Птицы России и сопредельных регионов


Размножение: Реликтовая чайка
Larus relictus

Главная Том 3 Реликтовая чайка Размножение

Размножение

К размножению прикупает, видимо, в возрасте 2-3 лет. Моногам, облигатно-колониальный вид. Формирование пар происходит вне территории колонии. В этот период и позже в колонии можно наблюдать разнообразные агрессивные и брачные демонстрации.

У реликтовых чаек отмечена большая часть демонстраций, характерных для других видов чаек (Зубакин, 1979; Zubakin, Flint, 1980). Наклонная поза с долгим криком состоит из четырёх фаз (рис. 20, а—г); во второй фазе птица издаёт крик из 3–5 слогов — своеобразное похрюкивание со взвизгиванием, напоминающее визг поросёнка. Длительность всей демонстрации 3-5,5 секунд, в среднем 3,9 секунд (n = 6).

Рисунок 20. Демонстрационное поведение реликтовой чайки (по: Зубакин, 1979, с изменениями)
Рисунок 20. Демонстрационное поведение реликтовой чайки (по: Зубакин, 1979, с изменениями)
а—г — последовательность поз при долгом крике, д — прямая поза, е — «квохтание», ж — демонстрация угрозы на близком расстоянии, з — мяукающий крик

К агрессивным демонстрациям относятся прямая поза, «квохтание», «огрызание» и демонстрация угрозы на близком расстоянии. Прямая поза (рис. 20, д) производит впечатление менее ритуализованной демонстрации по сравнению с прямой позой озёрной и серебристой чаек и употребляется в агрессивных столкновениях редко — главным образом вне колонии. «Квохтание» (рис. 20, е) довольно часто можно видеть в колонии, оно сходно с аналогичной демонстрацией других чаек. В большинстве случаев «квохтание» имеет агрессивный характер по отношению к соседним птицам. Вне колонии оно отмечается во время брачной церемонии. Демонстрация угрозы на близком расстоянии (рис. 20, ж), по-видимому, видоспецифична для реликтовой чайки. Это наиболее часто встречающаяся агрессивная демонстрация в колонии. «Огрызание» (выпады открытым клювом в сторону противника) у реликтовой чайки в отличие от других облигатно-колониальных чаек отмечается лишь изредка.

К сфере брачных демонстраций принадлежат: мяукающий крик (рис. 20, з), отворачивание клюва и вскидывание клюва, которые употребляются в тех же ситуациях, что и у других видов чаек.

На озере Алаколь первые реликтовые чайки появляются 4–13 апреля (Ауэзов, Сема, устное сообщ.), на Торейских озёрах — в третьей декаде апреля (Васильченко, устное сообщ.) или в первой половине мая (Леонтьев, 1972). Колонии располагаются либо на невысоких галечниковых и глинисто-щебнистых островах-косах, появившихся в результате падения уровня воды (остров Хухан на озере Барун-Торей, острова урочища Чубар-Тюбек на озере Алаколь), либо на высоких (до 60-65 м) небольших островах-останцах (остров Арал на озере Барун-Торей и остров Средний на озере Алаколь).

Выбранные под колонию острова удалены от берега не менее чем на 100 м, чаще на несколько километров. Колонии каждый год образуются на новом месте, хотя нередко в течение ряда лет в пределах одного и того же острова. Выбираются ровные участки либо лишённые растительности, либо с низкой редкой растительностью (Ауэзов, 1980; Зубакин, 1981а; Осипова, 19876). Величина колонии варьирует от 15-20 до 1 200 пар, нередко колонии состоят из 2–3 субколоний размером от нескольких гнёзд до нескольких сот, удалённых друг от друга на расстояние до 100 м (Ауэзов, 1975; Головушкин, 1977; Zubakin, Flint, 1980). Внутри субколоний, в свою очередь, можно нередко различить отдельные микроколонии, гнезда в которых расположены близко друг к другу. Вылупление птенцов в большинстве гнёзд такой микроколонии происходит почти одновременно (Головушкин, 1977; Zubakin, Flint, 1980). Колонии реликтовых чаек практически всегда примыкают к колониям чеграв или чайконосых крачек (Ауэзов, 1980; Zubakin, Flint, 1980).

