Размножение: Длиннохвостая неясыть / Strix uralensis (Pallas, 1771)

— Вернуться к описанию вида Длиннохвостая неясыть

Размножение

Половозрелость приходит к длиннохвостым неясытям рано. Так, молодая самка, окольцованная в Финляндии птенцом, в возрасте 11 месяцев уже снесла первое своё яйцо (Lagerstrom, 1969); в Японии, в неволе, одна из птиц отложила 2 яйца в возрасте 10 месяцев (Kazama, 1974). Но известно и другое — в природе далеко не все из молодых птиц в состоянии реализовать эту потенциальную возможность в первый же год жизни: в массе эти птицы успешно выводят потомство лишь на 3-4-й год (Valkeila, 1976).

Весной признаки брачного возбуждения птиц почти повсеместно можно наблюдать уже в конце февраля — начале марта, когда снег в лесах в большинстве районов ещё лежит сплошным покровом. Даже на севере ареала, например, на Карельском перешейке, в эти сроки возбуждённые самцы могут призывно кричать до часу и более подряд. Чаще всего они подают голос в густых вечерних сумерках, но бывает, что подолгу кричат ночью и перед рассветом. Их голосовая активность, начавшись задолго до откладки яиц, постепенно нарастает и достигает апогея к моменту спаривания, а затем почти не снижается вплоть до начала вылупления птенцов. В это время по ночам возбуждённые совы могут подлетать к ярко горящему костру, и, невзирая на присутствие людей, подолгу кричать, усевшись поблизости. При этом их брачные крики часто чередуются с «лаем».

Максимум голосовой активности весною, естественно, наблюдается в пределах гнездовых участков. Размеры последних у этих птиц, по-видимому, больше, чем у серой неясыти, и, судя по максимальным плотностям поселения (например, в Ленинградской обл. и в Уссурийском крае), составляют 400-500 га. В этих пределах со всех точек при подманивании голосом самец в разгар тока тут же отвечает и подлетает. Подманивание с большей дистанции, хотя и может заметно активизировать вокализацию, тем не менее не является эффективным.

Отложить яйца эта сова может в самых различных местах. В тайге северного типа, например, на Северо-Западе России, она нередко (в трети случаев) использует для этого гнезда тетеревятника, которых часто оказывается несколько на участке совы (Мальчевский, Пукинский, 1983). При этом, не покидая выбранной территории, сова использует то одну, то другую гнездовую постройку, в зависимости от того, какая из них свободна в данном сезоне. В Финляндии даже нашли смешанную кладку этих видов, правда, успеха в размножении здесь длиннохвостая неясыть не имела (Mikkola, 1983).

В северных районах яйца нередко откладываются и в старые гнезда канюков, осоедов, больших подорликов. Реже используются более мелкие веточные гнезда. Известен случай откладки яиц на полуразвалившееся, ставшее плоским, гайно белки. По-видимому, подходящие гнезда присматриваются совой ещё с осени, о чем можно судить по регулярному посещению их в это время: здесь птицы нередко днюют, оставляя следы и свежие пушины.

В сильно захламлённых таёжных лесах примерно 10% гнёзд (п = 114) оказываются помещёнными в старых, замшелых, прогнивших пнях осин, сосен и елей, и во всевозможных нишах-полудуплах на них. Гнездование в истинном дупле на севере ареала нам известно всего в двух случаях — в парке Старого Петергофа (Ленинградская обл.) и в пойменном разнолесье с примесью широколиственных пород на берегу Чудского оз. (Псковская обл.). При использовании ниш в пнях длиннохвостая неясыть, видимо, никогда не устраивается открыто сверху, как это характерно для бородатой неясыти, а располагает своё гнездо внутри укрытия. Высота таких гнёзд над землёй — 0,8-9 м, в среднем около 4 м. Диаметр используемых ниш — 25-45 см, глубина — от 0 до 1 м, минимальная высота — 35-45 см, но чаще она оказывается много большей, или гнездовая ниша вообще не имеет потолка. На участках с массой бурелома около 3% птиц гнезда устраивают на земле под прикрытием валяющихся здесь стволов, выворотней или низко свисающих еловых лап. В. Г. Воронов на Сахалине нашёл гнездо этой совы на кочке среди густого пихтово-берёзового леса (Гизенко, 1955). По наблюдениям, относящимся к прошлому веку (Богданов, 1871), гнездо этой совы может быть устроено и в расщелинах песчаника по склонам лесных оврагов. В Финляндии, помимо случаев гнездования на деревьях и в пнях, эта сова гнездится иногда в нишах скал и совершенно открыто — на вырубках и среди угнетенного сосняка на моховых болотах (Mikkola, 1983).

