Иглоногая сова / Ninox scutulata (Raffles, 1822)

Название вида:Иглоногая сова
Латинское название:Ninox scutulata (Raffles, 1822)
Английское название:Brown Hawk-Owl, Brown Boobook
Французское название:Ninoxe hirsute
Немецкое название:Asiatische Hohlen-eule, Falkenkauz, Zugkauz
Отряд:Совообразные (Strigiformes)
Семейство:Совиные (Strigidae)
Род:Иглоногие совы (Ninox Hodgson, 1837)
Статус:Гнездящаяся перелётная птица. В южной части ареала, от Корейского п-ова и южнее, иглоногие совы совершают нерегулярные сезонные перемещения либо оседлы.

Общая характеристика и полевые признаки

Сова средней величины: при размахе крыльев около 80 см масса птиц едва ли превышает 250 г. Сложением и пропорциями тела напоминает небольшого сокола. Лицевой диск развит слабо. Голова относительно небольшая, без «ушек», со сравнительно некрупными глазами. Оперение жёсткое, обычно плотно прижимается к телу, что придаёт этой сове стройность и ещё большее сходство с дневной хищной птицей. Общий тон оперения тёмно-бурый. Брюшная сторона более светлая, с обильными бурыми или ржаво-бурыми пестринами каплевидной или сердцевидной формы.

Полёт иглоногой совы стремительный и маневренный одновременно. Не задевая ветвей, она тенью проносится, не сбавляя скорости сквозь кроны деревьев. Настигая жертву, сова демонстрирует «высший пилотаж» — резкие повороты, отвесные пикирования, почти вертикальные взлёты. В силуэте летящей птицы обращают на себя внимание узкие и длинные крылья и далеко выступающий хвост.

Отличительным признаком может служить и строение ног. Их пальцы покрыты редкими щетинкообразными пёрышками, что и послужило поводом для названия этой совы.

Биотопически иглоногая сова связана со смешанными многоярусными, часто пойменными лесами. Активна в глубоких сумерках и ночью.

Голос. В природе чаще всего удаётся слышать призывные крики самца и самки. Этот голосовой сигнал настолько характерен, что с лёгкостью позволяет узнать иглоногую сову. Особенности её голоса явились поводом для местных названий этой птицы: — удэгейцы зовут её «ухти-ухти», а орочены — «укку».

Призывный крик самца — многократно повторяемый (до 50 раз в мин) двухсложный звук «ух-ух». Он слышен с расстояния до 1,5 км. Основная частота его лежит в области 750-800 Гц (в целом частотный диапазон крика — 500-1 750 Гц). Аналогичный сигнал самки ниже — основная частота 500-700 Гц (в целом 300-1 300). Призывные крики взрослых птиц в тайге можно услышать с прилёта и, видимо, до отлёта. В зап. «Кедровая Падь» их отмечали даже 2 и 3 сентября (Панов, 1973), т.е. в период уже начавшегося отлёта птиц.

Свойственно иглоногим совам и парное пение, регулярно исполняемое вблизи гнездового дерева в период, предшествующий спариванию и откладке яиц. Начинается оно тихим, низким (вдвое ниже призывного крика), своеобразным воркованием самки. Этот звук может быть передан как заунывное повторение слогов «ыуу-ыуу-ыуу...», длящееся до 2 минут кряду. Начав «ныть» чуть слышно, самка с каждым последующим звуком усиливает голос, одновременно убыстряя режим воспроизведения слогов, и в какой-то момент внезапно переходит на исполнение стабильного видового призывного крика.

На голос самки, если птицы уже объединились в пару, обычно откликается самец, и какое-то время птицы поют вместе. При этом, в начале пения на «нытье» самки накладывается призывный крик самца, а далее уже обоими партнёрами единовременно издаются лишь призывные крики. Однако при их наложении строгой закономерности не ощущается (как это, например, характерно для рыбных филинов), и партнёры поют как бы независимо.