На месте будущей колонии реликтовые чайки до откладки яиц появляются лишь периодически. Строительство гнёзд начинается за 1–2 дня до откладки яиц одновременно группой прилетевших на остров птиц, причём с каждым днем число загнездившихся чаек возрастает. Основная масса птиц приступает к размножению в сжатые сроки, но весь период формирования колонии может занимать 20-25 дней (Ауэзов, 1977, 1980). Откладка яиц на острове Среднем начинается в первой декаде мая; в 1970 году полная кладка из 3 яиц найдена 11 мая, начало массовой откладки яиц отмечено 14 мая (Ауэзов, 1977). На Торейских озёрах яйцекладка начинается примерно на неделю позже. Отдельные колонии могут формироваться и позже — в начале июня.

Плотность гнездования очень высокая. На озере Барун-Торей среднее расстояние между центрами ближайших соседних гнёзд составляет 0,45 м (n = 134), индекс плотности гнездования равен 0,40 (Zubakin, Flint, 1980). На озере Алаколь гнёзда располагаются в 0,3–0,5 м, редко дальше 1–1,5 м друг от друга, общая площадь колонии обычно не превышает 40-50 м2 (Ауэзов, 1977, 1980). Размеры гнёзд на озере Барун-Торей (мм): диаметр гнезда 230–250, в среднем 300; диаметр лотка 160–195, в среднем 180; глубина лотка 35–50, в среднем 40 (n = 25) (Zubakin, Flint, 1980). Гнёзда построены из сухих стеблей растений и перьев, в ряде случаев они могут представлять собой ямки в грунте без всякой выстилки; края гнёзд запачканы помётом.

Величина кладки 1–4 яйца (крайне редко 5), чаще всего 3 яйца. На острове Алаколь средняя величина кладки колебалась от 2,4 до 2,8 яиц (Ауэзов, 1980), на озере Барун-Торей — от 2,0 (поздно загнездившаяся группа птиц) до 3,1 яиц (Головушкин, 1977; Zubakin, Flint, 1980). Размеры яиц (мм) на озере Алаколь (n = 100): 55,8-65,0×38,5-46,0, в среднем 59,7×42,8. Масса (г) ненасиженных яиц (n = 14): 52,7-70,7, в среднем 60,1; яиц.перед вылуплением (n = 11): 43,5-54,0, в среднем 49,8 (Ауэзов, 1977).

Размеры яиц (мм) на оз. Барун-Торей (n = 56): 55,5—65,6×40,6-46,0, в среднем 60,1×43,4 (Головушкин, 1977; Zubakin, Flint, 1980). Форма яйцевидная, окраска сложная. Фон яйца светлый: светло-бежевый, светло-оливковый, светло-зеленоватый, кремовый. Рисунок в виде достаточно редких чётких пятен, крапин и чёрточек, глубоких — тёмно-серого цвета, поверхностных — от коричневато-чёрного до тёмно-оливкового цвета (Ковшарь, 1974; Zubakin, Flint, 1980). Насиживание начинается с первого яйца и продолжается 24–26 дней, насиживают попеременно самец и самка (Ауззов, 1977). Первые птенцы вылупляются на озере Алаколь 27–28 мая — 3 июня, на озере Барун-Торей в первую декаду июня (Потапов, 1971; Головушкин, 1977; Zubakin, Flint, 1980). После вылупления птенцов чайки-родители не уносят скорлупу яиц из гнезда. Она либо затаптывается, либо выталкивается на край гнезда. Основная масса птенцов вылупляется в течение нескольких дней.

Масса тела только что вылупившихся птенцов (n = 12) 36–45, в среднем 42,1 г; обсохших — 27–30 г. В первые 5–7 дней после вылупления один из родителей постоянно находится с птенцами, согревая их или защищая от солнца. Птенцов кормят пищей, отрыгнутой из зоба. На озере Алаколь в 50 из 88 кормлений пуховичков пищей служили звонцы (семейство Chironomidae), в 21 — жуки, в 6 — прямокрылые и клопы, в 7 — неопределённые насекомые, в 4 — рыба. В корме для птенцов более старших возрастов также преобладали звонцы (Ауэзов, 1977). В возрасте 3-4 дней птенцы покидают гнёзда и собираются в группы из 15–30 особей, которые находятся под охраной нескольких взрослых птиц (Головушкин, 1977). Во время тревоги в первые дни жизни птенцы затаиваются в гнезде, затем, как птенцы черноголовых хохотунов и морских голубков, сбиваются в плотный табунок (Ауэзов, 1977; Zubakin, Flint, 1980). В первые дни после вылупления родители не отличают своих птенцов от чужих (Потапов, 1971). Более старшие птенцы подвергаются жестоким нападениям (вплоть до смертельного исхода), если пытаются присоединиться к чужому выводку. Молодые поднимаются на крыло в возрасте 40–45 дней (Ауззов, 1977). После подъёма на крыло молодые и взрослые птицы начинают откочёвывать из района колонии, где в начале августа остаются лишь единичные особи.

