Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Иглоногая сова
Ninox scutulata

Главная Том 6 Иглоногая сова Размножение

Размножение

Детали биологии иглоногой совы на территории Южном Приморья стали известны сравнительно недавно. Первое упоминание о гнезде этой птицы принадлежит В. А. Нечаеву (1971а). Им 28 мая 1966 года под Владивостоком было осмотрено дупло и описана кладка, состоявшая из двух яиц. Однако других наблюдений здесь провести не удалось. Приводимые ниже материалы получены в основном в бассейне реки Бикин в 1970-х годах (оригинальные данные).

По-видимому, половой зрелости иглоногие совы достигают в возрасте 9-10 месяцев. На это указывает то обстоятельство, что каждый год в размножении принимают участие практически все особи популяции. При этом признаки явной брачной активности регистрируются у птиц в первые же дни после появления в районе размножения — в первой декаде мая. Проявляется такое поведение, прежде всего, в повышенной потребности к коммуникативной вокализации — воспроизведении видового призывного крика по часу и более подряд, чего не бывает, например, осенью. Особенно активны птицы с вечера и до полуночи. Затем следует перерыв, и вновь призывные крики начинают звучать лишь под утро.

До появления на гнездовом участке самки, самец часто меняет место, на котором токует. Прокричав около получаса на вершине одного ильма, он пролетает 200-300 м и подаёт голос вновь. При этом, однако, он не отклоняется далеко в стороны, а как бы перемещается по кругу. С появлением же на данном участке самки, самец оказывается как бы «привязанным» к какому-нибудь одному определённому месту, иногда буквально к двум-трём рядом стоящим деревьям, в дупле которых впоследствии и будут отложены яйца.

Дупло, избранное для гнездования, почти всегда имеет свободный подлёт, редко оказывается глубже 40 см и располагается так, что его не заливают дожди. Леток — 15-25 см, диаметр гнездовой ниши — около 30 см. Этим условиям чаще всего отвечают дупла, расположенные на высоте 12-20 м, и они используются из года в год. Дупло, по-видимому, разыскивают и подбирают самцы. Об этом можно судить по тому, что с их стороны прикладывается максимум усилий, чтобы обратить внимание самки на выбранную нишу. В разгар тока, то есть примерно за неделю до откладки самкой яиц, самец каждую ночь по несколько раз подлетает к дуплу, иногда забирается в него и, высунувшись из летка, призывно кричит.

Именно у гнездового дупла в 3-й декаде мая наиболее полно проявляется брачный ритуал иглоногих сов. День обе совы проводят не дальше 50-100 м от занятого ими дупла, в кроне одного из соседних деревьев, листва на которых уже достаточно распустилась, чтобы обеспечить спокойный отдых. С наступлением сумерек, около 20 часов 30 минут — 21 часа, первой активизируется самка. Не слетая с ветки, на которой дневала, она вполголоса начинает «ворковать». На её призыв тут же откликается и подлетает самец, и птицы начинают парное пение, которое завершается многократным параллельным исполнением видовых призывных криков — «ух-ух, ух-ух...». И так повторяется ежедневно, до окончания кладки.

Период после начала насиживания отличается ещё большей определённостью в отношении начала активизации птиц, но имеет отличия. Ежедневно, в 21 час (± 10-15 мин) начинает призывно кричать самец. К этому времени он является к гнездовому дуплу, как правило, уже с кормом. На его призывный крик вылетает из дупла самка. После поедания корма, принесённого самцом, обе птицы некоторое время (2-3 и до 10 мин) совместно исполняют призывные крики. Затем они, не переставая кричать, улетают. Самка, видимо поохотившись, через 10-15 минут возвращается в дупло, в котором остаётся до утренних сумерек.

Следует отметить, что в начале гнездового периода и перед ним кормление самцом самки несомненно носит ритуализированный характер. Оно осуществляется вблизи дупла или даже в нем. На стадии освоения будущего гнезда самец с помощью корма завлекает самку в дупло. Она же, при передаче корма, демонстрирует признаки ложной инфантильности — приседает, верещит, то есть ведёт себя как слёток, требующий пищи. Таким поведением, ещё задолго до начала насиживания, самка «приучает» самца регулярно приносить ей корм, и это несомненно служит единению семьи.

Эффектных движений, рассчитанных на зрительное восприятие, в брачном поведении иглоногих сов, по-видимому, нет. Самец издаёт призывный крик-песню обычно стоя на горизонтальной ветке, держа тело вертикально, лишь чуть приседая в такт крику. Самка при ворковании держит тело горизонтально и разве что более обычного распушает контурное оперение. Переходя от этой части песни к обычному «ух-ух» она, как и самец, приподнимает тело. Даже находясь друг от друга в 20-30 см, птицы почти не проявляют своего возбуждения внешне. Всё это говорит о том, что иглоногая сова — истинно ночная птица, и поведение особей в данном случае контролируется слухом, а отнюдь не зрением.