Голосовые проявления иглоногих сов, конечно, не ограничиваются вышеописанными формами. Так, при беспокойстве тот же призывный крик, но произнесённый в четверть силы, предупреждает птенцов о возможной опасности. В зависимости от степени последней, иногда произносится гнусавое «уээ» или звонкий вариант этого же сигнала «эуу». При ещё большей тревоге подаётся сигнал «урр-уррр» или «ррууу-руу», или самка принимается протяжно ныть — «ыыыы».

Несомненно, диагностическим признаком могут служить призывные крики слетков. Птенцы начинают их издавать незадолго до вылета из дупла. Это специфический громкий (слышный за 150-250 м) стрекот, похожий на звуки, издаваемые цикадами или прямокрылыми. По своему спектру сигнал этот чрезвычайно широкополосен, почти одинаковую роль здесь играют составляющие от 1,5 до 6 кгц. При этом в обособленную позывку, длящуюся 1-1,5 с, входит до 50 звуковых импульсов. Этот стрекот по частоте звучания отличается у разных птенцов (примерно на 1 кгц), что, возможно, зависит от их пола.

Описание

Окраска. Верх тела взрослых птиц — тёмно-бурый, особенно насыщенный на верху головы. Однотонность этой окраски нарушается на плечах и кроющих крыла незакономерно проступающими отдельными, почти белыми пёрышками, тёмно-бурые маховые имеют светлый поперечный рисунок и рыжеватую кайму на наружных опахалах. Рулевые серо-бурые, с 5-6 широкими, почти чёрными, поперечными полосами. Брюшная сторона, в общем, светлая, беловатая, с большим числом буро-рыжих пятен, характер и степень выраженности которых заметно разнится у отдельных особей. В зависимости от того, насколько распушено оперение, эти пятна создают либо неправильный рисунок, либо, укладываясь рядами, образуют довольно чёткую продольную полосатость. По наблюдениям у гнёзд в бассейне р. Бикин, более темно окрашенными и пятнистыми чаще оказывались самцы. Надхвостье у всех птиц белое, с бурыми наствольными пестринами. Перья цевки — бурые, с нечётким белесоватым крапом.

Окраска радужины взрослых птиц — ярко-жёлтая, с лимонным оттенком. Голые части ног — яично-жёлтые. Клюв серо-бурый с жёлтым коньком.

Только что вылупившийся, но уже обсохший птенец более или менее равномерно покрыт густым белым пухом, сквозь который местами просвечивается розоватая кожа. Она особенно заметна на боках и под крыльями. На зашейке, лбу, у основания клюва, а иногда и на плечах этот пух имеет едва различимый оливковый оттенок. Лапа, кроме подошв пальцев и «пятки», также покрыта белыми пушинами, но здесь они располагаются много реже, чем на теле, и по этой причине не кажутся чисто-белыми, какие они есть на самом деле. Восковица светло-жёлтая. Клюв и когти отливают стальной синевой, яйцевой зуб белый.

Второй пуховой наряд, развивающийся из тех же ростков, что и первый, из-за увеличившихся размеров совёнка кажется сравнительно редким. Эти пушины несут светло-серый, пепельный оттенок, различная интенсивность которого образует хотя и слабую, размытую, но всё же заметную поперечную полосатость, более чёткую на груди и низе тела.

Общий тон окраски молодых птиц перед вылетом — серо-бурый, схожий с таковым взрослых. Однако заметно, что слётки в целом окрашены менее пестро, чем их родители. Верх тела и крыльев молодых птиц однообразно тёмно-бурый; грудь светло-серая, со следами размытого бурого поперечного рисунка, цвет радужины таз за гнездовой период претерпевает изменения от блекло-бурого до лимонно-жёлтого. Явно более жёлтыми к моменту вылета становятся и пальцы ног. Клюв серо-бурый, желтеющий у основания и по коньку.

