком, хорошо слышным при тихой погоде за 50–70 м. Первый щелчок — это ломка на две части побега, который откусывает птица мощным гребнем рогового нёба, вдаюшимся в ротовую полость (Потапов, 1974), второй — окончательное отламывание кусочка от ветки. При более высоких температурах веточки лиственниц теряют хрупкость, и глухари затрачивают на их откусывание больше усилий (Андреев, 1980).

Суточный рацион составляет около 142 г сухого вещества или 338 г сырого корма. Для самок суточный рацион составляет 97 г сухого вещества (231 г сырого корма). Из этого количества птицами усваивается 29–31 % энергии, что составляет 967.2 кДж/сут для самца и 745.3 кДж/сут для самки. Расходы на согревание корма в зобу при —40 °С составляют 10–11 % от этих величин (Андреев, 1980). Суточный бюджет энергии на самом деле несколько выше, ибо с осени птицы ежедневно теряют массу главным образом за счёт расходования жировых резервов. Последние бывают довольно значительными; у самок на севере они достигают 9 % от массы тела (Андреев, 1980), но жир полностью исчезает к началу мая или даже раньше. В Прибайкалье весной самки сохраняют значительно больше жира, чем самцы, до 12 % от массы тела (Кирпичёв, 1960).

Жир откладывается в подкожных депо на крестце, вокруг зоба, на бёдрах, грудных и плечевых птерилиях, шее, гузке и брюхе. На внутренних органах жир откладывается главным образом вокруг желудка, а также в петле трахеи. В сильные морозы птицы во что бы то ни стало стремятся зарыться в снег, но при невозможности это сделать (малоснежье или твёрдый наст) ночуют или на деревьях, забившись в гущу ветвей, или же на снегу в поверхностных лунках. При температуре ниже — 40 °С птицы заметно сокращают время кормёжки за счёт интенсивного добывания корма в кронах лиственниц. Самая низкая температура, при которой наблюдалась кормёжка каменного глухаря на Омолоне, — 53 °С (Андреев, 1980).

Миграции

Отдельные сообщения свидетельствуют о том, что нерегулярные перемещения птиц в осенне-зимнее время могут принимать большие масштабы. Так, в январе—феврале 1968 г. в бассейне верхнего Вилюя глухари в большом количестве перемещались в восточном направлении (Перфильев, 1975). Какие-то перемещения, когда глухари скапливаются зимой в стаи до 100 особей и внезапно исчезают из данного района, происходят и в Амурской обл. (Бентхен, 1965; Баранчеев, 1965), примем связывать эти перемещения с нехваткой корма нет оснований. В горной тайге происходят и незначительные вертикальные перемещения. В горах Сахалина птицы осенью поднимаются в подгольцовую зону, а весной часть их из горных мест спускается на пологие пониженные плато (Мишин, 1960). В горах же Байкальского хребта тока часто располагаются в подгольцовой зоне, и глухари весной поднимаются сюда снизу (Кирпичев, 1960).

Местообитание

Ареал каменного глухаря в общих чертах совпадает с распространением лесов из лиственниц Каяндера и Гмелина. Излюбленными местами обитания являются разреженные лиственничники с обилием брусники или голубики, чередующиеся с густыми зарослями лиственничного подроста, гарями и болотами. В южной части ареала обитает и в смешанных лиственничных, кедровых или сосновых лесах. В горах населяет также горное редколесье, а в Хентее и в Хангае гнездится в самых различных типах леса при наличии там брусничников (Козлова, 1932).

На Камчатке, помимо лиственничных лесов, каменные глухари населяют и лиственные леса из каменной берёзы. В целом же по всему ареалу прослеживается явная приверженность каменного глухаря к разреженным насаждениям, он явно избегает густую темнохвойную тайгу, как и вообще сплошные массивы сомкнутых древостоев (Егоров и др., 1959; Мишин, 1960). Каменные глухари не любят также резко пересеченной местности, предпочитая в горах долины, котловины, пологие склоны или перевальные плоскости.

Численность

На большей части ареала в настоящее время численность крайне низка. Скудные данные на этот счёт показывают, что численность каменного глухаря подвержена гораздо большим колебаниям, чем обыкновенного. Во время подъёмов численности количество птиц может достигать 83 на 1 000 га, однако такая плотность населения — далеко не частое явление, особенно за последние десятилетия. Есть сообщения о том, что эти колебания имеют периодичность в 10 лет (Андреев, 1974). Например, пики численности отмечались в бассейнах Вилюя и Олекмы в 1952–1953 гг., затем на Олекме — в 1963 г. (Бентхен, 1967), на Вилюе в 1961 и 1962 гг. (Андреев, 1974) и вновь на Вилюе — в 1968 г. (Перфильев, 1975).

Размножение

Начало токования довольно позднее. В апреле: в первых числах — на Камчатке и в Амурской обл., в средних — на Сахалине и на Омолоне, в конце месяца — ...

Суточная активность, поведение

При общем сходстве поведения глухарей следует отметить только более частое использование полёта при перемещениях каменного глухаря.