За 5-6 дней до откладки первого яйца, вечером, после непродолжительного парного пения, тут же в кроне на ветках происходит спаривание, сопровождаемое верещанием и отдельными резкими выкриками. Непосредственно спаривание длится 15-20 с и примерно через четверть часа может быть повторено.

В Среднем Приморье в конце мая — первых числах июня начинается кладка. Яйца откладываются в дупле прямо на древесную труху, с интервалом 48 часов. Последним этот вид отличается от других сравнительно мелких сов, которые несутся нередко ежедневно. Возможно, отмеченная растянутость созревания яиц носит адаптивный характер, не дающий этой быстрой в полёте птице чрезмерно отяжелеть. Полная кладка содержит 3, реже 2 или 4 яйца. Судя по осмотренным нами трём кладкам в лесах на реке Бикин, размеры яиц (n = 8) варьируют в пределах 38-40×33-37 мм, в среднем 38,8×35,5 мм. Масса свежеснесённого яйца — 20-23,5 грамма, в среднем 22 грамма. Форма, как правило, эллипсоидная, скорлупа матово-белая. По мере насаживания скорлупа яиц приобретает незначительный блеск и слабый охристый оттенок, по-видимому, появляющийся от контакта с гнилушками, на которых лежат яйца.

Насиживание начинается с откладки первого яйца. Причём за 2-3 дня до его появления самка уже большую часть ночи, не говоря о дне, проводит в гнездовом дупле. Это, видимо, связано с необходимостью прогрева и просушки лотка. С момента появления яиц обогрев их ведётся исключительно плотно, дупло покидается на 10-15 минут лишь два раза в сутки — вечером и рано утром. Срок инкубации одного яйца — 28 суток, птенцы появляются в гнезде с интервалом в 40-48 часов. Вылупление птенца — от проклёва до полного освобождения от скорлупы — занимает около суток.

Однодневный птенец весит 16-17 граммов. Он вылупляется с прикрытыми ушными проходами и плотно сомкнутыми веками. Первое время птенец почти не двигается и лежит молча; только неудобство позы или чрезмерное охлаждение заставляют его жалобно попискивать. Аналогичный дискомфортный сигнал слышится и тогда, когда совёнок ещё находится в яйце и лишь готовится разбить скорлупу.

На 4-ю ночь отроду птенцы, заметно окрепнув, начинают регулярно подавать голос. В это время, если приложить ухо к дуплу, уже можно услышать, как совята, словно птенцы дятлов, дружно «сверчат». Каждый из них воспроизводит короткую трельку, что-то вроде дребезжащего «чиррр». Звук этот длится около 3 с, потом следует пауза в 1-1,5 с и снова, как бы набрав в лёгкие воздух, совёнок выдыхает это «чиррр». Сигнал подаётся не только в заданном ритме, но часто слаженно. У озябших совят частота криков меньше, и на слух звуки более высокие. Крики эти затихают, как только самка садится греть птенцов. К концу 4-го дня сомкнутые веки совят начинают приоткрываться. Вес птенцов в этом возрасте достигает 30-35 граммов.

На 8-9-ю ночь, когда птенцы в среднем весят около 80 граммов, они уже не требуют постоянного обогрева. Это позволяет самке начать регулярные вылеты за кормом и охотиться наравне с самцом. Заметно крепнет и голос совят — теперь его слышно уже с земли. С этого же возраста птенцы начинают затаиваться, если заглянуть в дупло: они принимаются покачивать головами, напоминая этим птенцов вертишеек в минуты опасности.

На 15-ю ночь совята уже весят 93-120 граммов. Если попытаться взять их в руки, они отчаянно сопротивляются, угрожающе щёлкают клювами, иногда, полуопрокинувшись навзничь, пытаются схватить врага потерявшими к этому времени опушение голыми пальцами лап. Меняется и общее их поведение. В ожидании прилёта родителей они уже не сидят постоянно на дне дупла, а поочерёдно выбираются на край летка. Кроме того, примерно с 2-недельного возраста ярко начинает проявляться эмоциональная окраска голоса: у голодного совёнка он становится требовательным, по мере же насыщения всё более вялым; при большом возбуждении голос птенца нередко срывается на высокой ноте — высвистывается что-то вроде резкого «ций», напоминающего выкрик самца свиязи.

На 25-27-е сутки, набрав вес 145-160 граммов, птенцы покидают дупло. Причём слётки способны не только перепархивать с ветки на ветку, но и преодолевать небольшие поляны, не теряя высоты. Иногда совёнку всё же не хватает сил долететь до намеченного места, и он поспешно пытается сесть на первую попавшуюся присаду и нередко падает с неё. В этом случае, цепляясь лапами за что попало, трепеща крыльями и помогая себе клювом (опираясь на сучки «подбородком»), он, с видимым трудом, усаживается на ветку. Оказавшись же у основания ствола, совёнок сразу же устремляется в крону. Такое восхождение требует усилий, и слёток через каждые 0,5-1,0 м повисает на стволе для отдыха.