Строение и размеры

Даже при беглом взгляде на эту, в общем некрупную сову, нетрудно убедиться, что она заметно отличается от прочих наших сов своим сложением. Пропорция частей тела как нельзя лучше отражает образ её жизни, в том числе способ добывания корма, предполагающий наличие скоростного и одновременно маневренного полёта. Среднее по размерам тело её имеет подчёркнуто обтекаемую форму. Этому способствует и жёсткое, прилегающее к телу оперение. Крылья длинные и острые. Форма крыла (не считая I рудиментарного махового): III-IV-II-V-VI-I-VII. Хвост средней длины, немного выступает за сложенные крылья, слегка закруглённый. Голова небольших размеров (как у мелких соколов). Глаза тоже сравнительно мелкие и больше, чем у других сов, ориентированы в стороны и лишь слегка обращены вперёд. Это, конечно, сокращает угол бинокулярного зрения, но зато увеличивает обзор, что особенно важно для обнаружения жертвы летящей птицей. Лицевой диск выражен слабо и не может служить помехой в стремительном полёте. Перьевые ушки отсутствуют вообще. Ушные отверстия невелики и закруглены.

Своеобразно и строение лап (рис. 10): цевка оперена до пальцев, а пальцы покрыты видо-изменёнными перьями — щетинками. Сами пальцы относительно тонкие и длинные, легко сводятся в тугой кулак. Снизу, на концах фаланг, имеются «мозолистые» выросты, практически удваивающие общий диаметр пальца в этом месте. Эти выросты, равно как и сами подошвы пальцев, частично и бока их, имеют увеличенную бугристость за счёт неравномерного разрастания роговых щитков. Когти имеют слабый изгиб, который приходится в основном на их вершинную треть, тонко отточенные, с хорошо выраженными режущими гранями у основания. Вся лапа в целом превосходно приспособлена для схватывания и удерживания мелкой, помытой хитиновым панцирем добычи — насекомых.

Рисунок 10. Лапа иглоногой совы (по: Воробьёв, 1954).

Рисунок 10. Лапа иглоногой совы (по: Воробьёв, 1954).



О размерах иглоногой совы приходится пока судить по крайне малочисленным измерениям, не позволяющим с достоверностью говорить даже о том, какой из полов у этого вида крупнее. Так, длина самцов (п = 4) — 310-320, в среднем 315 мм. Длина крыла самцов (п = 5) — 224-245, в среднем 230 мм, самок (п = 5) — 222-240, в среднем 230 мм (Дементьев, 1951). Приводятся также размеры без указания пола (Воробьёв, 1954; Степанян,1975): крыло — 222-241, в среднем 232 мм; длина хвоста — 124-127, в среднем 125 мм; размах крыльев — 776-797, в среднем 787 мм.

При наблюдении у гнёзд самки всегда казались более крупными и тучными, нежели самцы. Однако не исключено, что это впечатление возникло из-за склонности первых, особенно в период интенсивного насиживания, чаще держать контурное оперение распущенным. Молодые, но уже достаточно хорошо летающие птицы этого года, весят в начале августа 160-180 г. По-видимому, предельно возможный вес старых особей, который они набирают к осени — 220-250 г (Литвиненко, Шибаев, 1971).

Линька

Специально не изучалась. Визуальные наблюдения у гнёзд (Приморский край) позволяют обрисовать этот процесс лишь в самых общих чертах.

Светлый эмбриональный пух, представленный пушинами длиною на верхней стороне тела до 7-8 мм, начинает вытесняться более тёмным пуховым пером второго наряда к концу первой недели жизни совёнка. У 10-дневных птенцов на груди, плечах и крыльях уже интенсивно пробиваются эти перья. К 15-дневному возрасту лишаются опушения пальцы ног, а тёмно-бурое оперение уже занимает большую часть тела. От сочетания его с ещё обильным пухом совята кажутся в этом возрасте сизыми. Одновременно интенсивно растут кроющие крыла и первостепенные маховые, опахала которых уже могут достигать 15 мм при длине пенька пера до 35 мм. Рулевые в это время находятся ещё в трубках длиною до 10 мм. Развитие мезоптиля в общем завершается к концу гнездового периода — к месячному возрасту, и сразу же начинает бурно отрастать первый годовой наряд — телеоптиль. Рост этого пера оказывается в разгаре в июле-августе, а завершается, по-видимому, в период зимовки.