Совсем иначе, выбирая место для гнездования, ведёт себя длиннохвостая неясыть в южных и юго-восточных районах — там она является настоящим дуплогнездником, поселяясь преимущественно в дуплах. Такой способ гнездования характерен для неё в Карпатах, а также на юге Хабаровского края и в уссурийской тайге. На Сахалине 8 из 9 гнёзд находились в дуплах деревьев (Нечаев, 1991).

Описывая гнездовую пластичность длиннохвостой неясыти, нельзя обойти молчанием проведённые в скандинавских странах в последние десятилетия эксперименты по привлечению её в искусственные дуплянки. Оказалось, что при наличии последних, стремление к дуплогнездничеству проявляется ею достаточно чётко и постепенно начинает превалировать. Именно в районах, где развешиваются дуплянки, птицы, выведшиеся из них, при недостатке последних скорее склонны узурпировать малопригодные ниши серой неясыти или даже мохноногого сыча, нежели гнездиться открыто. Такое поведение в последние 30–40 лет становится в Европе всё более обычным (Mikkola, 1983). Всё это указывает на то, что длиннохвостая неясыть, безусловно, изначальный дуплогнездник. Использование же для откладки яиц гнёзд хищных птиц, а также различных полу-дупел и возможность открытого гнездования свидетельствует о большой пластичности вида, что в конечном счёте позволило ему колонизировать огромную территорию, где крупные дупла редки. Более того, в этом случае правомерно предположить, что генеральное направление экспансии было с юго-востока на северо-запад (Voous, 1960; Vaurie, 1965) и, возможно, эта экспансия ещё продолжается.

Яйца в большинстве районов откладываются в конце марта — апреле. Имеются наблюдения (Linkola, Myllymaki, 1969), что обилие и доступность корма может вызвать более раннее размножение. По наблюдениям на Северо-Западе России (Пукинский, 1977), кладка обычно происходит примерно за месяц до интенсивного таяния снега. В этом случае птенцы появляются в пору максимальной доступности мышевидных грызунов (когда талая вода вынуждает зверьков перемещаться на поверхность, а ещё не поднявшаяся зелень не мешает их отлову). Размножение в целом протекает дружно, в единые сроки, хотя и бывают отдельные аномалии: так, в сентябре 1973 г. из пригорода в Ленинградский зоопарк был доставлен пуховой птенец, который, естественно, появился на свет где-то летом. Возможно, он происходил из повторной кладки, которые у этого вида могут возникать взамен погибшей. На возможно большую растянутость размножения этой совы указывает и Ф. И. Страутман (1963), изучавший птиц в западных областях Украины.

Приступая рано к откладке яиц и гнездясь во многих случаях открыто, самка заранее вынуждена готовить гнездо: она разгребает снег и подолгу «насиживает» лоток, добиваясь его просушки и прогревания. Обычно к таким действиям она прибегает за неделю до начала кладки. Уже в это время самец доставляет ей корм на гнездо. С появлением в гнезде первого яйца самка практически не прерывает насиживания более чем на 3-5 мин. Судя по темпам вылупления птенцов из одной кладки, яйца откладываются по одному в ночь.

Полная кладка на севере европейской части — обычно 3-4 яйца, редко 2 или 6. В Зап. Сибири, по старым наблюдениям, 2-3, редко 1 (Богданов, 1871; Рузский, 1891). В Сев. Финляндии, по последним данным, в полной кладке может быть от 1 до 7 яиц, в среднем 3,9; в Юж. Финляндии и Швеции — в среднем 3,0 (Mikkola, 1983). Величина кладки напрямую зависит от кормности года. По результатам исследований в Финляндии в 1977-1988 гг. (Pietiainen, 1988, 1989), в благоприятные в кормовом отношении годы к гнездованию приступают до 75% пар местной популяции, в годы депрессии численности основных видов жертв — только 21%. При этом средняя величина кладки варьирует от 2,2 яиц в годы бескормицы, до 3,98 яиц в благоприятные сезоны. Средняя величина выводков различается ещё значительнее: 0,32 слетка на пару в годы бескормицы и 2,11 слетка на пару в годы с высокой численностью мышевидных грызунов. В наиболее голодные годы большая часть птиц не приступают к откладке яиц вообще.