Птенцы одного выводка покидают дупло не одновременно. Первым оставляет гнездовую нишу старший из них. На следующую ночь — второй, и так далее. Несмотря на то, что совята вылупляются по одному через ночь, из дупла они обычно выходят один за другим каждую ночь. Дело здесь, по-видимому, не в разной скорости развития старших и младших птенцов, а в поданном первыми примере.

Первые 2-3 ночи выводок обычно проводит в кроне гнездового дерева. Но уже с этого времени нарушается слаженность в подаче совятами призывных криков. Слётки, словно древесные цикады, «сверчат» каждый со своего места и сам по себе. Причём в ожидании прилёта родителей с кормом совята прохаживаются по веткам, озираясь, постоянно поворачиваются, из-за чего звук направляется в разные стороны.

Оказавшись вне дупла, совята, тренируя крылья, часто и подолгу машут ими. При тревоге перья на лбу совёнка плотно прижимаются, и одновременно оттопыриваются перья на затылке и шее, из-за чего он становится похожим на хищную птицу. Обороняясь от превосходящего по силе противника, слёток нередко и сам бросается в атаку, что почти никогда не делалось в дупле. Появляется в арсенале молодых иглоногих сов и похожая на классическую, но не столь эффектная, как, например, у филина, поза угрозы. Напуганный совёнок иногда припадает к земле или ветке, распластав крылья горизонтально. Эту позу он принимает, как правило, когда путь к отступлению отрезан. Во всех случаях мимика или движения дополняются шипением и щёлканьем клюва.

Как и у других сов, момент вылета птенцов из гнезда влечёт за собой резкое изменение в поведении не только молодых, но и их родителей. Если раньше, оберегая потомство, взрослые иглоногие совы смело атаковали даже человека, то сейчас стремятся прежде всего отвлечь его внимание на себя и, одновременно, увести выводок в сторону Во всем этом немаловажная роль отводится голосовым сигналам. Старые птицы охраняют и кормят слётков ещё почти месяц. Всё это время выводок продолжает держаться в пределах охотничьей территории взрослых птиц, после чего молодёжь отделяется, начинает кочевать самостоятельно и, по-видимому, постепенно отлетает.

Таким образом, всего на размножение у иглоногой совы, считая от начала токования и до распада выводка, уходит около 120 дней.

Иглоногие совы поселяются отдельными парами. Насколько они постоянны — сказать трудно. Однако если учесть, что занимаемый участок функционирует по несколько лет кряду, можно предположить, что носителями этой традиции являются старые птицы или, по крайней мере, одна из них. Наименьшее из известных расстояний между жилыми гнездовыми дуплами — 400-500 м. Однако на практике, из-за сравнительной редкости птиц, эта дистанция часто оказывается много большей. На реке Бикин, например, в уремных старых лесах, в биотопах, казалось бы, наиболее благоприятных для иглоногой совы, в среднем пара от пары селится на расстоянии около 2 км. При этом следует отметить, что явно выраженного антагонизма к себе подобным птица не проявляет, и на кормовых участках часто приходится видеть двух самцов, охотящихся почти бок о бок и не обращающих один на другого внимания. Конфликты у иглоногих сов иногда возникают на начальном этапе токования, в период формирования пар. Известен случай, когда более двух недель на одном из участков единовременно присутствовали два самца и самка. В данной ситуации драки между самцами возникали неоднократно и завершались изгнанием одного из них. Самка в столкновениях участия не принимала (ориг. данные).

В уссурийской тайге, на занятом парой участке могут обитать и другие совы — рыбный филин, длиннохвостая неясыть, уссурийская совка. Одно из гнёзд последней располагалось не более чем в 100 м от гнездового дупла иглоногой совы.

Мелкие птицы, обнаружив иглоногую сову днем, редко поднимают «переполох», особенно если она находится вдали от их гнезда.


Вернуться к описанию вида Иглоногая сова | Том 6

Тёмноспинный альбатрос — Diomedea immutabilis

Тёмноспинный альбатрос

Diomedea immutabilis

Laysan Albatross

Конюга-крошка — Aethia pusilla

Конюга-крошка

Aethia pusilla

Least auklet

Стеллеров баклан — Phalacrocorax perspicillatus

Стеллеров баклан

Phalacrocorax perspicillatus

Pallas’ [spectacled] cormorant

Том 1. Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 1

Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубконосые

Том 5. Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 5

Птицы России и сопредельных регионов: Рябко­образные, Голубе­образные, Кукушко­образные, Сово­образные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2021. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+