Взрослые особи ежегодно меняют всё оперение. Эта линька у них, начавшись весною, в мае, продолжается всё лето и завершается на зимовках, не раньше октября. В Приморском крае первых птиц с выпавшими маховыми или рулевыми обычно встречают уже 15-20 мая. Как и у других сов, смена маховых начинается с внутренних перьев. Минимальный промежуток времени между выпадением двух соседних перьев, по-видимому, 10-14 дней, но часто он оказывается значительно более продолжительным. Так, известен случай (ориг. данные), когда ожидаемого выпадения очередного первостепенного махового не произошло даже на 24-й день. В сходном, замедленном темпе, также с середины мая, начиная с центральных пар, выпадают и рулевые. Причём здесь перья теряются по одному и с разрывом во времени не менее декады. Столь же неспешно протекает замена контурного оперения. «Отслужившие» свой срок перья никогда нельзя встретить на гнездовом участке в большом количестве, как это отмечается, например, возле гнёзд рыбного филина.

Растянутость линьки иглоногих сов, особенно заметная по смене основного оперения крыльев и хвоста, представляет собой адаптивную черту, позволяющую этим совам постоянно пребывать в отличной форме, что необходимо для осуществления скоростного полёта — основного средства для овладения жертвой. И действительно, снижения этих качеств во время линьки не происходит (Пукинский, 2001).

Подвидовая систематика

Изучена плохо из-за недостатка материала и большой вариабельности окраски и размеров. Тем не менее, вид делят на 9-11 подвидов, из которых значительно менее определены северные мигрирующие формы и более чётко различаются южные, особи которых ведут оседлую жизнь (Дементьев, 1951; Степанян, 1975).

В России возможна встреча двух наиболее северных подвидов.

1.Ninox scutulata ussuriensis

Ninox scutulata ussuriensis Buturlin, 1910, Орнитол. вестн., 1, стр.187, окрестности оз. Ханка.

Сравнительно больших размеров, длина крыла самцов и самок 222-241 (в среднем 232) мм. Окраска верха, возможно, более блеклая, окраска низа — с менее развитым тёмным рисунком.

2.Ninox scutulata scutulata

Strix scutulata scutulata Raffles, 1822, Trans. Linn. Soc. London, 13, crp. 280, Суматра.

Номинативная форма. Чуть меньших размеров, чем предыдущая; крыло самцов и самок 213-225 (в среднем 219) мм; как сверху, так и снизу, окрашены более интенсивно и в целом, возможно, темнее. Встречается в Японии, в южной половине Корейского п-ова, в Китае до провинций Цзяньсу и Фуцзянь. Птицы с юж. Курильских о-вов предположительно могут принадлежать к этой расе. За пределами рассматриваемой территории обитают подвиды: N. s. lugubris — Пакистан, Индия (3); N. s. burmanica — Вост. Ассам, Бирма, Таиланд, Индокитай, Юж. Китай (4); N. s. hirsuta — Юж. Индия, Шри-Ланка (5); N. s. obscura — Андаманские и Никобарские о-ва (6); N. s. malaccensis — Малакка, Суматра, Банка (7); N. s. totogo — арх. Рюкю, Тайвань (8); N. s.javanensis — Ява (9); N. s. borneensis — Борнео (10); N. s. palavanensis — о. Палаван (11); TV. s. randi — Филиппины (12) (no: Howard, Moore, 1991; Marks et al, 1999; Diskinson, 2003).

Замечания по систематике

На основании предположения, что добытые на о. Флорес (Малые Зондские о-ва) экземпляры иглоногой совы, послужившие А.Р. Уоллесу для описания расы N. s. florensis (Wallace, 1864), — это зимующие уссурийские птицы, в некоторых публикациях (Dickinson et al., 1991; Dickinson 2003) предлагается считать это название приоритетным синонимом названия ussuriensis. Птиц из Японии и Юж. Кореи порой выделяют в подвид N. s.japonica (Temmincket Schlegel, 1845) а название scutulata относят к расе malaccensis (Marks et al., 1999, Dickinson, 2003).