С появлением яиц в гнезде птицы, особенно самка, принимаются ревностно охранять его, смело нападая вблизи гнезда даже на человека. За такую повадку в Швеции эту сову прозвали в народе «slaguggla», что значит «атакующая». Нам известен случай, когда в уссурийской тайге эта сова неожиданно вцепилась в лицо человеку, спокойно сидевшему на лабазе в ожидании подхода к солонцу изюбря. Причиной нападения явилось то, что на дерево, где затаился охотник, перепорхнул слеток. Натуралистами отмечается также, что после напряжённых атак эта сова на какое-то время впадает в своеобразную депрессию, и может показаться, что она вдруг начинает дремать (Otto, Sprunck, 1967). В промежутках между атаками самка временами изображает «нерешительность»: птица принимает подчёркнуто вертикальную посадку, вытягивает шею, периодически прикрывает то одно веко, то другое, иногда ненадолго отворачивается, демонстрируя затылок, и приспускает неплотно прижатые крылья так, что концы их перекрещиваются. В это же время для отвлечения внимания самка применяет и необычный демонстративный отлет от гнезда, рассчитанный побудить врага к преследованию.

Яйца длиннохвостой неясыти на глаз трудно-отличимы от яиц серой неясыти — такие же чисто-белые, слабо блестящие и округлые. Их размеры тоже сходны — в среднем 46×39 мм (п = 8); вес — 37–45 г. Размеры яиц (п = 9) с Сахалина несколько крупнее: 49-54×40-45, в среднем — 51,27±0,5×41,83±0,5 мм (Нечаев, 1991). По материалам из Западной Палеарктики, размеры яиц длиннохвостой неясыти (п = 24) варьируют в пределах 47,5-54,7×41,0-43,0, в среднем — 51,12×42,24 мм (Makatsch, 1976). Продолжительность инкубации — 27-29 дней. В Ленинградской области в двух гнёздах инкубация продолжалась 28 и 29 суток.

Однодневные птенцы весят 40-42 г (Mikkola, 1983). До 14-дневного возраста самка почти постоянно обогревает их, находясь на гнезде и днем, и ночью. В это время корм семье по-прежнему доставляет лишь самец. Передача добычи происходит, как правило, вне гнезда: подлетая, самец ещё издали извещает голосом самку, та устремляется к нему навстречу и забирает трофей. Однако к концу второй недели начинает охотиться и самка. Корм доставляется преимущественно с 20 до 23 часов (в среднем 4,5 прилёта к гнезду с двумя 14-дневными совятами), сравнительно редко в промежуток времени от 23 до 4 часов (1,5 раза) и опять более часто с 4 до 8 часов утра — 3,5 раза (Мальчевский, Пукинский, 1983). Отмечается также, что число прилетов в сутки, помимо условий охоты, зависит и от величины выводка: чем больше птенцов, тем чаще прилёты (Mikkola, 1983; Korpimaki, Huhtala, 1986).

К двухнедельному сроку окончательно устанавливается величина выводка, который, например, в Ленинградской обл., редко содержит больше 2-3 птенцов. Гибель обычно происходит из-за недостатка корма для младших совят. Последние погибают и в результате каннибализма. Их остатки вместе с кольцами, которыми их метили, находили в погадках как старших птенцов, так и самок.

В возрасте 24–28 суток птенцы длиннохвостой неясыти, способные разве что перепархивать с ветки на ветку внутри кроны, покидают гнезда. Особенно рано это делают птенцы, выросшие в открытом гнезде — они обычно выбираются на соседние ветки в возрасте 24–25 суток. Из дупел совята чаще выходят на 26-28-е сутки. Во всех случаях младшие птенцы покидают гнездо в более молодом возрасте. Вылет птенцов провоцирует их беспокойство и недостаток пищи. В это время наиболее крупные из совят (самки) весят около 600 г, наиболее мелкие (самцы) — чуть более 500 г. В гнезде до самого последнего момента соблюдается чистота — самка поедает или выносит все остатки (Korpimaki, Sulkava, 1987).

По поведению, гримасам, принимаемым позам птенцы и слетки всех неясытей схожи. Обращает на себя внимание разве что сравнительная молчаливость молодых длиннохвостых неясытей. Лишь покинув гнездо, они более или менее регулярно начинают хрипло взвизгивать в ожидании приноса корма. На гнездовом участке выводок держится почти месяц. С первых же дней жизни вне гнезда совята днюют рассредоточено.

В возрасте 45-50 дней выводок уже широко кочует по охотничьему участку родителей. В это время можно наблюдать уже и самостоятельную охоту совят. В возрасте примерно 70-80 суток молодёжь, по-видимому, переходит к самостоятельной жизни, и выводок распадается. Происходит это незаметно — птенцы оставляют родителей по одному. Случается это обычно в конце июля — начале августа.

 

— Вернуться к описанию вида Длиннохвостая неясыть   |   Том 6