Питание

Связь каменного глухаря с лиственницей особенно наглядно выступает зимой, когда концевые веточки с почками, иногда и шишки этого дерева, составляют основной, а нередко и единственный корм в течение всей зимы. Концевые побеги лиственницы, несущие большое количество почек, имеют толстый слой коры и камбия. При первичной обработке в желудке с помощью гастролитов кожица и камбий обдираются с побегов начисто, так что остаются только сердцевинные стержни толщиной в среднем около 1 мм, которые и составляют основную массу твёрдых экскрементов (толщина поедаемых побегов 3–5 мм). В смешанных лесах, где кроме лиственницы растут также сосна, кедр или пихта, глухари зимой нередко поедают и их хвою, особенно кедра, как например в Забайкалье (Кирпичёв, 1960; Филонов, 1961) или Амурской обл., так что эта хвоя может стать и преобладающим кормом. Есть даже прямые указания на концентрацию зимой каменных глухарей в сосняках (Баранчеев, 1965; Измайлов, 1967).

Там, где снежный покров невелик, в зимний рацион входят листья и ягоды брусники и толокнянки. Во многих местах птицы кормятся почками и концевыми побегами берёзы или ивы, а на Камчатке (местами и в Забайкалье) концевые побеги и семенные серёжки берёзы составляют нередко главный корм, к которому в небольшом числе добавляются почки ив (Аверин, 1948). На Сахалине в феврале и мае в зобах птиц находили хвою лиственницы (Мишин, 1960). Регулярное питание хвоей лиственницы (до 200 г за одну кормёжку) с сентября и до опадания хвои отмечено только в Амурской обл. (Баранчеев, 1965). Кое-где в зимнем питании большое значение имеют плоды можжевельника и шиповника, особенно в первую половину зимы. В случае урожая плоды шиповника становятся иногда главным кормом.

Например, в долине р. Омолон (67° с. ш.) с ноября по февраль 1973/1974 г. глухари питались в основном плодами шиповника, составляющего около 80 % их суточного рациона, и перешли на побеги лиственниц только в марте (Андреев, 1975). Весной, с таянием снега, корм птиц становится более разнообразным, прежде всего за счёт перезимовавших ягод (вороника, брусника, клюква, толокнянка, голубика). На северо-восточном берегу Байкала в зобах глухарей, добытых в марте—мае, преобладали хвоя, побеги и женские цветы даурской лиственницы, в меньшем количестве хвоя, почки и побеги кедра, много ягод толокнянки, а также её семена и соцветия, ягоды клюквы, почки, побеги и листья голубики, цветы прострела, коробочки кукушкина льна (Новиков, 1941).

Летом побеги и почки лиственницы совсем выпадают из рациона, а главным кормом становятся семена, цветы и зелёные части травянистых растений (различные осоки, живородящая гречиха, клевер). Со второй половины лета начинают преобладать различные ягоды, поедать которые глухари начинают ещё зелёными. В летней пище довольно много насекомых, среди которых преобладают муравьи, их яйца, куколки и личинки, а также прямокрылые. Летом и осенью поедается шиповник, а также побеги и почки различных древесно-кустарниковых пород (кроме лиственницы, у которой, поедается только хвоя). Ягоды составляют главный корм вплоть до наступления морозов, но кое-где имеют важное значение кедровые орехи и, как уже упоминалось, хвоя лиственницы. Гастролиты встречаются уже у пуховых птенцов. Поздней осенью каменные глухари, как и обыкновенные, выходят на обнажения (вывороты корней, обрывы у дорог, берега рек) для сбора камешков.

Враги, неблагоприятные факторы

Точных данных о роли различных неблагоприятных факторов в динамике численности вида нет. На численность этих птиц в известной степени влияют хищники, в частности куньи — описан случай успешного нападения соболя на спящего в подснежной камере самца (Мишин, 1960). Страдают птицы и от эпизоотий. Например, на Вилюе в 1953–1954 гг. наблюдалось резкое снижение численности (после её подъёма) из-за какого-то заболевания, -сопровождавшегося частичным выпадением перьев и большой потерей массы: добытые самки имели массу всего 800–1 000 (Егоров и др., 1959).

Хозяйственное значение, охрана

До самого последнего времени каменный глухарь являлся важным промысловым видом. Заготовки его в ряде районов Восточной Сибири, преимущественно в южной её части, составляли внушительные цифры. В последнее время, однако, длительные депрессии численности вкупе с ростом населения во многих районах и широкого распространения индивидуального мототранспорта привели к тому, что в большинстве мест этот вид стал довольно редким. Учитывая, что колебания численности этого вида носят значительно больший размах, чем у обыкновенного глухаря, можно предполагать, что в будущем возможны и неоднократные вспышки численности, и её депрессии.

Для большей части областей Восточной Сибири и Дальнего Востока, до сих пор мало населённых, этот вид по-прежнему будет иметь важное значение при подъёмах численности. В южной же части ареала, где быстро растёт отрицательное воздействие антропогенных факторов, необходимо предпринимать срочные меры для охраны и рационального использования этого вида. Это особенно важно, поскольку южные части ареала наиболее благоприятны для существования вида и наиболее продуктивны. Первые меры — усовершенствование правил охоты и обеспечение их выполнения. Охота на этот вид должна быть разрешена только в октябре—январе (что, кстати, традиционно для Сибири). Необходимо также обеспечение охраны токовищ.

В дальнейшем необходима разработка и проверка на практике (на базе современных охотохозяйств) биотехнических мероприятий по увеличению численности этого вида. Уже сейчас необходимо создание действенной сети заказников в точках, стратегически важных для репродукции этого вида, которые ещё предстоит определить.

Следующий вид   |   Том 2   |   Курообразные (Galliformes)   |   Тетеревиные (Tetraonidae)