Распространение

Гнездовой ареал. Достоверные находки имеются из Хабаровского края и многих мест Приморского края. Западная граница проходит, видимо, в районе Благовещенска, где птиц находили на Зейско-Буреинской равнине (Панькин, Потороча, 1976). Севернее Хабаровска птиц встречали на р. Кур (Бутурлин, 1913), на р. Хунгари — около 50° с.ш. (Воробьёв, 1954), в низовьях р. Амгунь, а также в Нижнем Приамурье (Смиренский, Мищенко, 1980). В Приморье в подходящих условиях встречается более или менее повсеместно от оз. Ханка и доходит север примерно до 52-й параллели (рис. 11).

Рисунок 11. Ареал иглоногой совы в России:

Рисунок 11. Ареал иглоногой совы в России:
а — гнездовой ареал, б — недостаточно выясненная граница гнездового ареала. Подвиды: 1 — N. s. ussuriensis, 2 — N. s. scutulata.



Предположительно может быть встречена на лесистых южных Курильских о-вах, в частности на о. Кунашир (Нечаев, 1969).

Вне России различные подвиды иглоногой совы распространены в Индии, к западу до Муррея, к северу до подножий Гималаев, в Индокитае, п-ове Малакка, Китае, к западу до верховьев р. Янцзы, хр. Тайханшань и Большого Хингана, на Корейском п-ове. Обитает на о-вах Шри Ланка, Андаманских, Никобарских, Больших Зондских, Бинтане, Натуна, Юж. Филиппинах, Тайване, Рюкю, Японских (Степанян, 1975; Иванов, 1976) (рис. 12).

Рисунок 12. Область распространения иглоногой совы:

Рисунок 12. Область распространения иглоногой совы:
а — гнездовой ареал. Подвиды: 1 — N. s. ussuriensis, 2 — N. s. scutulata, 3 — N. s. lugubris, 4 — N. s. burmanica, 5 — N. s. hirsuta, 6 — N. s. obscura, 7 — N. s. malaccensis, 8 — N. s. totogo, 9 — N. s. javanensis, 10 — N. s. borneensis, 11 — N. s. palavanensis, 12 — N. s. randi.

Зимовки

Точных данных, основанных на кольцевании, нет. Птиц, относимых к уссурийскому подвиду, а также к номинативной форме, добывали на Борнео (Бутурлин, 1910; Hartert, 1912), на Филиппинских и Зондских о-вах (Meise, 1934). Не исключено, что на зимовках наши птицы рассеиваются значительно шире.

Миграции

Не изучены. Протекают незаметно. Весной птицы появляются в Среднем Приморье после схода снега в пойменных лесах, в первой декаде мая, когда долинные ильмы, ясени, дубы стоят ещё голыми, и лишь черёмухи и ивы начинают зеленеть. Судя по голосам, первыми прилетают самцы — на 3-6 дней раньше самок. Можно также отметить, что в большинстве случаев раньше появляются птицы на традиционных гнездовых участках, где их, однако, и проще зарегистрировать. Это указывает на то, что возглавляют весенний миграционный поток старые, уже размножавшиеся в предыдущие годы особи. Весной птицы летят, по-видимому, поодиночке, и нигде на путях пролёта скоплений не образуют. По крайней мере, о таковых ничего не известно. Весенняя миграция продолжается весь май (Лабзюк и др., 1971), и в течение всего этого времени регистрируют появление особей там, где до этого они отсутствовали. О растянутости весенней миграции говорят и факты встреч сов уссурийского подвида в Северной Корее 8-21 мая (Austin, 1948).

Отлёт птиц, начавшись в конце августа, представляет собой как бы завершение послегнездовых кочёвок; он приходится на сентябрь-октябрь (Воробьёв, 1954). За этот период большинство молодых и старых птиц постепенно и незаметно исчезает из Приморья. В Ромненском р-не Амурской обл. недавно погибших от истощения птиц находили в декабре (Панькин, Потороча, 1976). Это, по-видимому, всё же аномальный случай. Связь с территорией. Раз выбранный участок обитания сохраняется многие годы, возможно, пожизненно. На р. Бикин были известны гнездовые участки, функционировавшие по крайней мере 12 лет подряд (ориг. данные). При этом птицы продолжали ежегодно держаться (гнездиться и токовать) в одной и той же небольшой куртине старых деревьев, несмотря на то, что аналогичных мест в пойменном лесу было множество. Постоянным все эти годы был и охотничий участок занявшей это место пары, размером примерно 1 000×300 м. Схожую привязанность к территории проявляли и другие пары иглоногих сов на этой реке. На каждом из таких участков птицы держались с первых дней прилёта и до отлёта, т.е. около 130 дней.