Доля неоплодотворённых яиц в колонии на озере Алаколь составляет 2–4,4%, число поднявшихся на крыло молодых в пересчёте на пару птиц колеблется по годам от 0,3 до 2,0; в 1974, 1980, 1982, 1983, 1984 годах колонии погибали целиком, причём в 4 последних года они были смыты штормами (Ауэзов, 1980; Ауэзов, Сема, устное сообщ.). На озере Барун-Торей доля неоплодотворённых яиц в колонии в 1982 году составила около 4%, погибло около 20% вылупившихся птенцов. В 1970 и 1976 годах птенцы в колонии на острове Хухан погибли полностью (Потапов, 1971; Зубакин, 1979). Причины гибели яиц и птенцов, помимо штормов, — хищничество серебристых чаек, нападения взрослых птиц на птенцов, пытающихся присоединиться к чужим выводкам, каннибализм. Гибель птенцов от этих причин резко увеличивается при возрастании фактора беспокойства (Ауэзов, 1980; Zubakin, Flint, 1980).


Вернуться к описанию вида Реликтовая чайка | Том 3

Обыкновенный поползень / Sitta europaea
Обыкновенный поползень
Sitta europaea
Nuthatch
Черноголовый щегол / Carduelis carduelis
Черноголовый щегол
Carduelis carduelis
Goldfinch
Короткохвостый поморник — Stercorarius parasiticus

Короткохвостый поморник

Stercorarius parasiticus

Arctic Skua

Болотная сова — Asio flammeus

Болотная сова

Asio flammeus

Short-eard Owl

Жёлтая цапля — Ardeola ralloides

Жёлтая цапля

Ardeola ralloides

Squacco heron

Том 2. Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 2

Птицы СССР. Курообразные, журавлеобразные

Том 6. Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 6

Птицы России и сопредельных регионов: Сово­образные, Козодое­образные, Стриже­образные, Ракше­образные, Удодо­образные, Дятлообразные

Том 7. Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Том 7

Птицы России и сопредельных регионов: Пеликано­образные, Аисто­образные, Фламинго­образные

Винтажная галерея


Птицы — удивительные, ни на кого не похожие существа. Они живут соразмерно своей природе, глубоко чувствуя себя и свой ритм, не обращая внимания на чужие мнения и ожидания.

Соловьиный сверчок — Locustella luscinioides
Соловьиный сверчок
Locustella luscinioides
Чеглок — Falco subbuteo
Чеглок
Falco subbuteo

Что отличает птиц от всех других существ? Чудо полёта — так, наверное, скажут многие — присущая им великолепная и завидная способность словно бы без всяких усилий отрываться от земли, проноситься над необъятными просторами суши и воды, а затем вновь опускаться на землю в местах, более удобных для жизни.

Но спросите о том же орнитолога или просто любителя птиц, и они почти наверное скажут: перья — вот тот единственный признак, который присущ только птицам и никакому другому живому существу. Собственно говоря, именно перья, за миллионы лет развившиеся из чешуи пресмыкающихся под воздействием эволюционных процессов, и сделали возможным птичий полёт.


Современные представления о родстве между птицами базируются на основе сходства не только между отдельными генами и их комбинациями, но и всего генома. Дальнейшее развитие этого направления видится в изучении всё большего числа геномов от птиц разных видов, ведь именно от этого во многом будет зависеть форма ветвления полученного филогенетического древа.

Яйца птиц совершенны во многих отношениях. Им приходится быть такими, потому что птицы откладывают и высиживают их в почти невероятном разнообразии условий разных мест обитания и ситуаций — от полюсов до тропиков; в средах влажных, сухих, стерильных и переполненных микроорганизмами; в гнёздах и без них; обогревая теплом собственного тела или не пользуясь им. Форма, цвет и размер яиц, а также состав их желтка и белка — всё это составляет самый необычайный набор приспособлений для выживания.

2011–2021. Птицы России и сопредельных регионов.
Новое фундаментальное руководство по птицам России

Cайт носит исключительно информационный характер.
Аудитория — 12+