Местообитание

Особенно охотно иглоногие совы поселяются в исконных пойменных смешанных лесах, Более всего их привлекают приспевающие многоярусные древостой, в которых наряду с громадными долинными ильмами и тополями, стоящими на некотором удалении один от другого, имеются заросли черёмухи, чозений и пр. Явно тяготеют эти совы к расчленённым протоками участкам пойменной уремы. Реже птицы поселяются по склонам сопок, во вторичных насаждениях, а также в старых лесах «паркового типа», порою образующихся на затопляемых лугах, используемых в сельскохозяйственном производстве. По-видимому, избегает эта сова прибрежной тайги, что объясняется частыми и продолжительными здесь туманами, во время которых падает активность крупных ночных бабочек — основного корма (Назаренко, 1971).

Гнездится иглоногая сова также вблизи посёлков и городов (Нечаев, 1971а) и, как во многих более южных районах ареала (Burton, 1973), иногда поселяется в рощах среди полей, если там имеются старые дуплистые деревья.

Численность

В целом низкая и, вследствие проводимых в настоящее время широких рубок разнолесья, имеет тенденцию к сокращению. Кроме того, распределение по территории во многих случаях имеет крайнюю спорадичность, что, по-видимому, может быть объяснено не только узкой специализацией вида, но и близостью предела его распространения.

Лишь в немногих лесистых районах Приморья иглоногая сова более или менее обычна. Так, в басс. р. Бикин, в среднем её течении, из одной точки в мае нередко удаётся услышать единовременно трёх кричащих птиц (Пукинский, 1977; Поливанов, 1981). В общем, в басс. Бикина (22 000 км2), как показали учёты, относящиеся к 1969-1978 гг. (ориг. данные), проводят лето около 350-450 пар, причём примерно 70% их приходится на среднее течение реки, 20% птиц обитают в низовьях, и очень редко иглоногая сова встречается в верховьях реки. Заметим здесь же, что в соседнем водоразделе, в басс. Большой Уссурки, освоение которой началось лет на 40 раньше, численность иглоногой совы много ниже. Сходная картина наблюдается и во многих других районах Приморья — например, в зап. «Кедровая Падь», где общее число птиц, даже с учётом окрестной местности, вряд ли превышает 10 пар; в Судзухинском заповеднике, где птиц также считают единичными парами, и т.д. Ещё более редка эта птица в Хабаровском крае.

Размножение

Детали биологии иглоногой совы на территории Юж. Приморья стали известны сравнительно недавно. Первое упоминание о гнезде этой птицы принадлежит В. А. Нечаеву ...

Суточная активность, поведение

Ведёт преимущественно сумеречный и ночной образ жизни, после захода солнца обычно вылетает на охоту не раньше, чем спустя полчаса.

О суточной активности можно судить и по хронометражу прилётов взрослых птиц с кормом к гнезду (Пукинский, 1976). Он характеризуется наличием двух чётких пиков и 2-3-часовым полуночным перерывом. При этом если вечерние сумерки используются птицами далеко не в полной мере, то утром они охотятся во всяком случае до 5 часов, т.е. и после восхода солнца. В дневное время, даже в разгар тока, иглоногая сова малоактивна.

Питание

Как известно (Бутурлин, 1910; Черский, 1915; и др.), иглоногая сова — весьма специализированная в отношении питания птица. Отличные лётные качества делают успешной её охоту в лесу. Выбрав высокое дерево, птица присаживается на его вершину или на выдающийся в сторону сухой сук. Заметив добычу, она срывается с наблюдательного пункта, ныряет в гущу крон, проносится, словно ястреб, настигая жертву между ветвей, после чего уже с добычей в лапах присаживается на ближайшее дерево. Если ею был пойман крупный бражник или артемида, то здесь же, на новой присадке, она обрывает у них крылышки, а тушку съедает, либо, переместив её из лап в клюв, доставляет птенцам.

Пища иглоногой совы летом почти на 90% (Пукинский, 1976, 1978) состоит из крупных бабочек и других летающих насекомых. Птенцам на р. Бикин родители чаще всего приносили совок, бражников, затем медведиц, артемид и других ночных бабочек, а также — стрекоз. В зап. «Кедровая Падь» эти совы ловили насекомых, слетающихся на свет электрического фонаря, освещавшего центральную усадьбу в ночное время (ориг.). Присутствие здесь же людей их нисколько но смущало. Добывают иглоногие совы и различных жуков, в частности навозников, крупных кузнечиков и пр. (Нечаев, Назаров, 1967; Панов, 1973).

Однако в питании этой совы определённое место занимают и позвоночные. Нередко, прежде всего во вторую половину ночи и утром, иглоногие совы успешно охотятся за мелкими воробьиными, ночующими в кронах или кустах, иногда в стремительном полёте настигают летучих мышей и даже добывают мышевидных грызунов, которых схватывают с земли, молнией проносясь над самой травой. Только благодаря способности добывать столь разнообразный корм иглоногая сова в состоянии начинать размножение уже в мае, когда крупных летающих насекомых в тайге ещё очень мало. Да и летом, после дождей, в холодные ночи, большинство чешуекрылых прекращает лет и совы вынуждены искать иной корм.

Здесь же отметим, что мелких птиц эта сова доставляет к гнезду не только обезглавленными, но и частично ощипанными; для подавляющего большинства сов такие действия не характерны. Но по сравнению с хищными птицами ощипывает жертву иглоногая сова «неаккуратно»: она выдёргивает лишь наиболее крупные перья крыльев и хвоста и только частично — контурное перо с тела. Такую добычу взрослая птица обычно заносит в дупло и наделяет птенцов кусочками мышц, одновременно проглатывая сама всё грубое и трудно перевариваемое.

Во всех случаях пища птенцам доставляется на протяжении ночи не через равные промежутки времени. Обычно, после 3-4 прилётов, следующих один за другим, взрослые птицы исчезают на 30-40 мин, вероятно, чтобы покормиться самим. Максимальное число прилётов с добычей — более 30 — наблюдается вечером с 21 до 22 часов. Утром охота наиболее интенсивна с 3 часов 30 минут до 4 часов 30 минут. За это время птицы успевают побывать у гнезда около 20 раз. Примечательно, что этим же часам в общем соответствуют и пики активности птенцов, и время наибольшей интенсивности вокализации взрослых особей.

Враги, неблагоприятные факторы

Прямых наблюдений за гибелью сов в естественных условиях не имеется. Теоретически, взрослые и молодые птицы могут оказаться жертвой соболя, харзы и др. Известную опасность представляет стихийное, браконьерское коллекционирование тушек и кладок этой редкой в целом птицы. Как указывалось выше, численность иглоногих сов резко снижается в обжитых людьми районах и местах, подверженных сплошным рубкам. Уничтожение старых дуплистых деревьев, как и общее омолаживание лесов, лишает иглоногую сову удобных мест для гнездования.

Хозяйственное значение, охрана

Из-за низкой численности и ограниченного распространения хозяйственного значения не имеет. Специальных мер охраны не разработано. Была занесена в Красную книгу РСФСР, однако из Красной книги Российской Федерации (2000) исключена; занесена в Красную книгу Хабаровского края. Необходима пропаганда защиты водоохранных лесов — пойменного разнолесья, являющегося основным гнездовым биотопом иглоногой совы. Одновременно необходимо интенсифицировать постоянное слежение за численностью вида. Можно также рекомендовать выработку мер привлечения этой птицы в искусственные гнездовья.

Следующий вид   |   Том 6   |   Совообразные (Strigiformes)   |   Совиные (Strigidae)